lybs.ru
С нечестным врагом любые методы борьбы честные. / Евгений Дударь


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО LХІХ

Сенека приветствует своего Луцилию!

Я бы не хотел, чтобы ты восхищался переменой мест и так вот прыгал то сюда, то туда. Прежде всего потому, что такие частые путешествия - признак неустойчивого духа. Созреть для досуга можно лишь тогда, когда перестанешь оглядываться и блуждать. Хочешь утолить дух - положи конец тому гасанню своего тела. Здесь существенно поможет тебе длительное лечение: не надо прерывать спокойствия, с которым приходит забвение ранее прожитых лет. Дай возможность твоим глазам відучитись от бездумного созерцания, дай возможность ушам привыкнуть к спасительных слов. Но с каждым шагом натраплятимеш на что-то такое, что добавит огня к угасшим страстей. Как влюблен, что решил избавиться от изнурительной жажды, должен избегать всего, что напоминает о вожделенную лицо (ничто же с новой силой вспыхнет скорее от любви), так и тот, кто хочет отбросить прежние желания, должен одвертати и свои глаза и уши от всего того, что оставил и чего недавно так страстно стремился. Страсть - как тот мятежник: куда только не вернется, повсюду находит пищу для нового мятежа. Нет зла без задатка: жажду разжигает богатство, роскошь заранее смакует бесчисленные, разнообразные наслаждения, бесполезно-славність - пурпурную одежду, аплодисменты и добытое благодаря им могущество и все, что это могущество может. Пороки соблазняют тебя наградой, а тут придется жить бескорыстно. Века едва ли хватит, чтобы вскормленные таким длительным попустительством пороки присмиріли, склонились под игом, а что, когда и перерывами делить такой мизерный отрезок жизни? Только благодаря неусыпной сосредоточенности, да и то с трудом, можем доказать ту или иную вещь до совершенства.

Хочешь послушать моего совета? Об одном лишь думай, до одного лишь готовь себя: хорошо встретить смерть, а когда склонят обстоятельства,- то и самому выйти ей навстречу. А впрочем, какая разница, смерть идет к нам, или мы к ней?.. А еще должен уяснить себе глупость и лживость такого-вот разглагольствования: как, мол, хорошо умереть своей смертью! А разве можно умереть чужой смертью? Кроме того, не забывай думать и о следующем: никто не умирает не в свой час. Итак, из своего времени ты и минуты не потеряешь, ибо то, что оставляешь после себя,- уже не твое.

Будь здоров!

ПИСЬМО LXX

Сенека приветствует своего Луцилию!

После длительного перерыва я вновь увидел твои Помпеи - и перед глазами предстала моя молодость. Что я делал там юношей, то, показалось мне, могу делать и теперь, или по крайней мере делал все это не давнее как вчера. А тем временем, Луцілію, мы проплываем нашу жизнь. Как в море, по словам нашего Вергилия, «и земли, и города отступают»(1), так в том потоке безудержного времени я уже похоронил за горизонтом сначала детство, потом юные лета, спустя ту пору, что на границе между ними,- что между юностью и старостью, наконец,- лучшие годы самой старости; недавно же замаячил передо мной конец, общий для рода человеческого. Мы смотрим на него -- бессмыслица! - как на обрыв, а это - гавань, в которой иногда должны искать сами, но отказываться от нее не должны никогда. А если кого и прибьет туда волна еще в юности, то пенять на это - все равно что жаловаться на досрочно окончено плавание. Одного, как сам знаешь, то какие-то непонятные ветры, словно забавляясь, надолго задерживают в море, то безветрие норовит занудити полной тишиной, второго, наоборот, упрямый подул гонит с такой скоростью, словно сам себя хотел опередить. Такое и с нами: одних людей жизнь моментально загнало туда, куда все равно бы им пришлось прийти, хотя бы как гаялись в пути, других же хорошо намордувало и истощило. Наконец, ты знаешь, не всегда стоит так крепко держаться жизни, ведь благом для нас является не просто жить, а жить хорошо. Итак, мудрец живет не сколько может, а сколько должен жить. Он обратит внимание на то, где ему выпало жить, с кем, как, в каких занятиях, одно слово, он всегда думает о том, как должно жить, а не сколько. Если тяготы слишком уж подавляют его, слишком скаламучують ему покой, то он сам себя отпускает на волю и делает это не в крайней необходимости: как только судьба начнет выглядеть подозрительным, он пристально оглядывается, не пора ли заканчивать. Ему безразлично, самому себе причинить смерть, или дождаться ее, или позже это произойдет, скорее. Он не боится большой потери: смешно проникаться потерей того, что убегает от нас капля по капле. Нынче умрем, или завтра - это совсем неважно; хорошо умрем, или плохо - вот что важно. А хорошо умереть - это избежать опасности прожить плохо. Поэтому-то крайне трусливой представляется мне ответ того родосця(2), которого тиран бросил в яму и кормил, как зверя, ответ на чью-то совет вообще отказаться от пищи: «Пока человек живет, то должна жить даже малейшей надеждой». Если в тех словах правда, то, выходит, жизнь надо покупать за любую цену. Пусть действительно выгода будет большая и очевидная, но ради нее я никогда не опозорю себя признанием своей слабости. Неужели скорее буду думать о том, что фортуна имеет полную власть над живым, чем о том, что она не властна над тем, кто умеет уйти из жизни?

Иногда же мудрец, хоть перед ним очевидная смерть, хотя и знает, какую казнь ему определено, не будет прилагать к ней рук. Глупо искать смерти из страха перед смертью. Палач придет - жди! Зачем его опережать? Какая необходимость брать на себя жестокость, которой должен заняться другой? Или ты завидуешь своему палачу, жалеешь его? Мог же Сократ отказаться от еды и закончить жизнь голодом, а не ядом, но он провел тридцать дней в тюрьме, ожидая смерти,- нет, не с той мыслью, что, мол, все еще может случиться, не потому, что в таком длинном промежутке времени толпится немало надежд, но чтобы не нарушить законов, чтобы и напоследок друзья могли насладиться беседой с Сократом. Да и что бы могло быть бессмысленнее, чем пренебрегать смертью, а яда - бояться? Скрі-бонія(3), поштива женщина, была тетей Друза Лібона(4), юноши настолько загонистого, насколько благородного: он метил так высоко, как никто не мог бы ни в тогдашней, ни еще в какой-то другой возраст. Так вот, когда его уже больным вынесли из сената на лектиці, почти без сопровождения (все близкие бесчестно відступились от него, считая его уже не только осужденным, но и казненным), он стал размышлять, как быть: самому причинить себе смерть или выжидать на нее. Тогда Скрибония: «Какая тебе,- говорит,- удовольствие брать на себя чужой долг?» Но не убедила его. Друз таки покончил с собой, и не без причины: если осужденный врагом к казни на третий или на четвертый день все еще живет, то он занят как бы уже не своим, а чужим делом.

Следовательно, невозможно вынести общий суд о том, как мы должны поступить, когда некая независимая от нас сила распорядится о нашей смерти: имеем сразу принять ее или ждать на нее; немало есть такого, что может утащить нас и в одну, и в другую сторону. Если одна смерть связана с мучениями, другая - простая и легкая, то почему бы не подать руку последний? Для того, чтобы было чем плыть в море, выбираю корабль; чтобы иметь где жить,- дом. Почему же перед тем, как уйти из жизни, я не должен сам решить, каким образом умереть? Наконец, если жизнь не всегда тем лучше, чем дольше, то смерть всегда тем хуже, чем длиннее. Ни в чем нашей душе мы не должны угождать так, как в смерти: куда вознамерилась, пусть туда и выходит. То она рвется к железу, или в петлю, или до какого-нибудь напитка, что разливается по жилам,- не сдерживай ее, лишь бы порвала рабские путы. Когда речь идет о жизни, ты должен позаботиться, чтобы его одобряли другие, а когда о смерти, то только ты сам: лучшей является та смерть, которая тебе нравится.

Глупо было бы рассуждать вот так: «Кто-то скажет, что я поступил не очень смело, кто-то другой - не слишком розважно, а еще кто-то,- что можно было бы выбрать какой-то приличный вид смерти». Пойми же: в твоих руках решение, к которому молва не имеет уже никакого отношения! Заботься лишь об одном - как можно скорее вырваться от фортуны, иначе не хватит таких, кто осудит твой поступок. Ты встретишь и таких мудрецов, которые считают, что ни в коем случае нельзя накладывать на себя руки, потому что это, мол, преступление - посягать на собственную жизнь: надо ждать год, который установила сама природа. Кто утверждает такое, тот не понимает, что сам себе закрывает дорогу к свободе. Лучшее, на что только мог отважиться исконный закон,- это то, что войти в жизнь нам дано лишь одним путем, а выйти из него - многими. Имел бы я ждать на жестокость болезни или какого-то человека, когда могу себе пройти к выходу, несмотря на всякие беды и страдания? На жизнь не имеем права жаловаться хотя бы потому, что оно никого за полу не держит. Не такие уж и плохие человеческие дела, если каждый, когда он несчастный, несчастный разве что по собственной вине. Нравится - живи. Не нравится - возвращайся туда, откуда пришел. Чтобы избавиться от боли головы, ты часто пускал себе кровь. Чтобы немного похудеть, рассекал жилу. Не должны кровоточить себе грудь широкой раной: небольшое лезвие прокладывает путь к великой свободы; цене всего лишь одного укола устремишься полной безмятежности.

Так что же делает нас такими пинявими, нерешительными? Никто из нас не думает, что ему когда-нибудь таки придется переселиться. Напоминаем тех, кто засиделся на одном месте: хоть какое невыгодное было бы то жилье, жильцы уже по привычке крепко его держатся, прощают ему любые неудобства. Ты бы хотел освободиться от той привязанности, быть свободным вопреки своему телу? Живи так, словно в каждое мгновение тебе предстояло выбраться из твоего проживания; никогда не забывай: как не ныне, то завтра ты потеряешь его. Только так наберешься мужества до неизбежного ухода. Но как могут задуматься о близкий свой конец те, кто своим желанием не может положить конца? Вот именно над этим должны думать и думать, иначе всякие другие приготовления могут оказаться просто ненужными. Ты, скажем, стал выносливым до нищеты,- а богатства остались при тебе; ты вооружился пренебрежением к боли,- а блаженство здорового, неповрежденного тела не даст возможности испытать на деле ту твою добродетель; ты убедил себя, что надо стойко переносить потерю близких,- а всем, кого ты любил, фортуна позволила прожить дольше, чем тебе. И никогда не замедлит день, который всех нас потребует только одного - с готовностью встретить смерть.

Не думай, однако, что только великие мужи могли явить такую мощь, что сорвали запоры человеческого рабства. Не думай, что на том дело не способен никто другой, кроме Катона, который, не выдохнув души под ударом меча, руками освободил ей дорогу - разодрал рану на груди. Нет! Даже люди самого низкого сорта в удивительном порыве выхватывались на свободу: не имея возможности ни умереть без страданий, ни на свое усмотрение выбрать орудие смерти, хватали, что случилось,- и обычная, ничем не вредная вещь становилась в мужественной руке убийственным оружием. Недавно перед боем со зверями один из германцев, готовясь к утреннего зрелища, отошел, чтобы справлять нужду (только так он мог отделаться от надзора); там, подняв палочку с губкой для подтирки, всю ее он загнал себе в горло и, перекрыв ею вздох, умер.- «Но,- скажешь,- оскорбление даже для смерти!» - Согласие! - «Насколько мерзко, насколько неприлично!» - Пусть так. Но бывает большая глупость, чем размышлять над приличием, когда речь идет о смерти? Вот он, мужественный человек, достойный того, чтобы фортуна дала ему выбор! Как блестяще воспользовался бы он мечом! Как смело бросился бы в морскую пучину или в пропасть с обрывистой скалы! Но, лишенный всех тех возможностей, он все-таки придумал, как и чем причинить себе смерть,- чтобы ты знал: для того, кто решил умереть, не должно быть никакой задержки; ему остается одно - захотеть. Как кто хочет, пусть так и судит о поступке той удивительно решительного человека, только бы все сошлись на том, что даже найбруднішій смерти надо отдать преимущество над чистым рабством. Раз я уже начал пользоваться такими низкими примерами, то и продолжу, чай каждый станет более требовательным к себе, увидев, на что может решиться даже тот, кого все презирают. Мы уверены, что Катони, Сціпіони и другие, о которых обычно слушаем с большим удовольствием, недостижимые для подражания. Но примеров той добродетели, на что укажу тебе, не меньше на зрелищах с зверями, чем среди вождей гражданской войны. Как-то везли одного под стражей на утреннее зрелище. Несчастный, делая вид, что дремлет, свесил голову так низко, что она попала между спицы, и сидел, изогнутый, пока колесо, крутнувшись, не переломало ему шею. Этот же виз, которым он ехал навстречу страданиям, освободил его от страданий. Нет преград для того, кто желает вырваться и отойти. Природа оберегает нас, но не под замком. Кому позволят обстоятельства, то пусть оглядывается по удобным выходом; у кого под рукой много инструментов, которые помогли бы ему освободиться, пусть выберет такое, которое сочтет для этого лучшим; кто же не будет иметь счастливого случая, тот пусть хватается за первое попавшееся как за лучшее, даже если бы оно было чем-то новым, неслыханным. И уж кому хватит мужества уйти из жизни, то не хватит и изобретательности в том, как отойти. Ты же видишь, на что способны даже самые последние рабы, когда им дошкулить боль, как они зажигаются, как обманывают самое пристальное сторожу! Крупным названия того, кто не только повелел себе умереть, но и догадался, как умереть. Но я обещал тебе привести больше подобных примеров. Во время второго зрелищного боя кораблей один из варваров сам же пробил себе насквозь горло копьем, который дали ему для борьбы с противником.- «Почему,- сказал,- сразу не положить конец всем своим мучениям, всем лишениям? Почему с оружием в руках имею выжидать смерти?» И то зрелище было настолько прекраснее, насколько благороднее есть наука умирать, чем наука убивать.

Ну, то как? Неужели же того, на что удосуживаются те пропащие, преступные души, не будут иметь те, кого закалили для противостояния всем напастям длительные размышления и высочайший учитель всего на свете - разум? Вот он и учит нас, что тропы гибели, хоть они и разные, ведут к одному и тому же концу; поэтому нет значения, где начало, если конец - один. А еще тот разум поучает, чтобы ты, когда это возможно, умирал, как тебе нравится, а когда нет,- то как можешь, хватая все, что под рукой, чтобы силой лишить себя жизни. Стыд жить воруя, умереть воруя - прекрасно.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую