lybs.ru
Солнце успеха быстро высушивает подмоченную репутацию. / Андрей Коваль


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА

Только розовая Эос підвелась из своего далекого ложа и вышла на небо нести ясный свет бессмертным и смертным, как сразу всемогущий Зевс послал к ахейских быстрых кораблей непреодолимое богиню Эриду. Спустилась она к ахейского состояния и, держа в руках знамя войны, сошла на черный Одіссеїв корабль, что стоял как раз посреди других. Хотела богиня, чтобы ее мощный голос услышали все ахеи, даже славные герои Ахилл и Еант Теламонид, которые, полагаясь на свое мужество и силу, поставили корабли по краям лагеря.

На корабль уступив, крикнула богиня мощно

И страшно и каждому в сердце ахеєві буйную вдохнула

Силу и похоть воевать и с врагом сражаться без устали.

С той же минуты война им милее стала сдаваться,

Чем к отчизне возвращение на кораблях крутобоких.

Громко воззвал тогда к міднозбройних ахеїв Атрід Агамемнон, Чтобы готовились к последнему бою, и сам стал быстро облачаться в доспехи войны. [83]

На могучей груди закрепил он драгоценный панцирь, дар кипрского обладателя: десять полос с черно-синей стали, двадцать оловянных и двенадцать полос из чистого золота украшали тот панцирь. А по нему до самой шеи героя тянулись темно-синие змеи, по три с обеих сторон, словно радуга, что ее Зевс Громовержец сводит в небе, как странное знамение для смертных людей. Черезпліч Агамемнон повесил золото-цвяхований меч в серебряных ножнах, а в руку взял щит, откуда смотрела, наводя ужас на людей, уродливая Горгона, а за ней прятались Страх и Тревогу, два родные братья.

Тот щит имел серебряный черенок в обличье дракона. Длинная драконья шея извивалась вверх, а из нее вырастали три устрашающие головы. Блестящий шлем с медным гребнем и конской гривой украсил герою голову, а от его больших двух копий с медными остряками далеко видніло сияние.

И тогда раздался гром в чистом небе - то грозная Афина Паллада и Гера могучая славили обладателя золотых Микен.

Ахеи не становились на свои колесницы, а пешие выстраивались к бою, позади же візничі держали под рукой лошадей. Гул и грохот снялись в долине. Вдруг ахейське войско збентежилося от зловещего знака: темнохмарний Зевс укрыл землю кровавой росой. Видно, много отважных героев хотел он сегодня дошел до мрачного Аида!

Троянцы тем временем тоже строились, а среди них, словно зловещая заря, что, вынырнув из-за черных туч, засияет на миг и скроется в облаках, а потом снова сверкает в небе,- то тут, то там среди троянского войска появлялся, пломеніючи медью, неутомимый Гектор, и оружие его мерцала, словно молнии громовладного Зевса.

Вплотную сошлись вражеские войска, и началась кровавая битва.

Словно жнецы, что с противоположных концов навстречу рядами

Жнут ячмень или пшеницу на ниве богатого мужа

И густо ложится за ними в снопы по всей полосе колосья,-

Сходились так одни с одними ряды троян и ахеїв

В битве яростной, никто из них о побеге згубливу и не думал.

Радовалась богиня раздора Эрида, глядя на бой. Из бессмертных только она сама была здесь, в долине, все боги отдыхали в своих осиянных дворцах на склонах Олимпа. Розгнівилися они на Зевса за помощь троянцам, и он, гордый своей могучей властью, не обращал внимания на это и сидел в стороне от всех на высокой верховине родниковой [84] Иди, поглядывая оттуда на многолюдную Трою, ахейских крутые корабли, на долину, где блискотіла боевая медь и где люди убивали и сами умирали.

Долго-долго, пока светало и разгорался священный день, с обеих враждующих сторон сыпались стрелы, летели копья и падали герои. А в обеденный час славные ахеи отважно прорвали троянские шеренги. Впереди бился владыка мужей Агамемнон. Могучий и сильный, он безжалостно сеял вокруг себя смерть.

Так, как будто ветром роздмухане пламя губительно обнимет

Вдруг девственный лес и летают повсюду, и с корнями

Вырванные огненным водоворотом падают густо деревья,-

Так и в троян, что убегали от рук беспощадных Атріда,

Головы падали густо. С могучими шеями лошади

Мчались грімкі колесницы пустые между рядами воинов.

Грохотали пустые колесницы троянцев, схарапуджені лошади дико ржали, а над долиной все больше кружило хищных коршунов.

Спасаясь от неистового Агамемнона и его воинов, троянцы бежали до родного города. Вот миновали они уже развесистую смоковницу, миновали древнюю могилу, где похоронен славного царя ела, а вот и огромный дуб, что растет у самой Скейских ворот.

Уже недалеко оставалось ахеям до высокого троянского стены. И вдруг всевластный отец всех бессмертных и смертных, держа в сильных руках огненные молнии, пристально взглянул на землю и велел своей вестницы, золотокрилій Ириде:

- Спустись до Трои и прикажи Гектору не встревать пока в битву, хоть бы и как штуромовал Агамемнон. Других героев пусть побуждает биться, а сам держится в стороне. Только тогда, как будет ранены Агамемнона, пусть Гектор становится к бою. Я предоставлю ему такую силу, что он отгонит ахеїв прочь к чорнобоких кораблей.

Тот же миг золотокрила Ирида легко, как ветер, слетела с высокой Иды к священной Трои, разыскала шоломосяйного Гектора и передала ему Зевсову волю. Гектор сразу же взялся обходить войско, подбадривая его и побуждая к бою. Обернулись троянцы и грудью встретили нашествие ахеїв.

Перед в ней до сих пор вел владыка мужей Агамемнон. Навстречу ему смело вышел фракиец Іфідамант, воинственный и сильный сын героя Антенора. Бросил в Ифидаманта своего копья Агамемнон, и промахнулся. [85]

Тогда фракиец попытался воткнуть медную оружие в Атрідове тело там, где кончается панцирь, но копье не прошел сквозь богато украшенный пояс: остряк наткнулся на серебряное украшение и, не пробив ее, сам прогнулся. Выхватил Атрід могучей рукой вражеского копья и тут же мечом отрубил герою голову.

Увидел это Коонт, старший Іфідамантів брат, и черное горе потьмарило ему белый свет. Подкрался он к Агамемнону и вонзил ему копье в руку у самого локтя.

Вздрогнул от жгучей боли государь мужей, но битвы не бросил. Словно вихрь, он метнулся вслед за Коонтом - то скорей тяг с поля битвы мертвое братцы тело. Увидел Коонт, что догоняет его грозный Атрід, наставив щита, откуда смотрела, наводя ужас, уродливая Горгона, а за ней прятались Страх и Тревогу, два родные братья. И заорал Коонт, созывая троянцев на помощь. И за мгновение замолчал и он, смертельно раненный острой медью разъяренного Атріда. Так от одной сильной руки погибли оба Антенорові сыновья.

Долго еще не утихал Агамемнон, избивая врагов то копьем, то мечом, то просто камнями. И, наконец, острая боль одолел героя, и он, ступив на свою колесницу, громко крикнул:

- Друзья мои, смелые вожди и советники мудрые ахейского войска! Видно, всемогущий Зевс не захотел, чтобы я дрался дальше с троянцами, я должен уходить с поля битвы, и на вас всех я звіряюсь!

И, вздымая пыль, золотозбруї лошади помчались царя Агамемнона в его черных кораблей.

Только великий Гектор увидел, что царь Агамемнон покинул войско, то крикнул громко, изо всех сил:

- Слушайте, Трои сыны, дардани и союзное войско! Лучший ахейский воин ушел с поля боя. Поэтому не медлите, будьте мужами и сражайтесь, чтобы славу получить.

Приговаривая так, он в каждом пробудил силу и рвение.

Словно охотник, охотясь на дикого кабана или льва,

Псов белозубых гавкущу натравливает свору на него,

Так підохочував духом одважних троян на ахеїв Гектор,

Пріамова вить, людовбивцю Ареєві ровный.

Сам же в передних рядах шел он, душой величественный,

И в гущу сечи врывался, как вихрь навальный,

Что, налетев, будоражит моря гладь фиалковым.

[86]

Тяжко было бы ахеям, пришлось бы им бежать на свои корабли, если бы не хитроумный Одиссей.

- Могучий Діомеде,- обратился он к герою,- неужели мы забыли про воинскую славу? Неужели позволим шоломосяйному Ректору захватить наши быстрые корабли? Стань возле меня, и давай драться до упора.

- Я охотно буду драться рядом тебя,- сказал дюжий Диомед,- только не будет пользы из того, потому что Зевс Громовержец желает победу не нам, а знавіснілим троянцам.

Словно два диких кабанов, что бросаются, разъяренные, на охотничьих собак и рвут их на куски,- так и два ахейских героев безжалостно уничтожали своих врагов. И свободно відітхнуло ахейське войско, что до сих пор в беспамятстве убегал от шоломосяйного Гектора.

Глядя с высокой Иды на оба вражеские войска, государственный Зевс дал им равные жребии на победу и дальше спокойно наблюдал битву. Вот Диомед смертельно ранил одного троянца, но в тот же миг заметил его и Одиссея великий Гектор и бросился навстречу, громко крича, а за ним двинулись дружно ряды троянцев.

Увидев это, вздрогнул отважный Диомед и сказал Одиссею:

- Опять на нас надвигается божья кара - Гектор могучий. Надо нам выдержать и погнать троянцев отсюда прочь.

Так сказал Диомед и, подняв копье, бросил его сильной рукой в голову блестящем Гектору, но немного промахнулся. Копье ударил по верху блестящего шлема, Аполлонова дара. И медь отскочила от меди, не ранив прекрасного тела.

Гектор отпрянул назад и скрылся среди троянских воинов: от сильного удара ноги его подогнулись, в глазах потускнело, и он упал на колени, крепкой рукой опираясь на землю. И за мгновение герой очнулся, вскочил на свою колесницу и помчался, спасаясь от черной гибели. А разъяренный Диомед, потрясая копьем, крикнул ему вдогонку:

- Опять ты избежал смерти, снова спас тебя бог Аполлон. Видимо, ты и во время битвы молишься Срібнолукому. И все равно я потом убью тебя, а тем временем убиватиму других троянцев.

Замахнулся Диомед и одним ударом убил вражеского воина, а за ним сразу же еще одного. Наклонился герой, чтобы снять с убитых доспехи, и не заметил, что целится в него из лука Парис, спрятавшись за мраморную колонну на могильном холме царя ела, прародителя троянцев. [87]

Вот просвистела в воздухе стрела и вп'ялась Диомеду в ногу. Захохотал победно Парис, выскочил из укрытия и крикнул, рисуясь:

- Ага, ты ранен! Недаром напинав я так сильно свой лук. Жаль только, что я не убил тебя на смерть. Тогда немного отдохнули бы троянцы - они боятся тебя, словно овцы кровожадного льва.

- Вот еще мне стрелец! - насмешливо сказал Диомед.- Ты умеешь только кичиться своими кудрями и заглядываться на женщин. А стреляешь ты так, словно хилый ребенок,- твоя стрела едва поцарапала мне ногу. Зато мои быстрые стрелы летят безошибочно, и смерть от них неизбежна.

Так сказал Диомед, Одиссей, приблизившись, встал перед ним, заслонив от врагов. Тогда Диомед наклонился и вытащил из ноги стрелу. Острая боль пойняв героя, и он, вскочив на колесницу, велел возничему гнать лошадей к кораблям, ибо уже изнемог от раны.

Остался Одиссей сам, все ахейских воины, напуганные, побежали прочь. Тяжело вздохнул ітакійський обладатель и мысленно сказал:

- Горе мне, что теперь мне делать? Бежать - позорно, но как драться самому с целым войском? И, собственно, чего я не знаю? С поля битвы бежит только трус, а храбрец должен или победить, или славно погибнуть.

Пока бесстрашный Одиссей размышлял, что делать, подоспели щито-выносные троянцы и окружили его со всех сторон, но окружили себя на гибель. Казалось, то стая охотничьих собак выследила среди зарослей дикого вепря и теперь бросается отовсюду к нему; псы рычат, щелкают клыками, но все же боятся нападать на ужасного зверя. Так Одиссея, любого Зевсу, обступили троянские мужи.

И хитроумный ітакійський обладатель напал первый. Многих троянцев убил он своим острым копьем, убил и родного брата прославленного воина Сока. Увидел это Сок, подскочил и блестящим копьем пробил Одиссею тяжелый щит, панцирь ценный и содрал ему кожу с ребер. Рана была не смертельная, хотя очень болезненная.

- Берегись, несчастный! - яростно крикнул Одиссей.- Попадет в тебя мой острый копье, и обнимет тебя черная смерть. Тогда я одержу славу, а мрачный Аид - твою душу.

Сок был надумал бежать, и Одіссеїв копье его догнал...

Но и в Одиссее хлестала кровь из раны, что ее нанес Сок. Троянцы, увидев ітакійського обладателя в крови, бросились скопом на него. Он отступал, защищаясь, и черная гибель, казалось, уже затянула его в свои путы. [88]

И крикнул тогда отважный Одиссей, сколько стало голоса в груди, крича міднозбройних ахеїв на помощь, крикнул еще раз и еще. Трижды услышал его крик царь Менелай, любимец бога Арея. Вместе с сильным Еантом бросились вызволять героя. А его уже отовсюду окружили троянцы, словно хищные шакалы раненого оленя.

И Одиссей не сдавался и длинным копьем мужественно отражал врагов. А как увидали троянцы могучего Эанта, что поднимал, словно башню, огромного щита, они бросились врассыпную.

Менелай забрал к себе на колесницу заюшеного кровью Одиссея, а могучий Еант преследовал и дальше троянцев.

Словно поток, что с горных вершин в долину сбегает,

Полон вод сніготалих и Зевсових слив непреодолимых,

Всохлих много дубов неся с собой и сосен,

Множество обломков и ила много в море сбрасывает,-

Так на равнине тогда бушевал и Еант лучезарный,

Лошадей рубя и воинов...

Не знал об этом великий Гектор, что дрался далеко слева, где шумит река Скамандр. Там шла ожесточенная битва, громче всех раздавались боевые крики. Блистательный Гектор, как буря, крушил ахейских шеренги, а они вновь и вновь становились стеной. То славные герои - старый Нестор, сильный Идоменей и Асклепіїв сын Махаон - вновь и вновь поднимали войско к бою.

Не отступили бы міднозбройні ахеи и на шаг, и вдруг трехгранная стрела вонзилась глубоко в правое плечо Махаонові. То снова коварно стрелив красавец Парис.

По совету Идоменея Нестор сразу же повез Махаона до ахейского состояния - ведь один хороший врач дороже для войска многих воинов.

Тем временем шоломосяйний Гектор поспешил туда, где круг могучего Эанта бушевала битва. Он пытался прорваться в самый группу врагов и пробить их ряды, но столкнуться с Еантом избегал, боясь гнева Зевса.

Однако Зевс Громовержец вселил в Эанта ужас, и тот, прячась за свой щит семишкурий, начал отступать, оглядываясь, как затравленный зверь. Так гордый лев, забравшийся ночью в стадо, убегает от пастухов и собак. Вдогонку ему летят палки и камни, и он на них не обращает внимания - мало силы у людей, чтобы причинить ему вред. [89]

Вокруг Эанта падали копья и стрелы, некоторые застревали в его величезнім щите, но герой, невредим, медленно отходил назад. Сам один, он сдерживал целое войско, не подпуская его к кораблям.

Наконец увидели ахеи, какая угроза нависла над могучим Еантом, и бросились его защищать. Стеной встали они перед ним, затулилися щитами и подняли длинные копья.

Так воевали ахеи, и битва, словно неудержимая пожар, не утихала ни на миг. Смотрел на нее с кормы своего крутобокого корабля богоравный Ахилл, и сердце разрывалось ему от того, что столько падало ахейских героев и столько беспомощно убегало. И когда взмыленные кони вынесли из боя колесницу с Нестором и Махаоном, не выдержал Пелід - вовсю позвал своего верного друга Патрокла. Вышел Патрокл из палатки, похожий на бога Арея, и с того началась его пагуба.

- Друг мой Патрокл, Ты любимцу! - обратился к нему Ахилл.- Уверен я, что сегодня ахеи обнимать мне колени и умолять о помощи, потому что уже заходит им на большие затруднения. Бегут они от троянцев, а те гонят' их и уничтожают. Вот промчался стрелой мимо меня седой властелин пілоський на колеснице, он вез какого-то раненого, кажется мне - Махаона, Асклепієвого сына. Прошу тебя, пойди к старому Нестора и узнай, действительно Махаона ранены.

Послушался Патрокл своего друга и быстро побежал к кораблям и палаток ахейских. А в то время старый Нестор уже сидел вместе с Махаоном в своем шатре. Красивая прислужница поставила перед ними стол с яствами и поналивала в бокалы лучистого вина.

Только они удовлетворили первую жажду и голод, как в входе стал похож на бессмертного бога Патрокл. Радушно встретил его седой хозяин, взял за руку и пригласил садиться к столу. Но отказался верный Патрокл.

- Сейчас не время, не проси меня, уважаемый Нестор. Ахилл прислал меня спросить, кого ты привез раненого, но я уже вижу - то Махаон. Надо мне скорей известить Пеліда, чтобы не розгнівився, ты же сам знаешь, какой он бывает страшен в гневе.

- Чего это вдруг Ахилл стал беспокоиться за раненых ахеїв? Разве до сих пор он не видел, беды потерпело войско? Разве не знает, что на кораблях лежат раненые наши лучшие герои: весь в ранах от стрел сильный Диомед, тяжело страдают Одиссей и царь Агамемнон. Ранены и этого юноши, что я успел выхватить из боя. А благородный [90] Ахилл и не сокрушается бедствием ахеїв. Или, может, он хочет увидеть, как здесь, на берегу священного моря, займутся ярким огнем наши быстрые корабли? О, если бы мне вернуть молодость и силу, когда буйствовала в теле гнучкім! И зря, исчезла уже сила, а тот, кто сильный, могущественный, заботится только за себя. Только Ахилл еще заплачет, когда - я боюсь! - погибнет все наше войско.

Тяжело вздохнул старый Нестор, а тогда повел речь дальше: - Друг мой, милый Патрокл, вспомни, что завещал тебе отец, славный Менойт, в тот день, когда провожал тебя из родной Фтии до царя Агамемнона воевать высокую Трою. Слышал я те мудрые слова, потому что мы с Одиссеем именно созвали тогда ахеїв в войска и пришли к царскому дому Пелея, где полно было всякого люда. Увидели мы Ахилла, тебя и твоего славного отца Менойта. А хозяин, старый Пелей, у себя во дворе производил жертву великому Зевсу: курил жирные бычьи бедра и поливал их искрящимся вином из золотой кратеры. Когда мы с пространным Одиссеем стали на пороге, вскочил быстроногий Ахилл, подбежал к нам и, взяв за руки, повел к столу угощать, как почетных гостей.

Как мы обрадовались щедрыми яствами, начал я к вам говорить и приглашал ехать с нами. Вы с Пелідом вмиг согласились, а ваши славные родители дали вам мудрые советы. Седой Пелей приказывал своему сыну Ахиллу быть храбрым в бою и в этом всегда выше других. А Менойт сказал тебе: «Сын мой, и родом, и силой Пелід лучше тебя, но ты старше годами. Помогай же ему добрым советом и мудрым словом, любой Ахиллу примером, а он к хорошему всегда благосклонен». Так завещал тебе отец, а ты, видно, уже и забыл его слова. Поэтому сейчас поговори с Ахиллом, он умный, должен тебя послушать. Авось, с помощью богов его повезет убедить. А если нет, то пусть хоть вирядить своих мірмідонців к бою, а тебе позволит взять его ясную оружие. Для ахеїв ты станешь светом спасения, а троянцы, приняв тебя за Пеліда, хоть немного перестанут сечу и дадут отдохнуть нашим воинам, ведь они совсем устали от страшного боя. Тогда вы легко відженете изможденные вражеское войско от кораблей вплоть до самых стен Илиона.

Мудрая речь старого Нестора взволновала Патрокла, и он, не мешкая, помчался к Ахиллу. По дороге, уже возле Одиссеевых кораблей, встретился ему герой Эврипил. Тот шел с поля битвы, сильно хромая, ибо вражеская стрела глубоко вонзилась ему в бедро. Пот заливал Эврипилу голову и плечи, из глубокой раны сочилась черная кровь, но светлый [91] ум еще его не покинул. Жалко было Патроклу смотреть на героя, сокрушенно вздохнул он и молвил:

- О несчастные мужи! Так далеко от родины и от родного дома умирать! Скажи мне, Евріпіле, стоят еще ахеи против грозного Гектора, а падают, обузданы его острым оружием?

- Благородный Патрокл, ахеям не будет спасения,- грустно сказал Эврипил.- Все наши лучшие воины лежат на судах, раненые кто стрелой, кто копьем враждебным. А троянское войско только крепчает со временем. Помоги мне, друг, отведи на корабль и вынь проклятую стрелу.

Позарез надо было Патроклу бежать к Ахиллу, и не мог он бросить героя в беде. Крепко поддерживая раненого, Патрокл повел его на корабль. Там он положил Эврипила на бычью шкуру и своим острым мечом вырезал из бедра страстную стрелу, обмыл рану водой, а затем присыпал ее растертым корешком вигойного зелье. И враз полегчало больному, рана обсохла, и угомонилась кровь.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую