lybs.ru
Меценатом ты не будешь, если любишь деньги. / Митрофан Довгалевский


Книга: Квинт Гораций Флакк Сатиры Перевод Андрея Содомори


6

Нет, ты не привык, Меценат,- хоть знатностью рода с тобой

Ни один етруск из пришлых лидийцев не мог бы равняться,

Хоть по вітцеві и по матери предки твои в походы

Грозные жены водили,-ты не привык, как-то другие,

Драть орлиного носа своего перед народом незнатным,

Предо мной, скажім, у кого отец-відпущеник нищий.

Ты не учитываешь, как другие, на то, от которого кто отца,

Лишь бы образованный был; ты подчеркиваешь то справедливо,

Что из простонародья и Туллий наш был, что и до него немало

Вышло из-под кровли низкой мужей, которые свой жизненный путь

Честно прошли и поднялись к вершинам небывалой славы.

Ну а Левин, хоть и имеет имя (его предок Валерий

Изгнал Тарквиния Гордого),-и медного аса не стоит.

Так оценили его, и то кто? Ты знаешь-народ наш,

Тот, кто не раз даже дурака готов до небес поднимать,

Кому-рад служить, лишь бы был его славный род,

Слепки уважая и титулы. Как тут мне поступить?

Я же потому и в том от толпы отошел так далеко-далеко!

Поп же, пусть народ, забывая Деция (он, дескать, высшем свете, не будучи)

Славит Левина того, пусть цензорским стилосом Аппий

В списках зачеркнет меня, безымянного, что же, по заслугам:

Собственной кожи держаться не умел. Но звездная слава

Влечет за повозом своим светлым, словно триумфатор,

И безымянных, и знатных. А все же, то, Тіллію, стоит

Опять нашивать кайму, на этот раз-на военную тунику?

Зависть высоким страшная; низкого она не занимает.

Попробуй ремінчиком черным голінку свою обвязать,

Широкую нашить кайму вдоль груди-и на каждом шагу

Слышать: "Кто это такой? Откуда родом? Кто его отец?"

Есть же такой Барр, что болеет одним: красунем издаваться,

Где не появится-там уже и пылает девичья любопытство:

Как, дескать, тот Барр? Или красивый с лица, зубы, волосы,

Ноги которые у него и бедра? В подробностях все обсудят.

Так и про того, кто судьбой римлян обравсь заботиться,

Счастьем Италии, спокойствием храмов святых, непременно

Всякая мелюзга выведывает: "Кто его отец, кто мать,

Не рабыня, случайно?"-как будто и в самом деле то муситься знать.

"Эй! Так это ты, сын Дионисия или Дамы-сірійця,

Смеешь со скалы штовхать граждан, отдавать их Кадме?"

"Новой, однако, не со мной сидит, а на ступеньку ниже.

Ныне он является тем, кем отец мой был".- "А себя уже йменуєш,

Вероятно, Павлом или Мессалою? Новой, так тот голосистый:

Сколько бы телег не гремело на Форуме, сколько бы не играло

Труб похоронных,- заглушит. За то его и ставим выше".

Ну, хватит об этом. Вернусь к себе. Мой отец-

Вільновідпущеник. Поэтому и на зуб взяли меня люди.

Сейчас-за то, что с тобой дружу, Меценат; ранее-

То их ад, что трибуном я стал во главе легиона.

Разные причины! Если на тот чин они искоса смотрели

(Может, и по-праву), то что им до моей дружбы с тобой?

Ты же не ради хвастовства, не из лестивими дружбу заводишь -

Достойных, осмотрительный, ищешь. Однако похвастаться не могу,

Случайно с тобой сдружиться мне повезло.

Нет, нас случай свел. Это когда дорогой наш Вергилий

Речь о меня повел, потом Варій. И вот, помню,

Впервые я вошел в твой дом. Промямлил что-то два или три слова

И тут же затнувсь, словно мальчишка робкий: не мне же похвалятись

Ясностью рода или безкраєм пиль, которые объезжаю

На сатурейськім лошади, поэтому просто сказал тебе, кто я.

Кратко и ты ответил своим чередом. Так и расстались.

Месяц прошел, потом второй, и только на девятый ты снова

Подозвал меня и своим другом назвал. Я, конечно, горжусь

Тем, что сподобавсь тебе, кто полов с зерном не мешает,

Кто не по знатности судит - по чистому сердцу и по поступкам.

Поэтому, когда мои недостатки - незначительные и лишь местами впечатляют

Душу мою, в общем неиспорченную,- вот, как, бывает,

Родинки видишь на крепком теле,- если людям в глаза

Прямо смотрю, ибо не жадный я, не льну ни к грязи,

Ни к проституткам,- если честный и чистый, и друзьям я милый

(Так я хвалю себя!),-в том заслуга отца большая.

Владелец кромка земли, он все же не хотел своего сына

В школу к Флавия слать; туда спешили спесиво

Центурионы сынки, с камнями и табличками сумку

Перевесив Через плечо слева, куда еще вкладывали

Восемь звенящих медяков раз в месяц, плату за науку.

Он несмотря на нищету послал меня в Рим: пусть, дескать, сын мой получит

В Риме образование, где учатся сенатора и всадника дети.

Кто в суете городской заметил чепурного паренька

Среди рабов-сопроводителей, мысленно, может, и позавидовал:

"Вот кому, видно, еще дед экономил деньги на наследство!"

Сколько бы, однако, я не имел там наставников, отец не сводил

Глаза своего неподкупного с меня. Да что там говорить!

Он чистоту мою взрастил, первую из украшений, предохранив

Сына не только от злых поступков, но и от низменных помыслов.

Хотя, может, и знал, что когда-то кто-то упрекнет: мол, через него

И сын как окличник живет с медяков или, по примеру отца,-

Как побирач. Но сам я на судьбу свою не жаловался.

Сейчас за это я тем большую хвалу ему и благодарение приношу!

Нет! Не жалеть я,-разве смыслу расстанусь,-что у меня

Отец бидар, как то ноют: мол, не обвиняй меня

В том, что предки мои - простого, незнатного рода.

Нет! Я далек от них не только на словах, но и мыслями.

Даже если бы от какой-то черты нам природа велела

Вновь начать уже пройденный путь и родителей выбирать -

Других выбрали бы тогда честолюбці, подходящих для себя,

Я-при своих бы лишивсь: не для меня-потому что те, что гордятся

Креслом высоким и связками ликторов. "Он сумасшедший!"-

Охнула бы темная толпа, и ты один лишь одобрил бы, возможно,

То, что эту ношу, непривычную, тяжелую, я решительно отверг.

Потому что не для меня она, пришлось бы льстить богатым,

Пока богатство збиватиму сам; пришлось бы повез на

Брать и того, и сего: одиночкой тогда же не поедешь

Даже в село підміське. Сколько слуг и ридванів, и лошадей

Должен был бы иметь тогда! А сегодня-хотя бы к Таренту

Могу трогаться и на иле безхвостім, даром, что кладь

Бедра ободрала ему, а ездок постирав всю спину.

И не забросят мне, что скуплюсь, как тебе это забросят,

Преторе Тіллію. едешь вот по Тібурській дороге-

Пять мальчишек за тобой с вином и всякой утварью.

Нет. Мне лучше-таки, чем тебе, сенатор славный,

Чем многим-многим среди вас. При желании, бывает,

Иду себе сам, куда глаза ведут; спрошу, по чем

Хлеб или капуста, затруся между людом лживого цирка,

Часто и на Форум вечерний сверну, посмотрю, как гадают.

Потом - домой, к каше и к овощам. Скромный ужин

Три мальчишки подают; на моем столе, что из простого

Белого мрамора-миска, черпак, две глиняные кружки,

Дзбан для вина вузькошиїй, дешевый, с кампанської глины.

Дальше уже и спать ложусь, не беспокоясь тем, что раненько

Надо спешить на площадь, где Марсий всем своим видом

Так и кричит: пусть, мол, навинеться здесь Новой Младший!

Где-то до девяти сплю. Прогулявшись, я в тишине мечтательным

Что-то почитаю или попишу. Маслом потом

Хорошо змащусь (не той, однако, которую Натта вонючий

Ворует из городских фонарей). Когда же солнце искупаться посоветует,

Марсово поле, наигравшись в мяч, я на баню зміняю.

Завтракаю потом, но не взахлеб: лишь бы не очень

Днем меня голод донимал, и досугом утешаюсь дома.

Так только тот проживет, кто освободился от оков тщеславия.

Я надеюсь, что и дальше так буду жить-лучше и милее,

Чем, когда бы квестором отец мой был, мой дед, мой дядя.

Книга: Квинт Гораций Флакк Сатиры Перевод Андрея Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Квинт Гораций Флакк Сатиры Перевод Андрея Содомори
2. 2 Пройди, ночные гуляки, знахари, жартуни и...
3. 3 Все певцы уже такие: попроси их в дружеском кругу...
4. 4 Аристофан и Кратін, Евполід и все другие поэты, Те...
5. 5 Значит, оставив Рим шумный, мы в Ариции тихой...
6. 6 Нет, ты не привык, Меценат,- хоть знатностью рода...
7. 7 Как насміявсь над изгнанником Рупілієм, называемым Обладатель,...
8. 9 Шел я по дороге Святой - люблю так пройтись,...
9. 10 Хибиш, Луцілію, и ты: я докажу это каждому, взяв...
10. КНИГА ВТОРАЯ 1 одни Говорят, что...
11. 2 Первое добро - вдовольнитись малым - скорее всего,...
12. 3 «Редко пишешь мне: четыре раза до года Возьмешь...
13. 4 Катію! Откуда? Куда? - «Мне никогда: должен вписать...
14. 5 Еще мне вот что посоветуй, когда пожалуйста, Тіресію вещий:...
15. 6 Вот чем не раз я богам докучала: поля бы горбушку,...
16. 7 Долго здесь слушаю и сам бы тебе сказал, но...
17. 8 Как там гостиная удалась у состоятельного Насідієна?...
18. ПРИМЕЧАНИЯ КНИГА ПЕРВАЯ 1 1. В чем......

На предыдущую