lybs.ru
Сабля резню слышит. / Левко Боровиковский


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО LХХVIII

Сенека приветствует своего Луцилию!

То, что страдаешь на частый насморк и приступы легкой лихорадки,- а это бывает, когда запущенный насморк переходит в привычку,- мне обидно слышать еще и потому, что я сам когда-то был в таком состоянии. Сначала я этим пренебрегал: молодость стойка ко всяким недомагань и вызывающе ведет себя с болезнью. Потом я таки поддался недугу; казалось, что и сам до конца истечения с тем насморком,- высох, как лучина. Не раз порывался наложить на себя руки, но останавливала мысль о старости отца, который только и жил любовью ко мне. Я думал не о том, насколько мужественно смогу уйти из жизни, как о том, насколько мало останется ли у него мужества, чтобы остаться при жизни. Вот я и повелел жить, ведь иногда и продлевать жизнь - дело мужества. Скажу тебе, в чем я нашел утешение, но перед тем хочу заметить, что собственно то, чем я успокаивал себя, обнаружило свою лечебную силу. Спасительным средством становится почетная утешение: все, что поднимает дух, помогает телу. Наши занятия пошли мне на здоровье. Философии я обязан тем, что поднялся на ноги, что видужав. ей я обязан жизнью, и это - наименьшее из всего, чем я ей обязан. До моего выздоровления немало способствовали друзья: их уговоры, беседы, неусыпное попечение давали мне большое облегчение. Ничто, лучший мой Луцілію, ничто так не подбадривает, не помогает больному, как внимание, которое оказывают ему друзья; ничто так не развеивает из его глаз призрака смерти и холодного страха. Мне казалось, что я и не умру, когда они остаются жить: был уверен, что буду жить, хоть не с ними, и в них; складывалось впечатление, что я не видихну дух, а передам его друзьям. Вот что прибавило мне желания помочь себе и вытерпеть любые страдания; иначе можно было оказаться в самом жалком состоянии: когда потеряешь мужество умереть, но не здобудешся на мужество жить.

Попробуй и себе прибегнуть к таким средствам. Врач припишет, сколько имеешь прохаживаться, сколько упражняться; предостережет от чрезмерной праздности, к которой склоняет слабое здоровье; посоветует громче читать, чтобы сильнее стало дыхание, чьи пути и вместилища ослабленные болезнью, скажет плавать в лодке, чтобы мягкими толчками расшевелить свои внутренности; определит, какую употреблять пищу, укажет, когда обратиться к вина, чтобы подкрепить силы, а когда от него отказаться, чтобы не подразнить им горло и не вызывать кашля. Я же дам тебе установку, что является спасительной не только для той болезни, но и для всей жизни: пренебрегай смерть! Кто избавится от страха перед ней, того уже не коснется ни одна печаль.

Любой недуг гнетет вот этими тремя факторами: страхом перед смертью, болью тела, перерывом наслаждений. О смерти сказано достаточно. Добавлю вот что: этот страх, по сути, не перед болезнью, а разве что перед самой природой. Многим людям именно болезнь отсрочила смерть, и то, что им казалось, будто они умирают, было для них спасением. Умрем не потому, что болеем, а потому, что живем. Так и с выздоровлением: ты вернулся к здоровью - значит, не от смерти сбежал, а от болезни. Но вернемся ко второму фактору, отягчающим болезнь. Каждая болячка - это досадный боль. Но он не постоянный, мы привыкаем к нему. Когда он достигает вершины, то достигает и пределы. Не бывает же так, чтобы мы страдали и очень сильно, и долго. Так уж позаботилась найприхильніша к нам природа, что боль создала или сносный, или кратковременный. Острых страданий испытывают самые тонкие части тела - жилы, суставы, все остальное, что нежное и худое: загніздившись в вузинах, недуг мучает жесточайшее. Но те части вскоре онемевают и от самого боли перестают чувствовать боль; потому, что дух, натолкнувшись на препятствие и изменившись на хуже, теряет свою жизненную силу, которая побуждает нас к чувствование, или еще потому, что нездоровая жидкость, не имея куда всплывать, нажимая сама на себя, лишает чувствительности те места, где нагромадилась. Так подагра и хірагра, и любой другой боли в суставах и жилах время от времени улеглась,- когда заціпеніють измотанные части. Больше всего здесь сначала донимают словно щипкі боли; впоследствии приступы ослабевают и наступает им конец - онемение. Так и боль зубов, глаз, ушей острейший именно потому, что возникает в самых тесных вузинах тела, как, кстати, и боль, но, усилившись, он приводит к обалдения и обморока. Тем, собственно, и можем утешать себя при большом боли, что неизбежно перестанем его ощущать, если чувствуем слишком сильно. А неразумным телесные страдания особенно донимают из-за того, что они слишком уж ходатайствовали своим телом, так и не привыкнув довольствоваться душой. Поэтому-то большая и розважна человек свой дух отделяет от тела и как можно больше внимания уделяет именно той лучшей, божественной частице, а жалостливому, слабой - лишь столько, сколько необходимо.- «Но ведь не так легко отказаться от привычных наслаждений, воздерживаться от пищи, противостоять голодові, жажде».- Трудно сдерживаться лишь в самом начале. Со временем желания становятся вялыми, потому что устают и слабеют те органы, которыми желаем: дратливим становится желудок, испытываем неприязнь к еде, что ее раньше стремились, наконец, и сам влечение к ней пропадает. А чего ты перестал желать, с тем и уйти нетрудно. К тому же всякая боль или прекращается на некоторое время, или затихает. А еще же можно его предотвратить, можно не допустить его, применив какие-то средства. Ведь боль не возникает внезапно, без всяких предварительных признаков, особенно тот, что уже не раз досаждал нам.

Болезнь можно легче переносить, если знехтуєш ее самой, конечной угрозой. По крайней мере сам не делай своей беды тяжелее, не утруждай себя нареканиями. Боль не такой уж обидный, если его не преувеличивать. А еще когда возьмешься подбадривать себя и убеждать: ничего, мол, страшного, все это мелочи, надо потерпеть, скоро пройдет,- уже сами эти мысли придадут снисхождения. Все зависит от того, что, как говорится, вобьешь себе в голову; на ту назойливую мысль оглядывается не только честолюбие, но и жажда роскоши, и скупость; согласно той мысли и страдаем. Каждый настолько несчастен, насколько полагает себя несчастным. Думаю, следует избегать нареканий на прошлые страдания, как-то: «Никому еще не было так плохо! Что за муки, что за боли я перенес! Никто уже и не надеялся, что зведусь на ноги. Сколько раз меня уже оплакивали мои близкие, сколько раз врачи оставили меня умирать! Наверное, и на дыбе так не вимучуються!» Пусть действительно так было, но все-таки - прошло! Что за удовольствие - рыться в прошлых страданиях и быть несчастливым из-за того, что ты был им когда-то? Не в том и прелесть, что мы склонны преувеличивать свои страдания и самих себя обманывать? Наконец, что горько было переносить,- сладко вспоминать: разве это не естественно, когда радуешься пределы своих бед? Следовательно, надо отрезать и страх перед будущим, и память о прошлых горестях, поскольку ни одно, ни второе не имеет ничего общего с нами: это уже прошло, а то - еще не наступило. А среди самих трудностей пусть каждый себе скажет:

Может, и все те труды в свое время спогадаємо радостно!

Станем же, сколько есть в нас духа, к сопротивлению! Здригнемося - боль возьмет верх; мужественно против него поведемся - возьмем верх над ним. Сейчас же большинство людей только и делают, что на самих себя навлекают беду, вместо того, чтобы ей сопротивляться. Если попытаешься как-то выскользнуть из-под того, что нависло над тобой, что угнетает тебя, давит, то оно все равно настигнет свою жертву и еще тяжелее наляжете на твои плечи. А когда, наоборот, остановишься и соберешь в кулак всю свою волю, то відштовхнеш его от себя. Сколько-то ударов п'ястуками и по лицу и по всему телу получают атлеты! На какие только мучения не идут они ради славы и терпят те муки не только потому, что дерутся, но и для того, чтобы драться: сами их упражнения - не меньшая мука. Так и мы стараемся победить всякое зло. А наградой будет не венок, пальмовая ветвь, не трубач, призывающий к тишине, перед тем как объявить наше имя, но добродетель и стойкость духа, и добытый на будущие времена спокойствие,- только в первом же бою преодолеешь фортуну.

«Как меня донимает боль!» - А разве меньше допікатиме, когда сприйматимеш его, будто ты был не мужчиной, а слабой женщиной? Как враг наибольший вред наносит тем, кто показывает перед ним спину, так и любая случайная беда труднее всего налегает на того, кто отступает, пытается сбежать от нее. - Но я же действительно нелегко!» - Ба, а разве мы одарены силой для того, чтобы сносить легкое? Какую бы ты предпочел болезнь - длительную или короткую, зато навальнішу? Если болезнь длительная, то она идет с перерывами, дает нам возможность выздороветь, дарит немало времени, ведь должен то нарастать, то идти на спад. А при короткой и стрімливій болезни произойдет одно из двух: или она сама перегорит, или мы сгорим вместе с ней. Ибо какая же здесь разница, кого не будет: ее или меня? Боль закончится в одном и втором случае.

Полезно сосредоточиться на чем-то другом, отвлечь внимание от боли. Думай над тем, что ты сделал честно, смело, побесідуй сам с собой о хорошие стороны жизни. Старайся пробудить в своей памяти то, что ты больше всего подивляв. Тогда и встанут перед тобой разные смельчаки, что одержали победу над болью: и тот, кто продолжал читать книгу в то время, когда ему вырезали набухшие, узловатые жилы, и тот, кто не переставал смеяться, когда разъяренные той дерзостью мучители испытывали на нем все орудие своей жестокости. Разве же боли, что побежден был смехом, не победишь умом? Говори теперь что хочешь и про насморк, и про неудержимый кашель, который как бы вырывает по частям внутренности, и о горячку, что выпекает именно сердечник, и про жажду, и про руки и ноги, что их в разные стороны выкручивает в суставах,- все это ничто по сравнению с огнем, дыбой, каленым железом, которое прикладывают к отечным ран, чтобы они снова открылись, поглибшали. Но и под такими пытками некоторые не застонал; мало того: не попросил пощады; мало того: не ответил ни слова; мало того: смеялся, да еще и от души. Надо тебе еще чего-то, чтобы посмеяться над боли?

«Но болезнь не дает мне ничего делать, оторвала меня от всех занятий».- Болезнь овладела твоим телом, а не душой. Бегуну, скажем, отнимет ноги; сапожнику или кузнецу - руки. И если ты привык руководствоваться прежде всего разумом, то и дальше будешь дораджувати, учить, слушать других, сам учиться, доискиваться правды, вспоминать. В конце концов, или считаешь, что это не дело - стать терпелив в болезни? Докажешь, что болезнь можно преодолеть или по крайней мере достойно его перенести. Поверь, даже кровать больного может дать пространство для добродетели. Не только оружие и поле боя способны засвидетельствовать чью-то бесстрашие и задор: даже на постели видно, кто храбр. Вот тебе занятие: мужественно сопротивляться недугу. Если она не сломает тебя, если не плазуватимеш перед ней, значит, ты подаешь прекрасный пример стойкости.- «Да, действительно была бы возможность прославиться, если бы больные имели своего зрителя!» - А ты присматривайся к себе сам, ты сам себя похвали!

Относительно сладостей, то они бывают двух видов. Телесным наслаждениям болезнь, правда, мешает, но ведь она их не устраняет, а когда суд над рабами твоими по правде, то даже обостряет. Приятнее пить, когда ты голоден, кушать - когда голоден; от чего ты какое-то время сдерживался, к тому и берешься пожадливіше. А уж когда речь идет о душевные наслаждения,- а они намного больше и более определенные,- то в них не будет ограничивать больного ни один врач. Кто отдастся им, кто поймет их чар, того уже не привлекают чувственные ласки.- Ой же неудачник, тот больной!» - Почему же это? Или потому, что не растапливает снега в воде, не поддерживает студеності смешанного в выпуклом дзбані напитка, докидаючы туда льдинок? Или, может, потому, что не раскрывают для него тут же, за столом, лукрінських устриц(2), не окружает его при обеде толпа поваров, что вместе с едой тянут к столу еще и жа-ровницы?.. Вот до чего мы дошли в своих прихотях и роскоши: чтобы не остыла еда, чтобы не слишком слабо раздражителя нам капризное небо, которое уже потеряло чувствительность, вслед за готовыми блюдами идет кухня! «Ой, бедняга тот больной!» - Потому, что ест, сколько может переварить? Потому, что перед ним не положат целого кабана, чтобы мог им полюбоваться, а потом отослать обратно, потому что его мясо, вишь, слишком дешевое? Потому, что не накопят на подносе птичих грудинок, потому что от целой птицы его уже тошнит?.. То что здесь плохого? ешь, как больной, скорее - как здоровый.

Но мы легко все это перенесем: и лечебные отвары, и теплую воду, и другие средства, которые кажутся невыносимыми для разнеженных, ослабленных роскошью, больных больше душой, чем телом. Лишь бы мы перестали бояться смерти! А перестанем тогда, когда познаем грани добра и зла. Вот когда жизнь не покажется скучным, а смерть - страшной. Действительно, может пересититись само собой жизнь, когда направить его на постижение стольких разнообразных, больших и божественных вещей? Только ленивый бездействие приводит к тому, что жизнь именно себе становится ненавистным. Кто путешествует всей неозорістю природы, поэтому никогда не надоест истина: ложь обридає. А если подойдет и позовет смерть, пусть даже преждевременно, пусть встретишь и на половине дороги, то такой человек давно уже сорвала плод жизни, ибо познала природу в большой ее части и знает, что добродетель не будет прирастать со временем. Жизнь неизбежно кажется коротким только для тех, кто меряет его пустыми, следовательно, бесконечными наслаждениями.

Вот такими размышлениями подбадривай себя, но и про наши письма не забывай на досуге. Настанет некогда время, который не только снова сведет нас вместе, но и объединит. И каким бы он был коротким, нам его продолжит умение им пользоваться. Ведь, как говорит Посидония, «один день для образованного человека продолжительнее, чем дольше жизнь для неуча». А сейчас вот что помни, вот что закарбуй себе хорошенько: неприятности не поддавайся, счастью - не доверяй, на капризную фортуну смотри пристальным взглядом так, словно она вот-вот должна была сделать то, что может сделать. А то, чего долго ожидаем, легче и переносим, когда оно случится.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую