lybs.ru
Вечная мудрость простого человека в обычной лепешки живет. / Василий Симоненко


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ

Отворилась Скейська врата Трои высокой, оттуда вышло троянское войско и со страшным шумом быстро двинулось навстречу ахеям. Так кричат осенью журавлиные ключи, что летят через далекую реку Океан, убегая на юг от зимней непогоды и холодных дождей. А міднозбройні ахеи шли молча, с яростной враждой в сердце, только грозно звучала их оружие и из-под ног поднималась такая пыль, что казалось: всю долину окутал густой туман.

Почти сошлись оба войска и стали наконец. От троянцев получился похож на бога Парис, сын Пріамів, с барсовою шкурой на плече, с острым кривым мечом и луком при стороне. Парис высоко поднял руки с двумя мідногострими копьями и стал вызывать храбрейшего среди ахеїв помериться силой в поединке.

Как только увидел его Менелай, любимец грозного бога Арея, мигом соскочил со своей боевой колесницы и, схватив оружие, бросился вперед, словно голодный лев, который усмотрел пугливого оленя. Радостью сверкнули глаза спартанского обладателя: ведь теперь он мстит за смертельную обиду, за похищенную жену - прекрасную Елену. [22]

Прытко подбегал он к Парису. И тот испугался, словно увидел перед собой черного дракона - смерть неизбежную. Бледный, настрашений, отступил Парис назад и спрятался за стройными рядами троянцев.

Заметил это его старший брат, шоломосяйний Гектор, и укоризненно молвил:

- Ты только притворяешься храброго, несчастный Парісе! Лучше бы ты не родился на свет, чем позорить себя и весь наш царский род. Слышишь, как безудержно смеются с тебя ахеи? Ты коварно похитил у обладателя Спарты красавицу-жену на большое горе старому нашему отцу, и нашему городу, и всему народу, а себе - на пожизненную позор. Если бы троянцы были хоть немного злостивіші, они давно побили бы тебя камнями за все плохое, что ты им причинил. Поэтому иди, сохрани свою честь и честь священной Трои. Только знай: в этом поединке не помогут тебе Афродітині милые дары - кудри и красота, здесь нужна смелость и сила.

- Ты справедливо наказываешь меня, Гектор,- покорно ответил Парис.- У тебя в груди сердце всегда твердое и несхибне, как железный топор в умелых руках дровосека. Только не упрекай мне милыми дарами золотой Афродиты - дары бессмертных богов никогда не бывают позорные и их зрікатись не свободно. А теперь пусть троянцы немного отступят: я буду драться с Менелаем. Кто из нас победит, пусть возьмет себе прекрасную Елену и все ее сокровища, и пусть на том кровавая война прекратится.

Вышел тогда перед троянские ряды великий Гектор, сверкая медным шлемом. Тот же миг от ахейского стороны полетели в него стрелы и камни, и властно загремел голос царя Агамемнона:

- Постойте, друзья! Послушаем, что скажет нам шоломосяйний Гектор!

Угомонились міднозбройні ахеи, и тогда Гектор промолвил крылатое слово:

- Слушайте все, троянцы и ахеи! Брат мой Парис, из-за которого поднялась эта кровавая война, просит всех воинов положить оружие на землю. Он хочет в поединке с Менелаем решить судьбу войны. Пусть победитель примет Елену, а оба вражеские войска составят клятву вечной дружбы.

Наступила гробовая тишина, а тогда вышел вперед любимец бога войны Менелай и громко молвил:

- Давно уже бередит мне сердце мысль: хватит воевать! Довольно горя испытали все через мою вражду с Парисом. Один из нас должен погибнуть - и пусть гибнет тот, кому такая участь постигнет. А вы, друзья, немедленно [23] заключите мир вовек. И пусть сам троянский царь Приам Дарданід сожжет священную жертву громовладному Зевсу в знак вечной дружбы между нами.

Так он произнес. И радость троян охватила и ахеїв -

Блисла надежда всем, что война противна кончится.

Зскочили все с колесниц, поставили коней рядами,

Оружие с себя сняли и на землю друг против друга

Составили близенько два войска лишь полоска имела разделяла.

Тем временем в Трои во дворце сидела прекрасная Елена, склонившись над пурпурной тканью, и ткала золотом картину битвы ахеїв с троянцами. Вдруг явилась ей золотокрила олимпийская вестница Ирида в образе Лаодіки, самой красивой вид дочери приама.

- Пойди, Елена, посмотри,- сказала Ирида,- как встретились для смертельного боя наши славные троянцы и міднозбройні ахеи. Но теперь они молча стоят, опираясь на щиты, а копья спокойно повставляли в землю. Все ждут поединка между красунем Парисом и Менелаем, любимцем бога Арея.

Эти слова навеяли на Елену сладкую тоску по дому, по далекой Спартой. Запнувшись в серебряно-белое тонкое покрывало, она вышла из дворца, не сдерживая искренних слез. Две служанки спешили за ней.

Вот наконец и Скейська ворота. Елена поднялась на башню, где сидели круг царя Приама все старейшины города, уже неудачливые к бою, но мудрые в совете государственной. Еще издали завидев Елену, они начали тихо переговариваться:

- Разве ж можно хаять троянцев, а ахеїв, что они сражаются ради такой женщины? Она похожа на бессмертную богиню!

- Действительно, ради такой красоты можно стерпеть и беда. Только пусть бы Елена уже уплывала поскорей домой...

Так переговаривались вполголоса старые, а царь Приам подозвал Елену к себе и ласково молвил:

- Дорогая детка, подойди ближе и сядь возле меня. В нашей беде ты не виновата; то бессмертные боги повели ахеїв на багатослізну войну. Поэтому садись и скажи мне имя того великана-мужа, что выделяется среди ахеїв ростом и осанкой. Есть в ахейском войске и выше него, и никогда мои глаза не видели такого красивого и достойного героя. Он похож на всевластного государем. [24]

- Уважаемый мой свекре,- сказала богоравная Елена,- спасибо тебе на добром слове. Только пусть бы лучше черная смерть унесла меня в тот день, когда я направилась к священной Трои вместе с твоим сыном Парисом, бросив отчий дом, маленькую дочь и всех подруг. Теперь я караюся, плачу, но помочь горю троянцев не могу.

По тех словах подошла Елена поближе и, всматриваясь туда, где стояло ахейське войско, сказала:

- Ты хочешь знать, кто тот могучий воин? То сын славного Атрея, царь Агамемнон, микенский правитель. Он был родственник мне, недостойной. А рядом, смотри, чуть ниже его, но шире грудью и плечами - то Одиссей, сын старого Лаэрта, велемудрый и хитрый обладатель скалистого острова Итаки.

- Одиссея я знаю и о хитрый ум его много наслышан,- молвил царь Приам.- А кто, скажи мне, тот воин, что аж на голову выше всех?

- То Еант, Теламонів сын, смелый и сильный воин, настоящий щит ахейского войска. Я знаю в лицо всех знаменитых ахеїв и даже могла бы каждого назвать по имени. Двух только, как пристально вглядываюсь, не вижу - Кастора, отважного упокірника лошадей, и могучего бойца Полидевка, двух моих родных братьев. Может, они не захотели покинуть веселый Лакедемония, чтобы не слышать, с каким презрением произносится в ахейском войске мое имя.

Так она печально говорила, не ведая, что оба ее возлюбленные братья давно уже лежат в родной лакедемонській земли.

Именно в то время в город въехали посланцы великого Ректора до царя Приама - только ему доверяли ахеи составить священную клятву за всех троянцев. Услышав это, быстро поднялся на ноги старый царь Приам, и сразу же по его знаку слуги подвели лихих коней с колесницей блестящей. Приам стал на нее рядом с візничим, и вітроногі кони вылетели сквозь Скейську ворота на широкую долину.

Увидев троянского обладателя, приподнялись ему уважительно навстречу Агамемнон, вождь міднозбройних ахеїв, и Одиссей велемудрый. Сразу же от каждого войска привели несколько белых и черных ягнят - жертву бессмертным богам. Царь Агамемнон достал нож, который всегда висел у него на боку, и отрезал по куску шерсти с голов ягнят, а находчивые оповещатели пораздавали те пучки троянским и ахейским вождям. Могучий Атрід сам зарезал жертвенных ягнят, все вожди приняли кратеры с лучезарным вином. Затем владыка мужей Агамемнон торжественно произнес: [25]

- Зевс, отец наш всемогущий, ты, ясносяйне солнце, ты, земля плодородная, и вы, бурные потоки,- все будьте свидетелями, что мы клянемся положить конец этой пагубной войне честным поединком между Менелаем и Парисом. А кто из нас священную клятву нарушит - пусть прольется кровь его так, как льется на землю вот это темно-красное вино.

Все воины - и ахеи, и троянцы,- возвели к небу руки и умоляли громовладного Зевса прекратить кровавую войну справедливым поединком:

- Зевс, наш отец, повелитель Иды, преславный, великий!

Дай, чтобы тот из них, кто виноват в зваді сей между нами,

Смертью избит, сошел в Аїдову темную обитель,

Мы же все в дружбе навеки составляем клятвы священны.

Тогда старый Приам Дарданід стал на свою блестящую колесницу и сам погнал скорей лошадей к овеянной ветрами Трою - слишком разрывалось ему сердце близкого расстояния смотреть, как сразится сын его возлюбленный Парис.

А на полоске земли между обоими войсками Гектор вместе с Одиссеем принялись измерять шагами место поединка. Потом положили в пустой шлем жребии, чтобы знать, кому из врагов первом бросать копья. Отвернувшись, блистательный Гектор протянул руку и вынул из шлема жребий. Начинать смертный поединок выпало Парису.

Все воины ... лошадей, сели рядами на землю, а оружие бережно положили рядом. Пристально смотрели воины, как готовятся к поединку Менелай и Парис. Оба герои одевались в доспехи замечательной работы, украшенные золотом и серебром, а на медных шлемах у них грозно маяли лошадиные гривы.

Вот вышли герои на место и стали друг против друга такие непримиримые и грозные, что ужас пойняв всех зрителей. Размахнулся изо всех сил Пріамів сын и бросил свое копье. И Менелай мигом наставил щита, и длинное копье застрял в щите, не пробив меди. Тогда метнулся вперед Менелай, любимец бога Арея, крича громко:

- Вот я отомщу наконец тому, кто попрал дружбе и злом отплатил мне за гостеприимство!

Пущенный сильной рукой Менелая, копье пробило щит Париса, драгоценный панцирь и разодрал хитон до самого низа. Вдруг одхилившись, Парис чудом избежал черной смерти. И Менелай, не мешкая, извлек меч и ударил Париса по шлему с такой силой, что срібноцвяховий меч разлетелся вдребезги. И застонал от бессильной ярости ясночолий Менелай.

Зевс могучий! - крикнул он.- 3 всех бессмертных ты найлихіший. [26]

Не хочешь помочь мне в справедливой мести и даже меча моего ломаешь. И все равно я убью того наглеца!

Подбежал к Парису спартанский обладатель и крепко ухватил его за лошадиную гриву на шлеме и поволок героя по земле до ахейского войска. Ремень на шлеме так сжал Парису нежную шею, что он тут бы и умер, а Менелай зажил бы победы и славы. Но увидела то богиня любви Афродита. Невидимая для смертных, расстегнула она своему любимцу ремень под подбородком, и в руках опешившего Менелая остался только пустой шлем.

Бросился герой назад, ища везде своего врага, но тщетно - золотая Афродита бережно окутала Париса густой мглой, сделав невидним для человеческого глаза, и перенесла к Трои во дворец.

Елена до сих пор была на городском стене в окружении троянских женщин. Тогда богиня любви подалась туда, убрав вида старушки ткачихи-служанки, которую Елена привезла из Спарты в Трою. Украдкой дернула ткачиха за одежду душистый Елену и сказала:

- Иди скорей за мной. Парис уже дома и зовет тебя. Странными показались Элени эти слова. Но вдруг она заметила в старой служанки снежно-белую шею и озаренные блеском глаза. Узнала Елена прекрасную богиню и ужаснулась:

- О жестокая, зачем ты снова меня спокушаєш? До Париса я уже не пойду, довольно с меня страшного позора.

Вспыхнув из гнева, Афродита остро ответила засмученій Елене:

- Замолчи, дерзкая, берегись разгневать меня, потому что я могу тебя возненавидеть, как когда-то любила. Еще и разожгу в троянцев и ахеїв лютую ненависть к тебе, и ты погибнешь позорной смертью.

Испугалась Зевса дочь Елена и, запнувшись серебристым покрывалом, отправилась вслед за старой служанкой...

А в то время в долине Атрід Менелай, словно разъяренный зверь, метался по полю, ища Париса, и не мог его найти, хоть нет ахеи, ни троянцы не стали бы его где-то прятать - красавец Парис был всем ненавистен, как черная смерть.

Громко загукав тогда обладатель ахейских мужей Агамемнон:

- Слушайте, Трои сыны, и дардани, и союзное войско!

Видели все - победил Менелай, Ареєві милый,

Поэтому аргів'янку Елену со всем ее богатым сокровищем

Выдайте нам и пеню заплатите, как положено, за нее,

Так чтобы память об этом и для будущих потомков осталась.

[27]

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую