lybs.ru
Ненавидь и люби - и стоит жить или умирать! / Елена Телига


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ

Я к волнуется винно-темное море, когда налетают, неожиданно столкнувшись, противные ветры, мрачный Борей и теплый Зефир, и поднимают черные буруны воды,- так волновалось ахейське войско той ночью после боя, прижатое к своим кораблям.

Расстроенный царь Агамемнон повелел глашатаям собрать к нему вождей, а когда те сошлись, поднялся и, тяжело вздыхая, молвил им:

- Друзья и мудрые советчики! Зевс-олимпиец велит нам бесславно бежать домой. И мы должны покориться, потому что уже не взять нам Илиона, не хватает нам и силы, и оружия.

Долго по этих словах сидели молча опечаленные ахеи, и наконец отозвался дюжий Диомед:

- Когда ты, Атріде, ошибаешься, то я первый готов спорить с тобой. Только выслушай меня без гнева. Всевластный Зевс дал тебе царский жезл, и не дал мужества, а мужество - самое главное для вождя. Неужели ты действительно думаешь, что ахеи трусы? Когда ты стремишься поскорее домой вернуться, то езжай себе, кораблей у тебя достаточно. А мы зостанемося тут, пока, наконец, до основания разрушим Трою. [69]

Кончил говорить Диомед, и отовсюду раздались одобрительные возгласы. А слово взял старый Нестор, обладатель пілоський.

- Діомеде, ты не только самый сильный в бою, но и в совете сей мудрейший, хоть еще молодой, даже сыновья мои все старше тебя. Ты сказал очень правильно, и я вот закончу: Атріде, возвели для старейшин чинить ужин, а молодежь пусть караулит всю ночь возле укреплений. Ты же за ужином слушай советов, потому ахеи нуждаются теперь, как никогда, мудрого совета: эта ночь принесет нам либо смерть, либо спасение.

Внимательно выслушал Агамемнон старого и согласился с ним. По его приказу семьсот юношей, надев боевые доспехи, стали на стражу возле укреплений и позапалювали яркие костры.

А в палатке царя Агамемнона собрались все старейшины на ужин. Когда они удовлетворили первый голод и жажду, снова поднялся старый Нестор, мудрый в советах.

- О славный Атріде!-ласково молвил пілоський властелин.- Зевс-олимпиец вручил тебе царский жезл, чтобы ты разумно властвовал над народами. Но не стесняйся мудрых советов других смертных. Вот я уже давно советовал тебе - еще тогда, как ты силой отнял у Ахилла его пленницу Брисеиду. Еще тогда я отговаривал тебя, но через гордость и спесь ты не слушал умного совета и жестоко оскорбил могущественного Пеліда, любимца вечных богов. А теперь нам надо хорошо подумать, как расположить к себе богоравным героем. Видимо, богатыми дарами и ласковым языком.

- Старче! - ответил на то Агамемнон владущий.- Правильно ты говоришь и правильно картаєш меня. Я виноват, потому что тяжело оскорбил героя, что стоит целого войска. Поэтому, чтобы помириться с ним, я готов послать великие дары - много золота, двенадцать лошадей лучших, семерых лучших женщин и среди них Брисеиду. А если мы возьмем, наконец, Трою, пусть Ахилл настроит полный корабль золотом и возьмет все, что ему угодно. Когда же мы вернемся звитяжцями домой, я отдам за него одну из трех своих дочерей, а в приданое - семь больших, богатых городов. Пусть только утолит свой страшный гнев. Ведь только мрачный бог Аид неблагосклонен к человеческим мольбам, за то и ненавидят его все смертные. Пусть же Пелід вспомнит об этом и больше не сердится - я же старше его возрастом и властью!

Достойно сказал так Агамемнон и сел.

Понравилась Атрідова речь старейшинам, и они положили послать к Ахиллу трех посланцев - Феникса, Эанта и Одиссея, трех героев, что их больше всего любил смертный сын богини Фетиды. [70]

Затем питья юноши налили аж по горлышко в кратеры,

Порозливали в бокалы и всем порозносили гостям,

А совершив возлияние, все выпили, сколько желали,

И вышли из палатки тогда Агамемнона, сына Атрея.

Старый Нестор подошел к посланцев и, спиняючи умный взгляд на каждом, а дольше всего на хитроумному Одиссею, велел им просить Ахилла, утоляя собственную гордость.

Посланники пошли по берегу темного моря и быстро добрались до мірмідонських судов. Ахилла они увидели сразу: тот сидел возле своей палатки, играл на звенящей кифаре и пел песню о древних героев. А напротив молча сидел и слушал то пение его верный друг Патрокл.

Завидев посланцев - первый шел Одиссей велемудрый,- удивлен Пелід быстро встал и с кифарой в руках поспешил им навстречу.

- Уважаемые гости! - сказал Ахилл.- Который хлопоты привел вас ко мне? Гніваюсь я на ахеїв, это правда, и вы всегда дорогие моему сердцу.

С теми словами богоравный Ахилл ввел посланцев в палатку и посадил на скамьях, покрытых пурпурными коврами, а Патроклу велел принести большие кратеры с лучезарным вином.

Вскоре бокалы у всех были полные, на столе дымился свежая жаркое и сам Пелід делил мясо на большие куски. Верный Патрокл в угоду бессмертным богам бросил в огонь пахущого зелье, и тогда все стали угощаться.

Долго ели и пили, и наконец велемудрый Одиссей, подняв бокал с вином, обратился к хозяину:

- Твое здоровье, Ахилл! Богатым ужином ты почтил нас, но не о вкусности пойдет теперь речь. Большое горе надвигается на ахеїв. Уже троянцы со своими сообщниками подошли к наших кораблей. Блистательный Гектор свирепствует, не боится ни людей, ни богов и похваляется сжечь наши корабли скоротечны, а нас всех порубить. И сам Зевс, вероятно, благосклонен к Гектору. Ахилл, хоть и поздно, и помоги наконец ахеям. Ведь твой отец Пелей приказывал тебе сдерживать гордое сердце в груди и уклоняться от ссор, чтобы все ахейцы тебя уважали. Так он говорил, когда ты ехал к Атріда из далекой Фтии. Поэтому вспомни родителей приказ и умерь свое гордое сердце, а царь Агамемнон пришлет тебе щедрые дары.

И хитроумный Одиссей старательно перечислил все, что обещал Агамемнон дать Пелідові теперь и после победы над Троей. [71]

- Если же,- продолжал он далее,- Агамемнон тебе ненавистен и даже подарки его немилые, пожалей тогда войско ахейське, и оно будет уважать тебя, как бессмертного бога.

На тот язык ответил Ахилл быстроногий:

- О Лаертіде славный, умный Одиссей! Искренне скажу, что у меня на уме: ни Агамемнон, ни все войско ахейське не уговорят меня снова сражаться с их врагами. Зачем мне снова рисковать собственной жизнью, ведь благодарности от них я никогда не видел, а только обиду и несправедливость. Завтра я куплю священную гекатомбу богам и отправлюсь со своими кораблями домой, а за три дня, как зласкавиться над нами могучий Посейдон, мы уже будем у берегов родной Фтии. Ты же передай Агамемнону, что я чуждаюсь его дарами. Если бы он обещал мне даже в десять, в двадцать раз больше того, что имеет сам, если бы смог обещать все богатство египетских стобрамних Фив,- и то я бы не проникся к нему. И дочери его я не хочу, пусть она даже лучше Афродиту и умнее Афину Палладу. Много есть в Элладе и Фтии юных красавиц, и мой отец Пелей сам найдет ту, которая станет мне женой. Давно уже я стремлюсь вернуться в родной дом, жениться на достойной девушке и радоваться семейным теплом и богатством, что его отец насобирал мой родной Пелей. Слышал я от матери, срібноногої богини Фетиды, что неумолимая Мойра прядет моей жизни два разные концы: как останусь я здесь, чтобы биться под стенами Трои, то уже не вернусь к родным берегам, зато среди людей никогда не умрет громкая слава о меня. Когда же я, покинув поле битвы, отправлюсь на родину, то буду жить долго и счастливо в родном доме, только навеки погибнет слава моя.

Остановился на мгновение богоравный Ахилл и, тоскливо вздохнув, повел речь дальше:

- Нет ничего дороже жизни. Которая бесценок в сравнении с ним богатство Трои или даже Аполлону сокровища, спрятанные на Піфійській скалы. Потому что все можно купить или завоевать - большие стада скота, вітроногих лошадей, золото, медь и оружие лучшую. А жизнь у человека бывает одна, другой ни купить, ни завоевать нельзя. Так пусть бы ахейских воины возвращались домой,- не збороти им высокой Трои, потому что сам Зевс Громовержец протянул мне свою могучую руку над ней.

Приуныли посланцы, слушая смертного сына богини Фетиды, а он еще и сказал напоследок:

- Возвращайтесь теперь к ахейских вождей и скажите, что гнев мой не угас и помогать им я не буду. Пусть думают сами, как им [72] спасти войско и суда. Идите вдвоем, а Феникс, как хочет, пусть останется ночевать у меня в палатке, чтобы на рассвете отплыть с нами к родной Фтии.

Замолчал Ахилл, и молчали и посланники, поражены его словами. Наконец старый Феникс, проливая горькие слезы, сказал:

- Если, славный Пеліде, ты не можешь одолеть своего гнева и завтра отплываешь домой, то разве же я зостануся здесь без тебя, дорогое дитя? Десять лет назад царь Пелей послал меня сюда с тобой, еще неопытным горячим юношей, чтобы я научил тебя всему, чего узнал за долгую жизнь. Боги наказали меня, не дав потомства, поэтому с детства ты был мне за родного сына. Помнишь, как я, взяв тебя на руки, кормил мясом и наливал в твой бокал лучистого вина, а ты, не вмівши пить, часто обливал мне хитон и колени? Давно то было, теперь ты взрослый, умный, но послушай меня, старика, и умерь злую гордость. Прославленные герои древности тоже часто подвергались гнева, но и умели преодолеть его, зласкавившись за богатые дары и искренние мольбы. И что смертных - даже вечных богов молить возможно! И рассказал старый Феникс о бессмертных богов-олимпийцев:

Вмилостивляють их благоухание дыма, и благочестивые моления,

И возлияния с жертвенным жиром, как ревностно просит

Ласки человек, хотя бы ошиблась она и провинилась.

Дочери-потому что есть у великого Зевса - Лита-Мольбы,-

В морщинах лицо, хромые, с глазами, поглядывают искоса,

Ати-вне себя вслед озабоченно все они ходят.

Ата же есть уже и на ноги проворная, то их гораздо

Опережает и, целую кругом обегая землю,

Вредит всем людям, а Литы становятся им тогда в помощи.

Тот же, кто Зевсових дочерей зустрінувши, их почтит,

Будет помощь от них, они молитвы его вчують,

А как одкине от себя, пренебрежительным словом одмовить,

С ревностным мольбой к Зевсу Кроніона Лита подступят,

Ату чтобы вслед послал одплатити зухвальцю бедой.

- Не отвергни же, Ахилл, нашим мольбам,- добавил в конце старый Феникс,- ведь самые суровые герои всегда повиноваться Летам, дочерям Зевса.

- Фениксе, отец мой дорогой,- сказал Ахилл.- Не бентеж мне сердца такими словами, что ты их говоришь в угоду ненавистному Агамемнону. [73]

Оставайся ночевать у меня, вот и Патрокл уже стелит тебе мягкую постель, а завтра утром мы вместе подумаем, оставаться нам возле Трои, или ехать скорее домой. Атрідові же пусть переведут мой ответ те мужи, что с тобой пришли.

Переглянулись посланники, и могучий Еант сказал Одиссея:

__ Да, велемудрый Лаертіде, придется нам с тобой возвращаться

обратно, так и не впоравши дела. Надо же перевести ахейским вождям Ахиллово слово, хоть оно и плохое. Дикая, гордость овладела сердцем Пеліда, а он, злобный, даже забыл прежних друзей по оружию, что почитали его больше всего из всех ахейских героев. О, утоли свое гордое сердце, Ахилл, и почитай царский посланников, мы же всегда к тебе проявляли дружбу и уважение.

- Истинны слова твои, отважный Эанте, и не могу я одолеть безмерного гнева, когда вспомню, как Агамемнон оскорбил меня перед всем войском, словно какого-то нищего зайду. Идите к нему и скажите, что я и не вздумаю участвовать в битве, пока шоломосяйний Гектор, спалив все ваши судна, подойдет уже к моему чорнобокого корабля и палатки. И, видимо, сам он не осмелится сразиться со мной.

На этом кончил свою речь Пелід. Полные бокалы стояли перед каждым, и, выпив лучистого вина, оба посланники отправились в обратный путь.

А в Атрідовому палатке на них еще и до сих пор ждали ахейских старейшин. Вышли они навстречу посланцам, и ничего утешительного от них не услышали. Приуныли вожди и долго молча сидели, размышляя, что же делать дальше. Наконец отозвался громкоговорящая Диомед:

- Нечего просить у Ахилла помощи, потому что от наших просьб еще сильней гордость впавшим ему сердце. И зря, все равно всемогущие боги заставят его стать в конце к бою. А нам всем теперь время хоть немного отдохнуть. Ведь завтра, только на млистому небе засияет розовая заря, мы соберем все войско для последней битвы.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую