lybs.ru
Незнание закона не освобождает от ответственности. А вот знание - нередко освобождает. / Ежи Лец


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО LXXXI

Сенека приветствует своего Луцилию!

Ропщешь, что наткнулся на неблагодарного человека. Если это впервые, то поблагодари или судьбы, или своей осмотрительности. Впрочем, осмотрительность в данном случае послужит разве для того, чтобы сделать тебя недобрым. Ведь, избегая неблагодарности, отступишь и от добродійств: боясь, чтобы не пропали они даром в других, добьешься того, что пропадут они у тебя. Но пусть лучше останутся невіддячені, чем несделанные. Сеять надо и после плохого жатва. Не раз все то, что пропадало через постоянную бесплодие плохого грунта, надолужувалося щедрым урожаем только одного года. Ради того, чтобы встретить хоть одну благодарную человека, стоит испытать и неблагодарных. Никто в добродійствах не имеет такой определенной руки, чтобы не ошибался. Но пусть ошибается, только бы иногда попадал. После бури, которая разбила корабль, снова пускаются в море. Ростовщика не прогонит из торговицы растратчик. Жизнь скоро закостенеет в ленивой бездеятельности, если надо будет отойти от всего, что знеохочує нас препятствиями. Тебя же пусть те препятствия сделают еще деятельными. Ведь за неуверенную относительно успеха дело нужно браться раз именно с тем, чтобы когда нам таки повезло.

Но все это я достаточно обсудил в тех книжках, которые названы «превосходства». Здесь, пожалуй, стоит глубже вникнуть в вопрос, который, на мой взгляд, там не было надлежащим образом разъяснено: тот, кто нам сначала помог, а потом навредил, рассчитался с нами и освободил нас от долга? Если хочешь, добавь еще то, что он значительно больше после навредил, чем перед тем поспособствовал. Хочешь знать верное решение беспристрастного судьи? Он уравновесит одно другим и скажет: «Хоть обида и весомее, но ту долю, которой она перевесила, я отношу к благодеяния». Больше навредил? Но помог же раньше! Надо и время принять во внимание. Очевиднее, чем требовало бы напоминание, есть еще и такой вопрос, который должны поставить: помог ли добровольно и не навредил, случайно, самопроизвольно? Ведь, обсуждая благодеяния и обиды, необходимо учитывать намерение. «Я не хотел делать добра: склонили меня то ли вежливость, настойчивость, сподіванка благодарности». С каким сердцем подано, с таким же и должен быть отдан: на весы следует класть не то, сколько кто дает, а с какого сердца тот поступок вышел. А теперь відкладімо предположение. Добродетель пусть будет добродійством, обида, что оказалась больше от него,- пусть будет неправдой. Добродетельный человек будет класть на вес грузики, словно обыскивая себя саму: где добродетель, там что-то добавит, где кривда - отнимет. Другой, еще более мягкий судья (именно таким я бы предпочел быть), посчитает своим долгом совсем забыть плохое, а помнить только о благотворительности.- «Но,- возразишь,- разве справедливость не требует воздать каждому должное: благодарностью платить за добро, местью или по крайней мере неприязнью - за несправедливость?» - Это так, но только тогда, когда один кто-то нанес нам обиды, другой - сделал добро. Потому что если те два поступки - от одного и того же лица, то добродетель заглаживает обиду. Ведь тому, на кого не стоит гневаться, даже если бы он предварительно не послужил нам, мы обязаны чем-то большим, чем извинением, если он обидел нас после своего доброго поступка. Но я не зрівнюю тех двух разных поступков. Разумеется, больше ценю добродетель, а не зло. Однако не все, хотя и чувствуют себя в благодарности, знают, какой меркой надо отдавать за полученное добро. Даже первый попавшийся из толпы, необразованный, недалекий человек, может испытывать благодарность, особенно после только что полученного благодеяния, но он, говорю, не знает, сколько за это виноват. Только мудрец может по достоинству оценить каждую вещь. Потому что дурак, о котором только что говорилось, хотя бы и не был лишен доброй воли, возвращает долг или меньше, чем надо, или не тогда и не там, где стоило бы это сделать. То, чем следовало бы отблагодарив, он словно проливает или разбрасывает. Аж удивление берет, насколько подогнаны некоторые слова в соответствующих вещей, насколько подробно давний обычай речи очертил те вещи выразительные знаками, которые указывают нам наши обязанности. Вот мы говорим, что кто-то кому-то «отнес» благодарность; относить - значит добровольно приносить то, что ты виноват. Не говорим же «отдал» благодарность: отдают же и те, от кого требуют, чтобы они отдали, как и те, кто это делает против своей воли, по принуждению, делает любой где или через кого-то. Не говорим, что кто-то «отложил» или «оплатил» добродетель: не подходит здесь ни одно из слов, касающихся выплаты долга. «Относить», повторяю, значит нести какую-то вещь тому человеку, в которого ты ее получил. Следовательно, это слово означает добровольное действие: кто отнес, тот сделал это самохіттю.

Мудрец все развлечет сам с собой: сколько получил, от кого, когда, где, каким образом. Поэтому не можем согласиться с мнением, что кто-то другой, кроме мудреца, умевшего надлежащим образом віддячитися. Также одарить добродійством никто не сможет лучше, чем мудрец - тот, кто с большей радостью дает, чем другой - получает. Кто-то может отнести это к тех наших высказываний, которые всем кажутся неожиданными (греки называют их рагайоха), и спросит: «Итак, кроме мудреца, никто больше не способен віддячитися? Никто своем вірителю не сумеет отдать долга ни, покупая какую-то вещь, рассчитаться с продавцом?» - Чтобы мы не столкнулись на ненависть, то знай, что то же самое говорил Эпикур. Да и Метродор говорит напрямик, что только мудрый человек умеет быть благодарной. Далее он же удивляется, как это мы утверждаем: «Только мудрец умеет любить, только мудрец может быть другом». А разве благодарность не является частью и любви, и дружбы? Так она даже более распространена, ее увидит большее количество людей, чем настоящую дружбу. А еще его удивляет наше мнение, что только мудрецу присуща верность, вроде и сам он такого не говорил! Или, может, считаешь, что на верность попадешь в того, кто не умеет отблагодарив? Так пусть перестанут неславити нас за то, что мы, мол, ширимо дерзкие и неправдоподобные утверждения, и пусть знают: только у мудреца есть настоящие добродетели, а у толпы - разве что мана, разве их подобия. Никто не умеет отблагодарив, кроме мудреца. Воздается и глупый, но как знает, как может; ему не хватает не желания, а умения: желание учиться не надо. Мудрец все сопоставит и сравнит, ведь добро может быть большим или меньшим в зависимости от того, когда, где и из каких соображений сделано. Не раз все богатства, что потоком заполонювали дом, не были таким подспорьем, как тысяча денариев(1), когда их дали в ответственный момент. Есть же в том разница, одаришь кого-то, или поспешишь с помощью; или спасет кого-то твоя щедрость, или просто приумножит его достатки. Нередко дар бывает малым, а польза от него большая. А разве не существенная, по твоему мнению, разница, из своего кошелька взял, чтобы сделать кому-то приятное, или, воспользовавшись подарком, обдаровуєш другого?

Но, чтобы не возвращаться к вещам, которые мы уже подробно исследовали, добавлю: сопоставляя добродетель и зло, добродетельный человек вынесет самое справедливое решение, но все-таки будет способствовать добродійству - именно к нему она склонна. Большое значение в подобных делах имеет, разумеется, и лицо. Ты, скажем, сделал мне одолжение относительно моего раба, а вот насчет отца - обидел. Или: ты спас мне сына, но погубил отца. Так мудрец возьмет по очереди все, что можно и сравнить, если разница будет небольшой, то он удастся, что не заметил ее. Но и тогда, когда кривда значительно перевесит добродетель, он все же простит, но при условии, если вибачливість не будет противоречить справедливости и обязанностям в отношении других людей, то есть если обиды нанесен только ему одному. Кратко говоря, при расчете он не будет придирчивым и легко согласится, чтобы от него потребовали больше, чем он виноват. Не подсуетится и на то, чтобы понесеною кривдой поквитаться за полученное добро. Склонится к тому, повернет все так, чтобы чувствовать себя обязанным, чтобы хотеть отблагодарив. Ведь на ложной тропе тот, кому приятнее получать добродетель, чем его проявлять. Насколько отраднее на сердце у того, кто отдает долг, чем у того, кто берет в ссуду, столь же веселее должен быть тот, кто освобождается от крупнейшего долга - полученного благодеяния, чем тот, кто берет на себя его бремя. Неблагодарные ошибаются еще и в том, что, рассчитываясь с вірителем, платят ему придачу, а использование с благодеяния считают дармовым. Но и здесь долг растет с течением времени: насколько позже оплачиваешь, настолько больше должен платить. Только неблагодарный отдает должное за добродетель, не приобщая и процентов. Итак, еще и такую вещь примет к сведению мудрец, сопоставляя доходы и расходы.

Надо приложить все усилия, чтобы наша благодарность была как можно большей. Ведь она - это наше собственное добро, подобная справедливости, с которой не пользуются, как это принято считать, только другие: значительной частью она возвращается к тому, кто поступает справедливо. Каждый, кто поспособствовал другом, помог и себе. Говорю это не в том смысле, что тот, кто получил помощь, сам поспешит помочь, а тот, кого защитили,- защитить, что добрый пример по кругу возвращается к тому, кто его подал, как дурные примеры обрушиваются на голову злоумышленников и они, в свою очередь перенося обиду, уже не находят никакого сочувствия, ибо сами же делом доказали, что такая несправедливость возможна,- нет, я лишь хочу указать на то, что ценность всех добродетелей - в них самих. Мы же не ради награды живем честно: платой за добрый поступок есть именно то, что мы смогли на него. Віддячуюсь не с тем, чтобы своим примером побудить кого-нибудь к новой услуге, но чтобы сделать что-то приятное, самое благородное. Віддячуюсь не потому, что это полезно для меня, а потому, что приятно. А чтобы ты поверил мне, скажу следующее: если для того, чтобы быть благодарным, я буду вынужден показаться неблагодарным, если отплатить за добродетель я смогу не иначе, как под видом обиды, то я с найспокій-нишей душой пойду через саму позор, только бы не отклониться от того, что считать честным. Никто, по моему мнению, не ценит добродетели так высоко, никто настолько ей предан, чем тот, кто пожертвовал славой безупречного человека, чтобы только не пожертвовать совестью. Итак, как я уже говорил, твоя благодарность больше послужит для твоего собственного блага, чем для блага других, им приходится что-то вполне обыденное, привычное: вновь получать то, что было дано кому-то; тебе, наоборот, - возвышенное, присущее лишь найблаженнішому состояния души: проявлять благодарность. Ведь если злобность делает людей несчастными, а добродетель - блаженными, если быть благодарным - это добродетель, то, получается, что ты отдал вещь вполне привычную, а приобрел - неоценимую: осознание благодарности, что выпадает на долю лишь божественной, счастливой души. Противоположные чувства налегают на душу бременем крупнейшего несчастье: неблагодарный непременно будет несчастливым, хотя нет - он уже им является. Поэтому уникаймо неблагодарности, и то не ради кого-то другого, а ради нас самих! Ведь других мы, так сказать, лишь легко забризкуємо своей никчемности, а то, что есть в нем худшего, скажу, найгустішого, остается дома и угнетает хозяина, что и имел в виду наш Аттал, повторяя: «Злобливість сама же выпивает наибольшую долю своего яда». Яд, которую змеи выбрызгивают на погибель кому-то другом, но сохраняют без всякого вреда для себя, нисколько не подобная той, о которой идет речь: она, в противовес змеиной, страшная именно для тех, кто ее вынашивает в себе. Неблагодарный сам себя мучает и съедает: ненавидит то, что получил, потому что надо вернуть, поэтому всячески его умаляет, зато обиды преувеличивает, раздувает. То кто может быть несчастнее от того, с чьей памяти выпадают благодеяния, а репеями держатся только обиды? Мудрость, наоборот, приукрашивает каждое полученное добродетель, поручает его сама себе, радуется, постоянно о нем вспоминая. Плохой человек увидит только одну, да и то кратковременную, наслаждение,- когда получает какое-то добродетель; мудрый черпает из него длительную, даже безграничную радость. Большим утешением для него является не столько получать, сколько сама мысль о том, что он получил, потому собственно в том - постоянство, непреходящесть его достояние. Про все остальное, что было сделано ему во вред, он забывает, и то не по халатности, а потому, что хочет забыть. Не вращает все хуже, не выискивает, кого бы обвинить в своей беде,- человеческие огрехи приписывает скорее случайности. Не наговорит на человека, поймав ее на каком-то безрассудному слове или взгляде. Что бы там не случилось, все злагіднить доброжелательным объяснением. Не запоминает скорее обиду, чем добродетель. Пока может, пытаться беречь в памяти все былое, лучше, и только тогда, когда его вчерашние благодетели сделают ему так много обидного, что разница будет очевидной, даже если смотреть на то сквозь пальцы, он изменит к ним свое отношение, но и то лишь настолько, что и после великой несправедливости будет с ними в таких отношениях, как был еще в тех их добродійств. А если обида уравновешивается добродійством, то в душе все-таки остается что-то от прежней доброжелательности к. Как на суде при равном распределении голосов принято освобождать обвиняемого, как вообще при каждом сомнении человечность советует склониться к лучшему, так и душа мудреца, если чьи-то добрые дела сравнялись с вредными, перестанет быть обязанным к благодарности, но не перестанет к ней рваться,- будет вести себя так, как ведет себя тот, кто платит долг после того, как соглашение заключено уже с новым вірителем.

Никто не может быть благодарным, пока не пренебрежет всего, что скаламучує ум толпе. Если хочешь отдать должное твоему благодетелю, то придется и на изгнание уйти, и кровь пролить, и смириться с лишениями, и стерпеть, когда будут поносить, обливая грязью, твое честное имя. Благодарный человек немало стоит для себя самого. Для нас же нет ничего дороже над добродетель, пока его добиваемся, и ничего более дешевого,- когда его получим. Поинтересуешься, какова причина того, что мы спешим забыть полученное добро? Стремление получить еще. Думаем не о том, чего мы добились, а о том, чего еще предстоит добиваться. На пути сводят нас богатства, почести, власть - все то, что считаем ценным, а что на самом деле не стоит и гроша. Не умеем определить цены вещам, о стоимости которых надо советоваться не с поголосом, а с самой природой вещей. Они же не имеют в себе ничего необычного, что приковывало бы наше внимание, кроме того, что мы просто привыкли ими восхищаться.

Хвалим те вещи не потому, что их надо требовать, а наоборот: жаждем их потому, что они хваленые; как ошибка отдельных людей приводит к ошибке общественности, так же и ошибка общественности ведет к ошибки отдельных людей. Итак, как во всем другом, так и здесь приєднаймось к общей мысли: ничто не может быть честнее, чем склонна к благодарности душа. Это подтвердят окликами все города, все племена, даже среди варваров. По этому договорятся и добрые, и злые люди. Одни любят наслаждение, другие предпочитают трудности; те считают боль величайшим злом, эти - вообще не причисляют его к злу. Кто-то назовет богатство высшим благом, а еще кто-то другой скажет тебе, что оно придумано на погибель роду человеческому и что самый богатый из людей тот, кого фортуна не найдет чем одарить. Но среди такого разнообразия суждений все утвердят, как-то говорим в один голос, что надо отдать должную благодарность тем, кто сделал добро. Толпа, хоть незгідлива во всем другом, здесь будет однодумною. И все же за благодеяния мы платим несправедливостями. Первая причина нашей неблагодарности в том, что не можем отблагодарив надлежащим образом. Безумие достигло такого предела, что сделать кому-то большое добродетель - вещь весьма опасная: есть такие, что, считая позором не віддячитися, были бы рады, если бы вообще не стало того, кому должны віддячитися. Итак, береги для себя, что получил. Я ничего не добиваюсь, ничего не прошу в обмен: пусть по крайней мере будет безопасным для меня помочь кому-то другому. Не бывает грізнішої ненависти, чем та, которую порождает стыд за невіддячене добродетель.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую