lybs.ru
Если люди говорят плохое о твоих детях - они говорят плохое о тебе. / Василий Сухомлинский


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ГЕФЕСТ КУЕТ ОРУЖИЕ АХИЛЛЕСОВЫ

В то время, как вокруг Патрокдового тела полыхал, словно огонь, жестокий бой, сын старого Нестора Антилох спешил к мірмідонських кораблей. Еще издалека он увидел Пеліда: тот взволнованно прислушивался к шуму боя, снова приближался к берегу. Не знал еще Ахиллес, что произошло на поле битвы, и сердцем чувствовал что-то неладное.

Антилох подошел к вождю мірпмідонців и сказал, уже не сдерживая жгучих слез:

- Горе постигло нас, славный Ахіллесе. Убит твоего верного друга Латрокла! Гектор успел снять с мертвого твое оружие и доспехи, а тело еще сражаются войска.

Молвил, и черной тучей накрыла скорбь Ахилла.

Взяв в обе руки закоптілого пепла горсти,

Голову всю он посыпал, прекрасное чело сплямувавши.

Черный тот пепел на нем весь хитон испачкал ароматный,

Сам же в пыли он простерта лежал на весь огромный

Рост и терзал себе волосы и вырывал их руками.

А рядом горько плакал Антилох, держа Ахиллесу руки, чтобы он не перерезал себе горло острым железом.

Даже со дна глубокого моря услышала срібнонога Фетида стон и вопли своего смертного сына и сама зайшлася слезами. Плотным кольцом окружили ее прекрасные нереиды, что живут в глубинах священного моря, и из жалости к Фетиде заплакали тоже.

- Возлюбленные сестры мои, дочери старого Нерея! О, какая я несчастная! Родила я на свет храброго героя, нянчила его, как красивое растение в своем саду, и он вырос стройный и крепкий, словно ясень серебристый. Сама я послала Ахиллеса воевать священную Трою, и победителем его не встречу. Не вернется он к своему родному дому, к отца Пелея. Уже недолго осталось моему смертному сыну жить, недолго он будет любоваться сиянием яркого солнца. Да и эти последние дни потьмарило ему какое-то горе. Надо поспешить к нему - может, чем помогу.

Покинула срібнонога Фетида светлую подводную пещеру и, окруженная нереидами, направилась к сыну. Морские волны расступились перед дочерьми старого Нерея, и они вышли на берег - там, где стояли крутые мірмідонські корабли.

Пишнокоса Фетида ринулась к Ахиллеса, и до сих пор навзрыд рыдал на земле, обняла его нежными руками за голову и спросила сквозь слезы:

- Сын мой, чего ты так тяжело страдаешь? Ведь Зевс-олімцієць оправдал все, о чем ты молил, вздымая руки к небу.

Сокрушенно вздохнул Ахиллес и ответил:

- Да, милая мать, Зевс-олимпиец все то оправдал, даря мне большое почтение, и какая с того радость, когда убиты моего лучшего друга, храброго Патрокла. Я любил его больше всего из всех героев. А еще и Гектор забрал драгоценный доспех и оружие - дар блаженных богов моему отцу Пелею. И Гектор оплатит мне жизнью за Патроклову смерть.

Заплакала еще сильнее Фетида и проронила вещие слова:

- Но за Гектором сразу же и тебя ждет смерть.

- Пусть я умру быстрее! - воскликнул Ахиллес.- 3а то, что не поспешил защищать верного друга и он погиб далеко от родной земли, тщетно зовя меня на помощь. Теперь я не могу вернуться к милой отчизны, потому что не спас Патрокла и многих других друзей, храбрых воинов, что их укротил сильной рукой сын старого Приама. Пусть исчезнет наконец мой гнев на владущого Агамемнона. Забудем прошлое, заспокіймо сердце в груди,- теперь я иду отомстить Ректору за моего дорогого друга Патрокла, а затем, получив большую славу, спокойно встречу смерть.

- Правду ты говоришь, сын мой. И я не стану тебе на пути - уходи, бороны свое войско. Только нет у тебя острого оружия и доспеха, испещренного странными звездами,- сам шоломосяйний Гектор теперь гордится ими. Что ж, недолго ему уже осталось гордиться. А ты становись к бою завтра

С самого утра,- как только засияет розовая Заря, я явлюсь к тебе с новым оружием, что ее скует божественный мастер Гефест.

По тех словах срібнонога богиня ушла от сына и сказала сестрам своим нереїдам:

- Дорогие сестры, спуститесь на дно священного моря и расскажите все нашему отцу Нерею. Я же підіймуся на высокий Олимп и буду умолять бога-творца Гефеста сделать для моего смертного сына новый доспех войны.

Мигом исчезли прекрасные нереиды в морских волнах, а Фетида поднялась на снежно-белый Олимп.

А тем временем ахейцы бежали, страшно вопя, от шоломосяйного Гек-тора вплоть до самого берега Геллеспонта и своих крутобоких кораблей. Не удалось им вынести с поля битвы тела верного Патрокла, снова догнал их безудержный Гектор, похож на бушующий огонь. Трижды уже касался он Патроклового тела, и трижды сильные Еанти відбороняли убитого.

И все равно великий Гектор забрал бы тогда Патроклове тело и покрыл бы себя громкой славой, но помешала ему волоокая Гера. Втайне от Зевса и других богов Гера повелела вітроногій вестницы Ириде взлететь до Ахиллеса.

Став перед затосковавшим героем, Ирида сказала так, как научила ее Гера:

- Славный Пеліде, иди, заступись за тело своего верного друга Патрокла. Ибо слышишь: бой за него идет и до сих пор, а теперь уже гремит возле кораблей. То неистовствует сам Гектор блистательный. Неужели ты позволишь, чтобы он забрал к Трои Патроклове тело и бросил на з'їжу собакам? Тогда вечный позор падет на твою голову, Ахіллесе.

- Ірідо, віснице бессмертных богов! - ответил герой.- Как же я буду драться без оружия?

- Знаем, что им теперь гордится Гектор. Но ты, хоть и безоружный, лишь появись перед троянцами и голос подай. И они наверняка испугаются.

С этими словами напрочь одійшла бистронога Ирида.

Встал тогда Зевсу дорогой Ахилл. Афина же на сильные

Плечи положила эгиду, всю украшенную бахромой,

Окутала и богиня пресвітла ему золотой

Облаком голову, пламень вокруг сверкающий закурив.

Стал Ахиллес на высоком месте, чтобы издали его было хорошо видно, и оттуда крикнул на всю грудь. Где-то далеко ему сказала грозная Афина, и страшный грохот разносился над полем битвы. Бледный ужас пойняв троянцев, а могучий Ахиллес крикнул еще раз и еще.

Как звучит пронзительно и остро сурьма среди войска, берет приступом враждебно город, так звучал голос доблестного героя, пугая насмерть троянцев, их пишногриві лошади, чуя беду, бросились назад, заворачивая боевые, колесницы, а напуганные візничі даже не сдерживали их. И еще троянцы увидели, как пылает странное сияние над головой могучего Пеліда, то сияние, что его ослепила Афина Паллада.

Трижды пронзительно крикнул Пелід, и трижды сахнулися троянцы. Скорей воспользовались тем их противники: забрав Патроклове тело, они положили его на носилки и понесли к кораблям. За носилками шли, сокрушенно вздыхая, воины-друзья, а впереди них - могучий Ахиллес; он не сводил залитых слезами глаз с верного друга, который лежал неподвижно, навеки укрощен безжалостной медью.

Наконец неутомимое солнце склонилось к горизонту и медленно исчезло в глубинах реки Океана. Теперь оба вражеские войска могли отдохнуть.

Троянцы порозпрягали пишногривих лошадей из боевых колесниц, и прежде чем ужинать, собрались на совет. Воины, напуганные появлением могучего Ахиллеса в вражеском войске, молча стояли, не решаясь сесть, и ждали, что скажут вожди.

Совет открыл умный Полидамант. Был он ровесник Гектору - оба родились в одной и той самой ночи. И когда Гектор отмечался как первый в битве, то Полидамант затмевал его мудрым словом на совете, потому что всегда умел соединить будущее с прошлым.

- Друзья,- начал Полидамант,- мы оказались слишком далеко от города. Я советую немедленно, пока еще ночь царит над нами, вернуться в Трою. Потому что теперь к ахейского войска пристав могучий Пелід, и встреча с ним в долине будет ужасная. Немногим из нас повезет тогда укрыться за крепкими стенами Трои. А большинство погибнет и станет добычей коршаків и собак. Когда же мы замкнемось в городе и бить врагов из башен и крепких стен, зря они силуватимуться нас одолеть. Скорее собаки их порвут, чем они примут нашу Трою высокую.

Глянул исподлобья шоломосяйний Гектор на друга и сказал:

- Не по душе мне твоя речь, Полідаманте! Когда Пріамове город было самое богатое по всему побережью. И война поглотила его золото и медь. И вот наконец всемогущий Зевс позволил нам одігнати ахейцев от города и прижать их к самому морю. Битва идет уже возле их быстрых кораблей. А ты, Полідаманте, советуешь именно теперь отступить. Нет, я не позволю троянцам покориться тебе. Слушайте меня, воины! Ладнайте ужин, затем, поставив бдительную стражу, спочивайте до утра. А только засияет светоносная Эос, одевайтесь в боевые доспехи и шикуйтесь в ряды. Горе ждет Ахиллеса, как вздумает выйти на бой. Я не отступлю перед ним, а первый поспешу навстречу. И еще неизвестно, кого бог войны уквітчає славой.

Молвил так Гектор, и одобрительно на то закричали трояны.

Вот глупые! Забрала у них разум Паллада Афина.

Все Пріаміда поддержали, хоть аляповатое он советовал,

Полидаманта же никто, хоть и рада была его верная.

А в ахейском стане Ахілдес тяжело рыдал над мертвым Патроклом. Казалось, то стонет и сетует лев, когда, вернувшись вечером к логову, не находит своих малых львят - их забрали охотники. Бросается лев сторонам, в поисках человеческих следов, страшный в безмерном отчаянии и гневе, и горе человеку, что встретится ему в диких чащах.

Ахейцы обмыли Патроклове тело, одели в белые одежды и положили на высоком ложе. Тогда стал над убитым Пелід и торжественно произнес:

- Видно, нам обоим, дорогой Патрокл, суждено пасть на троянской земле. Тебя похороню я с большим почетом, но велю разжечь погребне костер только тогда, как положу тут, возле тебя, голову неугомонного Гектора и его оружие.

На Олимпе тем временем срібнонога Фетида вступила в дом хромого бога Гефеста - в светлый, прекрасный, украшенный звездами дом, его построил сам хозяин. Завидев богиню, навстречу ей вышла Харита в блестящей наметке - удивительная красавица, жена хромого бога. Она Взяла за руку гостю и приветливо спросила:

- Люба Фетида, одетая в длинные одежды, что привело тебя к нашему дому? - И громко позвала: - Гефест, иди-ка сюда, к нам пожаловала богиня Фетида.

Хозяин дома именно работал в своей кузнице - раздувал кузнечные мехи. Услышав женины слова, он сразу же отозвался:

- О, богиня Фетида - желанная и дорогая для нас гостя. Она спасла меня, пожалела в большом затруднении, когда моя мать, безжалостная Гера, сбросила меня с Олимпа на землю, чтобы не видеть, как я хромаю. 0, как бы я страдал, чтобы не срібнонога богиня, что спрятала меня по течению реки Океана, и там, в далекой пещере, я скрывался девять лет. Теперь Фетида пришла к нам, и надо встретить ее, как подобает, и отблагодарить бессмертной за ласку.

И бог-художник быстренько сложил свое утвари до серебряной сундуки, вытер обильный пот с головы, груди и рамен, а тогда нарядился в красивый хитон и вышел, хромая, из кузницы. За ним спешили две служанки, что их Гефест сам смастерил из чистого золота, дал им разум, язык и силу, а богини еще и научили их вышивать.

Взял Гефест свою гостью за руку и молвил:

- Люба Фетида, одетая в длинные одежды, что привело тебя к нашему дому? Я выполню любое твое желание, когда только смогу.

- Скажи мне, Гефест на Олимпе богиня, нещасніша за меня? Родила я на свет храброго героя. Нянчила его, как красивое растение в саду, и он вырос стройный и крепкий, словно ясень серебристый. Сама я послала Ахиллеса воевать священную Трою, и победителем его не встречу. Не вернется он к своему родному дому, к отца Пелея. Уже недолго осталось моему смертному сыну жить, недолго он будет любоваться сиянием яркого солнца. Так пусть хоть последние дни он нарадуется славой. Я приходится

тебе к ногам и слезно умоляю: сделай Ахиллесовы оружие, потому что свою он отдал другу и теперь остался безоружен. Только ты можешь помочь моему сыну!

- Не печалься, дорогая Фетида. Если бы мне было так легко спасти твоего сына от черной смерти, как легко сделать для него прекрасную оружие!

И, не теряя времени, Гефест направился к кузнице. Разжег два десятка горен, по-разному каждое горело, в пламя бросил свинец и медь, а тогда еще добавил золота и серебра. В правую руку взял молот, в левой - клещи и принялся делать огромный щит. Ровный, тройной, с пятью металлическими полосами, то щит Гефест украсил красиво и мудро:

Землю на нем изобразил он мастерски и небо, и море,

Солнца неутомимого круг, и месяц срібляний сполна,

И бесчисленные созвездия, неба своды венчают,

Посреди них и Плеяды, Гиады и мощь Ориона,

ЕЕ даже Медведицу - другие еще Телегой ее называют.

Крутится Виз то на месте и только выглядит Ориона,

Только один до купаний в Океане-рике непричастен.

Далее Гефест изобразил на щите двое крупных городов; в первом царит праздник, пир, пышные свадьбы. Вот при палахкотливім свете факелов ведут несколько пар молодых, звучат свадебные песни, а юноши и девушки кружатся в невпиннім танке, и нежно поет флейта... А дальше, на городской площади, собралась на совет община. Старейшины сидят в священном кругу, и каждый встает по очереди и, опершись на посох, произносит свою мудрую мысль.

Второе же город осадили два пышно вооруженные войска. И заспорили: брать нашествием город, или заключить мир и с половины получить добычу. А за городом, возле горного потока, осажденные устроили засаду. Во главе их стоят грозные боги - Арей и Афина Паллада, оба из чистого золота, еще и об снаряды на них яскрять золотые, поэтому их фигуры видно далеко. И вот край горного потока вспыхивает бой. Сверкает оружие, свистят стрелы, поднимается страшный шум. Смерть охотится живых, а раненых крепко держит, и одежды ее уже красные от человеческой крови.

Дальше виднелась на щите большая нива, что ее вспахали круторогие волы; она - хоть золотая - чернела, как настоящая плодородная земля, и сделать это чудо было под силу только богу, как и тот виноградник, впитывал глаза своими большими красивыми гроздьями. Молодежь собирала их в плетеные корзины, а тогда относила те корзины, пританцовывая под звуки веселой музыки.

Еще и танец показал мастер-бог: красивые девушки в цветущих венках и стройные юноши, взявшись за руки, легко кружатся, расходятся, идут друг на друга и снова неустанно кружат. Посредине круга красиво поет и играет на кифаре похож на бога певец.

А край щита бурлит мощный поток Океана...

Кончил Гефест странный свое творение, и не бросил работы: выковал он для Ахиллеса прочный панцирь, который пылал издалека, словно яркий огонь, выковал пышный шлем с золотым гребнем, еще и наголенники из гибкого масло вылил. Тогда хромой бог все это собрал и отнес срібноногій богини Фетиды. Искренне обрадовалась богиня и птицей слетела с Олимпа, неся сыну божественный дар.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую