lybs.ru
Вера в то, что глупцы не думают, - самая опасная форма оптимизма. / Данил Рудый


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ

В широкой долине, между быстрых течений Скамандра и Сімоенту, продолжался и дальше кровавый бой. Блестели на ярком солнце медно-острые копья, и падали один за одним ахейских и троянские герои.

Храбрый Еант Теламонид, надежда и опора ахейского войска, первый прорвал вражеские ряды, а за ним - громкоговорящая Диомед, Одиссей хитроумный, Несторів сын Антилох и оба государственные Атриды. Менелай захватил в плен троянского героя Адраста, чьи кони с перепугу понесли и разбили об тамарисковый куст боевую колесницу. Адраст упал с нее вниз головой, и тот же миг Менелай замахнулся на него длинным копьем. И Адраст бросился спартански властителю в ноги и, обнимая их, стал ревностно, сквозь слезы, умолять:

- Подари мне жизнь, доблестный Атріде! Мой отец, узнав, что я оказался в плену на ахейском судне, даст за меня щедрый выкуп, имеет-ибо в своем доме достаточно золота, меди и железа.

Тронули эти слова Менелаю сердце, и он уже хотел было отдать пленника своим воинам, чтобы одвели его к кораблям, но тут подоспел сам Агамемнон, владыка мужей. [46]

- Менелаю, какой же ты легкодухий! - закричал он в сердцах.- Чего это ты заботишься о троянцев? Или они мало нанесли тебе ущерб? То слушай меня: никого не брать в плен! Пусть ни один троянец не избежит смерти и погибнет без следа, без похорон.

Послушался Менелай и оттолкнул от себя Адраста. Вдруг Агамемнон вонзил острое копье в пленника.

А в это время мудрый Нестор, обладатель пілоський, поучал громким голосом ахеїв:

- Друзья! Герои! Не бросайтесь сразу на добычу - ценное оружие, колесницы или лошадей. Не тяните все это до своих кораблей - еще успеете! Так что вперед, не отставайте от первых шерег!

Так говорил старик Нестор, возбуждая отвагу и ловкость в ахеях. Видимо, не выдержали бы троянцы их нашествия и побежали бы, труждающиеся, за городскую стену, и вещий Пріамів сын Хелен разыскал шоломосяйного Гектора, а рядом с ним - Энея, и стал уговаривать обоих:

- Слушай-ка, Ректор, и ты, Энею! Вы же смелые и мудрые троянские вожди. Только вы можете остановить перед стеной настрахане войско. Поэтому идите и остановите! А тогда, как наше войско снова зажжется боевым духом, мы останемся здесь, а ты, Ректор, пойдешь в город, в родительский дом, и скажешь матери нашей, пусть она соберет самых уважаемых троянских женщин и пойдет с ними в акрополь, храм Афины Паллады. Пусть возьмет из дома самое большое и самое ценное покрывало и положит его в храме перед яснозорой богиней. И еще пусть наша мама пообещает могучий Афине принести в жертву двенадцать годовалых бычков, которые еще не ходили в ярме. Только бы Афина зласкавилася над нашим городом, над беспомощными женщинами и детьми.

Послушался великий Гектор своего мудрого брата. Сразу же соскочил с колесницы и направился обходить войско, побуждая троянцев к бою. И снова все забурлило в долине.

Враз повернулись трояны и двинулись против ахеїв.

И отправились аргеї назад и прекратили резню,

им-потому что показалось, что с укрытого звездами неба спустился

Кто-то из богов на троян - так лихо они исчезли.

А блистательный Гектор кричал сильным голосом:

- Храбрые трои сыны! И вы, наши славные союзники! Будьте мужами, вспомните вашу отвагу! Я же поспешу к Илиона сказать мудрым старейшинам [47] и нашим верным женам, чтобы горячо молились вечным богам и обещали принести им щедрые дары.

По той языке Пріамід направился бегом до города, и еще долго виднелся издалека его блестящий шлем с черной гривой, грозно маяла в воздухе, страхаючи врагов.

Только вошел Гектор в Скейську ворота, бросились к нему троянские женщины, расспрашивая о своих мужей, братьев и сыновей. Не мог славный герой сказать им ничего утешительного, только велел искренне и горячо молиться блаженным богам, ибо над всеми, что сражались в долине, нависла страшная опасность.

Наконец добрался Гектор родительского дома - большого, красивого дворца с множеством мраморных комнат, отдельно для каждого сына и каждой дочери отдельно. Вскоре увидел он мать, почтенную Гекабу, что шла с самой прекрасной среди всех ее дочерей - с юной Лаодікою.

Гектор поспешил к ним, поздоровался, а мать взяла его за руку и, сдерживая волнение, спросила:

- Сын мой, чего ты пришел сюда, покинув поле битвы? Видимо, оголтелые ахеи гонят вас до городской стены, и ты пришел помолиться с троянского акрополя, прося ласки в бессмертных? Погоди, я принесу чашу медового вина, и ты сделаешь возлияния Зев-сове и другим богам-олимпийцам, а тогда выпьешь и себе, потому что вино придает новую силу знеможеному воину во время тяжелого боя.

- Нет, уважаемая наша мать,- сказал на то великий Гектор,- не давай мне медового вина, чтобы я не обессилел от него и не утратил мужества и отваги. Да я и не осмелюсь делать возлияния Зевсу грязными руками. Тому, кто весь в крови и грязи, не подобает молиться темнохмарному Зевсу. Но ты - ты можешь молиться. Поэтому собери самых уважаемых троянок и пойди с ними в акрополь, храм Афины Паллады.

Далее Гектор передал матери все, что советовал вещий Гелен, и так закончил свою речь:

- Я пойду и позову в войска Париса, только не знаю, он послушается меня. О, хоть запалася под ним земля! Сколько страданий принес он нашему городу, Приаму-отцу и всем нам, Пріамо-ным детям!

Ушла расстроенная Гекаба в свои светлые покои и велела служанкам созвать самых уважаемых троянских женщин к дворцу. А сама отправилась в хорошо ароматную кладовую, где лежали драгоценные покрывала тонкой [48] работы. Одно покрывало, в стороне от других, сияло, словно блестящая заря на темном небе. Его и взяла Пріамова жена, преисполненная надежды на ласку грозной Афины Паллады.

С большой свитой женщин шла Гекаба до акрополя. Вот на холме и храм божественный. Дверь им открыла жрица Теано, красивая жена славного Антенора, упокірника лошадей. По воле троянцев она стала жрицей в храме Афины Паллады и теперь учтиво встретила старейших троянских женщин.

С тужними вскриками, воздев руки к небу, умоляли троянки яснозору богиню снизойти на них, на их сыновей, сражающихся за высоким троянским муром, а жрица Теано положила лучистое покрывало Афине до ног и сама рядом уклякла с такими словами:

- Выслушай нас, обороно нашего города, могучая Афіно Палладо! Мы принесем тебе в жертву двенадцать однолетних бычков, которые еще не ходили в ярме. Только защити от ахеїв нашу священную Трою, наших славных воинов и беспомощных женщин и детей!

Так молилась жрица, а вместе с ней троянки. Но грозная богиня не приняла тех пылких молитв.

Тем временем Гектор, блестящей медью окованный, шел к Парісового дома, что его построил сам хозяин с помощью лучших троянских строителей. Своего меньшего брата Гектор застал, как то примерял доспехи и щит и ладил себе оружие.

А поодаль в покои сидела прекрасная Елена, наблюдая за работой челядниць.

Строго глянул на брата великий Гектор и укоризненно молвил:

- За тебя, несчастный, гибнет троянский народ! Битва идет уже под самыми стенами Трои. Может, вскоре наше священный город сгорит в огне от вражеских факелов. Поэтому иди скорей и дерись за него!

- Правду ты говоришь, Гектор,- спокойно ответил Парис.- Я и сам уже собирался к бою, и Елена побудила меня идти. Так погоди, я переоденусь в Ареєву оружие, и пойдем вместе.

Ничего не ответил на то блистательный Гектор. Тогда прекрасная Елена грустно отозвалась к нему:

- О, мой дівере, дівере зловорожої женщины, причинниці бедствия! Хотя бы в тот день, как родила меня на свет милая мама, сильный ветер занес меня высоко в горы или утопил в бурных волнах безбрежного моря! Тогда не было бы этой беды, этой кровавой войны, что идет так долго. И когда уже вечные боги нам ее наслали, то пусть мой муж не будет [50] хуже или слабее других, пусть жжет ему сердце позор. А ты, Гектор, сядь в кресло и немного вольно от тяжелого боя, что его причина - я и Парис. И не сердись на нас: всемогущий Зевс готовит и ему, и мне злую судьбу: даже после смерти мы будем жить знеславлені в памяти наших потомков.

- Нет, Елена, не проси меня, чтобы я сел отдыхать. Беспокойное сердце зовет меня туда, в поля битвы. Пусть Парис догоняет меня, а я еще зайду домой попрощаться с любимой женой и маленьким сыном, потому что неизвестно, я вернусь к ним, а боги отдадут меня на растерзание ахеям.

Так ответив ей, Гектор пошел себе шоломосяйний.

Вот вскоре дошел до своего уютного дома,

Білораменної же он не застал Андромахи в покоях,-

С любым ребенком на руках и служанкой, наряженной красиво,

Вышла на башню и там скучала, рыдая горько.

Узнав от служанок, где его жена, Гектор и себе направился к городской стены. Шел он мощеными улицами родного города и словно впервые видел, какое оно красивое, аж сердце ему тоскливо стискалось. Когда уже подходил к Скейским воротам, навстречу бросилась, завидев мужа сверху, верная Андромаха, яснокудра дочь царя Етіона. За ней спешила служанка, держа на руках младенца - их единственного ребенка. Усмехнулся великий Гектор сыну, что манил глаза, словно звездочка ясная. Только усмехнулся, но ничего не сказал.

Проливая усердные слезы, Андромаха взяла мужа за руку, прижалась к нему и горько сказала:

- Мой дорогой! Твоя храбрость потеряет тебя, а вместе с тобой всех нас. И не жалко тебе ни сына малого, ни меня, безталанної. Чует мое сердце - скоро я стану вдовой. А потеряв тебя, лучше мне самой лечь в сырую землю. Больше не будет никакой радости в жизни, впереди ждут сама тоска и черный сумм. Ты же знаешь: нет у меня любимой матери, нет и отца - его убил беспощадный Ахилл, как пришел разрушать наши високобрамні Фивы. Правда, Пелід постеснялся позорить мертвого вождя и даже оружия с отца не снял, да еще и сам уважительно его похоронил. А нимфы нагорные, Зевсу дочери, посадили на высокой могиле шумящие деревья. Ахилл убил и семерых моих любимых братьев, что в горах пасли білорунних овец. Поэтому теперь ты для меня все-и отец, и мать, и брат, и муж мой прекрасный. Сжалься же [51] на меня и родного сына и не уходи из города. С этой высокой башни пошли свое войско туда, к дикой смоковницы, где врагам легче всего преодолеть городскую стену. Кто выдал ахеям то место, не знаю, но они уже трижды именно там шли на приступ, а впереди всех оба Атриды, оба Еанти, Идоменей знаменитый и могучий Диомед.

Отвечал на тот язык шоломосяйний Гектор:

- Жена моя, я тоже тяжело переживаю, потому что, может, навеки ухожу от тебя и сына. И не идти я не могу. Не могу позориться, оставаясь здесь, как трус, за высоким забором. С юных лет я привык беречь отцовское доблестную славу и драться только в первых шеренгах. И сердце мне вещает:

Тот День наступит когда, Илион погибнет священный,

С ним же погибнет Приам и весь люд списоборця Приама.

Но не так за троянцев берет меня сожаление и забота, не за страдания моего державного отца и уважаемой матери, не за братьев, что их, храбрых и славных, столько падет под вражьей оружием,- смущает меня твоя горькая судьба, бедная Андромаха. Того черного дня пойдешь ты, навзрыд рыдая, в ахейский плен, а потом где-то в далеком Аргосе будешь в чужом доме, словно служанка, ткать на кроснах и воду носить. По той тяжелой работой кто-то увидит тебя и твои слезы и скажет: «То жена знаменитого Гектора, был первый среди защитников священного Илиона». И упоминание о любого мужчины только сильнее ятритиме тебе сердце. Нет, пусть я лучше умру, пусть земля меня укроет, чтобы не видеть, как поведут тебя в плен, чтобы не слышать твоего стона и вскрика.

Гектор замолчал и протянул обе руки к сыну. Заплакало дитя и скрылось в объятиях служанки: напугал его блестящий шлем с черной гривой, грозно маяла на ветру. Всміхнулись и отец, и мать своего первенца, звезды ясной. Скорей ізняв великий Гектор из головы ослепительно-медный шлем и положил на землю. Тогда обнял сына, поколисав его немного и, подняв на руках кверху, обратился в Зевса и прочих бессмертных:

-- Всевластный зевс и вы, вечные богово! Сделайте моего сына похожим на меня - мужественным героем, лучшим среди троянского войска. Пусть он станет могущественным властелином Илиона. Пусть во время жестокого боя воины скажут о нем: «Доблестью он даже превзошел отца своего!» И пусть его мать радуется, когда он с большой добычей вертатиме из боя. [52]

По тех словах Гектор осторожно передал мальчика засмученій жене. Андромаха нежно прижала сына к груди и сквозь слезы улыбнулась. . Растроганный Гектор ласково обнял ее и сказал:

- О бедняжка, не-край сердца печалью. Вопреки судьбе я не попаду к Аїдового царства, а от судьбы спастись не может никто, если он смертным на свет родился. Поэтому не плачь, не грусти, а иди домой и смотри за домом. Война - это мужская забота, мужчины защищать Трою, а я - всех остальных.

Сказав так, надел на себя осяйливий Гектор

Свой конегривий шлем. Пошла жена домой,

Лишь оглядываясь часто и проливая обильные слезы,

И вскоре дошла до уютного и людного дома

Гектора-мужогубителя, в нем же застала много

Дворовых служебниц, и ревностные побежали из глаз у них слезы.

Так был в доме своем оплаканий заживо Гектор:

Не ожидал никто, чтобы с войны когда-нибудь домой

Он вернулся, избежав рук и мощи ахеїв.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую