lybs.ru
Если болит сердце - тебе, друг, повезло. / Василий Стус


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО LIX

Сенека приветствует своего Луцилию!

Большое наслаждение я почерпнул из твоего письма (позволь мне пользоваться словами в их широком значении, а не в узком, которого предоставляют им стоики). Наслаждение причисляем к порокам. Что ж, пусть так будет, но этим же словом значим и состояние душевной радости. Знаю, что наслаждение,- если слова, говорю еще раз, сопоставлять с нашим списком,- позорная вещь, а радость - это достижение одних лишь мудрецов, ибо она - не что иное, как высокий взлет души, уверенной в собственных, неподдельных благах. Но в обыденном языке говорим, к примеру: для нас большая радость, что какой-то там мужчина стал консулом, что кто-то женился, у кого родился ребенок, хотя все это настолько далекое от радости, что нередко становится началом беды. Неотъемлемой же признаком радости является то, что она ни прерваться не может, ни обернуться в свою противоположность. Поэтому, когда наш Вергилий говорит: «Радости духа порочные»(1), то звучит оно красиво, но не очень правдиво, потому что радость не бывает порочной. Очевидно, речь шла о наслаждения, вот он и высказал здесь то, что хотел: сказал о людях, которые радуются своей бедой. И все же я не ошибся, сказав, что почерпнул из твоего письма большое наслаждение, ибо, хотя радость непросвіченої человека действительно вызвана чем-то достойным, то ее неосознанные, готовы стать чем-то совершенно другим чувства я все равно название наслаждением - непомерной, неугомонной, поскольку возникла из ложной мысли о благе.

Но, чтобы вернуться к сути, послушай, чем меня обрадовало твое письмо. Владеешь словами. Речь ни выше не подводит тебя, ни не затягивает дальше от той границы, которую ты наметил. Не одного писаку какое хорошее словечко заводит на такие окольные пути, о которых он и не думал, принимаясь за стилос. Но с тобой этого не случается: все у тебя сжатый уместен. Говоришь столько, сколько хочешь, и больше выражаешь, чем говоришь. А это уже признак чего-то более весомое: видно, что и в твоей душе нет места для лишнего, раздутого. Нахожу в тебя и переносные выражения, не настолько смелые, чтобы их следовало остерегаться. Нахожу также образы, и если кто-то запрещает нам пользоваться ими - мол, только поэты имеют на них право,- то такой, думаю, не читал никого из древних, которые, произнося, не гонялись за аплодисментами. Так вот у них, хоть они и говорили по-простому, излагая самую суть дела, изобилует аллегориями, и я считаю, что здесь они необходимы не из тех соображений, из которых употребляли поэты, но чтобы служить как бы опорами нашей слабости, чтобы и говорящий, и слушатель ясно представляли себе, о чем идет речь.

Вот я перечитываю Секстия, острой мысли мыслителя, писал по-гречески, но в духе римской философии. Меня поразил один из его образов. Там, где враг может напасть с любой стороны, войско идет, выстроившись квадратом, готовое к бою. Так же, по его словам, должен делать и мудрец: должен расставить свои добродетели по всем сторонам, чтобы тут же, как только откуда-то появится опасность, противопоставить ей свою оборону, которая без всякой суеты откликнулась бы на малейший знак того, в чьих руках власть. Мы же видим, как в войсках, что их возглавляет опытный полководец, приказ вождя слышат одновременно все отряды, расставленные таким образом, чтобы поданный одним человеком знак обежал сразу всю пехоту и всех всадников. А насколько это, по словам Секстия, нужнее нам! Поскольку воины часто без причин боятся врага, и найпідозріліший, по их мнению, путь оказывается для них самым безопасным. Для глупости нигде нет покоя: страх донимает ей как сверху, так и снизу; трепет пронизывает ее с одной и с другой стороны, опасности то наступают ей на пятки, то забегают впереди; все ее пугает, она не готова ни к чему, ужасается даже подмоги. Зато мудрец защищен от любого нападения, он всегда бдителен, и пусть нагрянут на него то ли нищета, горе, презрение, страдание - он не отступит: бесстрашно станет против всего враждебного, пройдет через все враждебно. Сколько-то всего и вяжет нас, и обессиливает! Слишком долго мы купались в своих пороках - трудно отмыться. Мы же не только загрязненные, а и проникнуты ими.

Но, чтобы не прыгать от образа к образу, попробую выяснить, почему так цепко держится нас глупость - вопрос, над которым часто размышляю наедине. Во-первых, потому, что не достаточно решительно відганяємо ее от себя и не полной силой пориваємось до своего спасения; во-вторых, мы мало доверяем потому, что открыли мудрые люди, скупо черпаем из их открытий, и наши усилия не соизмеримы том большом деле, за которое беремся. И может ли быть достаточным наше умение противостоять порокам, если достаточным для той науки считаем только время, когда не отдаемся порокам? Никто из нас не достиг глубины мудрости •- мы схватили наскоро лишь то, что на поверхности; занятые своим, были уверены, что выделили для философии слишком много времени. Но самая большая помеха для нас - это то, что очень скоро сами себе нравимся. Пусть-ка кто-то назовет нас прекрасными, рассудительнее, чуть ли не святыми людьми - тут же соглашаемся. Не довольствуемся скромной похвалой: принимаем как должное все то, что накапливает на нас бесстыдная влесливість. Молча притакуємо тем, кто утверждает, что мы - самые лучшие, самые умные из всех, хотя знаем, что и похвальба идет из лживых уст. Настолько уже догоджаємо себе, что хотим хвастовства даже за то, в чем меньше всего ее заслуживаем. Изобретательный в истязаниях радостно слушает свою кротость, грабівник - о свое благородство, пьяница и развратник - о свою образцовую умеренность. То кто-то, веря в собственную безупречность, захотел стать другим? Александр, когда уже разгуливал по Индии, опустошая войной даже соседям не очень-то известны племена, при осаде какого-то города объезжал стены - присматривался, где у них самое слабое место, и здесь был ранен стрелой, но не сошел с коня и продолжал объезд. Потом, когда успокоилась кровь, рана зашкарубнула и начала сильнее беспокоить болью; нога, висковзнувши из стремени, бессильно звиснула, медленно задерев'яніла, и Александр, вынужден уступить, молвил: «Все клянутся, что я - сын Юпитера, но вот эта рана так и кричит всем, что я - лишь человек». Делать же и мы так же! Когда влесливість соответствующей мере сделает каждого из нас дураками, скажем и мы: «Называете меня розважним, а я же сам вижу, сколько-то ненужного еще манит меня, сколько вреда сам себе стараюсь нанести! Не понимаю даже того, почему сытость научила животных: какая мера должна быть в еде и питье,- не знаю до сих пор, сколько я могу вместить».

Теперь послушай, как узнать, что ты еще не стал мудрецом. Мудрец всегда полон радости, весел, погожий, невозмутимый; он живет наравне с богами. А возьми себя: если не бываешь грустным, если тебя не беспокоит ни одна сподіванка на будущее, если твоя душа и днем и ночью, сохраняя равновесие, находится в подъеме, если она довольна собой, значит, ты достиг вершины человеческого счастья. Но если ты жаждешь наслаждений, какими бы они были и откуда бы не происходили, то знай, что столько тебе не хватает мудрости, сколько и радости. Ты хочешь дотянуться до них, но ходишь блудом: надеешься дойти до своей цели через богатство, через почести, словом, ищешь радости среди забот. А тем временем все то, к чему так пориваєшся, словно оно могло дать тебе веселье и наслаждение, собственно и является источником страданий. Все мы, говорю еще раз, спешим к радости, но как добиться ее, великой, неперехідної,- не знаем. Один ищет ее за банкетным столом, среди роскоши, другой - в честолюбии, в толпе клиентов, что пленят его двор, другой - в любовницах, еще кто - то-в свободных науках, которыми кичится, и в других чтениях, которые ничем не могут помочь человеку. Всех их обманывают шатки, минутные утехи, подобные опьянению, когда за какой-то час веселого сумасшествия надо рассчитываться длинной тошнотой, или же до аплодисментов и криков восторженной толпы, за что должны платить или и поплатиться огромными хлопотами. Думай, следовательно, о том, что самый ценный плод мудрости - постоянная радость. Душа мудреца - словно тот простор, что свыше месяцем: там всегда мерное сияние. Наконец, есть ради чего потрудиться: мудреца никогда не покидает радость. А такая радость рождается с осознанием добродетелей. Радоваться может только мужественный, справедливый, рассудительный человек.- «То что,- спросишь,- глупцы и злодеи не радуются?» - Не больше, чем львы, упали на добычу. Когда уже совсем истощатся от вина и сладостей, когда рассвет застукает их в разврате, когда так уже угождают себе, что тело, не вміщаючи тех лакомств, начинает гноиться,- вот тогда, несчастные, вспоминают слова Вергилия:

Как в веселье тщетных мы ночь одгуляли последнюю,

Знаешь ты сам(2).

И действительно, избалованные бездельники проводят в обманчивых радостях каждую ночь именно так, как будто она была последней. Но и радость, что является спутницей богов, как и тех, кто в соперничестве с богами, и радость не прерывается, не исчерпывается: она бы упала, если бы была одолженной. А что она - не чужой подарок, то и ни от кого не зависит. То, чего судьба не дает, того ей и не отобрать.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую