lybs.ru
Глупым закон не писан, умным - не помеха. / Александр Перлюк


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ

Темная ночь царила над миром. Все спали - и ахеи, и троянцы, и боги покоились неунывающие на священном Олимпе, один только Зевс-егідодержавець еще не смыкал глаз. Все размышлял он, как наказать царя Агамемнона за обиду, что тот нанес смертному сыну богини Фетиды, прудконогому Ахиллу.

Наконец Зевс решил. Крикнул он лицемерного Гипноса, бога сна и велел ему поскорее спуститься на землю к Атріда.

В царском шатре спокойно спал Агамемнон, и вдруг стал ему в головах облудний Гипнос, приняв образ мудрого Нестора - вождя, что его больше всего уважал микенский правитель.

- Ты спишь, Атріде, смелый упокірнику лошадей! - произнес старик.- Проснись, ибо всемогущий Зевс велит немедленно собирать вс( войско и идти в наступление - сегодня, наконец, ты возьмешь непобедимую до сих пор Трою. Золотошатна Гера упросила всех богов-олімпійції не помогать троянцам, и неминуемая гибель уже простерла над ними свои черные крылья.

Схватился Агамемнон, все еще под властью сна. Казалось [14] божественный голос до сих пор звучит в палатке. Муж опрометчивый, он и вправду поверил, что сегодня одержит непоколебимое Пріамове город. О, если бы он знал настоящий замысел темнохмарного Зевса!

Наполнен бодростью и верой в победу, Атрід оделся в красивые одеяния, подвязал к крепких ног кожаные сандалии, черезпліч перевісив срібноцвяховий меч, а в руки взял золотой царский жезл и вышел из палатки.

На небе уже сияла светоносная Эос, предвещая ясный солнечный день. Дал знак Агамемнон, и дзвінкоголосі окличники побежали звать на собрание старейшин. Вскоре вокруг Агамемнона собрались все ахейских вожди. Чудом удивлялись они, как рассказал им Атрід про свой вещий сон, а сивый Нестор, обладатель пілоський, поднялся и молвил:

- Друзья, вожди и правители мудрые! Если бы такой сон рассказал нам кто-то другой, мы и на мгновение не верили бы ему веры. Но сон тот видел славнейший среди ахеїв. Поэтому скорей шикуймо войско к бою!

Так как пчелы мятущиеся из расщелин между скал каменистых

Облачко по облачке густыми роями все вылетают,

То виноградными гроздьями виснут над цветением весенним,

То без умолку в воздухе туда и сюда мечутся,-

Так без числа от своих кораблей и палаток племена

Вдоль побережья высокого густо толпа за толпой

Шли на собрание народные; огнем между ним молва валил густой,

Вестница Зевса, идти подводя, пока и собрались.

Загудели, зашумели сборы, аж земля задудніла. Бросились девять окличників в толпу и, надрываясь из крика, заставляли всех замолчать и слушать вождей.

Когда уже все улеглись, встал царь Агамемнон, держа достойно в. руке драгоценный жезл, что его когда-то мастерски выковал сам олимпиец Гефест. Задумал мощный Атрід узнать, какое настроение царит в армии, и так нарочно произнес:

- Дорогие друзья мои, храбрые слуги бога Арея! Зевс-Громовержец запутал меня в тяжкую погибель: сначала твердо пообещал - еще и головой кивнул,- я разрушу міцномуровану Трою и счастливчиком вернусь к родному Аргоса. А теперь, когда мы уже потеряли столько людей, он, коварный, велит нам бесславно бежать домой. Стыдно будет и нашим далеким потомкам узнать, что такой храбрый народ, как ахеи, тщетно сражался под Троей, да еще с войском, в десять раз [16] меньше. Зря простояли мы под этими неприступными стенами долгих девять лет, уже гниют наши корабли, и паруса уже тлеют. А далеко отсюда нас дожидають верные жены и дети. Поэтому скорімося Зевса воли и вертаймо немедленно домой, никогда ведь нам не взять широкодорожної Трои.

И вдруг словно буря снялась на бескрайнем море - забурлил от этих слов многоголосый толпа круг Агамемнона. Как могучие волны, что их поднимают, вынырнув из черных туч, беспрестанные ветры - восточный Эвр и Нот полуденный, воины бросились к своим кораблям и принялись поскорей их ладить, чтобы как можно быстрее спустить на воду, а страшный шум, радостные возгласы и хохот доносились аж до самого неба.

Так вопреки судьбе ахеи отправились бы домой, и услышав тот шум государственная Гера послала яснозору Афину Палладу остановить ахеїв. Пусть не вздумают действительно бежать из-под Трои на радость Приаму и Пріамовим детям, бросив в ней аргів'янку Елену, из-за которой уже погибло столько ахейских мужей.

Ураганом слетела с заснеженного Олимпа грозная Афина Паллада, мигом примчалась к ахейского лагеря и стала в блестящем облачении перед Одиссеем, своим светлым умом был равен богам. Охваченный тяжелой тоской, он молча стоял возле своего добропалубного корабля.

- О Лаертіде премудрый, горазд на все Одиссею! - обратилась к нему богиня.- Неужели ахейське войско позорно сбежит отсюда, бросив на радость троянцам Менелаєву жену Елену, ради которого уже погибло столько наших мужей под высокими стенами Трои? Нет, иди и ласковым языком спиняй каждого, не позволяй им садиться на корабли и бежать.

Узнал хитроумный Одиссей властный голос грозной богини. Скоряючись ей, поспешил он сразу в царя Агамемнона, взял его золотой жезл - признак царской власти - и направился к корабів останавливать міднозбройних ахеїв. Кого ласково уговаривал умным словом, кого силой заворачивал от быстрых кораблей, а непокорных даже бил царским жезлом.

Властно так правував он в состоянии. И народ к майдану

От кораблей и палаток снова лавиной хлынул

С таким криком, словно бурный прибой многошумного моря

В скале над берегом бьет и волна рокоче неустанно.

[18]

Наконец все угомонились и замолчали. Только один воин, по имени Терсит, и до сих пор сетовал, громко ругая вождей. Был то человек уродливый, колченогий, хромой; над горбатыми плечами торчала у него остроконечная голова с жиденьким чубом. Этот наглец люто ненавидел славных мужей Ахилла и Одиссея, а больше всего - царя Агамемнона.

- Чего тебе еще надо, Атріде? - кричал Терсит.- 3 всех городов, что мы победили, тебе досталось больше добычи - красивых женщин, золота, серебра и острого оружия. Или этого тебе мало? То оставайся здесь, у стен богатой Трои, а мы отправимся к родным очагам. А вы,- бросил он воинам,- трусы, позор вам! Ахеянки вы, не ахеи! Чего вы медлите? Давайте садиться скорее на корабли, пусть надменный Агамемнон здесь сам остается. Тогда он поймет, что ничего не стоит без войска.

Так неугомонный Терсит позорил обидным словом вождя всех ахеїв.

Тогда подступил к горбаня Одиссей и гневно сказал:

- Слушай, дерзкий Терсіте! Оратор из тебя, я вижу, горластый, только советую не хлопать глупым языком, не обижать славного вождя ахеїв и не уговаривать войско бежать из-под богатой Трои. Когда еще хоть раз я услышу от тебя такой язык, то клянусь: пусть снесут мне голову с могучих ветвей, пусть я больше никогда не увижу сына своего Телемаха, если не накажу тебя позорно розгами при всем нашем войске.

Разозлившись, богоравный Одиссей изо всех сил ударил наглеца по спине царским жезлом, аж назад хлынули слезы из глаз. Зіскулився Терсит, молча подался назад и сел поодаль, а воины весело хохотали с него.

Выпрямился велемудрый Одиссей, а рядом с ним стала сама Афина Паллада, приняв облик молодого глашатая. Властно потребовал ясноглазый глашатай, чтобы все замолчали и слушали мудрую речь вождя.

- Славный сын Атреїв!-загремел Одиссей.- Ахеи надумали опозорить тебя перед всеми отпрысками смертных. Они отказываются исполнить слово, что его давали в тот день, как от родных берегов отправлялись сюда, к высокой Трои. Тогда они клялись разрушить его неприступные стены и вернуться победителями. Теперь же они жалуются и бегут, как слабосильные женщины. Одна-единственная в них мысль, забота - поскорее домой добраться. Правда, трудно преодолеть это желание даже тому, кто хоть месяц блуждает далеко от родины. А уже проходит девятый год, как мы стоим под крепкими стенами Трои. [19]

Поэтому я не корю ахеїв, что тоскливо поглядывают на свои корабли скоротечны. И стыд, позор нам возвращаться домой, так и не одержав победы.

Тяжело вздохнул Одиссей, и через мгновение его голос загремел снова:

- Надо все перетерпеть, друзья! Зостаньмося еще здесь, чтобы узнать правду предвещал нам старый Калхант. Помните, это произошло в Авлиде, где сошлись все ахейских корабли на гибель Приаму и его Трои. Вы все были тому свидетели, все, кого еще не забрали черные Керы, что приносят нам смерть. Ступив на берег, мы нашли хорошую поляну, окруженную развесистыми платанами. Чистая родниковая вода била из-под земли. Мы разожгли вокруг источника жертвенные костры и составили богатую жертву бессмертным богам. И во время священной службы нам появилось странное ужас: из-под жертвенника выполз огромный змей и сиганул на платанове ветки. А там, среди густой листвы, кублились в гнездышке восемь горобенят. Змей мгновенно их пожрал, а мать-воробьиха металась вокруг, угрюмо квилячи за своими детьми. Змей сожрал и ее, а потом вдруг - была на то, видно, Зевсо-ва воля,- превратился в камень. Мы стояли неподвижно, с удивления и ужаса не способны озватись и словом, но боговіщий Калхант сказал мудрое слово:

«Чего это вы все поніміли, ахеи? Это же могучий Зевс подал нам свой знак. Змей пожрал восемь горобенят и их мать девятую. Это столько лет мы будем воевать с троянцами, а на десятый год разрушим Трою».

Так говорил вещий Калхант, и вот уже девять лет с тех пор прошло. Поэтому победа уже близко, ахеи!

Громкие возгласы раскинулись далеко вокруг - ахейське войско обрадованно Одіссеєвим мудрым словам и снова стремилось боя. А тут встал еще сивый Нестор, обладатель пілоський, и степенно, разумно - так он всегда говорил - уговорил ахеїв не возвращаться с позором домой, а ладнатись до победоносного боя.

- Так, готуймось к бою! - властно сказал царь Агамемнон.- Пусть каждый воин нагострить меча, исправит щит, хорошо накормит своего коня и сам вволю попоїсть. Бой будет тяжелый, без пристанища, вплоть до темной ночи, пока руки от тяжелого оружия помліють. Но горе тому воину, что вздумает бежать с поля битвы: не спасет он своего тела от псов и птиц кровожадных.

Замолчал владыка мужей Агамемнон, и вскрикнули громко ахеи. Так волна, гонимая порывами до побережья южного Нота, шумно бьет [20] об отвесные скалы, а за ней несется другая. И нет покоя тем горам от ветра и волн.

Наконец угомонились міднозбройні ахеи и разошлись между кораблями до своих палаток ладить обед. Запылали на берегу синего моря большие костры - то ахейских вожди приносили жертвы богам-олимпийцам, а царь Агамемнон составлял жертву эгидодержавному Зевсу. Он созвал к себе всех самых славных героев, и они, став в круг костра, где жарился Зевсу в жертву пятилетний откормленный бык, горячо молились, чтобы всемогущий даровал им сегодня жизнь и победу.

Не знали они, что темнохмарний Зевс остался равнодушен к их молитвам и мольбам. И хоть богатую жертву принял, и в этот день готовил ахеям тяжелые испытания и лиховини.

Окончив пышный обед, все вожди разошлись, созывая войско строиться к бою. Между воинов то здесь, то там сияла золотом эгида Афины Паллады - то богиня, как буря, летала среди войска, поднимая его боевой дух.

И вот ахейське войско двинулось.

Словно сокрушительный огонь, что, в бескрайних лесах разгоревшись,

На верховину повалил, и далеко и зарево сияет,

Так от рядов, что проходили, от світлосяйної меди

Блеск ослепительный в пространстве сиял аж до самого неба.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую