lybs.ru
Терпи, терпи, терпи - терпение тебя шлифует, закалять твой дух - так и терпи, терпи. / Василий Стус


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА

Старый Нестор, обладатель пілоський, сидел в своем шатре и угощал лучезарным вином раненого Махаона, сына славного Асклепия. Сюда доносился шум битвы, все сильнее и ближе. Забеспокоился мудрый Нестор и, вставая, сказал:

- Богоравный Махаоне, ты слышишь этот шум? Видимо, битва идет уже возле судов. Я пойду и испытаю все, а ты оставайся в моей палатке, сейчас служанка нагреет воды и смоет кровь тебе из тела.

Взял Нестор в руки блестящий щит и копье мідногострий и пошел Из палатки. Ужаснулся он, как встал у него перед глазами позорное видовисько: большой вал разрушено в нескольких местах и ахейцы беспорядочно отступают под навальным давлением гордых троянцев.

Как колеблется темное море перед приближением ветра, качая на месте еще молчаливые волны, пока примчится ед хмаровладного Зевса сильный ветер-ураган,- так колебался старик Нестор, обладатель пілоський, не зная, броситься ему в бой на помощь ахейцам, а бежать к владущого Агамемнона и все ему рассказать. В конце концов, отправился Нестор к Атріда, а шум и лязг оружия словно догоняли его. [110]

А в это время раненые ахейских вожди - Агамемнон, Одиссей и Диомед - сами вышли взглянуть на бой. Шли они, тяжело опираясь на копья, и горе и стыд терзали им сердца.

Вскоре они встретили старого Нестора, и царь Агамемнон сказал ему крылатое слово:

- Мудрый Нестор, великая слава ахеїв! Чего ты пришел сюда, бросив смертельную битву? О, как я боюсь, что великий Гектор оправдает свое слово. Когда он гордо хвастался, что вернется в Трою только по тому, как уничтожит нас всех и сожжет наши быстрые корабли. А к тому оно и идет. Бессмертные богово! Неужели все медно-вооруженные ахеи, следуя могучего Ахилла, имеют в душе притаєний гнев на меня и уже не хотят драться с врагом?

- То, что произошло, Атріде,- сказал мудрый Нестор,- сам Громовержец не смог бы изменить. Разрушено вал, на него мы возлагали так много надежд. Враг почти пробрался к нашим крутобоких кораблей, везде льется ахейская кровь. Слышишь, ужасный крик достигает до неба! Подумаем, что дальше делать. Может, нас мудрость спасет. Только не вздумайте становиться к бою ранен муж не способен драться.

- Когда не помогли нам,- молвил царь Агамемнон,- ни ров, ни высокий вал, на которые мы столько сил и времени потратили, надеясь иметь крепкую защиту, то, видимо, это означает, что всемогущий Зевс стремится нашей бесславной гибели вдали от родных берегов. Связал Громовержец нам сильные руки, а троянцам дал волю. Так что послушайте моего совета - надо спустить на воду корабли, чтобы мы могли вовремя отплыть. Ведь лучше спастись бегством, чем погибнуть здесь или попасть в позорный плен.

Глянул на него исподлобья велемудрый Одиссей и мрачно сказал:

- Как ты мог, Атріде, произнести такие слова! Видимо, тебе следовало бы верховодить над трусами, а не над нами, которым Зевс назначил воевать всю жизнь и умереть славной смертью в бою. Лучше помолчи, чтобы никто из ахейских воинов не услышал твоих слов. А совет твой я отвергаю, ибо разве же можно спускать на воду корабли, пока идет бой? Троянцы обрадуются и будут чувствовать себя героями, а нещасні1, ахеи, заметив корабли на воде, уже не устоят и побегут обратно. Нет, твой замысел - то наша гибель!

- Тяжело ты поразил меня своим жестоким упреком, Одиссей,- сказал владыка мужей Агамемнон.- И я не стою на своем, а охотно послушаю и другого совета. [111]

Тогда отозвался храбрый Диомед:

- Позвольте и мне слово молвить, хоть я среди вас самый молодой. И рода я не простого и горжусь тем, что имел отца-героя Тидея. Как на меня, то надо нам присоединиться к войску и хоть не драться, потому что этого не позволяют нам раны, а побудить тех, кто испугался и убегает от боя.

Все вожди согласились на эту трезвую мысль и отправились в поля битвы. Увидел это бог Посейдон, что издали наблюдал за вождями, и вышел им навстречу в облике старого воина. Взяв Агамемнона за правую руку, старик сказал ему:

- Атріде, властитель мужей! Видимо, радуется теперь разгневанный Ахилл, видя поражение и бегство ахеїв. В его жестоком сердце нет и капли сожаления. Пусть он погибнет, пусть блаженные боги его накажут. А ты не занепадай духом, бессмертные не отвернулись от тебя. Вот скоро воочию увидишь, как троянцы от нас убегать, вздымая пыль по всей долине.

Сказав это, он помчался с криком громким по долине,

Так, как девять или десять сразу покликнуло тысяч

Сильных мужей на войне, начиная распрю Арея,-

Голос такой громовой из груди Земледержець могучий

Выдал тогда, и каждому в сердце ахеєві буйную

Силу вдохнул воевать и неутомимо с врагом биться.

Тем временем волоокая Гера, сидя на своем золотом троне, смотрела с Олимпийских вершин вниз, на поле битвы, и радовалась с решительным поступкам своего родного брата Посейдона. И сразу же хмурнів ясный взгляд в государственной богини, как она обращала глаза к горе Иди, щедрой на источники, где сидел темнохмарний Зевс.

И Гера задумалась над тем, как потьмарити Зевсу светлый ум, как усыпить его хоть на время.

Что-то надумав, Гера отправилась в золотой покой, что ей построил милый сын, хромой Гефест, и заперла за собой блестящие двери. Тот замок тоже сделал ему Гефест, и ни один бессмертный не смог бы его открыть.

Прежде всего Гера искупалась в чистой родниковой воде и натерлася душистым маслом, таким божественно нежным и ароматным, что от одной его капельки странные запахи неслись с Олимпа далеко на небо [112] и землю. Намазал им хорошее тело, Гера заплела блестящие косы, хитро их составила, а пышные кудри сами легли ей вокруг венком. Богатый, щедро расшитый хитон, его соткала Гэри Афина Паллада, лег ей на белые мышцы. Засияли золотые пряжки на груди, заряхтів широкий пояс, а в ушах засверкали серьги с тремя жемчужинами в каждой.

Подвязав к белых ног прекрасные сандалии и покрыв голову блестящим, как солнце, дымкой, золотошатна Гера вышла из своей спальни и позвала к себе поскорей Афродиту.

- Дорогое дитя,- подобострастно сказала волоокая богиня, лелея коварный мнению,- будь добра ко мне и одолжи на время ту силу страстной любви, которой ты всех підкоряєш - и смертных людей, и блаженных богов. Иду я ои(е .краю земли посетить отца всех бессмертных - старого Океана и жену его Тетію. Они же вырастили меня, взяв в богини Реи, паки Зевс Громовержец сбрасывал могущественного Кроноса с неба. Поэтому иду к ним в гости положить конец ссоре, что уже давно пылает между ними, Я'кщо я снова вселю любовь в сердца Океана и Тетии, то навеки получу их приязнь и уважение.

Нежно улыбнулась прекрасная Афродита:

- Почтенная Геро, разве можно тебе отказать? Ведь ты жена всевластного Зевса.

Сказала это и развязала на груди вышитый пояс

Світлоузорний, что в нем разнообразные чары таились:

Пыл любви, вожделения страстно, облесні разговора/

И уговоры, что сводят с ума и самых умных.

Гэри этот пояс дала Афродита... Улыбнулась Гера

И, улыбнувшись, спрятала между персов вышитый пояс.

В дом свой тогда вернулась Зевса дочь, Афродита,

Гера же помчалась бегом в даль с вершин Олимпа.

Долго летела Гера, прошла, не коснувшись ногами земли, заснеженные горы фракийцев, промчалась над бурными волнами безбрежного моря и наконец опустилась на острове Лемносе. Там встретила она Гипноса, неунывающего бога сна, что приходится родным братом черной Смерти.

О могучий Гіпносе,- любезно сказала Гера, взяв его за Руку,- ты властвуешь над смертными и над нами, богами. Когда ты охотно выполнял мои просьбы, то исполни и теперь, а я щедро отблагодарю [114] тебе. Усыпи мне Зевса и крепко склепы ему глаза. За это я подарю тебе золотое кресло - сам Гефест, дорогой мой сын, искусно сделает его еще и подножек удобный прибьет, чтобы ноги тебе покоились, как сідатимеш есть.

- Геро, достойная богиня, великого Кроноса дочь! - отозвался Гипнос.- Я мог бы усыпить любого из богов, даже бурный поток Океана, бога, что от него пошли все бессмертные. Только не смею приблизиться к Громовержца Кронида, пока он сам не позовет меня. Как-то я уже пострадал, потому что на твою просьбу усыпил Зевса, когда его сын, великий Геракл, плыл священным морем, а ты, готовя ему черную гибель, погнала на море буйные ветры. Те подняли высоченные волны и понесли героя мир за глаза. И проснулся Зевс, ужасно разозлился и разогнал всех богов, а меня хотел сбросить в море, но спрятала меня темная Ночь, что преодолевает и людей, и бессмертных. Могучий Зевс быстро успокоился, чтобы не смутити быстротечной Ночи. А теперь, Геро, ты снова хочешь, чтобы я совершил невозможное!

- Зачем зря вспоминать прошлое? - возразила богиня.- Неужели ты думаешь, что Зевс заступатиметься за троянцев так, как заступался за родного сына Геракла? Ну, сделай же мне одолжение, а я хорошо отблагодарю: отдам за тебя самую младшую из харит, что за ней ты всегда пылким сердцем тосковал - юную Пасітею.

Тогда Гипнос в восторге сказал:

- Ладно, я сделаю все, что ты хочешь, только сперва поклянись мне священной клятвой богов, поклянись темной водой подземного Стикса, коснись правой рукой к многоплідної земли, а левой - к безбрежного моря, и пусть свидетелями будут бессмертные Титаны, живущих с Кроносом глубоко под землей в Тартаре. Только тогда я поверю в твою обещание отдать за меня младшую из харит, что за ней я всегда сердцем тосковал,- юную Пасітею.

Так сказал бог сна, и Гера поклялась священной клятвой богов сдержать свое слово, поклялась темной водой подземного Стикса, дотронулся правой рукой до многоплідної земли, а левой - к безбрежного моря, призвав в свидетели бессмертных Титанов.

А скоро она то сделала, оба снялись с острова Лемноса, окутанные плотным облаком, и полетели над винно-темным морем, над белыми верховинами в горы Иди, щедрой на источники.

Далее отправились они пешком, и густой лес низко ложился им под ноги. И Гипнос не поднялся наверх, он остался ждать в кустах, чтобы его не присмотрели бдительны Зевсу глаза. Превратившись на горного [115] птицы, облудний бог сна, сел на огромнейшей ели, что росла почти до самого неба.

А золотошатна Гера поспешно сошла на Гаргар - верховину высокой Иды, и Громовержец увидел ее, прекрасную и соблазнительную. Неожиданно вспыхнул в могучем сердце бессмертного бога пылкая любовь и потьмарила ему светлый ум.

- Геро, куда ты так спешишь? - спросил Зевс.- Я не вижу ни твоей золотой колеснице, ни вітроногих лошадей.

- Я спешу к краю земли,- сказала лукавая Гера,- в гости к отцу всех бессмертных - могучего Океана и жены его Тетии. Они же вырастили меня в своем доме, и я хочу положить конец ссоре, что уже давно горит между ними. Лошади мои стоят у подножия многоуровневой Иди, а сюда я спустилась с надхмарного Олимпа для того, чтобы ты не гнівився, узнав, куда я пошла.

- Геро, успеешь в другой раз в гости к Океана и Тетии, а теперь зостанься. со мной. Потому что никогда любовь - ни к богине, ни к смертной женщины,- не пылала во мне так, как теперь. Никогда я не любил так страстно ни стройной Данаи, что родила мне сына Персея, ни милой красавицы Европы, что стала матерью критского царя Миноса и воина Радаманта. Так не любил я ни Семелы, моей сердечной радости, что родила Диониса людям на радость, ни прекрасной Алкмены в Фивах, матери великого духом Геракла. Так не любил я ни пишнокосої Деметры, ни велеславної Лето, ни даже тебя, моя дорогая жена.

- Что ты такое говоришь, Кроніде! - ужаснулась коварная Гера.- Разве я могу остаться здесь, возле тебя на высокой еде, отовсюду открытой глазам?

- Не бойся, Геро, никто нас не увидит, ни смертные, ни бессмертные, я вкрию нас золотой облаком, и даже солнечные лучи, везде проглядывают, не пробьются сквозь нее.

Молвил так Кроносів сын и схватил в объятия жену. Сразу же под ними земля цветущие взрастила муравы, Лотосы орошенные, крокусы и купи гиацинта густые, Нежные и мягкие, что свои возносили высоко стебли. Там и укрылись вдвоем, и прекрасная обоих окутала Облачко злотиста, и с нее спадали блестящие росинки.

Не заметил Зевс, как заснул, побежденный сном и любовью. Недаром на высокой ели караулил горный птица, спрятавшись среди густого [116] ветви. Итак выполнил облудний бог сна поручение Геры и поспешил в ахейских кораблей. Там он быстро нашел морского владыки и сказал ему крылатое слово:

- Теперь, Посейдоне, можешь свободно помогать ахеям, ибо я усыпил Зевса на вершине высокой Иды. Поэтому подари хоть на время ахеям славу в бою, пока спит Громовержец.

И исчез Гипнос, подавшись к смертных людей. А могучий хитач земли бросился к передним ахейских рядов и крикнул:

- Неужели мы, ахеи, поддадимся Гектору? Неужели позволим ему захватить наши корабли, а вместе с ними и славу крылатую? Нет, хватит позориться! Надвиньте на голове медные шлемы, возьмите самые прочные щиты и длинные копья, а я поведу вас в бой. Тогда Гектор недолго хизуватиметься перед нами.

Так сказал Посейдон, и все послушно ему покорились. Славные вожди Агамемнон, Одиссей и Диомед, змагаючи боль в ранах, выстроили войско и обошли все вон, меняя оружие: лучшую получили самые сильные и самые храбрые воины.

Хорошо вооружившись, ахеи пошли в наступление. Вел их сам темнокудрий бог Посейдон, сжимая тяжелой рукой смертельное оружие - длинный меч, пылавший в воздухе, как молния в небе.

А троянцев тем временем выстроил шоломосяйний Гектор и смело стал впереди, ожидая ахеїв. Так смертный герой отважно стал против могущественного бога.

Море вздымалось до самых лодок и палаток аргейських

Волну шумливу,- войска с оглушительным сходились криком.

И ни морськії валы не бьют так в сушу бурно,

Гонимые из безбрежного моря неудержимым дыханием Борея,

Ни между ущелий горных не гудит с таким страшным шалом

Хищное пламя пожар лесной раздувая буйно,

Ни ураган не шумит так в широколистому витти

Могучих дубов, когда со страшным он бушует рвением,-

Как закричали ужасно трояны тогда и ахеи

Криком истошным, одни против одних уходя в битву.

Шоломосяйний Гектор столкнулся с сильным Еантом Теламонідом и первый ударил его в грудь, но копье не коснулся нежного тела, потому что именно в том месте на панцире сходились ремни от щита и меча. Гектор растерялся от своей неудачи и стал отступать, но Еант успел [117] поднять тяжелый камень, что их много валялось судьбы,- ахеи те камни подкладывали под свои корабли. Метнул сильной рукой Еант каменюку, вплоть она волчком закрутилась в воздухе, и попал в грудь троянскому вождю.

Как падает вырван напрочь с корнем дуб от палящей молнии громовладного Зевса, так тяжело упал Гектор на землю, выпустив оружие из рук, и загремела на нем понятное медь доспеха.

Бросились с победными криками к нему ахеи, стремясь добить героя, и напрасно старались. Первые подоспели троянцы - Полидамант, Главк, Эней, Сарпедон, а за ними еще другие. Не было троянского воина, что не требовал закрыть собой вождя. Друзья подняли Гектора на руки и, заслонив своими щитами, отнесли к его колеснице. Захропіли резвые кони и помчались героя, что тяжело стонал, к высокой Трои.

По дороге остановили друзья лошадей возле бурного Скамандра - реки, что ее зовут также Ксантом за именем речного бога. Сняли воины своего вождя с колесницы и, осторожно положив на землю, принялись обмывать ему лицо холодной водой. Вскоре Гектор очнулся, открыл глаза и приподнялся, и черная кровь хлынула у него из уст. Тогда упал Гектор на землю, и снова затуманился ему ясный свет.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую