lybs.ru
У некоторых и суд совести - товарищеский. / Николай Левицкий


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ

Словно волна морская, что, ударившись о крутой берег, снова отбегает назад,- так убегали от ахейских кораблей троянцы через вал и ров в своих боевых колесниц. Там они остановились, через силу сводя дух. Много воинов и не добежали сюда, а остались на берегу, обузданы ахейською оружием. Смерть караулила и на других зборених страхом троянцев.

Но именно тогда на верховине родниковой Иди проснулся от сладкого сна Зевс Громовержец. Проснулся, глянул на землю - и вдруг от гнева поднялся на ноги. Увидел Зевс, как троянцы бегут от міднозбройних ахеїв, а среди тех всевластный бог безошибочно узнал Посейдона. Увидел и Гектора, который лежал без сознания на берегу бурного Скамандра, а круг него сидели расстроенные воины.

И пожалел Зевс блестящего героя. Грозно глянул он исподлобья на волооку Геру и сказал:

- Это твоя хитрая затея, зловредна Геро! Гляди, потому каятимешся, как побью тебя стрелами небесного грома. Или уже забыла, как я наказал тебя за моего любимого сына Геракла? Поэтому брось лукавить. Поспеши на Олимп и позови мне скорей сюда Аполлона и Ириду - Пусть [119] прудконога Ирида помчится к ахейского войска и переведет дерзком Посейдону мою волю - поскорей покинуть поле битвы. А сребролукий бог пусть предоставит новой силы славном Гектору и вернет его к бою снова сильным, могучим, так чтобы ахеи бежали обратно к своим кораблям.

И далее отец всех людей и бессмертных проговорил віщеє слово:

- Бросятся бежать они до лодок многовеслих Ахилла,

Сына Пелея, а тот вместо себя поставит Патрокла,

Друга своего. Под стенами Трои Гектор осяйливий

Копьем Патрокла убьет, как многих то воинов погубит

И среди них богосвітлого моего сына Сарпедона.

Ректора убьет за это в разгаре гнева Ахилл богосвітлий.

Но тогда только от кораблей я устрою сплошной

Отступление троянского войска, когда овладеют ахеи

Трои высокую твердыню, послушав совета Афины.

Гнева однако не утолю свое и никому из бессмертных

Помогать ахеям также не позволю ранее,

Чем Пелідове наполнено будет желание - поэтому сам я

Пообещал ему, одобрительно кивнув на то головой.

Так сказал властно Зевс Громовержец. Подавленная его вещими словами, золотошатна Гера уже не возражала, а послушно подалась на заоблачный Олимп и достигла его так быстро, что разве только человеческая мысль может так быстро летать.

Бессмертные именно роскошествовали в Зевсовому дворце, и, увидев почтенную Геру, посхоплювалися с мест, приветствуя ее полными бокалами. Но государственная богиня миновала их и взяла бокал только с рук гарнолицьої Фемиды, что первая подбежала и удивленно спросила:

- Что тебе случилось, Геро? Кажется, кто-то напугал тебя. Не Зевс темнохмарний?

- Не спрашивай меня, Фетида. Ты хорошо знаешь, какое у Зевса гордое и суровое сердце.

Сев к столу, Гера перебежала присутствующих глазами и улыбнулась, и лоб над черными бровями у нее не проясніло. И мрачно повела она дальше:

- Вот все вы, богово, беззаботно бенкетуєте здесь и понятия не имеете, каким страшным бедствием вам угрожает Зевс. Это беда уже коснулось тебя, могучий Арею,- твоего смертного сына, героя Аскалафа, убиты. [120]

Тяжело застонал Арей, ударил себя в отчаянии сильными руками по бедрам и сказал:

- Не осудите меня; блаженны богово, когда я направлюсь к битвы отомстить за сына. Пусть даже Зевс накажет меня за это своими огненными стрелами.

По тех словах Арей велел Страха и Сполохові запрячь лошадей, а сам быстро впитался в блестящий доспех войны.

В этот день боги-олимпийцы взяли бы на себя еще более страшный гнев и месть всевластного Зевса, и поднялась со своего кресла мудрая Афина Паллада и стала в дверях. Сорвав с Арея щит и шлем, она выхватила у него из рук смертоносное копье и остро сказала:

- Очевидно, ты совсем лишился разума, жестокий Арею! Разве ты не слышал, что сказала нам Гера, как вернулась от нашего отца Кро-нида? Или ты хочешь испытать большой кары от него? Но тогда и на нас, блаженных богов, ты навлек бы беду: наш отец бросил бы наблюдать, как дерутся смертные, и явился бы сюда, разгневанный, февраль, и наказал бы нас всех - и виновных, и невиновных. Поэтому послушайся разумного совета и укроти свое сердце, ведь, кроме твоего возлюбленного сына, в бою погибло еще много героев, может, славніших и хоробріших за него,- весь человеческий род невозможно спасти от смерти.

Послушался мудрого совета мужовбивець Арей и вернулся к столу. А Гера повелела Аполлону и Ириде податься скорей на верховину высокой Иды, где одиноко сидел Громовержец.

Молвила так и, вернувшись обратно, владычица Гера

Села в кресло. Те же двое, вскочив, в путь полетели.

Иди добравшись многоуровневой, матери зверей,

Широколунного Зевса нашли, что сидел на вершине

Гаргару,- облако его душистая, словно венок, окутывала.

Вместе вдвоем подошли и перед Зевсом они хмаровладним

Стали. А он, увидев их, не разгневался сердцем,

Скорый-ибо послушание явили они его дорогой жене.

Сначала Зевс обратился к вітроногої Ириды:

- Спустись поскорей на землю к Посейдона и передай ему мою волю - немедленно покинуть поле битвы. Пусть поднимается на заоблачный Олимп или спускается в море священное, как хочет. Когда же он вздумает не повиноваться мне, то пусть вспомнит, что я старше и сильнее него. Знаю я: он втайне вызывающе думает, что равный со мной - со мной, перед кем трепещут все бессмертные боги! [121]

Так, как падает снег с темной тучи, гонит ее суровый холодный Борей, быстро неслась золотокрила Ирида с высокой верховины Гаргару до самого троянского побережья. Стала там прудконога вестница перед могущественным хитачем земли и передала ему Зевсову волю.

Розгнівився темнокудрий Посейдон и воскликнул яростно:

- Ишь, как высокомерно требует Зевс моей покорности! А мы же с ним уровне! У наших родителей, у Кроноса и Реи, было трое сыновей: Зевс, я и мрачный Аид. Бросив жребий, мы весь мир поделили на три равные части. Навеки досталось мне бескрайнее море, Аиду - подземное царство, а Зевсу - небо голубое. Общими для нас остались земля и высокий Олимп. Вот почему я не хочу повиноваться Зевсу, пусть он лучше требует повиновения от своих многочисленных детей, а меня не испугают его дерзкие угрозы.

- Я должна,- спросила Ирида,- передать Зевсу твой ответ, суровую и грозную? Или, может, уступишь брату? Ведь вспомни, что неумолимые Эринии всегда благосклонны к старшим.

- Мудрое слово я услышал от тебя, Ірідо. Ладно, хоть Зевс и оскорбил меня, и я уступлю и пойду с поля битвы. Только одного я Зевсу не подарю: если он вопреки мне и Афине Палладе, вопреки Гэри, Гефеста и Гермесу не даст ахеям звоювати высокой Трои, то пусть остерегается - тогда между нами и Зевсом вспыхнет непримиримая вражда.

По тех словах Посейдон неторопливо ушел с поля битвы до берега и исчез в синих волнах священного моря.

А тем временем на высокой еде Зевс Громовержец говорил срібнолукому Аполлону:

- Дорогой мой сын, скорей спустись на землю, а чтобы припугнуть ахеїв, возьми вот мою эгиду, которая в смертных неудержимый ужас вызывает, и ею грозно размахивай. На берегу светлого Ксанту увидишь блестящего Гектора, поэтому вдохни в его сердце большую силу, чтобы он снова отогнал ахеїв вплоть до самого моря. А впоследствии я уже сам позабочусь о битве.

Словно ловкий сокол, самый быстрый среди птиц, взлетел дальновидный бог с высокой Иды к берегу светлого Ксанту. Гектор уже не лежал, а сидел среди друзей, и в голове ему медленно ясніло. Пожалуй, легче стало герою от самого Зевса упоминания о нем. Остановившись неподалеку, сын пишнокосої Лето проговорил:

Гектор, сын Пріамів, чего ты покинул бой и сидишь себе здесь? Может, случилась какая-то беда? [122]

Слабым голосом ответил на то шоломосяйний Гектор:

-' Кто ты, самый добрый из богов, что ко мне обращаешься с ласковым словом? Разве ты еще не слышал: когда мы сражались уже у самых ахейских кораблей, громкоговорящая Еант бросил мне в грудь тяжелый камень и заставил уйти с поля битвы? Я уже думал, что сегодня увижу тени умерших в мрачном царстве Аида - жизнь уже меня покидало.

- Мужайся, Гектор! Всевластный Зевс послал тебе с заоблачного Олимпа могучего защитника - меня, бога с мечом золотым, далеко идущего Аполлона. Я и сам не раз сильной рукой защищал тебя и твою священную Трою. Собирай своих же воинов и веди их к бою, а я пойду впереди, буду проторять путь вашим лошадям и гнатиму ахеїв назад, до кораблей крутобоких.

Молвил так Аполлон и вдохнул большую силу в хилое тело троянского вождя. Тот снова поднялся сильный, стремясь боя. Словно застояний конь порвал путы и мчится долиной к ясноводої реки, высоко поднимая гордую голову, а ноздри его уже жадно вдыхает благоухание зеленого пастбища и стройные ноги еще чаще бьют землю,- так и Гектор, услышав голос бессмертного бога, бросился к своему войску и стал равнять его к бою.

Бывает, толпа крестьян с шайкой ловчих собак гонится за рогатым оленем и он вдруг исчезает в зарослях, а навстречу охотникам медленно выходит пишногривий лев, спал себе до сих пор в кустах, и разбудил его шум и лай, и все, напуганные, вдруг поворачивают назад, убегая изо всех сил,- так міднозбройні ахеи гнали троянцев, и вдруг, завидев шоломосяйного Гектора, властно заворачивал свое войско, задрожали они, и сердца им в ноги со страху упали.

Тогда молодой герой Тоант обратился к ним с горячим словом. Тоант уже прославился среди ахеїв своим мужеством, умением безошибочно бросать копье смертоносный, а в соревнованиях молодых ораторов мало кто мог его превзойти.

- Братья! Гордый Гектор жив! - крикнул Тоант.- А мы все думали, что он погиб, укрощен сильным Еантом. И, видимо, его спас кто-то из бессмертных богов, может, сам Зевс Громовержец. Поэтому Гектор сбежал от неумолимых Рук и снова становится впереди троянского войска, неугомонный, могучий. Но послушайте, братья, моего совета: пусть наше войско отходит к кораблей, а герои, определенные своей храбрости и силы, пусть остаются здесь принимать острыми копьями обезумевших троянцев.

Ахейских герои радостно скорились умному слову и быстро собрались [123] вокруг славных вождей - Идоменея, обоих Еантів, Тевкра, Мэриона, Тоанта. Пока войско медленно отходило к кораблей, міднозбройні герои стали стеной против троянцев.

А войско во главе с шоломосяйним Ректором уже приближалось.

Впереди шел окутанный облаком бог с мечом золотым - Аполлон, держа впереди себя Зевсову эгиду, что когда-то сделал ее странный мастер Гефест на страх смертному люду. С эгиды смотрела уродливая голова Медузы Горгоны, и словно крутились в воздухе ее косы - не косы, а змеи ядовитые.

Лохматая, ужасно блестящая маяла эгида впереди троянского войска, однако ахеи не отступили. Поднялся оглушительный шум и грохот, засвистели в воздухе смертоносные копья и стрелы. Не все из них попали в цель, некоторые повстромлювалися в землю и долго дрожали, словно стремились живого тела.

Пока эгиду в руках держал Аполлон неподвижно,

До тех пор летели с обеих сторон стрелы и падали люди.

А как посмотрел только бистрокінним данаям в лицо,

Да еще и эгиду встряхнул, и громко крикнул, то вдруг

Духом отощающие они и забыли о запал смелости.

Много полегло тогда воинов, и больше всего - ахейских. Бросились ахеи беспорядочно бежать через ров, прячась за башни. Но троянцы их догоняли, убивали и тут же снимали с убитых ценные обла-дунки. И вдруг загремел на все поле властный Ректоров голос:

- Бегом к кораблям! Оставьте окровавленную добычу. Когда увижу хоть одного троянца далеко от кораблей, тот же миг он умрет, и тело его мы не сожжем, как положено, на костре смерти - его разорвут голодные собаки под стенами Трои.

Ударил бичом своих вітроногих лошадей великий Ректор и помчался на блестящей колеснице среди троянских ряды, призывая сражаться до победы. Страшно закричали троянцы и погнали своих лихих коней за шоломосяйним вождем. А тем временем дальновидный Аполлон уже разрушил ногами края рва и сдвинул землю внутрь, прокладывая троянцам дорогу. Те сразу же ушли, лава за лавой, а перед ними - Аполлон, сияя страшной эгидой.

Далее сребролукий бог разрушил ахейский вал, да еще и так просто и легко, как ребенок разрушает песчаный холм, что его сама давеча насыпала', играя на морском берегу. Так и Аполлон моментально разрушил большой труд и заслона ахеїв, побуждая их к позорному бегству. [124]

Только добежав до своих крутобоких кораблей, ахеи остановились и стали ждать врага, подбадривая друг друга. Каждый громко молился вечным богам, и громче всех - старый Нестор, мудрый властитель пілоський. Воздев руки к высокому небу, он горячо умолял:

- Отец наш Зевс, вспомни, как в Арголиде мы принесли тебе священную гекатомбу, спалив найситіших быков и овец, и тогда ты нам знаком дал обещание, что мы счастливо вернемся домой! Так вспомни об этом и отврати от нас неминуемую гибель.

Услышал могучий Зевс молитву старого Нестора, потому что вдруг загремело на небе. Но троянцы поняли то гром как добрый для себя знак и еще больше потеснили ахеїв.

Так как вал огромный широкопросторого моря

Облавків выше зліта корабельных под мощным давлением

Буйного вихря, волны высокие валами поднимает,-

Так и трояны с оглушительным криком сквозь стену пробивались.

Коней резвых гоня, и при самых кормах уже шло

Бой на двогострих копьях рукопашный,- эти с повозов били,

Те же выбегали на верх кораблей своих черных и оттуда

Бросали копья с медными остриями, длинные и большие.

Упорно отбивались міднозбройні ахеи, и троянцы - а было их меньше числом - не могли прорваться внутрь кораблей и до богатых палаток. Возле одного корабля Ректор сцепился с сильным Бантом и как ни силился, не смог бросить на корабль свой огненный факел. Еант тоже тяжело бился, но не смог отогнать Ректора от корабля и на шаг. Тогда бросил Ректор в Эанта свое сверкающее копье, и попал не в него, а в воина, стоявшего рядом, и тот мертвым упал на землю. Увидел это Еант, вздрогнул и крикнул Тевкра: - Дорогой брат, посмотри, как убивает Ректор! Где же твои смертоносные стрелы? Где лук, что его подарил тебе сам бог Аполлон?

Услышал эту отчаянную .мову храбрый Тевкр, быстро прибежал и стал рядом брата. Одна за другой полетели его стрелы в троянцев, неся черную смерть. Нацелился Тевкр и в блестящего Ректора. Этим выстрелом он мог бы сразу прекратить кровавый бой, но троянского вождя защищал сам Зевс Громовержец. Ту минуту, как Тевкр надевал тетиву, она вдруг прервалась, и лук выпал ему с рук. Задрожал храбрый

Тевкр и молвил брату: [125]

- Беда нам! Какой-то бог зловорожий нам вредит. Вот вырвал мне тетиву, совсем новенькую, я давеча утром ее натянул.

- Брат мой дорогой! - ответил Еант Теламонид.- Когда из лука нет теперь никакой пользы, брось его, а себе возьми скорей копье и щит, и биймося с троянцами дальше. Пусть они подороже заплатят за наши добропалубні корабли!

Послушался Тевкр старшего брата, а блистательный Гектор, увидев, что он уже не стреляет, громко крикнул своим воинам:

- Слушайте, друзья-троянцы, дардани и союзное войско! Мужайтесь, победа уже близко. Я видел на собственные глаза, как обессилил Зевс лучшем ахейском стрельцу его лук и стрелы крылатые. Зевсову силу легко узнает муж, кому Громовержец дарует великую доблесть и славу, а также тот, кого он унижает, лишая силы. Так могучий Зевс унижает теперь ахеїв, а нас возвышает каждого мгновения. Давай на корабле! Наступаймо плотными рядами! А как кому суждено здесь умереть - пусть умирает! То славная смерть - умереть за родину!

Словно львы, которые питаются сырым мясом, кинулись троянцы до вражеских кораблей, скоряючись Зевса свободы. Большую силу дал тогда Громовержец троянцам и лишил силы ахеїв. Ведь всемогущий бог стремился прославить шоломосяйного Гектора, чтобы сбылось зловещее мольбы срібноногої богини Фетиды. И мудрый Зевс ждал: вот-вот вспыхнет багряная зарево пожара над ахейськими чорнобокими кораблями - с той-ибо момент должен был начаться отступление троянского войска.

С этим замыслом тогда Зевс отправил к лодкам глибодонних

Гектора, сына Приама, что и сам уже туда порывался.

Тот пришел в ярость, как Арей-списоборець, как пламя роковое,

Что неистовствует в горах, в дремучем лесу.

Пеной покрылись губы, из-под бровей мрачно нависли,

Сверкали глаза ясные, и шлем мідносяйний страшливо

Над головой хитавсь в роз'ярілого беспощадным боем

Гектора. Был-потому что на небе заместитель у него могучий,

Зевс, из троянских мужей одного его славой и честью

Почтил, ибо недолго ему уже на свете оставалось

Жить. Паллада Афина уже приближала к нему

Гибельный день, когда он погибнут от силы Пеліда.

Изо всех сил старался Гектор, блестящей медью окованный, прорваться сквозь ахейских ряды. Он сражался там, где они были найщільніші и где [126] больше всего сияло богатых доспехов. И ахеи держались крепко. Как отвесная скала на берегу седого моря гордо встречает порывы сильного ветра и удары огромных волн, с грохотом разбивающихся о нее,- так устояли, не дрогнув, ахеи перед силой вражеского войска.

Шоломосяйний Гектор во второй раз налетел на ахеїв, как налетает огромная волна на одинокий корабль среди безбрежного моря. Белая пена покрывает весь корабль, ветер грозно гудит в парусах, и бледный страх пронзает сердца мореплавателей. Так дрожали ахеи перед блестящим троянским героем. Медленно подступали они от кораблей до палаток, медленно-медленно, потому что стыд пик им сердца.

Все время ахеи перекликались, и больше всего слышался голос старого Нестора, пілоського обладателя:

- Стойте, друзья! Не ганьбіться бегством! Вспомните о своих женах и детях, о пожилых родителей и родной дом. Именем ваших кровных умоляю: ни шагу назад!

Теми словами мудрый Нестор добавил ахеям отваги и силы. А яснозора Афина Паллада в то время развеяла дымку, что ее наслал темнохмарний Зевс, поэтому ахеи отчетливо увидели и свои корабли, и войско троянское, и шоломосяйного Пріаміда.

А тот уже схватился рукой за корму переднего судна и заорал:

- Дайте огня! Курите ахейских корабли! Сегодня сам Зевс Громовержец ведет нас в битву и торопит!

Не выдержал бешеного давления троянцев могучий Еант Теламонид. Будто чуя смерть, герой отступил с кормы и, став на веслярську скамью, страшно закричал своим:

- Друзья, неутомимые Ареєві слуги! Вспомните, что за нами нет ни высокой стены для защиты, ни союзного войска для помощи. Нет, мы тут сами, далеко от родины, на узкой полоске берега, прижатые к самому морю, и наше спасение - только в наших руках.

И Еант потряс своим огромным копьем. Раз он тем копьем одганяв убивал троянцев, что с факелами приближались к нему. Двенадцать троянских воинов навеки полегло от Байтовой руки у того корабля, а аж почернела от крови.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую