lybs.ru
Глупым закон не писан, умным - не помеха. / Александр Перлюк


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА

Троянцы в беспамятстве убегали от Ахилла, который, как сам бог войны, кровожадный и неудержимый, гнался за ними во главе своих мірмідонців. Так добежали они до бурного Скамандра, и коварная Гера обвила его берега непроглядной мглой, и троянские воины сгоряча, уже не в состоянии остановиться, полетели в быстрые волны, вплоть раздался страшный плеск и застонал весь берег вокруг.

Опомнились троянцы и бегом бросились вплавь к берегу, и быстрое течение несло их прямо в омут, откуда уже не было никому спасения.

Сам же Ты потомок Пелід спрятал свой огромный копье в прибрежных кустах и принялся мечом уничтожать троянцев. Раз в раз поднимался тот меч, и вода становилась красной от человеческой крови.

Вдруг усмотрел Ахилл юного сына царя Приама Ликаона. Когда Пелід уже взял его в плен и продал в рабство на остров Лем-нос, но ловкий юноша оттуда сбежал и вот дрался теперь под священной Троей. Задрожали колени юного Пріаміда, как налетел он просто на Ахилла. Не помня себя от страха, Ликаон еще и ступил несколько шагов вперед, а затем упал к ногам могучему герою и умоляя сказал: [165]

- Смилуйся, смилуйся, богоравный Ахилл! Еще не прошло и двух недель, как я вернулся к родному дому, испытав много бедствий и лишений в тяжелом плену. И, видимо, Зевс Громовержец ненавидит меня, когда снова бросил безжалостно тебе к ногам. Вот я обнимаю тебе колени и обещаю богатое выкупное от отца Приама, только подари мне жизнь!

- Зачем мне то выкупное,- остро сказал Ахилл.- Пока смертельная час не постигла моего верного друга Патрокла, я легко дарил троянцам жизни, не убивал их, только брал в плен. Но теперь, как убили Патрокла, никто не спасется от моего меча, а особенно сыновья Дарданіда Приама. И чего ты здесь скиглиш? Разве не умер Патрокл, был куда лучше тебя? Или глянь на меня - какой я высокий, красивый и сильный, меня породила бессмертная богиня, но и я скоро погибну от вражеского оружия. То чего ты будешь жить?

Безжалостно блеснул меч, и юноша упал, а над водой раздался громкий голос. То Ахилл хвастался перед троянцами:

- Згиньте же все, пока мы в Илион войдем священный,

Я - гоня вас, а вы - быстро удалившись от меня.

Не поможет и Поток вам, что в водовороте серебристом катит

Волны свои, сколько бы быков вы несли ему в жертву

И лошадей живыми в водоворот ему бросали однокопитних.

Все вы погибнете судьбой злой и заплатите сполна

И за Патроклову смерть, и за черную гибель ахеїв,

Что у быстрых лодок, как меня не было, вы избили.

Что дальше, то сильнее свирепствовал Ахилл. Забил он и Астеропея героя, сына речного бога, сорвал дорогой доспех и, став убитому ногой на грудь, гордо сказал:

- Так и лежи! Даже тот, кто родился от речного бога, не может соперничать со мной, ибо я - Ты потомок. А против Зевса бессилен и сам Океан. С глубинной течения Океана вытекают все моря, крупные реки, родники и ручьи, но и он, могучий, ужасается, когда слышит Громовержца с темнохмарного неба.

Не выдержал тех погордливих слов могучий Ксант, бог реки Ска-бродит. Страшно возмутился он и, приняв человеческий облик, вынырнул из темных волн, истошный и февраль.

Эй, Ахилл!-грозно крикнул Ксант.- Ты сильнее других людей, потому что тебе всегда помогают бессмертные. И когда отец наш [166] Зевс позволил тебе так жестоко уничтожать троянцев, то делай свое дело там, в долине, а мне дай в конце покой. Посмотри, сколько трупов уже плавает в реке, они пересекли дорогу до священного моря, и вода выходит из крутых берегов. Поэтому хватит, уймись, уймись, Пеліде! И славный герой не обращал внимания на грозную язык речного бога. Воинственный пыл, словно огонь, все сильнее полыхал ему в груди, и все темнела от крови вода в Скамандрі. Тогда разгневанный Ксант обратился к Аполлону:

- О сребролукий бог, чего же ты не исполняешь воли всевластного Зевса? Ведь он велел тебе защищать сегодня троянцев до позднего вечера, пока скроется солнце и долину окутает тьма.

И снова исчез Ксант. А река забурлила, заклокотала, заревела, словно бешеный бык. ее черные волны выбрасывали на берег убитых троянцев, а живых прятали от Ахилла в глубоких подводных пещерах. Огромный бурун поднялся на мірмідонського вождя, и разбился о щит, подарок хромого бога-творца.

Ахилл едва устоял на ногах и схватился за ветви раскидистого вяза, но вода вдруг подмыла корни, и большое дерево упало - поперек реки легла зеленая плотина.

Хватаясь за ветви, Пелід вскарабкался на берег и побежал в долину, потому что теперь и его занял настоящий страх.

...Но бог Потока большой от него

Не отставал и, стемнівши, підвівсь боевой остановить

Пыл ясном Ахиллу и погибель троян отвратить.

Сразу же одскочив Пелід на расстояние списового лету,

Скоростью похож своей с ловчим орлом чорнокрилим,

Что между летучих птиц мощнейший и самый быстроногий.

Схожий с орлом, он умкнув, лишь вооружение медное на груди

Страшно позвякивает. От течений Скамандра убегая, быстро

Бежал он, и вслед ему несся и Поток с оглушительным ревом.

Хоть какой быстроногий был Ахилл, и бурная река его догоняла: божество всегда сильнее смертного человека. Каждый раз, как герой останавливался и, оборачиваясь назад, силился выдержать бешеный бег воды, мигом поднялась высоченная волна и тяжело падала герою на голову и плечи. Преодолевая течение, Ахилл прыгал вверх, но вода вымывала песок ему из-под ног, сковывала мышцы и волю.

- Отец наш Зевс! - завопил отчаянно Пелід, глядя в [167] облачное небо.- Неужели никто из бессмертных мне не поможет? И зачем соблазнила меня неправдой мать, богиня Фетида, когда предвещала мне смерть под троянскими стенами от стрелы далеко идущего бога? А я бесславно погибаю тут, словно маленький свинопас, в большое наводнение вздумал перейти бродом бурный ручей.

Только сказал Ахилл те слова, как ему явились могучие боги - Афина Паллада и хитач земли Посейдон. Заверили они героя, что он не погибнет бесславно в речном водовороте, что вскоре Скамандр угомонится, а он еще будет гнать троянцев в их города, еще сразится с шоломосяйним Ректором и убьет его, снискав себе вечную славу.

- Только,- сказал напоследок темнокудрий Посейдон,- послушайся нашего мудрого совета и после поединка с Ректором сразу же вертай до своих кораблей.

Исчезли бессмертные боги, и их слова оказали Пелідові большой силы. Сразу почувствовал это Скамандр и в исступлении стал звать своего меньшего брата Сімоента:

- Дорогой брат, если мы не обуздаем Ахилла, то он разрушит сегодня священное Пріамове город. Так что поспеши ко мне, созывая по дороге все потоки, источники и ручьи. Тогда вскоре мірмідон-ский вождь будет лежать на глубоком дне, а мы засыплем его песком и камнями, еще и затянем черной тиной.

И снова на Пеліда хлынула вода, белая от пены, и красная от человеческой крови. Видимо, одолел бы героя Скамандр, и волоокая Гера увидела то и, испугавшись за судьбу своего любимца, позвала скорей хромого Гефеста:

- Спустись, сынок, на землю со своим невгасним огнем и зажги на побережье Скамандра кусты, деревья, траву и человеческие трупы. Брось огонь и на воду, чтобы она аж кипела. Станет жарко и душно речному богу, только не слушай его льстивых обещаний или яростных угроз. Пусть адский огонь бушует до тех пор, пока я велю его потушить. А теперь-я спешу к морю кликнуть с запада оживленного Зефира, а с юга бурного Нота, чтобы они подняли ураган и раздули тот пожар еще сильнее.

И вот в долине занялись кусты и деревья ярким огнем, вспыхнула яркая пожар, и вода начала отступать.

Словно осенний Борей дождями увлажненную ниву

Сушит внезапно на радость тому, кто ее обрабатывает,- [168]

Высохла так вся вокруг равнина, и мертвых воинов

Трупы сгорели. На реку он пламя бросил яркое,

И занялись огнем тамариски, и вязы, и ивы,

Взялся и лотос огнем, и обильные камыши и кувшинки,-

Все, что густо круг течений струмистих реки прорастало.

Рыбы и вьюны, изнемогая, эти - в вировій глибочині,

Те же - в течении летящем - туда и сюда суетились,

Дыханием битые пылким велемудрого бога Гефеста.

Все вокруг Скамандра пылало, его черная вода клокотала, из нее вздымалась тяжелая пара. Волны не захотели бежать вперед, а остановились неподвижно, изнемогая от Гефестового жгучего огня.

Тогда речной бог Ксант принялся умолять Гефеста и Геру, составив торжественную клятву не помогать дальше троянцам, хоть бы и именно их город священное загорелось зловещим огнем.

Сжалилась почтенная Гера на несчастного речного бога и, преодолевая гнев, что и до сих пор ятрив ей сердце, велела Гефесту:

- Дорогой сын, умерь свой огонь, не годится для смертных людей так тяжело наказывать бессмертного бога.

Гефест сразу же послушно потушил свой бурный огонь. Успокоился Скамандр, и его ясные волны снова помчались к безбрежного моря.

А тем временем между богами доходило до настоящей битвы. Собрались они шумной толпой, вплоть задвигалась земля, а многоголосое эхо достигла высокого неба, даже дойдя до ушей Громовержца, что спокойно сидел на вершине Олимпа.

Увидел Зевс разъяренных богов и искренне засмеялся от радости.

Вот первый поднял свой медный копье бог войны Арей и яростно крикнул Афине Палладе:

- Зачем ты, надоедливая мухо, всегда сеешь раздор среди блаженных богов? Нет предела твоему лихачеству. Или ты забыла, как' подговорила смертного мужа Диомеда бросить в меня боевой копье, еще и своей рукой то копье направила? Но теперь ты воздашь за все.

Метнул изо всех сил Арей свое оружие, и не смог пробить щита Афины Паллады - устрашающую эгиду, что ее не способны рассечь даже Зевсу молнии. Тогда богиня, ступив немного назад, подняла с земли большой черный камень - пощерблений, тяжелый, из тех, что ими издавна смертные в поле предел обозначают,- и попала Ареєві просто в шею. [169]

Пал бог войны, розпростершись посреди широкой долины, зазвенел на нем золотой доспех, шлем отлетел, и темные кудри рассыпались в пыли.

Засмеялась Афина Паллада, глаза ей вспыхнули злым огнем.

__ Неужели ты, дурак,- гордо проговорила она до Арея,- до сих пор не знал, насколько я сильней тебя, и решил со мной сразиться? Жди беды, потому что твоя мать, почтенная Гера, не подарит тебе, что забыл о ахеїв и борониш напыщенных троянцев.

И Афина отвела свой ослепительный взгляд от Арея. А до него, что тяжело стонал, подбежала нежная богиня любви, ласково взяла его за руку и, подведя, повела с собой. И волоокая Гера заметила это и крикнула Афине Палладе:

- Вот глянь, любимая дочь Зевса, как и бесстыдная повела отсюда Арея. Ну же, перепини им дорогу.

Обрадовалась Афина и, бросившись им наперерез, тяжелой рукой толкнула прекрасную Афродиту в грудь. Подогнулись в богини стройные ноги и замерло трепетное сердце. Упала Афродита с Ареем на плодородную землю просто Афине Палладе до ног, а и победно засмеялась, еще и насмешливо сказала:

- Если бы другие боги, стали троянцам на помощь, были такие храбрые и могучие, как Афродита, что решилась идти против меня, то медно-вооруженные ахеи легко разрушили бы священную Трою и наконец кончилась бы кровавая война.

Злорадно улыбнулась на тот язык волоокая Гера, а морской повелитель Посейдон обратился к сребролукого бога:

- А чего же мы с тобой не деремся, Аполлоне? Ведь я стою за обиженных ахеїв, а ты вздумал защищать напыщенных троянцев.

Спокойно отвечал на то Аполлон:

- О Посейдоне! Ты сам назвал меня глупым, если бы я вздумал соперничать с тобой за бедных смертных, похожие на листья: сегодня они изобилуют жизнью, а завтра чахнут и погибают. Поэтому давайте прекратим распрю между нами - пусть люди воюют сами, без нашей помощи и совета.

И Аполлон отступил назад, потому что стыдно ему было снять руку на родного дядю. Но богиня-охотница Артемида бросила ему обидное слово:

- Неужели, дорогой брат, ты позорно сбежишь, чтобы Посейдон везде гордился победой? Зачем тебе, трус, серебряный лук и меч золотой, когда отказываешься драться? Гляди же, чтобы я больше никогда не слышала в [170] батьковім доме, как ты нахваляєшся перед олимпийцами, что можешь сам один выйти против морского бога.

Ничего не сказал • на то дальновидный Аполлон, зато почтенная Гера яростно крикнула мисливій богини:

- Ты решила меня прогневить, нахал? Нет, не легко будет тебе тягаться со мной. Лучше бы гоняла своих зверей по лесным чащобам и стреляла горных оленей. А как хочешь соревноваться, то я быстро тебя обуздаю.

Гера схватила одной рукой обе Артемідині руки, а второй стянула с нее лук с колчаном и, издевательски смеясь, ударила ими охотницу по лицу. Рассыпались легкие стрелы среди травы, Артемида трудом вырвалась и, горько плача, побежала. Так убегает белая голубка от хищного ястреба, прячась в глубоком ущелье.

Звонкие стрелы и кривой лук Артемідин подобрала ее мать, пышно-коса богиня Лето, и отправилась вслед за дочерью в Ты дворец на Олимпе. Припав к отцу колен, Артемида зайшлася плачем, аж дрожали на ней душистые ризы нетленные.

- Кто из бессмертных богов тебя обидел, моя дорогая доченька? - прижав ее, ласково спросил Зевс.

- То жена твоя, родной отец, меня обидела. Гера всегда сеет распрю среди бессмертных.

Успокоил Зевс ненаглядную дочь, а тем временем на Олимп вернулись другие боги - кто крайне разгневанный, а кто полон гордости и спеси. Пришли все и уселись на своих местах круг могущественного Зевса. Не хватало только Аполлона - тот сразу же поспешил к священной Трои, потому что не давала ему покоя мысль, что, вопреки судьбе, міднозбройні ахеи сегодня вдеруться до города.

А среди смертных и действительно битва шла уже недалеко от Трои. Не знал изнеможения и усталости богоравный Ахилл.

Так же, как густо клубами поднимается в небо широкое

Дым от пожара в городе, что гневные боги зажгли,

Нанося всем труда и много кому еще и печали,-

Так и троянам Ахилл наносил и труда, и печали.

На башне Скейских ворот стоял старый царь Приам и пристально всматривался в долину. Вот узнал он могучего Ахилла, а впереди него - троянцев, беспомощно убегали. Они уже не дрались, не защищались, а только убегали прочь. [171]

Тяжело вздохнул старый царь и стеная спустился с высокой башни. Тогда подошел к страже и велел поскорей открыть Скейську ворота - впустить троянцев.

-Смотрите же,- сказал царь Приам,- впустите всех до одного наших воинов, а вдруг закройте ворота, чтобы не ворвался в город быстроногий Пелід.

Скоряючись мудрому слову, стража распахнула Скейську ворота - то был спасение знеможеному войске.

А навстречу Ахиллу ринулся дальновидный бог Аполлон, чтобы отвратить гибель от несчастных троянцев. Обессиленные, жаждущие, покрытые пылью, бежали они к высокому троянского стены, и их уже догонял неистовый Ахилл. Дикой яростью пылало сердце в могучего героя, стремившегося бессмертной славы.

Взяли бы тогда ахеи міцномуровану Трою, если бы Аполлон не велел троянскому герою Агенору выйти на поединок с Пелідом. Послушно остановился Агенор, ожидая Ахилла, а рядом, под большим дубом, завернувшись в мглу, караулил Аполлон, чтобы мгновенно стать на помощь герою.

Храброе Агенорове сердце так и рвалось к бою, а сам он затаился, будто сильный барс, что слышит охотника; и хоть собаки ему досаждают и в теле уже - болезненная стрела, и барс не убегает, а смело выходит на врага. Так и славный Агенор не хотел позорно бежать, а стремился встретиться с глазу на глаз с мирмидонским вождем.

Вот он ступил могучему герою навстречу и громко крикнул:

- Пожалуй, Ахилл, ты надеешься сегодня войти победителем в нашу священную Трою. Нет, еще много нас, ее верных защитников. А тебя здесь ждет гибель.

И сильной рукой Агенор метнул в Пеліда свое копье. Тот угодил герою в ногу, и не пробил новенького наголінника - его же ковал сам Гефест в подарок смертному сыну богини Фетиды.

Бросился тогда разъяренный Ахилл на Агенора, и Аполлон вовремя спрятал его в мгле, а сам принял его облик и побежал обратно к Скамандра. За ним в беспамятстве гнался могучий Пелід.

Сребролукий бог заманивал Ахилла дальше и дальше, а тем временем троянское войско уже вбігало до города сквозь широко растворенную Скейську ворота.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую