lybs.ru
Свет видится тогда, когда свет в глазах есть. / Г. Сковорода


Книга: Всемирная история. Новейшие времена / Крипьякевич


Всемирная история. Новейшие времена / Крипьякевич

1. Французская революция

Причины революции. Франция половины XVIII в. сошла с могущественного положения, на котором поставил ее Людовик XIV. Упадок проявлялся прежде всего в военных неудачах: французский король должен был отречься от провода в Европе, а заморские колонии в Индии и Америке, перешли под власть Великобритании. Но еще более грозные отметины разбиения проявлялись в самом государстве.

Силой, что удерживала Францию несколько веков на высоком уровне, была монархия. Абсолютизм, образованный усилиями кардиналов Ришелье и Мазарини, а завершен «королем-сон-цем», связал в одно целое обособленные провинции и разные общественные слои и дал французскому государству ведущее место в Европе. Но французская монархия не удержалась на своем высоком уровне. На'слідник великого короля, Людовик XV, не определялся ни талантом своего прадеда, ни его почуванням ответственности. Малодушный и деморализованные, он отдавался грубым различных удовольствий жизни, не заботясь совсем о государстве, позволял управлять ею перекупним министрам и амбициозным женщинам. Он был виновником того, что авторитет короны упал и народ начал отворачиваться от короны. К тому же Людовик XV своей расточительностью уничтожил богатый перед тем Государственный клад. Сам королевский двор насчитывал тогда 15 000 человек: 4000 - гражданской службы, 9000 - военной, 2000 - службы королевской семьи. Содержание этого множества дармоедов стоило ежегодно свыше 40 миллионов. Чтобы раздобыть деньги на ш расходы, надо было непрестанно возносить налоги или затаскать долги. И одно и второе компрометувало власть перед гражданством.

Вырастали также все большие противоречия между общественными классами. Еще от средних веков французский народ делился на три сословия: духовенство, шляхта и «третье состояние», к которому принадлежали мещанство и крестьянство. Два первых состояния имели отдельные права и привилегии.

Духовенство получило себе значение тем, что издавна вело школы, занималась писательством и создавало и развивало французскую культуру. Народ, благодарен за это, одаривал своих господ набожными фондами и»земельными поместьями. В XVIII в. стоимость церковных земель июль, август и сентябрь на четыре миллиарда, а это давало ежегодно 150 миллионов дохода. К тому же народ платил духовенству десятины - более 120 миллионов. Церковь была освобождена почти от всех налогов, только что пять лет платила 16 миллионов дани, да и то не всегда регулярно. Итак, духовенство было чрезвычайно богатым. Но в том времени оно уже не выполняло своих обязанностей так ревностно, как раньше. К исключениям относились, например, бенедиктини в Сен-Mop, которые во время голода питали целое село, и за это позже, во время революции, крестьяне защищали их монастырь. Но то были исключения. Большая часть духовенства происходила из шляхты и поддалась всеобщей деморализации, освоила французскую аристократию. Епископы и аббаты жили так же, как и другие вельможи, содержали многочисленный двор, уладжували шумные пиры, проводили жизнь среди охоты и забав. По их примеру следовали и некоторые сельские парохи, что в своих селах появлялись только за десятиной, а в итоге искали веселой жизни по городам. Монастырская жизнь пошатнулось так, что даже в женских монастырях происходили пиры, а гостями на них были офицеры местных залог. Много священнослужителей прониклось идеями рационализма и с презрением относилось к церкви и религии.

Второй привилегированное сословие - шляхта - также забыл про свои бывшие гражданские обязанности и заслуги. Шляхта - это были те бывшие рыцари, что собственной грудью обороняли свою землю, проливали кровь за родину и защищали мещан и крестьян от врага. Понятное дело, что народ воздавал своим защитникам всякими данями и бобровыми гонами и работами. Но от времени, когда государство само переняла на себя оборону страны, шляхта перестала служить в армии и тем самым перестала играть роль защитника населения. И древние привилегии при панах остались, и они философов еще до того, чтобы их усугубить. Роскошное и виставне жизнь, забавы, пиры, охоту стоили много, а деньги на них можно было добыть только из подданных, - следовательно, шляхта непрестанно возносила свои требования крестьян. Вельможи имели еще обязанность содержать двор, согласно своего состояния, и появляться на королевском дворе, ибо кто не составлял челобитные королеве и не принимал участия в дворовом обществе, того підозрівали в непривязанности к династии. Шляхта, не имея перед собой никаких творческих целей, деморалізувалася все больше и становилась слоем общественных галапасів.

Все тяготы жизни высших сословий должен был нести на себе «третье состояние». Он не был единственным классом, а состоял из разнородных элементов. Сюда принадлежали панские подданные, мелкое мещанство, состоятельные промышленники, люди свободных состояний и мещанская интеллигенция. Самым тяжелым было положение крестьян. В королевских землях судьба их была немного лучше, потому что здесь обязывали некоторые правні предписания, но в частных имениях крестьяне не имели никакой опеки. Крестьянин платил государственные налоги (земельный и усадебный) с различными приложениями к ним, должен был ежегодно купить означенную количество соли, что была государственным налогом, а кроме того, был обязан давать господину разные чинши и дани. Всех тех налогов не взимали прямо Государство или владелец, а арендаторы, что старались как можно больше заработать на посредничестве и сдирали с крестьян, сколько могли. В таких отношениях редко кто из крестьян мог удержаться при благосостоянии. Преимущественно крестьяне жили в большой нужде. Новые дома строить было трудно, потому что за то надо было платить новую дань.

Мещанство было все еще связано средневековыми цеховыми предписаниями. Ни ремесло, ни крупная промышленность, ни торговля не могли развиваться свободно. Потому, что не каждый мог добраться до цеха и платить там значительные оплаты, много ремесленников и рабочих работали втайне, особенно в крупных городах, и терпели большую нужду. В Париже такой ремесленный пролетариат проживал в предместье Св. Антония и позже, во время революции, сыграл большую роль.

К третьему сословию принадлежало богатое мещанство - промышленники, которые вели фабрики, крупные купцы, банкиры, капиталисты, то есть новое состояние, от которого главным образом зависело хозяйство Франции. Эти люди были необычайно высоко обложены, и это было причиной их недовольства, тем более, что шляхта и духовенство не платили почти никаких налогов. Эта зажиточная прослойка знала хорошо отношения в соседней Англии, где мещанство имело положение ровно со шляхтой, и желала для себя таких же политических прав. Эта «буржуазия» радушно вчитывалась в произведения рационалистов, которые проповедовали новое устройство, и ждала минуты, чтобы добыть себе власть.

Людовик XVI и финансовые реформы. Король Людовик XVI (1774-1792) воссевшего на престоле в 20-м году жизни. Это был обладатель добросовестный, доброй воли, но не очень широких взглядов, тяжелое и малой энергии. Он охотно забавлялся ловлей и любил слюсарство. В крупных событиях, которые захватывали Францию, он не был в силе ориентироваться, и при своих добрых намерениях не раз делал тяжелые ошибки. Его женой была дочь Марии Терезы - Мария Антуанетта, еще младшая от короля. їх.весілля в 1770 г. оставило грустное воспоминание, потому что во время фейерверка на одной из площадей Парижа масса людей нашла смерть среди глоти. Тогдашние гадатели предсказывали несчастливый конец молодой паре. Королева была более талантлива, чем король, и имела свои политические амбиции, но нашлась в чужой среде, что ее не понимало и враждебно относилось к всех начинаний «австрийки».

Важнейшей внутренней государственным делом был финансовый кризис. Государственные долги росли к все большей суммы, и нужно было искать способы спасения. Лю-довік XVI назначил министром финансов Анну Роберта Т ю'р г о (1774-1776), отличился как интендант Лиможа тем, что за 13 лет правления довел эту провинцию до крупного хозяйственного развития. Он был сторонником фізіократизму - экономической теории, которая выступала против меркантилизма. Когда меркантилисты обращали главное внимание на развитие промышленности и заботились о том, чтобы стянуть края можно больше золота, физиократы считали за основу народного хозяйства земледелие и горное дело, как те занятия, которые приносили самые нужные продукты. Поэтому Тюрго особой опекой окружав земледельцев и старался снять з.них чрезмерные трудности, которые тормозили свободное развитие полеводства. Новый министр представил королеве программу своей деятельности. Он выступил против дальнейших ссуд, ибо они должны были довести государство до банкротства, и против новых налогов на низшие слои. Вместо этого он советовал завести новый способ налогообложения, опирающийся на общем кадастре (помірі почв), что мав'також на виду шляхту и духовенство. Далее Тюрго проектировал ограничить обязанности крестьян против шляхты, снести цеха, устранить внутріщні цла*, завести разные меры и веса - все то мало поднять мещанское и крестьянское сословия. Далее он задумал дать толеранцію протестантам, ограничить число монастырей, поднять образование, дать свободу прессе, завести новый кодекс и даже ввести народное представительство. Но Тюрго смог провести только некоторые из своих реформ. Так, он снес монополию на продажу зерна и муки, связанную с некоторыми городами, что вредила как продуцента, так и консументам. Заинтересованные в монополии предприниматели начали т. н. приношение войну, но министр скоро дал себе с ними совет. Но против этих важных перемен выступила решительно шляхта, духовенство, двор,, а также амбициозная королева. Король, хочібувприхильникомреформ,незнайшов настолько энергии, чтобы оборонить Тюрго, и дал ему димісію.

В скором времени по нему управу финансов перебрал Жак Н есть к есть р (1777-1781), родом из Швейцарии, протестант, богатый банкир. Собственным трудом он дошел до большого поместья и позже отдался студиям экономии и политики. Его жена вела один из славных литературных салонов. Некер провел финансовые реформы, добыл лучшие условия кредита и завел бережливости на королевском дворе, уменьшив гвардию и устранив некоторых почетных чиновников.

В 1778 г. Франция дала себя втянуть в войну Соединенных Штатов против Англии, хотя Тюрго отсоветовал делать это и предостерегал, что «первый пушечный выстрел будет лозунгом к революции». Но Некер и на военные нужды нашел кредит. В 1781 г. он опубликовал впервые государственный бюджет, в котором так умело закрыл обязательства государства, что счета выдавали превышение доходов круг 10 миллионов. Но в этом звідомленні впервые подан к публичному сведению, сколько стоит государству содержание двора. Это вызвало против Некера такое недовольство высших сословий, что он должен был уступить.

Димісія Некера освободил двор от принудительной ощадности. Новый министр Шарль Калон (1783-1787) начал вести хозяйство без всяких счетов, сыпал деньгами на всевозможные дворовые прихоти, кредиторов умел успокаивать обещаниями и заносил все новые ссуды, так что государственный долг составлял уже 900 миллионов. Но в конце и Калонові не стало средств продолжать эту легкодушну политику и он начал думать о реформах. Он внес на утверждение короля проект налогообложения высших сословий в таком же направлении, как это что советовал Тюрго. Решение этого дела король поручил собранию т. н. н а т а б л и в, выдающихся представителей трех сословий в 1787 г. В собрании принимало участие 7 членов династии, 14 прелатов, 36 князей, графов и маркизов, 12 членов королевского совета, 38 депутатов трибуналов (парламентов), 12 депутатов провинциальных сословий и 25 представителей больших городов. Собрание открыл король, а Калон по.дав звідомлення о состоянии финансов и проектируемые реформы. Но нотаблі единодушно отвергли проект налогообложения высших сословий, а вести о огромный дефицит вызвали такое возмущение, что Калон был вынужден бежать в Англию.

Министром финансов стал теперь глава оппозиции, архиепископ Б-г и есть н (1787-1788). Он злагіднив в чем-проекты своего предшественника, но таки должен добиваться распространения налоговых законов на шляхту. Но против этих планов начали остро выступать парламенты, трибуналы, которые имели право регистрировать в своих книгах королевские распорядки. Тогда король взялся за острые средства, нескольких членов оппозиции заточил, а парижский парламент отправил в ссылку в Труа и в итоге сменил устройство парламентов. Это. произвело большое впечатление, потому что парламенты считали за последних защитников общественных свобід. В разных окрестностях пришло к розрухів, а в Бретани сожжены портреты Брієна.

Король назначил во второй раз министром финансов Некера (1788 - 1789), и тот объявил выборы в генеральных состояний. Половину депутатов должны выбирать высшие сословия, половину - третье состояние.

Народное Собрание. Конституция. Выборы потрясли Францию к основам. Появилось много политических брошюр, в которых разные авторы подвергали критике планы реформ согласно взглядам рационализма. Наибольшее влияние имела книга аббата Сеет: «Что такое третье сословие?» Он считал число духовенства в 80 000, шляхты - в 120 000, а третьего состояния в 25 миллионов человек и ставил три вопроса: «Чем является третье состояние? Всем. Чем был до сих пор? Ничем. Чем хочет быть? Кое-чем». Он доказывал, что третье состояние является нацией и ему должно принадлежать полная власть. Между крестьянством очень популярным стал «Катехизис третьего сословия», который начинался такими словами: «Кто ты есть? Мужик. Чем есть мужик? Человеком, гражданином, членом третьего состояния. Чем является третье состояние? Живителем государства, ее самым благородным защитником. Почему живителем? Потому, что имеет в руках земледелие, торговлю и ремесла, что ведут к добру всех. Почему защитником? Ибо посвящаемый для всех без никакой награды или надежды, кроме пяти шагов, госпиталь и голода». Избиратели для своих послов списывали на старый лад инструкции, в которых выставляли свои требования: снос абсолютизма, отмену феодальных прав, лучшей администрации и судопроизводства.

Генеральные состояния собрались 5 мая 1789 г. в Версале. Всех депутатов было 1118, из них 291 - представитель духовенства, 270 - шляхты, 557 - третьего сословия. По древним обычаям, представители высших сословий заняли первые места, третье состояние засел позади за ними. Король открыл собрание, но говорил только о финансовые потребности государства и ни словом не упомянул о желательные реформы. Некер подал оптимистичный баланс, считая государственный долг на 56 миллионов, когда он был в десять раз больше.

После первого совместного заседания вынырнуло вопрос, как должны происходить совещания сборов. Шляхта и духовенство заявлялись за тем, чтобы каждое состояние советовался отдельно и свой голос подавал королеве. Но третье состояние добивался, чтобы совещания проходили совместно и дела вирішувано большинством голосов. Споры об этом шли несколько недель. В конце 17 июня 1789 г. третье сословие решился на революционный шаг. Его послы объявили себя Народным Собранием, то есть представительством целого народа, и заявили, что не разойдутся до тех пор, пока не добудут для народа прав. Король, под влиянием шляхты, хотел сломить это выступление и приказал запереть зал заседаний. Но депутаты собрались в т.н. зале для игры в мяч и тут 20 июня составили праздничную присягу, что не разойдутся, пока не примут для государства новую конституцию. Тогда король 23 июня созвал совместное заседание всех состояний, подал здесь проект некоторых реформ и призвал присутствующих, чтобы разошлись на совещания в отдельных залах. Часть шляхты и духовенства пошла за королем, но депутаты третьего сословия остались на месте. Когда же магистр церемоний призвал их разойтись, граф Мирабо, представитель постепенной шляхты, ответил: «Вы не имеете здесь места, ни голоса. Скажите вашему господину, что мы здесь по поручению народа и уступим только перед штыками». До третьего состояния пристала тогда часть шляхты и духовенства и король окончательно вынужден был согласиться на то, что все депутаты будут советоваться вместе. В недолгом времени Собрание поделились на три группы: правую руку, на которой заседали сторонники абсолютизма, левые, змагала радикальных реформ, и умеренный центр.

Но защитники абсолютизма пытались выступить против народным соревнованием..До Парижа взыскано чужеземные войска, а король неожиданно освободил популярного Некера и установил правительство из сторонников старого режима. Это дало почин к розрухів в Париже. Центром мятежа стал т. н. Пале-Рояль, комплекс магазинов, гостиниц и кафе, которые были собственностью орлеанского князя Филиппа, где собирались всякие недовольные элементы. День 14 июля 1789 г. толпа, підбурена адвокатом Камилем Демуленом, одержала магазины амуниции и, вооружившись, бросилась на Б а с т и л и ю, древний замок, который служил за тюрьму для политических заключенных. Бастилию добыто, причем вимордувано часть гарнизона. Позже эту крепость разрушена как символ власти абсолютизма, а день 14 июля стал национальным праздником. Чтобы завести порядок в Париже, мещанство зорганізувало народную гвардию под руководством Ла-файєта и избрало новую демократическую управу города. Как национальную награду, приняли тогда трикольорову кокарду, сине-красно-белую. Король, напуганный этими событиями, приблизился к Народных Собраний и ездил из Версаля в Париж, чтобы успокоить взбудораженное город. Но в скором времени такие же разрухи были по провінціональних городах, а дальше революционное движение перекинулось на села, где крестьяне начали нападать на ненавистных панов и уничтожали и разрушали их дворы и замки.

Эти события сильно повлияли на Народное Собрание. На ночном заседании с 4 на 5 сентября 1789 p., когда обсуждался крестьянские разрухи, один из представителей шляхты выступил с предложением, чтобы народ успокаивать не словами, а делами, а именно: снести средневековые феодальные права. Это внесение принято с необычным энтузиазмом. Так, снесено было все дани, чинши, работе и другие трудности, к которым были обязаны крестьяне, панское судопроизводстве, церковные десятины, цеховое устройство, продажи правительств и др. Как основу нового строя, 26 августа 1789 г. принята Декларация прав человека и гражданина. Все люди свободны и имеют равные права. Естественные права человека - это вольность, собственность, безопасность и сопротивление против гнета. Источником власти является народ. Закон может запрещать только такие дела, которые для гражданства есть вредные.

Никого нельзя преследовать "за его взгляды, даже религиозные. Тромадянин может свободно выражать свои взгляды языком, письмом и печатью, но за надужиття свободы отвечает перед правом. Для обеспечения прав человека и гражданина нужна публичная власть. Она должна служить для всех, а не только для тех, которые ее держат. Налоги надо разделить на всех граждан ровно, в соответствии с их имущества. Граждане принимают налоги и контролируют их использование. Власть должна быть разделена на законодательную, исполнительную и судебную. Собственность является святым и незыблемым правом; можно ее нарушить только для общей потребности, и то за плату. «Декларация» содержала в себе основные гражданские права, что позже вошли в различных европейских конституций.

Но разрухи в Париже взрывались снова и снова. 5 октября 1789 г. толпа напала даже на Версаль и убедила короля переехать в Париж. Народное Собрание также переселились в столицу и поджоги вполне под влияние взбудораженного города. За то Сборы не имели возможности заняться самым жгучим реформой финансов, а все свое внимание обратили на то, чтобы дать Франции новый уклад.

Первая французская конституция (1791 г.) приняла как основу государственного строя разделение власти. Законодательную власть получили законодательное собрание, что творили одну палату. Двухпалатная английская система, с палатой лордов казалась недостаточно демократичной. Выборы должны проходить каждые два года, а избирательное право имели только граждане, платили более высокие налоги. Королеве оставлено право отодвигать на четыре года принятые законы. Исполнительную власть король имел с ответственными министрами. Территорию государства поделена на 83 департамента и 40 000 общин с очень широкой самоуправою, что давала право даже выбирать государственных чиновников и распоряжаться народной гвардией. За это французское государство, первое сильно централизованная, распалась теперь на ничем между собой не связанные части. Судебную власть отдано народным судам, которые должны были отбывать явные расправы.

Народные Собрания приняли еще некоторые законы, которыми зреформовано прежний уклад. Церковное имущество объявлено собственностью государства, снесены монастыри, выбор приходских отдано общинам. Духовенство имело обязанность приносить присягу на конституции. Собрание занялись также государственным дефицитом. Государственные доходы во время революции очень уменьшились, потому что администрация не имела должного экзекутивы,- а во многих окрестностях продолжались мятежи. Поэтому принято, что казна должна выдать т. н. асигнати, то есть бумажную валюту, для которой підкладом должны быть сконфісковані церковные владения. Но число асигнат росло так, что дошло до суммы 60 миллиардов, то их стоимость непрестанно упадала. Пришла новая финансовый кризис.

Клубы. Законодательное Собрание. Людовик XVI против перемен в государстве занимал все более нерешительно положение. Мирабо, был сторонником конституционной монархии, пытался убедить короля о конечность проведения реформ и добыл у него некоторое послушание, но, с другой стороны, аристократический двор не соглашался ни на какие уступки и подбивал Людовика к сопротивлению. Слабый король склонялся то в .одну, то в другую сторону. Так, например, он взял учаоть в народном празднике в годовщину взятия Бастилии 14 июля 1790 г. и там принял присягу гражданина, что вызвало необычное увлечение в массах. Но когда уже экипаж с королем и его семьей был недалеко от границы, один почтмейстер узнал беглецов, заалярмував народную гвардию короля задержан и перевезен обратно в Париж 21 июня 1791 г. Народное Собрание короля отстранили и сами перебрали .виконавчу власть.

Бегство короля вызвала среди масс большую вражду против монархии. Умеренные круги теряли все больше свое влияние, а провод переходил к радикальным течениям. Большое значение приобрели политические клубы. Старейший клуб имел название «Общества друзей конституции». Он отбывал совещания в бывшем монастыре Св. Иакова и членов его звали якобинцами. Клуб начал развиваться тогда, когда его председателем стал талантливый демагог Робеспьер. В клубе критиковано труд Народных Собраний, а народные ораторы выступали щи жалобами против тех депутатов, которые шли против взглядов толпы. Клуб имел свои отделы в 300 городах и поддерживал связи с ними через своих делегатов, так что его поручение доходили до самых дальних окраин Франции. Еще более радикальным был клуб кордильер, названный также от монастыря. Здесь верховодили идеалист Демулен и кровожадный врач Марат, редактор «Друга народа», и спокойный, но фанатичный Жорж Дантон. Этот клуб имел большую популярность среди толпы в Пале-Рояль. Более умеренные элементы, под командованием Лафайета, собирались в клубе ф является а н т и в, но они никогда не дошли до большего голоса. Рядом с клубами В Париже беспрестанно происходили совещания провода 60 секций, участков, что на них делилось город. Здесь сходились мелкие мещане и рабочие и выслушивали речи сиюминутных выступающих и представителей клубов. Огромного развития достигла популярная пресса, имела полную свободу голоса. Эти Дневники, напечатанные на плохой бумаге, с неудачными иллюстрациями, но с демагогическими, страстными статьями расходились в сотнях тысяч экземпляров и держали толпу в безнастанному напряжении и роз'яренні. Неудавшееся бегство короля дала демагогам желаемую возможность в полную силу выступить против монархии.

Но большинство Народных Собраний была еще привязана к монархии, не подвергалась демагогии и желала спасти короля. Когда Людовик в сентябре 1791 г. присягнул новой конституции, ему было возвращено власть. Но вместе с тем Собрание считали свою задачу выполненной и ЗО сентября 1791 г. саморозпустили-ся. На последнем заседании по предложению Робеспьера решено, что прежние депутаты не имеют права войти в законодательные Собрания, - это должен быть благородный доказательство, что они не соревнуются до удержания власти в своих руках. До Законодательного Собрания (1791-1792) вошли совершенно новые депутаты. В основном это были люди молодые, которым не исполнилось даже ЗО лет. Много было между ними адвокатов и писателей, а политическое образование они получили в клубах и на различных собраниях. Не было уже совсем представителей высшего духовенства, аристократии или богатого мещанства. Что касается политических взглядов, то новые Сборы были гораздо более радикальные, чем старые. Защитников абсолютизма не было совсем; сторонников конституционной монархии (феантів) нашлось еле 100. Зато на левой заседало более 200 сторонников республики. Рядом с якобинцами сидели здесь жирондисты - депутаты департамента Жиронда, что добивались безоглядного проведения демократических принципов. Партия горы, заседавшей на самых высоких местах, была наиболее радикальной и находилась под влиянием Робеспьера, Марата и Дантона. Центр, к которому принадлежало до 400 депутатов, не имел здекларованих взглядов, но все больше склонялся на сторону левых.

Дебаты Законодательного Собрания касались-в основном двух дел: незаприсяжених священников и эмигрантов. Часть духовенства не хотела составить присяги на конституцию, считая, что она противоречит церковным законам. Сборы в этом деле постановили, что незаприсяжені священники должны потерять жалованье, а если будут выступать против нового строя, то будут карие двухлетнего ареста. Относительно эмигрантов, которые выехали за границу, постановлено, что если они не вернутся к означенному времени, их ждет смертная казнь за измену государства и конфискация имущества. Но король, пользуясь своим конституционным властью, на обе постановления наложил свое «вето». Левица и уличная толпа среагировали на это острыми выступлениями против королевской власти.

В связи с делом эмигрантов во Франции росла вражда против Австрии и Пруссии, которые становились в обороне Людовика XVI и французской монархии и угрожали интервенцией. Когда пришли вести о формальный союз обоих государств, в Париже пришло к такому волнение, что Людовик был вынужден выбрать министров среди жирондистов. День 20 апреля 1792 г. это правительство объявило войну Австрии и Пруссии. Одновременно Собрание решили позвать в национальную гвардию Парижа с південййх провинций, а на непокорных священников наложили наказание депортации. Когда же король снова употребил своего права «вето», в столице были грозные разрухи, и 20 июня 1792 г. толпа напала на королевскую палату Тюильри. Народная гвардия с трудом оборонила короля. 10 августа приступ повторился, толпа получила палату и вимордувала сторожу. Король с семьей едва спасся под охраной Законодательного Собрания. Но Сборы были уже зтероризовані событиями и решили ликвидировать-власть короля, отдать его под надзор и созвать чрезвычайный парламент - Конвент для решения будущего строя Франции.

Власть перенял новое правительство, составленное из жирондистов. Наибольшее влияние в нем должен был Дантон как министр справедливости. Он вошел в согласие с советом города Парижа и секциями и начал преследование «врагов народа» - шляхты, духовенства и всех сторонников старого строя. В дни 2-7 сентября 1792 г. около 3 000 людей лишились жизни, то осужденные на смерть народными трибуналами, или просто вимор-дувані на улицах.

Конвент. Террор. Третий французский парламент - Национальный Конвент (1792-1795) избрано на основе всеобщих выборов. Было отменено усадебный ценз, а избирательное право начиналось с 21 годом жизни. За то победу одержали радикальные элементы. Сторонников конституционной монархии уже почти не было, и они не проявляли явно своих взглядов. На правой заседали жирондисты, что имели сторонников в провинции. К этой партии принадлежали почти все министры, много генералов и между ними Дюмур'є, что прославился победами над австрийцами. Крайнюю левые, «верх», занимали якобинцы; между ними находились Марат, Дантон, Робеспьер, Демулен. их было всего 113, но за ними стоял Париж - городской совет, секции, народная гвардия. Половина депутатов принадлежала к центру, что не проявлял выразительного лица. Шутливо называли его «долиной» или «грязью». Большинство все-таки была республиканская и на первом заседании 21 сентября 1792 г. приняла ликвидировать королевство и провозгласить республику. Якобинцы решили устранить Людовика XVI. Короля обвинен в измене и заговоре против государства, а прежде всего «за преступление, что он был королем». Жирондисты и центр хотели спасти короля, но под террором толпы Конвент 387 голосами против 334 осудил его на смерть. За это голосовал также орлеанский князь Филипп, принявший фамилию Егаліте (Равенство). Приговор исполнили на гильотине 21 января 1793 г.

После смерти короля Конвент взял в свои руки всю исполнительную власть. Для разных задач созданы отдельные комитеты, составленные из членов Конвента. Наибольшую власть имел Комитет публичного добра, состоявший сначала из 25, а позже из 11 членов и объединял всю внутреннюю и внешнюю политику; ему подчинялись даже министры. Комитет публичной безопасности вел борьбу с врагами революции. Революционный трибунал, из 39 членов, имел неограниченную судебную власть, - от его приговоров не было апелляции. В участках Парижа образовано также секционные комитеты, которые удерживали полицейскую службу в своих округах, вели списки подозрительных, организовывали народные собрания и удерживали толпу в постоянной готовности. Началась теперь безоглядная борьба против «врагов народа» - шляхты, духовенства, богатых мещан и членов умеренных партий. Аресты, ревизии, следствия, нападения на подозрительных, смертные приговоры - это были средства, которыми якобинцы пытались утвердить свой режим.

В самом Конвенте все острее становилась борьба между жирондистами и якобинцами. Жирондисты обвиняли Дантона в согласии с чужими государствами, а Марата - в соревновании к диктатуре, но революционный трибунал их обоих оправдал. В возмездие за это якобинцы начали акцию против жирондистов с помощью улицы. Парижские секции прислали к Конвенту обвинения против 22 жирондистов в предательстве государства. Но жирондисты не испугались, а своими воздействиями довели до того, что заключено Хибера, редактора уличного дневника «Отец Дюшен», который цинично призывал к террору. Тогда Париж стал на защиту своего предводителя. До Конвента явилась вооруженная депутация, требуя освобождения Хибера и заключение подозрительных депутатов.

1793 г. Конвент издал закон о подозрительных, который позволял посадить каждого, кто чем казался опасным режиму. Подозрительными стали теперь все, кто отличался от толпы правительством, положением, имением, - образованию или происхождению. Хватало донесения шпига или клеветы какого-нибудь врага, чтобы невинные люди попадали в тюрьмы и под гильотину. Ежедневно исполнялись смертные приговоры в отношении нескольких или нескольких десятков людей. Положили тогда свои головы на гильотине королева Мария-Айтуанетта, жирондистка госпожа Ролан, бывший министр Малєрб, председатель народного Собрания Беле, известный химик Лавуазье, много лиц из числа аристократии, в частности князь Филипп Егаліте, которого остентаційний демократизм не спас от гильотины.

Террор перекинулся также на провинцию. Там революционные идеи не воспринимались так безоговорочно, как в столице, и в разных местах началась борьба против якобинцев. Особенно крестьянство, привязанное к королю и церкви, враждебно относилось к революционному режиму. Но якобинцы сумели решительными средствами подавить сопротивление. В Бретани и Нормандии восстали крестьяне, доведенные до отчаяния издевательствами якобинцев, но комиссар Конвента Карье подавил это движение жестокими средствами, заключенных приказал топить в Луаре, бросая их в воду с кораблей. В Лионе против управы якобинцев восстало мещанство, победило революционную залогу и наказала смертью жестокого председателя клуба - бывшего священника Шальє. Но революционная армия одержала город, и тогда всех выдающихся граждан наказаны гильотиной, их имущество разграблено, а дома сожжены и разрушены. Таким же способом разрушено Марсель - по приказу Конвента он должен был остаться дома без имени. Революционеры одержали также Тулон, жители которого призвали себе на помощь англичан. При получении города впервые отличился и завоевал себе имя Наполеон Бонапарт. Тяжелая участь ждала также Вандею. Здесь большое влияние имело духовенство, и народ восстал против республиканского режима, прогнал якобинцев из разных городов. Но и туда поступили революционные полки и страшными средствами уничтожали повстанческие села и городка. Однако окончательно подавить восстание не удавалось. Здешние «роялісти» (сторонники короля) вновь и вновь поднимались на борьбу и революционный «красный» террор отвечали террором «белым».

Революция встречалась с неохотой не только благодаря своим жестоким выступлениям против «аристократов», но также потому, что не сумела организовать хозяйственную жизнь. Конвент выдавал далее асигнати на государственные добра, но курс их падал беспрестанно, ибо они не имели покрытия. Тогда вышел закон, что асигнати надо принимать в номинальной стоимости. Кто бы этого не сделал, подлежал наказанию тюрьмой и даже смертью. На зерно, хлеб и другие продукты первой необходимости назначается максимальные цены, чтобы сдержать спекуляцию. Но крестьянам невыгодно было по низкой цене продавать хлеб, дороговизна еще больше возросла. Тогда появились распоряжения против тех, которые не хотели продавать свои продукты; назначен суровые кары на крестьян, которые каждую неделю не появлялись на торге, и против купцов, прятали свои товары. Вместе с тем комиссары правительства и революционные отделы проводили повсюду реквизиции, забирая у граждан, еду и всякое имущество, а особенно золото и драгоценности, а за то давали безвартісні асигнати. Много награбленного добра осталось в руках разных хищников, что таким образом добывали себе большие имения.

Книга: Всемирная история. Новейшие времена / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история. Новейшие времена / Крипьякевич
2. 2. От Робеспєра к директории
3. 3. Імператорство Наполеона
4. 4. Реакция и революционные движения
5. 5. Англия и Франция в 1848 г.
6. 6. Весна народов
7. 7. Времена Наполеона III
8. 8. Германская империя
9. 9. Тройственный союз
10. 10. Западная Европа
11. 11. Восточная Европа и Балканы
12. 12. Америка и Азия
13. 13. Мировая война
14. 13. Мировая война (продолжение)
15. История «всемирной истории»

На предыдущую