lybs.ru
Всякая государственная строение только тогда может быть непреклонной, когда в ее основу положен не принуждение, а добрую волю ее составных частей. / Владимир Винниченко


Книга: Еврипид Вакханки Перевод А.Содомори


Еврипид Вакханки Перевод А.Содомори

© Еврипид

© А.Содомора, 1993

Источник: Еврипид. Трагедии. К.: Основы, 1993. 448 с. С.:389-434.

OCR & Spellcheck: Aerius () 2003

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ДИОНИС

ХОР ВАКХАНОК ЛІДІЙСЬКИХ

ТИРЕСИЙ

КАДМ

ПЕНТЕЙ

СЛУГА ПЕНТЕЯ

ВЕСТНИК

ВТОРОЙ ВЕСТНИК

АГАВА

Действие происходит в Фивах перед дворцом Кадма.

ПРОЛОГ

ДИОНИС

В Фивы я, Дионис, сын Громовержца,

Прибыл, кого Семела, дочь Кадмова,

Породила при разючім сиянии молнии.

Вот в человеческом обличье я стою теперь,

Где бьет родниковая Дыра, где Исмен плывет.

Вот мамочка, что поникла под огнем тонким...

Могила возле замка... Дома остатки

Дымят: живет еще там божественный огонь -

На мою мать непогасний гнев Геры.

10] Я благодарен Кадме: не оставил он доступа

К храму дочери; я же еще лозу витке

Сюда отправил - вот здесь тень.

Из Лидии, где в недрах сияет золото,

Из Фригии, сквозь нивы спечні Персии,

Через города бактрійські, через Мидию

Морозную и счастлив аравийский край,

И весь азиатский, где соленая волна бьет

О берег, где вперемешку варвар с эллином

Города занимают людные, гордые башни, -

20] Сначала в это пришел я город эллинов,

Свои обряды и танцы введя

В азиатских землях, чтобы явным богом быть.

Я первыми вас, Фивы, до громких песен

Призвал, дав одежду - шкуру оленя,

И тирс плющом обвитый вам в руку вложил.

Потому что мамины сестры - нечего и верить! -

Не признавали, что я родной сын Зевса:

Мол, Семела, с кем-то повеселившися,

Свой блуд решила приписать Зевсу,

30] Что это, дескать, Кадм надумал, а Семелу Зевс

Убил за то, что в блуд свой и его втянула.

Поэтому, острым помешательством их затмив,

Из дома я выгнал: среди гор живут они,

Истошные, и носят одежду, достойный моих праздников.

А с ними и других всех женщин без исключения, [391]

Озабоченным тем шалом, я в леса прогнал,

Где под открытым небом среди скал, "под соснами

Вперемешку Кадма дочери и они сидят.

Это город волей-неволей, а имеет звідати,

40] Что значит моих таинств одцуратися;

За мать вступлюсь - ею зроджений

Для Зевса - я, кто богом объявил себя.

А сейчас Кадм и власть, и свои почести

Отдал Пентею, дочериному сыну.

Завзявсь на меня, бога: возлияний мне

Он не дарит, в молитвах не вспоминает.

Но ему и фиванцам доведу-таки,

Что бог действительно. И дальше, дело впоравши,

Подамся, чтобы и в других закоулках мира

50] Явиться людям. И когда бы, разгневанные,

Захотели Фивы вооруженно завернут с гор

Вакханок, - сам возглавлю буйных жен юрму.

Поэтому-то и изменил я сейчас свой вид:

Из бессмертного вмирущим мужем стал.

А вы, что Тмол, щит Лидии, покинули,

Спутницы неутомимые, что из чужих краев

За мной поспешили, доброжелательные, -

Фракийские барабаны - Реи-матери

И мой подарок - поднимайте высоко

60] 1, став при дворце, где Пентей живет,

Ударов гулко, город Кадма скликуйте,

А я имуществу на Кітерон свой пока что,

Где закружляю в танцах с вакханками.

ПАРОД

На сцену входит хор лідійських вакханок.

ХОР

Из азиатского края

Мчусь, священный Тмол оставив:

Служу богу грімкому -

Милая усталость, нетрудний труд -

Вакха, бога, призывать!

Кто там вышел? Кто там вышел

70] На дорогу? Кто еще дома?

Занімій всякий! Одступися! -

Громко, звонко, как положено,

Время Диониса вславляти!

Строфа И

Щасен, кто чистосердечно

Полнит обряд священный, [392]

Кто без ошибку живет

И сердце спешит утешить

Среди гор, очистными

Зазиваннями Вакха.

80] Кто по обычаю Кібеллі

Служит - матери великой,

Кто, плющом лоб вповивши,

Потрясает копьем-тирсом

И служит Дионису.

Эй, вакханки! Эй, вакханки!

С фракийских гор - нум домой

Вакха-бога, поросль божью,

Одпровадьмо на пространстве

Площади и улицы Эллады,

90] Бога нашего грімкого!

Антистрофа И

Боль утоляя, в лоне

Плод вигрівала мать,

Аж огнем ударил Зевс -

Здесь же и выпало дитя;

Мать - в токе вогненнім

Дни свои закончила.

Зевс взял дитя недогріте

И стал носить - вместо матери:

В бедро вложил, золотой

100] Ношу пряжкой скрепив, -

Скрыл от глаз Геры.

В надлежащий срок с того тайника

Вышел бог наш рогоносний.

Зевс венком из блестящих змей

Сына порадовал. С того времени

И тирсоносні буйные жены

В свои косы змей вплетают.

Строфа II

Родное гнездо Семелы -

Фивы - плющом вінчайтесь,

110] Поприбирайтесь обильно

Тирсом червоноплідним!

Еще и, по обычаю Вакха, -

Ветками сосны и дуба.

На небріді пятнистой вокруг

Пусть серебристого руна пестрят торочки!

С буйным тирсом выступайте святобливо -

Всю страну моментально подхватит вихрь-танец,

Пусть только Бромій перед поведет

Горами, дебрями: толпы женщин [393]

120] Толпятся, ждут его.

От станков, ед веретен

Вон их прогнал Дионис.

Антистрофа II

Родной куретов края,

Кріте, колыбель Зсвса! -

Слуги Кибелы с тройным

Гребнем на шлеме

Там на обруч напнуту"

Шкуру нашли в пещере -

И загремел, полный Вакха, тимпан;

130] Переливами флейта фригийский вплелась.

Этот тимпан в руки богини, Реи, составили,

И сопровождал он менад лункоголосих.

Буйные сатиры его приняли

Потом от Реи - и в тот барабан

Раз в три года - в дни

Самых дорогих для Вакха праздников,

Гулко били до танца.

ЕПОД

О, как мило, бывает, среди гор

После стрімливого бега

140] упасть На землю и священной

Вкритись шкурой оленя.

Жаждущей и мяса сырого, и испаряющейся еще

Крови козляти - между скалами Фригии!..

Ведет меня Бромія призыв: «Евое!»

Играет земля молоком и вином, и пчелиным нектаром,

Сеется ценных благовоний дым.

Буйно хлынет Вакх,

Тирс подняв огненный.

Хлынет и призывом-пением

150] Ген ведет ошалевших -

Через горы, овраги,

Лишь его вьющимися волосами ветер имеет.

Окликает всех раз на бегу:

Эй, ко мне, вакханки!

Эй, ко мне, окрасо

Тмола золотиплинного!

Гулкогримучими бубнами

Славьте Диониса, славите!

Вакху хвала - везде пусть луна!

160] Бога возвеличивайте

Песнями, полными безумия фракийского!

Сладко священная флейта в дороге вам [394]

Пусть на священный лад шумит!

Гей же, в горы! Скоками, скоками,

Словно жеребенок при кобилці-матери,

Ног не жалея,

Мчится вслепую вакханка.

ЕПІСОДІЙ ПЕРВЫЙ

Входит Тиресий .

ТИРЕСИЙ

Эй, кто двери бдит? Кадма вызовите,

Потомка Агенора, что прибыл сюда

170] 3 Сідону и Фивы окружил твердынями,

Пусть кто-то пойдет и скажет, что пришел за ним

Тиресий. А причину - сам он будет знать:

О что, старик, - со старшим я договорился.

Пусть тирс берет в руку, шкуру оленя -

На плечи, а плющом он пусть лоб впов'є.

КАДМ

(выходя из дворца)

Умного сразу же по умному

Узнал я слову, друг, за порогом еще.

Вот, видишь, я зодітий, как обряд велит,

И, сколько станет силы, слугуватиму

180] Моему внуку по дочке - Дионису.

То где нам танцевать? Где, притупнувши,

Встряхнуть волосами седыми? Будь вождем мне,

Старый - старому: ты же мудрец, Тіресію.

Неутомимый в танце, землю тирсом буду

Ночью и при дню. Охотно лета свои

Я сбросил с плеч.

ТИРЕСИЙ

Словно про меня сказано:

Вдруг помолодівши, тоже к танцу рвусь.

КАДМ

Нам до той горы ехать повозом?

ТИРЕСИЙ

Думаю, богу это могло бы обидеть.

КАДМ

190] Ну что же, старик - старика, поведу тебя.

ТИРЕСИЙ

Сам бог в горы легко введет нас. [395]

КАДМ

Из Фив только одни мы святкуватимем?

ТИРЕСИЙ

Одни мы. Другим, вишь, не хватило ума.

КАДМ

Бери меня за руку. Нечего гаятись.

ТИРЕСИЙ

Идем уже бок-о-бок. Вот рука моя.

КАДМ

Не привык я, смертный, гордувать бессмертными.

ТИРЕСИЙ

Богам, как не мудруймо, следует повиноваться.

Что от родителей мы слышали, что как мир старо,

Того не всколыхнуть, каких вершин

200] в замысловатых мы достигали бы размышлениях.

Возможно, кто-то упрекнет, что до танца иду,

Старый, плющом обвив седую голову.

Бог обозначил, в каком возрасте кто

Должен танцевать? Он от каждого -

И юношу, и старца - чествование ждет

Одинакового. Разделение - неуместен здесь.

КАДМ

Потому, что солнца ты не зриш, Тіресію, -

Событий новых для тебя стану вестником.

Пентей, кто после меня стал к власти здесь,

210] Сын Ехіона, идет сюда, взволнован,

И не с добром, как видно. Что же скажет он?..

Входит Пентей.

ПЕНТЕЙ

Вот я возвращаюсь - в отъезде был -

И, слышу, странным бедствием Фивы поражены:

Из домов женщины вдруг побежали нам -

Какой-то там шал вакхічний в горы тіняві

Погнал их. Вакха танцами вшановувать -

Что это за бог, не знаю, - захотелось.

Среди их группы - доверху наполненные вином

Кратеры, а вакханки тайком в горы мчатся

220] Одна по одной, чтобы том или ином

Отдаться; Вакха якобы превозносят,

На самом деле - Афродита пленила их.

Нескольких уже поймал я; под стражей

Они теперь, в узах, - нагасалися.

В горах скоро и других повиловлюю: [396]

Ино, Агаву, хоть я ею зроджений

От Ехіона, и мать Актеонову

Словлю, Автоною, - закую всех,

И моментально того неистовства им відхочеться.

230] К нам еще и ошуст, говорят, пришел какой-то

Из Лидии странствующий: злотые кудри

От Благовоний и мазей аж блестят,

В глазах - искринки темные: чар Афродиты.

Каждый день, каждую ночь к женщинам он льнет:

К Вакхових обрядов, видите ли, клонит их.

Застукаю в этом доме бабника того -

Не будет уже, потрясая волосами,

О землю тирсом бить: сверну голову.

Он Вакха богом называть решился,

240] Мол, зашит в бедро был Зевсов,

А Зевс же и убил молнией,

А с ним и мать - клеветой разгневанный.

То ли не достойный и пренебрежения, и удавки

Этот гость наш, кто бы не был он, самый дерзкий?

(Замечая Тиресия и Кадма).

И еще вон чудо вижу: в шкуре оленя -

Прорицатель Тиресий: с ним - мой дед по матери

С тирсом - смех и горе! - навеселе идет...

Опомнись! Аж мне за тебя стыдно,

Старого!.. Так и будешь с этим плющом

250] На седине и с тирсом в руке тремкій

Делать из себя дурака - Вакха славить?..

(К Тиресия).

Твоя работа!.. Фивам набрасывая

Нового бога, при жертвоприношениях

Питаться хочешь, за птицами следить.

Если бы не преклонный возраст - между вакханками

Сидел бы ты в узах - за внедрение

Обрядов пагубных!.. Уже как за угощением

Женщинам дают пьянящего виногрона сок,

Там чистого обряда напрасно ждать.

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Богов и Кадма, дружище, не стесняешься,

260] Кто поколение земнородных посеял?..

Так свой род позоришь ты, Ехіона сын?

ТИРЕСИЙ

Когда для языка случится умному

Еще и хороший повод - хорошо говорить.

Язык и у тебя звинний, да и слова твои -

Как в умных, только нет в них ума.

У кого решение и власть и еще и речи дар,

Но без смысла, - гражданин скверный он. [397]

Тот новый бог, что с него насмехаешься,

Такую во всей Элладе славу иметь,

270] Что и сказать. Два, молодой человек, в мире есть

Начала выше. Из них - Деметру первой

Название; ее же Землей еще йменуємо.

Сухую пищу смертным подает она;

Семелы сын - влагу из грозди изобрел

И людям (дар не меньший) для потребления дал.

Несчастных ед страдания того гроздья сок,

Как только его выпьют, тут же освобождает;

Он сон дарит, забвение забот тяжелых,

Ежедневных; самое сладкое в нем исцеление.

280] Богам, хоть бог он, молитвенно льют его.

И немало из этого смертные имеют пользы.

Смеешься, что ребенком был Вакх в Зевсов

Бедро зашит. В чем тут дело - объясняю:

Лишь Зевс дитя из-под молнии выхватил

И на Олимп доставил, Гера сломя голову

С неба сбросят его мала; Зевс, однако,

ей помешал достойным бога образом:

С эфира довколоземного дольки

Создал подобие Вакха и в залог дал

290] Ревнивой Гере. Со временем молва в народ пошла,

Что отец вставил сына в бедро свое.

Вот так, извратив то, что в Геры Вакх

В залоге, люд эту байку придумал.

А бог этот - вещий. В вакхічнім пылу,

В безумии сколько прозорливости!

А уж как захватит чье-то тело он, -

Тот сам будущее в шали будет провозглашать.

Наш бог и от Ареса позаимствовал что-то:

Вот войско временем в рядах, вооруженное,

300] Еще и копья не тронув, задрожит, случайно.

То это на него сам Дионис шал нагнал.

На утесе двоверхім, что над Дельфами,

Когда увидишь: как в сиянии факелов

К танцу тирсом он об землю бить -

На всю Элладу славный. Поэтому поверь мне,

Пентею: власть еще не все решает.

Не стой на своем, не заводи себя

В заблуждение! Лучше бога в свой край прими,

Почитай приносом, веселись, увенчанный.

310] в Отношении женщин. К блуду не Дионис их

Склоняет. Это природа в каждом случае

Женщинам дает совет, как себя вести.

Так вот: какая целомудренная, и блудницей

Не станет и во время самого громкого праздника.

Ты рад - не правда ли? - как имя твое

Все люди славят, дом твой облегая.

И Вакхові так же милые почести. [398]

Вот мы с Кадмом, хоть его на смех берешь,

Венки из плюща надев, танцюватимем -

320] Пусть седовласые - в пляс же надо идти!

И не намовиш - с богом бороться не буду!

Твой шал худший: ни злікувать его,

Ни жить с ним не сможешь, одурманенный.

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Этим словом не соромиш вещего Феба,

А Бромія уважаешь, потому что ты умный.

КАДМ

Не знехтуй, сын, советом Тиресия:

Живи, как мы, с законом, а не вне его.

Поверь, твой разум сейчас стал нерозумом.

Ну пусть не бог он, а ты все же назови его

330] Бессмертным: можно бы и соврать с достоинством -

Семеле была бы радость (бога все-таки

Породила!), и род наш имел бы чем гордиться.

Забыл о Актеоне, как погиб он? -

Загрызли собственные кровожадные псы его:

За гордость поплатился, потому что считал себя

Ловцом, ед Артемиды более знаменитым.

Бойся такой судьбы! Дай чело плющом

Тебе звінчати - Вакха идем славить!

ПЕНТЕЙ

Посмій лишь коснуться! Хочешь - сам дури,

340] Меня же в то болото не затянешь ты.

А за глупость, за то затмение

Поплатится твой учитель. Эй, слуги!

Бегом кто-нибудь - ген, где пересиживает

Птаховіщун то! Все разрушьте там

И розметайте, а стежки ветрам оставьте

И буревіям - будет чем развлечься!

Вот этим ему дошкулю больнее.

Кто остался - в городе нумте вислідіть

Того чужака-бабника, хворістю

350] Новой наши семьи расстроить взявсь.

А поймаете - в кандалы и ведите сюда:

Закаменуєм тут же: перед смертью еще

Пусть видит, как в Фивах годятся Вакхові.

ТИРЕСИЙ

Несчастный! Что говоришь - сам не ведаешь.

Был неразумный - безумным стал уже.

(К Кадми).

Пойдем, Кадме. Бога все же молитимем

За нечестивца, хоть он так ожесточился,

И за город, для которого зла не случилось. [399]

Иди, плющом увитую взяв палку,

360] будем Поддерживать друг друга,

Чтобы мы не упали (был бы позор), старцы два, -

Почтим Вакха, что бы там не грозило нам.

Лишь бы на дом твой, Кадме, не наслал Пентей

Беды которой; здесь не надо и вещим быть:

Что на уме у шаленця, то в его вещах.

Отходят. Пентей заходит во дворец.

СТАСИМ ПЕРВЫЙ

ХОР

Строфа И

Найясніша среди богинь,

Что всю землю золотым крылом

Окутала, Правдо праздника!

Ты услышала, ты взвесила,

370] Что наглец сказал - Пентей?

Как на Бромія напал он,

На сына Семелы, злобно?

На провідця венценосных пиров на небе,

Что лидирует в танце,

Переплетает с флейтой смех,

Гонит он прочь горе-кручину,

Только, буйный, заиграет

В кругу богов вакховий сок,

А на пире, вбраній плющом,

380] Пенный кратер

Сном окутает присутствующих.

Антистрофа И

Неугомонный, злобный язык

И глупость, что топчет закон,

До смерти, в пропасть ведут.

А спокойное, мерное жизни

Не схитнеться, хоть бы

Не поднялась над домом буря.

Хоть боги-в эфире дальним,

И за человеческими поступками следят пристально.

390] Мудрствования - это не мудрость:

Что же сягать за пределы земные?

Возраст наш - это миг. Вот почему тот,

Кто недостижимого стремится,

Из рук упуска счастье свое -

День перелетная. Смысла нет

В тех, что вот так

Возраст свой тратят напрасно. [400]

Строфа II

Мне - в край Афродиты,

На Кипр, вот бы махнуть,

400] где Ероти живут, сердца

Людям полнят жаждой!

И на Фарос, где нивы пьют

С стогирлової реки,

С волны недощової.

Ген, где муз обитель замечательная -

Піерія - священные склоны

У подножья Олимпа.

Веди в те края меня, Бромію, Бромію,

Зажигательно бросив клич свой,

410] Где нежные хариты,

Где томная Приманка, -

Там есть где шаліть вакханкам!

Антистрофа II

Наш бог, росток Зевса,

Забав стремится веселых,

Любит Согласие, щедрую добром,

Опекуншу юношества.

Богачу и убогом

Равную возможность дает - вином

Беззаботно злорадствовать.

420] А не любит того, кто не заботится,

Чтобы мыло всплывали человеку

Дни и обольстительные ночи.

Поэтому от напыщенного высокомерия

Умей держаться далеко.

Чем люд простой

Живет, что он хвалит, -

Тем советовал бы я руководствоваться.

ЕПІСОДІЙ ВТОРОЙ

Входит слуга ГІснтея: за ним охранники ведут пленного Д и о н и с а . И навстречу выходит Пентей.

СЛУГА

Пошли мы, Пентею. Вот и добычу и,

Что ты за ней слав нас. Повезло нам.

430] Ласковый зверь попался: утікать не стал -

Протянул нам руки. Не испугался ни капельки,

Даже не побліднув, зарум'янений.

Улыбнулся, дал связаться, и велел вести,

Не мешкая, - облегчил мой долг.

Я даже, засоромивсь: «Это Пентей, - говорю, - [401]

Приказ отдал, чужаку, за тобой идти».

А те вакханки, что ты в горах выловил

И, связав, в тюрьму бросил их,

Уже носятся по лесам, по зарослям,

440] И снова зовут своего бога - Бромія.

Никто не помогал им: самовольно с ног

им путы спали, а из дверей - замки.

Пришедших тот немало всякого чуда

Принес в Фивы. Ты уже сам решай все.

ПЕНТЕЙ

Освободите-ка ему руки: в сеть попав,

Хоть бы шустрый был, - не убежит мне.

(Присматриваясь).

А ты хорошенький, дружище! На таких вот

И клюют женщины. Поэтому-то и приехал к нам.

И кудри вон маняще так рассыпались,

450] И не от того, вероятно, что в палестрі ты

Занимался борьбой. И тот румянец

Такой уж нежный - не от солнца: в тени

Приятное тело, видится, випещував.

Скажи однако, юноша, откуда ты родом.

ДИОНИС

Ответить нетрудно - не хвалитимусь:

О Тмол, богатый цветами, ты слыхал когда-нибудь?

ПЕНТЕЙ

Да. Он Сарды словно опоясывает.

ДИОНИС

Я - оттуда. А отчизна моя - Лидия.

ПЕНТЕЙ

Почему же в Элладу вносишь ты эти таинства?

ДИОНИС

460] Меня сюда Дионис, сын Зевса, послал.

ПЕНТЕЙ

Там другой Зевс есть, что возродил новых богов?

ДИОНИС

Это тот, кто обручился с Семелой.

ПЕНТЕЙ

Во сне или наяву он наставлял тебя?

ДИОНИС

В глаза мы смотрели друг другу. [402]

ПЕНТЕЙ

А в чем же заключается тот новый обряд?

ДИОНИС

Этого не смеет знать непосвященный.

ПЕНТЕЙ

Посвященные имеют хоть какую-то выгоду?

ДИОНИС

И этого не вчуєш, но стоит знать это.

ПЕНТЕЙ

Ну и хитрая ты интересных заохочуєш!

ДИОНИС

470] Безбожников обряд наш не касается.

ПЕНТЕЙ

Ты говоришь, видел бога? И каким он был?

ДИОНИС

Каким хотел: не я же тут что-то решаю.

ПЕНТЕЙ

Ты вновь меня словами обманываешь хитрыми.

ДИОНИС

Умный дураку скажешь - дураком станешь.

ПЕНТЕЙ

То ты сначала с богом этим пришел сюда?

ДИОНИС

Все варвары его уже воспевают танцами.

ПЕНТЕЙ

Потому вбогіші на ум, чем эллины.

ДИОНИС

На это как раз богаче, другие обычаи.

ПЕНТЕЙ

Ночью этот обряд или при дню звершуєш?

ДИОНИС

480] Ночью конечно: есть что-то торжественное в ней.

ПЕНТЕЙ

Способствует блуду и женщин заманивает. [403]

д ион и с

Порадуется и при дню, кто блудить советов.

ПЕНТЕЙ

За это крючкотворство ты мне поплатишься!

ДИОНИС

А ты - за богохульство и безрассудство.

ПЕНТЕЙ

Дерзкий этот жрец Вакха, на язык бойкий.

ДИОНИС

Грозишся наказать. Что же ждет меня?

ПЕНТЕЙ

Тот кучер твой роскошный втну прежде всего.

ДИОНИС

Священный он: предназначен для божества.

ПЕНТЕЙ

И посох, в правой руке, ты дашь мне.

ДИОНИС

490] От Вакха его имею. Попробуй сам однять.

ПЕНТЕЙ

А потом - в тюрьму запроторимо.

ДИОНИС

Сам бог, как только захочу, оттуда вызволит.

ПЕНТЕЙ

Когда среди вакханок будешь призывать.

ДИОНИС

Да нет - он здесь - на обиду мою смотрит.

ПЕНТЕЙ

Он здесь? Не вижу, хотя на зрение не жалуюсь.

ДИОНИС

Со мной он. Не видишь, потому что ты атеист.

ПЕНТЕЙ

Вяжите! Пусть с меня и Фив не насмехается.

ДИОНИС

Не смейте! Нерозважним - говорю взвешенно. [404]

ПЕНТЕЙ

И все же велю вязать, потому что моя здесь власть.

ДИОНИС

500] Себя, жизни своей ни действий не ведаешь.

ПЕНТЕЙ

Пентей же я - Агавы и Ехіона сын.

ДИОНИС

Вот видишь: твоя судьба - в твоем имени.

ПЕНТЕЙ

(слугам)

В кінник наглеца! Пусть там возле желоба.

Привязан, в узах, в тьме слепой

Танцует! А тех подруг, что для своих утех

Ты понаводив, розпродам, а, может быть,

От бубна отлучив лункошкірого

Приставлю к станку - польза будет.

ДИОНИС

Иду. Что не суждено, то и не случится.

510] Тебя же за ту надругательство накажет Вакх,

Которого так упорно отрицаешь.

Меня схватив - ты его ув'язнюєш.

Отходят.

СТАСИМ ВТОРОЙ

ХОР

Строфа

Ахелоя славная дщерь,

Цветет дев всех, Діркеє!

Ты когда-нибудь в своих водах

Сына Зевса приютила,

Как только, из огня стремительного свою поросль

Спасая, в бедро вложил отец вышний:

«В мое лоно мужское

520] Иди, - крикнул он, - Дифірамбе!

Хочу я, чтобы этим именем

Величали тебя Фивы».

Так почему же ты, блаженная,

Венценосным хороводам

Супротивишся, Діркеє?

Что же чураешься, убегаешь?

Соком Вакха клянусь, [405]

Что в пьянящем виногроні, -

Придет время -

530] Бромі я славит будешь.

Антистрофа

О, какую же лютую нрав

Нам представляет возросшее с нивы

Племя - побег Ехіона,

Одного из земнородных, -

Обладатель Пентей! Не муж он, не человек -

Дикий великан в беспамятстве на богов стал!

Он меня, служанку Вакха,

В одно мгновение забьет в путы.

А моего провідця-бога,

540] Что до танцев буйных зовет,

Уже в глухую тюрьму бросил.

Глянь, Дионис, могучий

Сын Зевса! Самые верные

Твои слуги - в опасности.

Поспеши с Олимпа, и тирсом

Потрясая злотистим,

Усмири

Гибельную дерзость мужа!

ЕПОД

Где же, Дионис, ты сейчас

550] Водишь группа свой тирсоносний?

Где сынами гордости богатая Ниса,

Или по скалам корікійських?

Может, в зарослях-пещерах

Олимпийских? Там, бывало,

Позвенев на кітарі,

Собирал и диких зверей.

В Піеріє блаженная!

Вакх тебя уважает, Евгій,

560] Жаждущий танцев, приведет он

Рой вакханок, преодолев

Быстрый Аксий, гнучкостанних

Приведет и менад, а дальше -

Будет Лідій, кормилец

Люда смертного эту землю,

Издавна-давна славную лошадьми,

Он пречистой водой,

Разливая, питает. [406]

ЕПІСОДІЙ ТРЕТИЙ

ДИОНИС

(за сценой)

Агей! Агей!

570] Вчуйте вы клич мой, вчуйте!

Агей, вакханки! Агей, вакханки!

ХОР

А что это? А откуда это

Вакха клич

Донесся до слуха моего?

ДИОНИС

Агей! Агей! Еще раз зову

Я, сын Семелы и Зевса.

ХОР

Агей! Владарю, владарю!

Где ты? Спеши к нам!

Группа наш веды, Бромію, Бромію!

ДИОНИС

(за сценой)

580] Грозная богиня,

Ты, что землей стрясаєш!

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Ох! Ох!

Скоро Пентея дом от толчка,

Упав, совсем рассыплется,

Потому что сам Дионис вошел.

Славьте его!

ХОР

Славим все!

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Балки, из сплошного камня тесаные,

Гляньте, из своих опор,

Тріснувши, падают.

590] Бромій вот-вот победно

Закричит внутри!

ДИОНИС

(за сценой)

Викреши факел огня молниеносного!

С дымом пусти все палаты Пентеєві! [407]

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Ох! Ох!

Или не видишь? Пламень блеснул,

Где священный гроб Семелы:

Убита молнией Зевса,

По себе этот блеск оставила.

Ниц, дрожа, менады, попадайте,

Ниц на землю все!

600] Весь этот дворец разметает обладатель ваш -

Зевса и Семелы сын.

Из объятого пламенем дворца выходит Дионис.

ДИОНИС

Жены Азии, действительно, налякавшись, здесь же вы

Упали ниц? Догадались, что Пентеєве гнездо

Вакх потряс? И поднимитесь, мои подруги, с земли,

Збадьоріться! Из тела трепет, от боязни, гоните!

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Самый светлый проводарю наших праздников, Дионис!

Как тебя я с радостью вижу, одиночеством уставшая!

ДИОНИС

Упали духом вы, наверное, как только я попал

В мрачный дом Пентея, в тюрьму, где тьма?

ПРОВОДНИЦА ХОРА

610] Конечно. Кто бы меня поддержал, если бы ты в беду попал?

Как ты вырвался, однако, из рук безбожника?

ДИОНИС

Сам себя уволил я легко, без малейшего труда.

ПРОВОДНИЦА ХОРА

И разве крепкими веревками рук тебе он не связал?

ДИОНИС

Представлял только, что вяжет, а на самом деле - не торкнувсь,

Так-то с него, нечестивца, я пошутил.

А быка найдя в конюшне, будучи уверен, что это я,

Сам с жаром он тут же ноги стал ему в'язать,

Вплоть обильным укрылся испариной, губы прочь себе искусал,

Паленіючи от ярости. Я же - сидел там поблизости

620] И преспокойно смотрел. А тем временем Вакх напев -

Дом потряс и на могиле материнской зажег

Буйный пламень. Тот подумал, что это дом его в огне,

И заметалось; уже и с водой бежать слугам повелел.

Вот они и заметушились, но бесполезным был их труд.

И показалось Пентею вдруг, что я сбежал. И бросился он,

Темный меч свой обнажив, в сени. Бромій на тот момент - [408]

Так я думаю - в дворе призрак, образ мой, создал,

Тот - на него: стал воздух - так же никого не было -

Протинать мечом раз, а думал - меня сечет.

630] Кроме того, и другие беды Вакх ему еще вготував:

Повалил дворец. Упали и мои путы, что его

Больнее всего поражали. Все это видя, Пентей

Меч свой выронил из правой руки, обомлел. Человеку идти

Против бога - это бессмыслица. Из дома, видите, до вас

Я прибыл без волнения; что мне тот Пентей?

И погодите! Как будто шаги... Сейчас выйдет он во двор.

Что же нам, интересно, скажет после тех событий всех?

Моего спокойствия не сдвинется, хоть какой бы февраль был.

Кто умный - невозмутимость должен всегда беречь.

ПЕНТЕЙ

(выбегая из дворца)

640] Проклятие! Тот чужак, хотя связан,

Все-таки уволился - из-перед носа сбежал!

Гей-гей!

И что это?.. Вот он! А ты как, подлец,

На улице оказался? Как ты смог выйти?

ДИОНИС

Постой! Не раздражайся. Это - прежде всего.

ПЕНТЕЙ

Ты как діставсь на волю? Ведь в узах был?..

ДИОНИС

Говорил я: «Меня уволят». Ты не слышал разве?

ПЕНТЕЙ

И кто бы это мог уволить? Опять загадки...

ДИОНИС

Кто взрастил для смертных виноград вьющийся.

ПЕНТЕЙ

Это изобретение не слава, только позор один.

С слугам)

650] Все ворота вокруг закроет велю!

ДИОНИС

Ну и что? Или стены - преграда богу?

ПЕНТЕЙ

Умный, а где надо - не хватает ума.

ДИОНИС

Я именно там умный, где им следует быть. [409]

А впрочем, послушай, чем тебя порадует

С гор прибывший вестник. Я буду стоять

На месте: будь спокоен - не убегу тебе.

Входит вестник.

ВЕСТНИК

Владарю Фив, Пентею! Я прибыл сюда

Из горного Кітсрону, где верхом стремительные

Постоянно играют білиною снежной.

ПЕНТЕЙ

660] Какую же весть несешь ты, спеша?

ВЕСТНИК

Увидев вакханок, что с тех окрестностей

Поехали, білостопі, шалом проникнуты,

Тебя и весь город я пришел звідомити,

Владарю, об их поступки, достойные удивления.

И должен знать: откровенно сказать

Все цс, а быть осторожнее?

Потому что слишком уж гневлив и безудержный ты,

Повелителю, и властные твои обычаи.

ПЕНТЕЙ

Все говорить можешь - не наказывать:

670] Не випадас, услышав правду, гневаться.

Что больше ужасов про вакханок буду слышать,

То больше чужеземец тот поплатится,

Кто к этому искусству привлек женщин.

ВЕСТНИК

Утреннее солнце, разослав лучи,

Уже грело землю. Травянистым холмом

На пастбища, в горы, я коровы гнал.

Аж глядь - женщин три толпы; среди первой

Узнал я Автоною; твою матушку,

Агаву, - во второй; с третьего - Ино была.

680] Все еще спали свободно: те уселись

На ветки сосен, другим было постелью

Дубовые листья; скромно здесь же и голову

Из них каждая расположила. А ты говоришь нам,

Что, от вина и флейты смысл утратив,

Носятся где-то в дебрях за Кіпрідою.

И вот среди уснувших поднялась вдруг

Агава, твоя мать, и ну будить их -

Коров рогатых, видно, услышала мычание.

Взметнулись на ноги, как лишь сон из глаз

690] Попроганяли; удивляли скромностью

И молодые, и старшие, и незамужние еще.

Волосы сначала по плечам пустили все, [410]

Небріди підстібнули; лани быстрой

Пятнистую шкуру связали змеями,

Что им лизали щеки мирно и ласково.

Кто сарненя в лоно, кто волчья тулив,

Чтобы молока поссали белоснежного,

Потому что грудь набухали в тех, что дома где

Детей оставили. Все плющом убрались,

700] Цветущим тисом, листьями дуба скального.

Одна о камень тирсом, вижу, ударила, -

И влага заструмила оттуда росяна;

Воткнула в землю другая - из того отверстия

Вином буйновеселим тут же брызнул бог.

Которая жаждала питательного молока,

Царапнула слегка землю кончиком пальца -

И белая струйка играла. Обильно мед всплывал

Сладостью из опилки плющоносного.

Если бы ты был там и те чудеса видел бы, -

710] Молился бы богу, что им пренебрегаешь.

Собрались мы, коровы и овцы пас,

Чтобы про все те вещи, достойные удивления,

Поговорить совместно, что к чему здесь.

Один из нас, бувалец на язык бойкий,

Ко всем обратился: «Вы, что живете тут,

На тех холмах священных, - нум поймаем

Агаву, что в той толпе, между вакханками, -

Обладатель будет благодарен!» Мы согласились.

Засаду устроили, притаившись там,

720] в зарослях. Вакханки все в условленную

Час тирсом потрясли - к танцу знак.

«Іакху!» -послышался клич. Далее: «Бромію,

Отпрыску Зевса!» И гора, и вся звірота

Проснулись, все ожило, сдвинулось.

Агава - подле меня оказалась.

Я, ловя возможность, с чагаря того,

Где укрылся, моментально на нее выпрыгнул.

И в крик: «Эй-эй, за мной, гончие мои!

Ловцы на нас напали! Эй, за мной все

730] Поскорей, одесную тирсами вооружив!»

Мы - врассыпную. И немудрено: преминули бы -

Всех растерзали бы. Голыми руками они

Напали вдруг на стадо, что там паслось.

Одни - телку тянут, гордое выменем,

И и ревет натужно, окривавлена;

А те - коров разрывают и растаскивают:

Там сторону ты бы мог увидит, там - расщепленные

Копыта; из сосен свежее мясо ломтями

Свисает, и на землю с него кровь струмить.

740] Быки, такие уже сильные и быстрые ударить

Рогами, свалились под множеством

Девичьих рук - все там на земле лежат. [411]

И скорее шкуру и мясо обдирали с них,

Чем бы глазом ты моргнул володарским.

И вот, словно птицы, что в воздух взлетели,

Они помчались к Асоп - нивами,

Что Фивам колосисте жатву орошают;

В Псії, в Ерітри, что прослалися

Под Кітероном, - дико мчался нашествием

750] Отряд вакханок; пустота после них была:

Захватывали и деток. Что взяли себе

На плечи, то держалось, неприв'язане.

И на темную землю ни одна вещь не падала -

Ни медь, ни железо. Несли пламя

В волосах, и не ад. Народ, разгневанный

Грабежом тем, к оружию, наконец, бросился.

И бесполезно! - мы глазам своим не верили:

Менад не принимало гостродзьобе древко.

Сами же, зеленые опилок из рук пуская,

760] Всех зранювали. Од женщин (позор!)

Мужи бежали: не иначе - бог способствовал.

И снова, откуда вышли, - прибыли туда,

Где бог для них источники из-под земли добыл.

Омыли кровь, а змеи - запопадно им

Вылизывали щеки, шею, все тело.

Поэтому этого бога, кто бы не был он, владарю,

Впусти в город, потому что во всем славен он,

А еще слыхал я: бог этот люду смертному

Лозу дал виноградную - против горя лик.

770] А без вина и Кіпріда бы нас не манила,

И век не знали бы наслаждения ни одной.

Вестник отходит.

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Боюсь откровенно говорит обладателя,

Скажу, однако: среди небожителей

С Дионисом никому не сравниться.

ПЕНТЕЙ

Все ближе, словно пожар, надвигающийся

Менад дерзость, это же позор всей Элладе!

(К слуге).

Эй ты, не мешкай! До ворот Електриних

Беги! Важкооружні пусть спешат сюда,

И конники, и пешие - с легким щитом,

780] И те, что тетивой раз звенят,

Стрельцы из лука: на вакханок пойдем

Войной. Всему конец есть: где же это видано,

Чтоб от женщин кто покорно терпел такое?

Слуга уходит. [412]

ДИОНИС

Не слушаешь, Пентею, добрых советов моих,

Еще и грубіяниш, и в последний раз говорю:

Уймись и на бога подномать не смей

Оружие: Бромій не позволит выгнать

Вакханок с гор, где буйно праздновать.

ПЕНТЕЙ

Ты еще повчаєш, вырвавшись из тюрьмы?..

790] Смотри, чтобы я еще раз не покарал тебя.

ДИОНИС

Уж лучше жертву составить, чем, дурея,

Идти на рожон: человеку - с богом бой вести.

ПЕНТЕЙ

И состав: весь Кітерон омою крівцею

Женщин тех ошалевших - поделом им!

ДИОНИС

Бежать вам придется: медный щит, поверь,

Не устоит перед тирсом - осоромитесь!

ПЕНТЕЙ

Ну и говорун попался! То ли в узах он,

А не в узах - рот не закрывается.

ДИОНИС

Еще можно, дружище, еще есть время владнать все.

ПЕНТЕЙ

800] А как? Или своим слугам слугуватиму?

ДИОНИС

Вакханок сам без оружия приведу сюда.

ПЕНТЕЙ

Ага, уже что-то затеял! Обманут готов?

ДИОНИС

Своим искусством хочу врятувать тебя.

ПЕНТЕЙ

Вы сговорились - Вакха вечно славить.

ДИОНИС

Ты прав: у меня с богом есть договоренность.

ПЕНТЕЙ

(охранникам)

Несите-ка оружие! [413]

(Дионису)

Ты, наконец, рот закрой!

ДИОНИС

Постой! Менад в лесу хочешь видеть?

ПЕНТЕЙ

Еще бы! За это бы я отдал кучу золота.

ДИОНИС

Чего же таким желанием ты проникся?

ПЕНТЕЙ

810] Опьяненных мне обидно было бы видеть.

ДИОНИС

И все же на досадное ты хотел бы взглянуть?

ПЕНТЕЙ

Конечно!.. Сев тайком под сосной.

ДИОНИС

Хоть ты пришел бы исподтишка - тут же разоблачат.

ПЕНТЕЙ

А и действительно. Приду я, не скрываясь.

ДИОНИС

То ты готов? Имею уже вести тебя?

ПЕНТЕЙ

Задержка за тобой. Хочешь - уже веди.

ДИОНИС

Ну что же, тогда облекись в одежду тонкую.

ПЕНТЕЙ

Зачем? С мужа - стану женщиной?..

ДИОНИС

Увидят мужчину - тут же убьют его.

ПЕНТЕЙ

820] Ладно. У тебя опыт большой.

ДИОНИС

Дионис относительно этого нас всех поучал.

ПЕНТЕЙ

Ну-ну, поделись своим замыслом. [414]

ДИОНИС

В дом зайдімо, там и уберу тебя.

ПЕНТЕЙ

В какой убор? Женский?.. Но ведь стыдно...

ДИОНИС

Так рвался подглядывать - и вдруг остыл?

ПЕНТЕЙ

Ну хорошо, хорошо... Как меня вдягатимеш?

ДИОНИС

Волосы по плечам тебе распустим.

ПЕНТЕЙ

А дальше?.. Как ты дальше обрядиш меня?

ДИОНИС

По пяти - пеплос и пов'яжем голову.

ПЕНТЕЙ

830] Добавить еще что-то, кроме того, думаешь?

ДИОНИС

В руку - тирс, на плечи - шкуру оленя.

ПЕНТЕЙ

Нелегко это - одеваться по-женски.

ДИОНИС

Столкнуться хочешь тут же с вакханками?

ПЕНТЕЙ

А действительно: все там сначала надо вивідать.

ДИОНИС

Это лучше, чем бороться бедствием - с бедствиями.

ПЕНТЕЙ

А как я пройду через Фивы тайком?

ДИОНИС

Места безлюдные знаю. Проведу тебя.

ПЕНТЕЙ

Лишь бы меня вакханки не взяли на смех.

В дом зайдімо. Там я все обдумаю.

ДИОНИС

840] Делай, как знаешь. Я на все готов пристать. [415]

ПЕНТЕЙ

Иду уже. Или в лес с войском отправлюсь,

А сделаю, как советуешь, - подумаю еще.

Заходит во дворец.

ДИОНИС

Женщины, этот муж в сити, словно зверь, бежит:

Посетит вакханок - и поплатится.

Дионис, начнем! Недалеко же ты -

Негодяя скараймо. Сначала смысл ему

Затьмар ізлегка: при ясном сознании

Переодевания не захочет, а обезумевший -

Оденет длинный пеплос, не колеблясь.

850] А еще, на смех фиванцам, проведу его

В том наряде за город: он же тот,

Кто недавно так всем угрожал!

Иду его надевать. В той одежде

В мглу Аида сойдет, убитый матерью.

Пусть знает он, что дело имел с Дионисом,

Потомком Зсвса, с тем, кто к погордливих -

Безжалостный, к покорных - найласкавіший.

Заходит во дворец.

СТАСИМ ТРЕТИЙ

ХОР

Строфа

В танцах ночь одсвяткую всю,

Стремительная, белоногая,

860] Подставляя шею гибкую

Живодайній небесной росе.

Так вот щелочью носится лань,

Среди зелени, сладко ей -

Вырвалась из западни,

Перебежать удалось

Через плетеную прочно сеть.

Громко гикне на гончих,

Упустив добычу, ловец,

Лань же - ветром вовсю мчится -

870] Волю слышит в полях,

Что прослалися вдоль реки,

Где вокруг - ни души;

Волю - в тінявім рощи.

Что такое мудрость, что - лучший

Дар, который смертным послали боги? -

Врага шею стремятся [416]

Победно десницей.

А что прекрасное, - то и милое.

Антистрофа

Хоть неспешно, и твердо идет

880] Божественная сила,

Відміряючи казнь том,

Кто, наглость подняв на щит,

Не составляет хвалы божеству,

Ум шалом отьмаривши.

Следят за гордым боги

Тайком, а придет пора -

Словно в сити преступника берут.

Поэтому не рвись за пределы те,

Что их обычай древний кладет.

890] Легко, без мудрствований поймешь:

Сильное - лишь божество,

Потому правдивым, как мир,

Признает его весь люд -

Так велела природа.

Что такое мудрость, что - лучший

Дар, который смертным послали боги? -

Врага шею стремятся

Победно десницей.

А что прекрасное, - то и милое.

ЕПОД

900] Счастливым является тот, кто из бури

Вырвался, в гавань судно обратив.

Счастливец тот, кто стлумив

Бурю души! Перейти друг друга

Стремимся, хмертні, в богатстве, во власти.

Множество у множества людей тех стремлений:

Одни мечты сбылись;

Как дым, другие растаяли.

А кто и день беззаботно

Відпровадив за горизонт, -

910] Тот действительно блаженный.

ЕПІСОДІЙ ЧЕТВЕРТЫЙ

Из дворца выходит Дионис.

ДИОНИС

О ты, кто стремился видит недозволенное,

До запрета - рвался, так что выходи-ка уже, [417]

Пентею, из дома - гляну, как идет тебе,

Підглядачеві матери и менад всех,

Убор вакханки, вславляє Бромія.

Из дворца выходит П е н т е й , переодетый в женскую одежду.

А и действительно, как дочку вижу Кадмову!

ПЕНТЕЙ

А я - словно два солнца. Видно и Фивы он,

Двойные, семивратные... И ты впереди

Ступаешь, а кажется - будто бык идет...

920] Над головой - будто рога выросли.

Был быком ты, а стал им только что?

ДИОНИС

Идет бог с нами. Сначала незичливий был,

А уже в союзе. Что нужно - видишь то.

ПЕНТЕЙ

А глянь на меня: Ино напоминаю,

А Агаву, мою мать, видом?

ДИОНИС

Смотрю, и как будто действительно вижу и ту, и эту.

Жди-ка, лишь тот кучер что-то завихрився,

Хоть под повязку только я прятал его.

ПЕНТЕЙ

В исступлении я то и дело тряс головой,

930] Поэтому не удивительно, что оттуда он вихопивсь.

ДИОНИС

И я позабочусь о надлежащий вид твой -

Заправлю кучер. Подними-ка голову!

ПЕНТЕЙ

Ну вот. Делай, как знаешь. Я-в твоих руках.

ДИОНИС

Вон пояс развязался.. Длинные складки вот,

Чтобы до пят достигали, надо вирівнять.

ПЕНТЕЙ

Так-так, вот те, что справа, покривились,

И А слева пеплос ровно до пяти достиг.

ДИОНИС

Меня лучшим другом уважатимеш,

Когда вакханки окажутся скромными. [418]

ПЕНТЕЙ

940] А тирс в правую, а в левую руку взять,

Чтобы я и в этом на вакханку похож был?

ДИОНИС

В правую. Здесь же - ты и правой ногой

Ступай. Изменился, вижу, умнее стал.

ПЕНТЕЙ

А Кітерон горбатый - как ты думаешь? -

На плечи бы мог я взять с вакханками?

ДИОНИС

Лишь возжелай - и возьмешь: еще недавно ты

Не при уме был, сейчас все на лад пошло.

ІІЕНТЕЙ

Взять рычаг или плечо подставив,

Скалистый верх на спину голыми руками звалю?

ДИОНИС

950] Жилище нимф, где любо так одлунює

Свирель Пана, смел бы ты опустошить?

ПЕНТЕЙ

И действительно: зачем силу застосовувать?

Между сосен спрячусь, как решили мы.

ДИОНИС

Спрячешься в хранилище, где и должен быть

Менад підглядач, нечестивец, скрытый.

ПЕНТЕЙ

В зарослях, думаю, как птицы то,

Они любовью будут забавляться.

ДИОНИС

Готовься подглядывать. Может, и схватишь их.

Разве что сам, підглядач, будешь схвачен.

ПЕНТЕЙ

960] Веди, где больше людей, через Фивы все:

С мужей я первый на такое решился!

ДИОНИС

Один для Фив, один ты так стараешься,

И бой, трудов достойный, сейчас ждет тебя.

Идем! В проводнике не разочаруешься,

Обратно - не я буду... [419]

ПЕНТЕЙ

Вероятно, матушка!

ДИОНИС

Чтобы люд весь смотрел...

ПЕНТЕЙ

С тем иду туда!

ДИОНИС

Тебя нести...

ПЕНТЕЙ

Так много нежности!

ДИОНИС

На руки взяв, мать.

ПЕНТЕЙ

Еще зазнаюся...

ДИОНИС

Такое зазнайство!..

ПЕНТЕЙ

Впрочем, я заслужил это.

ДИОНИС

970] Так-так, будучи большим, - на большое идешь,

Пентею! Твоя слава до небес достигнет.

Готовьтесь, Агаво, и дону Кадму, -

Вот юноши веду на жестокий бой,

Где я и Бромій будут победителями,

Ну, а про другое - из течения событий.

Отходят.

СТАСИМ ЧЕТВЕРТЫЙ

ХОР

Строфа

Гей же, в горы мчите, Лісси бешеные псы:

Кадму дочери там Вакха почитают.

Вот и обратите их ярость против підглядача,

Что, обезумев, женщиной вирядивсь!

980] Мать первой спостереже его -

Что на холме притих, а на дереве,

И гукне подругам: «Агей, кто то из Фив

Тайком за нами биг борами, горами?

Кто дал жизнь ему? Нет, не с женской [420]

Крови на мир пришел: может, львицей

В Ливии зроджений, может, - Горгоной?..

Приди, о меченосна Справедливосте!

Преступнику острие в горло вбей!

Против закона стал, против богов пошел,

990] Он, Ехіона сын,

Что из земли пророс.

Антистрофа

Гонимый дерзостью противоестественной,

Уже он спешит туда, где будут ценить

Буйные кадміянки Вакха с Семелой.

Спешит в горы он, шалом ослепленный,

Идет против величия непреодолимой.

Только здравомыслящий горя не знать,

Сердцем склоняясь к небожителям.

Не следует мудрствовать-жить в мудрости,

1100] В доброзвичайності - день или ночь идет.

Что против обычаев, - то отвергая,

Тем, что на небе, я, скромный, служить.

Приди, о меченосна Справедливосте!

Преступнику в горло острие убей!

Против закона стал, против богов пошел

Он, Ехіона сын,

Что из земли пророс.

ЕПОД

Стань быком, Вакху, стоголовим змеем звийсь.

Дико, словно лев, рыкни,

1110] Что в глаза бьет пломенем.

Підстережи того, кто на менад завзявсь, -

И, улыбнувшись, накинь

На обидчика пагубную сеть!

ЕПІСОДІЙ ПЯТЫЙ

Вбегает второй вестник.

ВЕСТНИК

Прославленный в Элладе дом Кадмовий -

С Сідону старца, что когда-то здесь посеял

Змеиные зубы и земнородний род пожал!

Хоть раб я, - твою судьбу все же оплакиваю,

Ибо кто добросовестный, тот и будет сочувствовать. [421]

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Ну что там?.. Од вакханок новость какая-то?

ВЕСТНИК

1020] Пентей погиб только что, Ехіона сын.

ХОР

Какова же велика твоя сила, Бромію!..

ВЕСТНИК

Что слышу?.. Ты радуешься?.. По душе тебе

Беда, что всколыхнула дом обладателя?..

ХОР

На чужой лад, чужестранка, бога славлю я:

Потому что не дрожу уже, не боюсь в узах быть.

ВЕСТНИК

Думаешь, копья взять в Фивах никому?

ХОР

Фив не лякатимусь:

Бромій - велитель мой.

ВЕСТНИК

Пусть так, и не годится, когда в другой

1030] Стряслась беда большая, веселиться.

ХОР

Расскажи-ка ты, что же произошло

С тем злодеем, что зло творил?

ВЕСТНИК

Миновав Фивы и дальнейшие их окрестности,

И течение Асопа, быстро стали мы

По склонам Кітерона подниматься -

Пентей, позади - я иду, за обладателем,

Впереди - чужеземец, наш сопровождающий.

Так вот сначала мы притаились в зарослях, -

Ни шороха, ни слова, - чтобы из засады

1040] Мы видели их, нас же - чтобы не видели.

Посреди скал - долина в соснах тінявих,

Орошена ручьями. Глядь - на склонах там

Сидят вакханки, милым делом заняты:

Одни взялись за опилок - вновь обматывают

Вьющимся плющом их; другие, как кобылицы,

Когда ярмо из них разноцветное сбросить,

Гулкими Вакха славят перепевами.

Пентей несчастный, их не замечая, -

«Отсюда, - сказал, - чужаку, хоть стараюсь,

1050] Менад не вгледжу. Вот если бы на тот холм

Подняться на верх пихты вылезти, - [422]

Дела их срамные бы осматривать мог!»

Тут чудеса и начались: взял чужак наш

Пихту за верхушку, что до облаков достигал,

Да и ну наземь гнуть - ствол взгромоздился,

Языков лук, или языков обед, что становится таким,

Сгибаясь по кругу, - закругленным.

Вот так и чужеземец до ног нагнул

Горную пихту - труд не для смертного!

1060] На верхний посадив властелина,

Стал легко отпускать, чтобы интересного

Верховьем не подвело, словно пращей.

И вновь к небу виструнчилось дерево,

А на вершине, как ездок, - хозяин мой.

Скорее его уздріли, чем он заметил:

Только появился на шпиле зеленом -

Смотрю - нет чужака, только голос чуть,

Словно из эфира, - так мне казалось, -

Грімкого бога: «Вот он, я привел того,

1070] О женщины, кто и меня берет смех,

И мои праздники, - пусть он будет наказан!»

Едва молвил - ток священного огня

Принишклу землю с небом соединил на мгновение.

Эфир затих, шелестливий гай замер,

Ни зверья, ни птицы ты бы не вчув тогда.

Не поняв слов бога, позривалися

Женщины на уровне ноги... Оглядываются...

Здесь призыв повторился. Голос Бромія

На этот раз узнав, дони Кадму

1080] Рванули с места. Голуби так стрімливо

Не несутся, как менады в бег пустились:

Впереди - Агава, следом две сестры

И вся группа; преодолевали овраги, быстрину рвучку,

В беспамятстве, духом бога заполоненные.

Пентея на пихты заприметив,

Из скалы, словно из башни, в него глыбами

. С разгона, сколько силы, стали бросать,

И ветки летели в него, словно копья,

Воздухом опилок пролетали со свистом,

1090] Но все их старания были напрасными:

Не достигали цели - слишком высоко

Сидел несчастный, что делает не зная.

Гілляками, что с дуба наломали их,

Підважувать пихту начали тогда,

Ветка же - не железо: не удавалось.

И тут Агава: «ну-Ка, в круг станувши,

Возвемся за ствол - и поймаем

Вон того зверя, чтобы не разглашал

Священных таинств. Множество рук приклалося

1100] До древесины - и с корнями вырвали.

Как высоко он сидел - так ізвисока [423]

Упал, словно мешок, во все горло зойкнувши,

Потому что понял сразу, что в беду попал.

К убийству сначала мать, жрица, бросилась.

А тот, повязку из своего чуба сбросив, -

Чтобы, сына вздрівши, ед убийства удержалась

Агава, - ахнул, висков ее касаясь:

«Я сын твой, кого в доме Ехіоновім

Ты родила, я - Пентей твой, матушка!

1110] Зласкався! Пусть я виноват, - не убивай за это,

Молю, своего ребенка, сына родного!»

Запінившись, глазами дико водя,

Чутье не вспомнив материнского,

И полнилась Вакхом - не склонил ее.

Обеими руками за левые злополучного

Схватив, в сторону ногой крепко уперлась, -

И стал работай безруким: ей Дионис дал -

Сама бы этого не втяла - силу рук такую.

Ино и себе, отсюда подбежав, тело рвет,

1120] А оттуда - Автоноя; все гурмою здесь

На него упали. Невероятный крик піднявсь:

Тот стонет, пока может, пока дух еще есть,

Менады - завивают. Руку тянет и,

Стопу в сандалии - другая. Так ранили,

Что и ребра видно. Руки окривавивши,

Разбрасывают Пентея - везде... ломтями.

И тело уже не тело: что-то под скалой

Лежит, а что-то в лесу буйнолистном -

Не отыскать. Голову же несчастного

1130] Агава, собственноручно оторвав с плеч,

На тирс наткнула: ей показалось - что львиные,

Ну и по Кітерону, утешительная, бегать, -

Уже и про сестер забыла, что в пляс пошли.

Неизмеримо горда добычей несчастной,

Возвращается в город. Зовет Бромія,

Что славно так на охоте одарил ее,

Хоть дар тот - слез, не заслуживает утешения...

Иду. От того бедствия лучше дальше быть,

Еще пока с гор Агава не вернулась.

1140] Кто скромный и бессмертных чтить привык,

Думаю, это лучше всего; кто сумеет так

Жизнь прожить, - мудрецом название того.

СТАСИМ ПЯТЫЙ

ХОР

Ушануймо Вакха! В круг все!

Оспіваймо смерть Пентеєву -

Погиб потомок гада ползучего, [424]

Тот, кто женщины надел убор,

В правую руку разукрашенный тирс взял -

С ним же и сошел в Аид.

А тем путем, к преступлению,

1150] Бык его вел.

Вы же, менады-кадміянки,

Пение громкий свой победный

До слез довели, до воплей.

Ну и тот славный бой,

Когда материнская рука

Кровью сына багриться!

КОММОС

В сопровождении вакханок на сцену входит Агава;

на опилках у нее - председатель Метем.

ПРОВОДНИЦА ХОРА

Агаву вижу: вон она домой мчится,

Пентея иметь. Глаза - полны неистовства.

Приветствуйте, люди, поклонниц Бромія!

Строфа

АГАВА

1160] Вакханки Азии!..

ХОР

Что такое? Слушаю.

АГАВА

Вот принесла я вам

Только-только срезанный плющ -

Добыча отборную с гор.

ХОР

Вижу. Иди к нам - и порадуемся!

АГАВА

Поймала зверя голыми руками -

Зустрінувся лев молодой:

Можно взглянуть...

ХОР

Где-то в глухих местах?

АГАВА

Кітерон... [425]

ХОР

Кітерон здесь к чему?

АГАВА

1170] Погубил его...

ХОР

Кто сначала ударил?

АГАВА

Конечно, я.

Поэтому-то группа наш

Завистлив на счастье мое.

ХОР

А вторая кто?..

АГАВА

Кадма...

ХОР

Что Кадма?..

АГАВА

Отродье.

Но те - после меня уже, те - после меня

Упали на добычу!..

ХОР

Что и говорить - красивый зверь!

Антистрофа

АГАВА

К празднеству присоединяйся!

ХОР

К празднеству? А где же она?

АГАВА

Еще же молодой зверь,

Ибо хоть и густая грива, -

1180] Пух на щеке - мягкий.

ХОР

На хижаках только такие кудла растут.

АГАВА

Умелый ловец, Вакх, послал

Менад, поощрил их

На охоту это. [426]

ХОР

Славный охотник он!

АГАВА

Ну, то хвалишь?..

ХОР

Еще бы! Это прекрасно!

АГАВА

Скоро и кадмейці все...

ПРОВОДНИЦА ХОРА

И Пентей, твой сын, так же...

АГАВА

Похвалит меня,

Ведь это нелегко

1190] Добыча такую вполювать!

ХОР

Неслыханную...

АГАВА

Неслыханно...

ХОР

Ты рада?

АГАВА

Неизмеримо,

Ибо такой уже большой, такой небывалый мой

Успех на охоте!

ЕКСОД

ПРОВОДНИЦА ХОРА

То покажи, наконец, всем гражданам,

Несчастная, свою добычу - победы знак.

АГАВА

О вы, кто в Фивах веженосних селится,

Идите-ка и посмотрите, что за зверя мы

Убили на охоте в горах, дони Кадму!

Не копьем фессалійським, что петля его

1200] Раскручивает в полете, не сетями -

Женскими руками. Так что зря, мужи,

Вы оружием всячески запасаєтесь:

Мы голыми руками сумели этого зверя взять

Да еще и на куски разорвали хищного. [427]

Где отец мой преклонный? Пусть приблизится.

А где Пентей, сынок мой? Пусть стремительную берет

Лестницу и колонны, ген под потолком,

Скорее прибьет гвоздями льва голову -

Пусть видят, как на охоте отличилась я.

Входит Кадм. За ним на носилках несут останки Пентся.

КАДМ

1210] Несите за мной это бремя, печаль мою -

Пентесві останки, на порог кладите.

Ой, долго наблукавсь я, пока тело это

Собрал по кускам разбросано

Верхами Кітерона, в зарослях, зарослях!

Тяжелые то, ой, тяжелые то были поиски!..

Домой возвращались мы с Тіресієм

Из праздников, были уже в городе, как он я,

На что несчастные мои дочери решились.

Вот и» возвратился в горы, и теперь несу

1220] Внука, менадам стал добичею.

Там Автоною - ту, что Арістссві

Породила Актеона, там - Ино в овраге

Я видел: ошалілі, и до сих пор бегают.

Агава, я слышал, аж сюда примчала уже

Вакхічною стопой, и это действительно так:

Хотя и глазам не верю - страшно глянуть!

АГАВА

Гордиться можешь, отец, что засеял ты

Таким вот дочерей: с ними не сравнится

Среди народа ни одна; я о всех говорю,

1230] Себя же отмечу: от ткацкого станка -

Далеко я достигла: диких зверей бью

Без оружия. Вот, взгляни, в руках моих -

Замечательный мой багаж; странная эта добыча

Дворец твой пусть украсит. На, бери ее

И, радуясь моего успеха на охоте,

Созывай на пир друзей. Так, счастлив ты,

Счастливый необычным нашим подвигом!

КАДМ

О горе непомерное и для глаз жахнет!

Несчастные руки, убийством запятнаны!

1240] Роскошную жертву составив небожителям,

На пир и Фивы, и меня приглашаешь!..

Беда тебе, деточка, и мне беда!

О как жестоко, пусть не без оснований на это,

Покарал нас Бромій, даром, что родственный!

АГАВА

Какова же мрачная старость! Даже вид ее

Поражает притеро глаза. Хоть бы сын мой был [428]

Счастливым в охотничьем хозяйстве. Вот ему бы мой талант,

Чтобы в группе фиванцев среди гор носился

За зверем!.. А его, вишь, заполонює

1250] Только богоборчество. То хоть ты наступил его

На ум отцу, чтобы злым не радувавсь.

И где же он? А ну, зовите, пусть посмотрит

На мать, что упивается блаженством!

КАДМ

Гай-гай!.. Ужасный поступок осознав,

Страдать тяжело. А останетесь

Неистовыми навсегда, то не будет вам

Несчастье это - несчастьем выдаваться.

АГАВА

То что здесь не в порядке? Что печального здесь?

КАДМ

Сягни в эфир глазами - не питатимеш.

АГАВА

1260] Ну вот. Но на что велиш смотреть?

КАДМ

Никаких изменений не видишь? Все тот же зверь?

АГАВА

Что более смотрю - больше им восхищаюсь.

КАДМ

Душа все еще в тебя скаламучена?

АГАВА

Не знаю, о чем речь, но сейчас вот

Словно из тьмы к свету возвращаюсь.

КАДМ

Что говорю, - слышишь? И ответить могла?

АГАВА

Слова свои же недавние я забыла уже.

КАДМ

В чей дом в свадебный день ты вошла когда-то?

АГАВА

В дом Ехіона - одного из посеянных.

КАДМ

1270] Какой же в этом доме у тебя сын родился? [429]

АГАВА

Пентей появился плод супружества нашего.

КАД М

Скажи, чье лицо в руках твоих?

АГАВА

Чье?.. Таже льва. Завидовали и охотницы.

КАДМ

А глянь-ка лучше. Это же не труд - взглянуть.

АГАВА

О блин! Что вижу? С чем пришла сюда?

КАДМ

Внимательнее смотри - станет ясно все.

АГАВА

Боли образ перед взором стал!

КАДМ

Или то, что имеешь, чем-то напоминает льва?

АГАВА

О нет! На опилках - председатель Пентеєва!

КАДМ

1280] Оплакана раньше, чем опознана.

АГАВА

А откуда она у меня? Кто же убил его?

КАДМ

Жестокая правда, как ты опоздала!

АГАВА

Говори! Трепещет сердце - твоего слова ждет.

КАДМ

Это ты его убила и две сестры твои.

АГАВА

А где погиб? Дома? Или за домом где?

КАДМ

Где Актеона растерзали псы некогда.

АГАВА

Чего же на Кітерон, бідняга, отправился? [430]

КАДМ

С Вакха и твоих танцев насмехаться.

АГАВА

О горе! Как же мы там оказались?

КАДМ

1290] Шаліли вы и весь город, сходили с ума.

АГАВА

Книга: Еврипид Вакханки Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Еврипид Вакханки Перевод А.Содомори
2. Это Вакх погубил нас - наконец я вижу. КАДМ...

На предыдущую