lybs.ru
Не забывайте того хорошего, что умеете, а чего не умеете, тому учитесь. / Владимир Мономах


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ

Когда великий Гектор со своим войском добрался наконец до ахейских кораблей, всевластный Зевс спокойно отвернул свои ясные очи от битвы, от священной Трои и кораблей крутобоких. Больше он не смотрел туда, уверен, что никто из бессмертных богов не вздумает помогать ахейцам или троянцам.

И не зря караулил могучий хитач земли Посейдон, сидя на высокой, поросшей лесом горе. Оттуда ему было хорошо видно и Пріамове город, и долину, и все побережье с ахейськими кораблями. Созерцая битву, Посейдон жалел ахейцев и гнівився на Зевса - Наконец не выдержал Посейдон и сошел с горы в долину, вплоть лес задрожал и задвигалась земля под поступью разгневанного бога.

Трижды бессмертный ступил, а ступив в четвертый раз, оказался на дне глубокого залива, возле своего препишного дворца. Сразу же Посейдон запряг в колесницу быстрых, словно ураган, лошадей с золотыми гривами, сам облачился в золотые одеяния, взял золотой кнут и только-только стал на колесницу, как золотогриві лошади рванули, вынесли колесницу на морскую гладь и помчались так быстро, что колеса почти не касались волн.

Бесчисленные морские чудища узнали своего обладателя и весело запрыгали вокруг. Волны сильнее зашумели и побежали еще быстрее, а вместе с ними и божественные лошади - к берегу, к чорнобоких ахейских кораблей.

В морской глубине в тех местах есть широкая пещера. Туда и направил могучий бог свои лошади, розпріг и спутав их золотыми цепями, чтобы ждали его, а сам отправился на берег, к ахейского состояния.

Тем временем троянцы с шоломосяйним Гектором передвигались вперед, словно неудержимый огонь, и казалось, ничто их не остановит и корабли скоро будут уже не ахейских, а их.

И вдруг среди міднозбройних ахейцев появился Посейдон в облике прорицателя Калханта. Его голосом, звонким и громким, обратился бог к обоим храбрых Еантів:

- Вы спасете ахейське войско и корабли, если вместо мысли о побеге вспомните о собственной мужество и отвагу. Не надо пугаться троянцев, хотя они и прорвались сквозь ворота. Страшен нам только неугомонный, словно пламя, Гектор, который гордится тем, что он Зевса рода. Но и Гектора вы відженете ед кораблей, хоть бы ему помогал сам гЗевс Громовержец!

Сказав так, земдедержець, могучий земли потрясатель,

Посохом ударил обоих и предоставил им мощной силы,

И стали гибкие у них суставы, невтомливі руки и ноги.

Сам же, словно бистрокрилий тот ястреб, что, снявшись с высоких

Скал, только козам доступных на крыльях повиснет в воздухе,

Чтобы в погоне за птицей-то на долину упасть,-

Так Посейдон отлетел от них быстро, земли потрясатель.

Переглянулись оба Еанти и поняли, что то был не прорицатель Калхант, а какой-то бог,- только бессмертный мог вселить в них такую силу и непобедимую отвагу.

А могучий Посейдон ходил в это время среди тех ахейских воинов, что держались позади всех, у кораблей. Труждающиеся ОТ боли и горя, подавленные тем, что шоломосяйний Гектор с троянцами прорвался сквозь укрепления и приближается к кораблям, они уже не имели сил сражаться дальше, а только плакали беспомощно и горько.

Но вот появился среди них седой Калхант и громко произнес:

- Позор вам, ахейцы, молодые воины! На вас я полагался больше всего и даже не подозревал, что вы можете бросить оружие. Видимо, настал день, когда мы все погибнем от троянцев, тех троянцев, которые когда-то были робки и пугливы, как олени в диком лесу. Но ахейцам, отважным и сильным, не подобает избегать боя. Я знаю: вы хоробріші за других, вы - первые в ахейском войске, поэтому не ганьбіться, убегая с поля битвы. Я не сержусь на

трусов, потому что в них пугливые сердца. Но на вас я злюсь страшно. Поэтому вспомните, друзья, о чести и о славе и становитесь к бою - богоравный Гектор сражается уже здесь, у самых наших судов.

Поразили ахейцев слова прорицателя Калханта,- ведь его устами говорил к ним сам могучий хитач земли Посейдон. Вдруг возбудилась в них небывалая отвага и сила. Торопливо становились ахейцы в плотные ряды, и так дружно и ловко, что сам суровый бог войны Арей или грозная Афина Паллада могли бы гордиться ими.

...Отборные, лучшие

Воины здесь на троян и божистого Гектора ждали -

Копье у копья, щиток при щитке неразрывно сомкнуты,

Щит к щиту, шлем к шлему и к воина воин.

Гребни тех конегривих шлемов сталкивались при каждом

Руси, так плотно друг возле друга вой стояли.

Грозно щетинились острые копья в ладонях отважных

Воинов,- они порывались вперед, стремясь боя.

Но и троянцы шли огромной толпой, и впереди ясно блестели шлем и оружие великого Гектора. Словно стремительный камень, подмытый волнами горного потока, падает с вершины высокой скалы и, подскакивая на острых выступах, крушит деревья и громко несется дальше, вниз к равнине,- так и Гектор, окованный блестящей медью, мчался во главе своего войска, мчался, надеясь пробиться к самому морю и уничтожить ахейцев и их корабли скоротечны.

Вдруг Гектор остановился, налетев на непоколебимые ряды міднозбройних врагов. Наставив острые копья, мечи и щиты, они заставили блестящего героя отступить. Потрясенный, он громко крикнул:

- Слушайте, друзья - троянцы, ликийцы, все союзное войско! Стойте со мной. Ахейцы недолго будут сопротивляться, они испугаются моего длинного копья, если только действительно всевластный Зевс помогает мне.

Снова зловеще загремела оружие, снова грохот и шум раздались над полем битвы. Падали мужи, как те ясени на горных склонах, что, срубленные медным топором, бессильно простирают свое зеленое ветви по земле. Так упал ед Гекторового копья Посейдонів внук Амфімах, только загремел на нем медный доспех. Гектор бросился вперед, чтобы снять с Амфімаха его шлем с пышной гривой. Тот же миг Еант метнул свое копье в Гектора, но троянский вождь был весь закован в металл и щит имел большой, выпуклый. Внутрь того щита и попал Еантів копье, не причинив герою вреда, только відшхтовнув его крепко назад. Тогда ахейцы схватили Амфімахове тело и понесли бегом к кораблей.

Еще сильнее розгнівився теперь Посейдон, увидев убитого внука. Снова пошел он подбадривать ахейцев и, приняв облик героя Тоанта, обратился к вождю критских дружин Идоменея. Тот как раз возвращался от лекарственного палатки, куда провел раненого друга.

- Идоменея, слава заядлых критян, скажи мне, неужели вы все забыли, как грозились уничтожить троянцев и разрушить Пріамове город священное?

- Нет, Тоанте,- отвечал Идоменей,-мы не забыли, но в том, что произошло, никто из нас не виноват. Мы все умеем воевать, никто не испугался, никто позорно не сбежал с поля боя. И, видно, хочет Зевс Громовержец, чтобы ахейцы полегли здесь, далеко от родных берегов, без почета и славы.

- Поспешим, Идоменея, до битвы,- торопил его Тоант,- вдвоем мы принесем какую-то пользу, пусть и маленькую. Ведь мы умеем драться и с самым храбрым врагом.

И бессмертный отправился туда, где сражались смертные. А храбрый Идоменей поспешил к своему большому шатру, нарядился в драгоценный доспех, в руки взял два больших копья и побежал с поля битвы, похожий на молнию, что ее всевластный Кронион бросает из заоблачного Огімпу, предвещая людям бедствие, и свет от той молнии сияет далеко вокруг,- так пламенела понятное медь в Идоменея на груди.

Недалеко от палатки встретился ему воин Мэрион. Остановился тогда Идоменей и спросил:

- Быстроногий Меріоне, чего ты бросил бой и бежишь со всех ног сюда? Может, тебя ранены и жгучее железо бередит молодое тело? Или, может, несешь мне какую лихую весть?

- Нет, вождю міднопанцерних критян. Я бегу по острое копье, потому что свой сломал об вражеский щит. Нет ли у тебя в палатке лишнего оружия?

- В моей палатке копий много, ты найдешь их хоть двадцать при самом входе. То троянские копья, что я получил в бою. Есть там и щиты и латы, и ясно-блестящие шлемы.

- Вражеского оружия много и у меня на корабле, только далеко туда бежать. Ты же знаешь, как я воюю: всегда в первых шеренгах, ища славы.

- Да, это я знаю и уверен: если тебя ранят в бою, то не в затылок и не в спину, а только в живот или в грудь. Поэтому я охотно дам тебе оружие. Беги скорей, бери себе копье, которое тебе нравится, и догоняй меня.

Мгновенно крутанулся Мэрион, и вот оба герои побежали с поля битвы, зловеще сверкая медным оружием. Казалось, то мчится сам грозный бог войны, мужовбивепь Арей вместе со своим любимым сыном, Страхом могучим.

Увидев героев, троянцы бросились на них, и снялась потасовка в том месте.

Словно ураган, в посвисті буйных ветров неистовствует

В дни жары, когда пылью покрыто глубоким дороги,

И облака пыли поднимаются вверх от встречных вихрей,-

Так завихрилася и битва между воинов, стремились сердцем

В сечи убивать друг друга, уничтожать острой медью.

Поле-потому людоубивчого боя наїжилось лесом

Длинных копий, что пронизывают тела. Засліпилися глаза

Сияние медных шлемов, ярких щитов и блестящих

Панцерів, ясно начищенных лат на плечах могутливих

Воинов, что в битву идут. И только закаленный сердцем

Не расстроился бы, поглядывая на их труд, а обрадовался бы.

Так Зевс и Посейдон, могучие Кроносові дети, оба готовили горе героям, только каждый по-своему. Зевс-олімпіець твердо положил дарить победу блестящем Ректору и троянцам. Однако он не жаждал полной гибели ахейцев под высокой Троей, а только стремился прославить сына серебристо-ноногої богини Фетиды - отважного Ахиллеса Пеліда. Посейдон же, гордо сетуя на Зевса, вышел тайком из моря и взялся помогать медно-вооруженным ахейцам.

Хоть оба боги происходили из одного рода, и Зевс Громовержец был старше и мудрее. Посейдон боялся его, за то и действовал тайно. Так государственные Кроніди протянули над обоими войсками, крепко стянув узлом, сити кровавой войны и черной пагубы.

Много троянцев понесло смертельного удара Идоменея - великая сила буйствовала в герою, хоть седина уже сріблила ему голову. Первого убил он Отріонея, жениха прекрасной вид дочери приама - Кассандры. Старый обладатель троянский обещал отдать Огріонеєві свою дочь, если тот отгонит ахейцев ед священной Трои. Смело и гордо сражался юноша, но крепкий Ідоменеїв копье сверкнуло в воздухе, и он упал, истекая кровью.

Насмехаясь, Идоменей поезд был тело юноши к себе, и на защиту убитого вышел здоровенный Асий, выступая впереди рыжих лошадей, тяжело храпели от духа крови. И не успел Асий нацелиться в критского властителя, как тот первый бросил свой безупречный копье, и могучий герой упал. Так падает дуб или ясень серебристый под острым топором лесоруба.

Асий лежал, шарпаючи землю пальцами, рядом умирал его возничий,- растерялся и не успел убежать на колеснице. А рыжих лошадей, что страшно храпели, погнал к ахейского состояния Несторів сын Антилох.

Тогда подбежал троянский герой Деїфоб, славный Пріамів сын, увидел мертвого Асия и его возничего и в отчаянии и гневе бросил копье в Идоменея. Но тот пригнулся, затулився щитом, и копье, пролетев у него над головой, попал в славного Гіпсенора, сына вождя Гіппаса.

Обрадовался Деїфоб и кичась крикнул:

- Я отомстил за Асия! Теперь спускаться до мрачного Аида ему, наверное, веселее, потому что имеет попутчика.

Обидно было это слышать ахейцам, поэтому Идоменей, разозлившись, ударил копьем в грудь Алкотоя, любимого зятя царя Анхіса. Алкотой не успел ни отскочить, ни уклониться. Гордо стоял он, словно мраморная колонна, и, раненный прямо в сердце, вдруг упал навзничь, и смертная мгла покрыла ему глаза. Теперь уже Идоменей хвастался перед врагом:

- Что, Деїфобе, разве это называется возмездием - убить одного героя за троих? А еще как громко ты хвалился! Теперь выходи с оружием против меня, чтобы удостовериться, действительно ли я Ты потомок. Когда од Зев°а родился могучий охранник острова Крита - царь Минос, а от сына его родился я и стал властвовать на просторном Крите. Сюда, к священной Трои, я приплыл с многими кораблями - на горе тебе, твоему отцу Пріаму и всем прочим троянцам.

Заколебался Деїфоб, не зная, что дальше делать - или стать самому на поединок, а искать себе подмогу. Вдруг вспомнил он об отважном Энея, сына царя Анхіса. Вот кто мог бы теперь помочь! Быстро отступив, Деїфоб побежал искать Энея.

Тот стоял позади всего войска, равнодушен к битве, так гнівився на старого Приама, что не уважал его, хотя видел доблесть и силу Анхісового сына.

- Славный Энею, пойдем скорей,- сказал ему Деїфоб,- и отобьем у ахейцев тело твоего родственника Алкотоя. Как ты был еще мал, Алкотой нежно забавлял тебя в своем дворце. А теперь он лежит на земле, пробитый Ідоменеєвим копьем.

Расчувствовался Эней и, охваченный воинственным пылом, ушел из Деїфобом на Идоменея. Но критский обладатель не испугался, как бессильна ребенок, он ждал врага, как ждет, напрягши ноги и тело, дикий вепрь в горах, когда слышит гул охотников и валування собак. Острая щетина гороижится на нем, пламенем пылают хищные глаза, а вишкірені клыки вот-вот разорвут того, кто посмеет приблизиться...

Не дрогнул Идоменей, заметив Анхісового сына, только окликнул верных товарищей:

- Друзья, сюда! Идет на меня быстроногий Эней, что всегда беспощаден в битве. Отвагой мы, пожалуй, равны, но юность квітчає его, а это сила наибольшая.

Не успел закончить критский обладатель, как друзья стали возле него стеной, выставив в один ряд щиты.

Тогда и Эней взялся созвать своих товарищей, храбрых троянских героев. Присоединились они, а за ними двинулись и остальные воинов. Так овцы спешат к водопою за бараном, и, глядя на них, радуется искренне пастух. Радовался и Эней, приметив, как много мужей спешат за ним.

Круг Алкотоя копьями большими бой врукопашную

Начали они, и медь на могутливих груди героев

Страшно звучала, бойцы же в суматохе друг с другом безумно

Бились. Из них два боевым превзошли других упорством -

Идоменей и Эней, подобные в бою до Арея,

Хотели пройнять друг другу тело беспощадной медью.

И отважный герой Идоменей не имел уже прежней силы, ноги не держали его так крепко, руки устали от оружия. Заметил это Деїфоб и метнул в критского властителя свой ясный копье, но промахнулся и попал не в него, а в славного Ареєвого сына Аскалафа. Тот упал, хватая пальцами землю, и замер.

Не знал грозный мужовбивець Арей, что его смертный сын пал в бою - бог войны сидел в то время на высоком Олімці под золотистыми облаками, как и все бессмертные, скованный строгим запретом Зевса спускаться до поля битвы.

А там ожесточенная битва продолжалась теперь вокруг мертвого Аскалафа. Неугавний Деїфоб сорвал с него блестящий шлем, но в тот же миг Ме-рион, находчив, как будто сам бог Арей, бросился вперед и вонзил острое копье Деїфобові в руку. Щит зазвенел, падая на пол, а Мэрион еще раз налетел коршуном, выхватил из раны свое копье и исчез среди воинов.

Тяжело стонал Деїфоб, истекая кровью, и троянцы поскорей посадили его на колесницу и погнали вітроногих лошадей до города.

Битва разгоралась. Раз падали герои на окровавленную землю, и безжалостно оповивала их черная смерть.

Вот сошлись в поединке Парісів брат Гелен и ясночолий Менелай, любимец бога Арея. Выкрикивая угрозы, Менелай наставил острое копье и пошел на Пріаміда. А тот, напялив свой лук, стрелив прямо в грудь спартански вождю, но стрела не пробила крепкого панциря. Как во время обмолота отскакивают черные бобы или зеленый горох от широкого веяла, брошенные сильной рукой крестьянина, так одлетіла стрела и упала далеко позади на землю. А отважный воитель Менелай попал Гелену в руку, и тот, убегая от жестоких Рук, быстро отступил в толпу троянцев.

Тогда на Менелая пошел другой троянский герой, и злая судьба повела его прямо к смерти. Вот уже спартанский обладатель снял с него, мертвого, оружие и, став ногой ему на грудь, гордо произнес, чтобы слышали все враги вокруг:

- Так вы все поляжете перед нашими чорнобокими кораблями, а ненавистные, дерзкие троянцы! Больше вы не сможете обидеть меня так, как обидели когда-то, тайком забрав жену и сокровища в мою искреннюю благодарность за гостеприимство. Не испугались вы тогда громовладного Зевса, а теперь он скоро разрушит ваше священный город. Отче наш, могучий Зевс! Ты мудрейший из всех, то чего же помогаешь этим свирепым псам? Одна у них мысль, одна страстная мечта - убить нас, всех ахейцев, и сжечь наши быстрые корабли.

Еще не закончил Менелай говорить, как снова полетели в него стрелы. И не стояли без Дела и ахейцы.

Битва гремела по всему широком побережье.

Великий Гектор сражался посередине, там, где впервые прорвался сквозь врата и где сильные Еанти с Тевкром уничтожали страшно троянцев. Не знал шоломосяйний Пріамід, что столько уже полегло его воинов и что сам хитач земли Посейдон помогает міднозбройним ахейцам.

Бок о бок стояли оба Еанти. Словно два темно-рыжие волы тянут крепко сбитого плуга, тянут изо всех сил, аж пот выступает у них у крутых рогов,- так и оба Еанти держались рядом и рядом делали трудное дело войны. А мужи, которые пришли воевать вместе с молодым Еантом, безостановочно стреляли во врагов, и от тех стрел устали троянцы.

- Гектор,- сказал тогда герой Полидамант,- мне кажется, самое разумное теперь - созвать троянских вождей и обдумать, как быть дальше: или группой броситься на корабле, а отступить, пока нас не разбили ахейцы.

Понравилась эта мысль Гектору, и он сам подался скорей созвать троянских вождей. И напрасно искал он Гелена, Деифоба, Асия и других славных героев. Тогда помчался блистательный Гектор туда, где сильнее всего бушевал бой.

Ринулись в бой они все, словно вихрь из ветров противійних,

Что налетает с Зевса громом с неба на землю,

С ревом страшным в хлань морскую ныряет и поднимает

Волны бурные из глубин вирових многошумного моря,

Пінявобілі, горбатые, и катя одна на одну.

Так и отряды троян набегали один за одним

В медном блеске вооружений, управляемые вождями ловко.

Впереди был сам великий Гектор, похожий на могучего бога войны. Тело ему защищал выпуклый щит, обтягнений кожей и обитый грубой медью. Над челом ясно сверкал шлем с длинной черной гривой, что маяла грозно в воздухе.

И не испугались ахейцы. Вышел вперед Еант и громко воззвал к Гектору:

- Ничтожество, зачем ты зря пугаешь ахейське войско? Мы не трусы, и укротил нас Зевс темнохмарний своим тяжелым кнутом. Но берегитесь - скоро упадет ваше высокое город, а ты, Гектор, будешь убегать от ахейцев изо всех сил!

Только-только закончил Еант, как справа в небе появился орел. Радостно закричали ахейцы, ободренные хорошим знаком. А Гектор блистательный проговорил:

- Болтун ты, Эанте, плетешь невесть что. А сегодняшний день принесет вам всем черную гибель. И тебе тоже. Мой острый копье рассечет твою нежную кожу.

Крикнул шоломосяйний Гектор до своего войска, и то отозвалось громко, мощно. Закричали и ахейцы, и сильный гук обоих войск донесся до самого неба.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую