lybs.ru
Как нельзя остановить реку, сломав лед весной, бурно несется к морю, так нельзя остановить нацию, что ломает свои цепи, проснувшись к жизни. / Николай Михновский


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА

Так скучали трояны в целом городе. Ахеи же,

Подойдя к кораблям и к волнам Геллеспонта, спешили

Каждый на свой корабль, и все разошлись быстро,

Кроме мирмидонян, что им разойтись Ахилл не позволил.

- О воины, дорогие моему сердцу! - сказал Ахилл к своей жене.- Не спешите розпрягати дзвінконогих лошадей. Пусть мы трижды объедем на боевых колесницах вокруг Патроклового тела и вгамуємо наши разбереженные души надгробным плачем.

Вслух заплакал Пелід, а за ним все мірмідонці, гоня пышно-гривих лошадей круг тела славного героя. Трижды промчались они, а тогда Ахилл остановил своих лошадей, сошел с колесницы и, положив руки Патрокла на грудь, сокрушенно сказал:

- Радуйся, верный Патрокл! Я все сделаю, чтобы ты с большим уважением сошел в подземную тьму.

И по тех словах Ахилл бросил Патроклу до ног тело блестящего Ректора, бросил лицом в пыль и пошел себе прочь. [182]

Мірмідонці порозпрягали лошадей, нетерпеливо ржали, сняли боевые доспехи и все сели перед Ахилловым кораблем - вождь угощал их, поминая друга.

Под ножами мясников падали белые быки, упитанные козы, бараны и свиньи, кровь ручьями струміла вокруг Патрокла, и вскоре вкусно зашипело жаркое на многочисленных кострах.

Сам же Ахилл в сопровождении ахейских вождей направился к палатке царя Агамемнона. Там его уже ждали, и слуги грели воду в величезнім казани, чтобы мірмідонський вождь смыл с себя грязь и загустевшую кровь. И отказался мрачный герой.

- Клянусь Зевсом, самым могущественным богом,- воскликнул он,- пока не похоронен Патрокла, я не смою со своего тела вражеской крови! Сядьмо, друзья, теперь к траурной трапезе, а завтра утром построили, Агамемноне, привезти из леса дров для большого погребного очага. Пусть безжалостный огонь уничтожит смертное тело Патрокла, заберет его из наших глаз, чтобы войско снова могло строиться к бою.

После пира ахейских вожди разошлись по своим палаткам и легли спать. Долго не спал только Пелід: лежа на берегу неумолчно шумящего моря, он тяжело вздыхал, тоскуя за другом. А когда наконец одолел Ахилла сон, явилась ему душа верного Патрокла, такая же, как будто он был живой, и в такие же одеяния одетая. Стала она в головах и знакомым голосом сказала:

- Поглотила меня черная смерть и вскоре придет за тебя, Ахилл, ибо тебе суждено погибнуть под высокими стенами Трои. С

, юношеских лет жили мы с тобой под одной крышей, в доме старого Пелея. Так пусть и после смерти наши кости покоятся вместе, в одной общей урне - в той золотой амфоре, что подарила тебе мать-богиня. Хотел Пелід обнять верного друга, и Патроклова душа, как дым, избежала его рук и с тихим шелестом прошла сквозь землю. Поражен Ахилл вскочил на ноги и в отчаянии крикнул:

- Богово! Неужели и вправду в Аиде от нас остается только душа - и подобие, а жизнь навеки исчезает?

Слезы неудержимо полились Ахиллу с глаз, и так в жгучих слезах встретил он світосяйну Эос.

Еще чуть зажевріло на востоке, а уже по приказу владущого Агамемнона большой отряд воинов во главе со славным Меріоном отправился с мулами в лес зеленел по склонам высокой Иды, богатой на источники. Под сильными ударами падали густоверхі дубы один за одним, чтобы того же дня на берегу седого моря вспыхнуть погребним огнем. [183]

Ахилл сам выбрал место на крутом берегу, где впоследствии должны были насыпать могилу Патрокла и ему. До того места принесли дубовые бревна и ветки, и все войско собралось вокруг.

Вот появились на боевых колесницах мірмідонці, а впереди них дружинники торжественно несли Патроклове тело. Голову умершему поддерживал Ахилл - он провожал своего верного друга в последний путь.

В знак траура воины срезали себе на голове пряди волос и бросали их на Патроклове тело. Пелід и себе срезал кудри и положил их другу в холодную руку, и все, кто стоял поблизости, не могли сдержать слез.

Тем временем воины уже развели костер шириной и длиною в сто ступней, и ахейских вожди в скорби великой положили Патроклове тело наверх. Рядом поставили ценные амфоры с душистым маслом и медом, а к ногам бросили только что забитых лошадей, быков и овец.

И костер горел слабым огнем, и напрасно воины раздували его со всех сторон - дрова не занимались. Тогда Пелід, отойдя в сторону, стал громко молиться сильным ветрам Борею и Зефиру, умоляя их прилететь и взбудоражить траурный огонь.

Сразу услышала ту усердную молитву золотокрила Ирида и легкой вестницей помчалась к дворцу ветров. Стала там на каміннім пороге, и все ветры приподнялись ему навстречу, приглашая каждый к себе. И отказалась золотокрила богиня - она спешила к течению Океана - и только пересказала Борею и Зефиру Ахиллу слова.

Не мешкая отправились ветры на помощь. Аж засвистело над землей, как полетели они, гоня небом впереди себя темные тучи и вздымая высокие волны на море. Наконец ветры добрались до костра и принялись круг него.

Застонало пламя зашипело, ярким огнем занялись дубовые бревна и долго горели, почти всю ночь. И всю ночь ходил вокруг костра затосковал Ахилл с золотым бокалом в руке - он делал возлияния ветрам и плакал угрюмо за другом.

Аж как взошла над землей светоносная Эос и ее золотые одежды заясніли над морем, Борей и Зефир одлетіли, яркое пламя утихло и костер стало медленно угасать. Ахейских вожди залили его пурпурным вином и составили, тяжело вздыхая, Патроклу белые кости к золотой урны, накрыли ее тонким полотном и засыпали землей там, где должна была возвышаться впоследствии общая могила славных друзей - Ахилла и Патрокла.

А тогда на почет умершему начались большие игры, которые продолжались до самого захода солнца. [184]

Первые вышли соревноваться славные конники. Пелід велел вынести богатые дары и пообещал их тем, кто выиграет в гонке, но сам, увитый черной печалью, не принял участия в играх.

- Если бы мы не хоронили Патрокла,- сказал он ахейским вождям,__

то я наверняка получил бы первую награду, ибо нет прудкіших лошадей за тех, что дал мне отец Пелей, а ему подарил сам бог Посей-дон. Те лошади бессмертны и до сих пор тоскуют по Патроклом - неподвижно стоят, потупившись, и их пышные гривы свисают до земли. Да и я от горя изнемог. Вы же, друзья, выходите на своих колесницах вперед и с моим знаком отправьтесь вовсю ген к тому всохлого дуба, а тогда мигом верните обратно.

И вот выехали и стали правительство лучшие всадники: первый - благородный Эвмел, сын Адметів, что всегда был впереди в лошадиных бегах. Рядом стал на своей колеснице могучий Диомед, сдерживая прекрасных Енеєвих лошадей - Диомед отнял их в бою, а Энея успел спасти бсг Аполлон. Дальше стала колесница русокудрого Менелая Атріда, а за ним выехал Антилох, доблестный Несторів сын.

Завидев Антилоха, старый Нестор подошел к нему и тихо проговорил:

- Сын мой, лошади у тебя не такие быстрые и легкие, как у других героев, поэтому полагайся больше на себя, на свою ловкость и умение править лошадьми. Только смотри: не скаліч лошадей и не сломай колесницы себе на позор.

Внимательно выслушал Антилох отцовский совет и запомнил каждое слово. За Антілохом выехал на своей боевой колеснице славный Мерион, товарищ знаменитого критского властителя Идоменея.

Все одновременно бичами на лошадей они замахнулись,

Хлестнули вожжами звонко и окриком грозным погнали

Вчвал их. И кони помчались вперед по широкой равнине

От кораблей бистрохідних. И облаком будто или вихрем

Пыль в них из-под груди до самого неба достигала.

И гривы у лошадей быстрых развевались с дыханием ветра,

Повози же их то земли многоплідної едва касались,

То в воздух взлетали. И, стоя на колесницах,

Правили лошадьми візничі, и жаждой победы каждое

Билось сердце, и коней своих подбадривал каждый

Криком, и, сняв пыль, летели они по равнине.

[185]

Сразу же вырвались вперед Евмелові лошади. Зря могучий Диомед хльоскав своих кнутом - Эвмел уверенно шел первый. Слезы гнева и досады навернулись Диомеду на глаза, и яснозора Афина Пал-лада, заметив это, поспешила на помощь своему любимцу. Сильной рукой она сломала дышло в Евмеловій упряжке, и лошади испуганно потащили в разные стороны, а сам Эвмел упал с колесницы и сильно ушибся.

Первый мчался теперь Диомед, за ним спешил, Менелай, а его уже догонял Антилох. В том узком, опасном месте, где родниковая вода размыла дорогу, Антилох взялся обгонять Менелая.

- Что ты делаешь? - вскрикнул тот.- Или ума лишился? Переженеш меня дальше, где шире. А здесь мы перечепимося колесами и разобьемся оба.

И Антилох притворился, что не слышит, и еще сильнее погнал своих лошадей. Вот уже обе колесницы мчатся рядом, а дорога все сужается. Не выдержал Менелай и натянул поводья, пропуская вперед Антилоха.

Так они и примчались обратно: первый за взмыленных лошадях - Диомед, второй - Антилох, а сразу за ним - разгневанный Менелай. Вскоре прибыл и Мэрион, а последний, далеко отстав, пешком пришел Эвмел, влекущих колесницу и гоня впереди себя лошади. И Ахилл одарил и Евмела драгоценным даром, потому что знал, какой это блестящий ездок, и пожалел его в беде.

Не сдерживая гнева, Менелай громко позорил Антилоха коварство и глупость. Тогда Антилох подвел к Менелаю коня, что получил в награду, и вежливо проговорил:

- Угамуй наконец свой гнев, а Ты потомку, я же младше тебя, а ты и родом старший, и доблестью выше. Ты же знаешь, как в юности люди поддаются своим чувствам и не повинуются разуму. Поэтому не гнівись и возьми мою награду коня, а когда этого мало, то я принесу тебе богатые дары. Я все готов отдать, чтобы только не потерять твоей искренней дружбы и не прогневить бессмертных богов.

Обрадовался этим словам ясночолий Менелай, и сердце в груди ему аж забилось сильнее.

Словно утренними росами вмите колосья зернистое

На половіючій ниве, что вся уже наїжилась хлебом,-

Так же и сердце в груди твоей, Менелаю, обрадованно.

- Да, я розгнівився сегодня на тебя,- сказал утішений Менелай.- Никогда ты не был дерзким и высокомерным. Только сегодня [186] буйная молодость одолела в тебе светлый ум. Но твой отец, твой брат и ты сам много сделали для меня, приплыв сюда, к высокой Трои. Поэтому я не возьму у тебя коня, хотя по правде награда принадлежит мне. Пусть все міднозбройні ахеи видят, что у меня сердце не жестокое и справедливое.

Так помирились славные герои, а богоравный Ахилл поднял золотой бокал старом Нестору и всем на радость кротко сказал:

- Возьми этот бокал, о старче, и сохрани на память о похоронах моего верного друга Патрокла. Это награда тебе в знак уважения, потому что ты уже не можешь соревноваться ни в гонках, ни в кулачнім бою, ни в борьбе, преодолевает тебя тяжелая старость. И все мы знаем, что когда-то ты был неотразим в играх, поэтому и сегодня шануєм тебя.

Поблагодарил искренне обладатель пілоський Пелідові и посоветовал продолжать соревнования.

И игры продолжались. Сначала дрались на кулаках две сильные герои Эней и Эвриал, и хоть когда-то, как еще хоронили царя Эдипа, Эвриал победил всех соперников, теперь он не устоял перед храбрым Эпеем. Но награду от щедрого Ахилла получили оба: Эней - большого, еще не укрощенного мула, а Эвриал - немалый бокал с двойным дном.

Тогда вышли в круг бороться могучий Еант Теламонид и хитроумный Одиссей. Обхватили герои друг друга сильными руками, спины у них затрещали и обильный пот оросил им плечи и грудь. Долго соревновались они - Еант брал силой, а Одиссей - хитростью и коварством, поэтому оба были равны в бою. Увидел это Пелід и дал обоим одинаково дорогие награды.

До самого вечера продолжались игры. Герои соревновались по бегу, стреляли из луков, метали копья и тяжелые диски. Лучшие награды достались обоим Еантам, Диомеду, Одиссею, Мериону и владущому Агамемно-ну. И только под вечер все разошлись по своим кораблям и палатках.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую