lybs.ru
За битого двух небитых дают, да и то не берут. / Украинская народная мудрость


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО LXXXVII

Сенека приветствует своего Луцилию!

Я увидел обломки своего судна еще перед тем, чем ступил на него. Не буду описывать здесь, как это произошло, чтобы ты и этого не причислил к стоических парадоксов. А что ни один из них не является ни ложное, ни такой странный, как кажется на первый взгляд, я докажу тебе, если захочешь, и даже тогда, если не захочешь. Во всяком случае, благодаря той поездке я увидел, как мы обросли всякой зайвиною и как легко по собственной воле мы могли бы обойтись без многих вещей, отсутствие которых даже не замечаем, когда лишились их по необходимости.

Так вот с несколькими рабами (больше и не уместится на телеге), без никаких вещей, кроме тех, что на нас, мы с Максимом(1) проводим уже второй день в высшем блаженстве. Сеновал на земле, я - на сеновале. Из двух плащей один правит мне простиралом, второй - одеялом. Завтрак такой, что его уже не сделаешь скромнее, потому и готов за какую-то там часок; не обходится без сушеных фиг и без восковых табличек(2). Фиги, если есть хлеб, я употребляю вместо лакомства, если нет - вместо хлеба. Каждый будний день они делают мне новым годом, я же делаю его благоприятным и счастливым своими добрыми помыслами и возвышенностью духа, а он только тогда достигает наивысшего взлета, когда, отбросив все чужое, находит покой благодаря тому, что ничего не боится, а богатство - благодаря тому, что ничего не жаждет. Виз, которым еду,- обычный, крестьянский. Мулы медленно ковыляют, и только тем шкандибанням свидетельствуют, что еще живы. Погонщик ступает босиком, но не из-за жары. Делаю над собой усилие, чтобы поверить, что я охотно бы выдавал себя за владельца телеги - все еще (какое безумие!) стыжусь того, что правильное. Как только встретится нам какой-то побогаче, с сопровождением, повез - тут же краснею. Вот тебе и доказательство: то, что приветствую, одобряю, еще не имеет в моей душе устойчивого, несхитного резиденции. Кто паленіє от стыда, уезжая в простой телеге, то хизуватиметься пышной колесницей. Мои успехи, как видишь, незначительные: еще и до сих пор стесняюсь прилюдно довольствоваться малым. Все еще беспокоюсь мнением переижджих. А надо же на полный голос высказаться вопреки точки зрения, что его придерживается весь человеческий род: «сходите с ума, хибите, увлекаетесь лишним и никого не оцениваете по его стоимости! Когда же речь идет об имуществе, то здесь вы найдоскіпливіші счетоводы - все обдумаете частности: кому одолжить деньги, кому оказать услугу (потому что и это записываете расходов); у того - развлекаете - большие вотчины, но и долги не меньше; хороший у него дом, но вибуду-ваний чужой счет; никто так скоро не приобретет отборной челяди, но при том не платит долгов, а если и разбираться с вірителями, то сам останется без гроша. Почему то во всех других упражнениях вы не доскіпуєтесь, не вивідуєте, чего стоит человек сама по себе?» Ты считаешь кого-то богачом за то, что даже в дорогу берет с собой золотой сосуд, через то, что имеет пахотные земли во всех провинциях, за то, что в толстенную книгу вписывает своих должников, за то, что пригородных земли у него так много, что ему завидовали бы и тогда, если бы имел ее столько даже в пустынной Апулии. Ты все здесь перечислил, а он нищий. Почему? Да потому, что многие виноват.- «Очень много?» - Все, чем владеет, то и виноват. Разве что, по-твоему, есть разница, или он задолжал у какого-то человека или у фортуны. Какое же имеет значение, что мулы у него упитанные и одной масти? Что весь его повез в пышном резьбе? Что «крилоногі» рысаки

Под дорогими попонами, пурпуром шитыми щедро,

В истинном золоте, звоня золотом пышных подвесок,

Золотосяйні удила грызут...(3)

От того лучше не станет ни хозяин, ни его ил. Марк Катон Цензор , что так же, как и Сципионы, рожден был для добра республики (с той лишь разницей, что первый вел войну с плохими обычаями, а второй - с врагами) ездил на обычной коняці, имея перед собой сумку с нужными вещами. Вот бы сейчас ему встретился кто-то из тех напыщенный непосед, что гонят впереди себя гонцов, нумідійців и облако пыли! Такой, конечно, своим нарядом, своим сопровождением показался бы куда большей гордостью, чем Катон; но среди всего того блеска наш розкішник никак не может решить, найнятись ему меч, или нож. Какой же то украшением для того возраста было то, что вславлений триумфом вождь, бывший цензор, да еще и не кто иной - сам Катон был доволен обычным конем, да и то не целым: делил его с торбами, что свисали по обе стороны. Разве ты не отдал бы предпочтение лишь одному тому коню, которому сам Катон стер спину, над всеми теми плеканими скакунами и чистокровными астурійськими рысаками?

Но разговор по этому поводу, вижу, действительно бесконечная, разве сам ей положу предел. Поэтому, чтобы не разводиться, заканчиваю говорить о том, что он, предвидя будущее, назвал именно таким, каким оно и является сейчас,- «помехой». А теперь хочу привести тебе несколько выводов, что их пришли сторонники нашей философии относительно добропорядочности, которую считаем достаточным для блаженной жизни. «Все, что есть добро, то делает людей хорошими; так и в музыкальном искусстве: что в нем является добром, то и делает человека музыкантом. Случайное не делает нас хорошими, а потому оно не является добром».- Перипатетики, выступая против этого утверждения, говорят, что первый наш цель неправильный. «Все то,- рассуждают они,- что является добром, еще не делает нас добрыми. В музыке могут быть добрыми и флейта, и кітара, и любое другое устройство для игры, но ни одна из тех вещей не делает человека музыкантом». Ответим так: «Вы не понимаете, в каком смысле говорим о том, что является добром в музыкальном искусстве; имеем в виду не то, что в руках музыканта, что ему служит, а то, что из него делает музыканта. Ты же останавливаешься на орудии искусства, а не в самом искусстве. Если самому музыкальному искусству присуще какое-то добро, то оно непременно сделает человека музыкантом». Но попробую разъяснить лучше. Относительно присущего музыкальному искусству добра, то о нем можно говорить двояко: одно способствует работе музыканта, второе - самому искусству. Работа музыканта связана с флейтами, органами, кітарами; само же искусство не связано с теми вещами. Ведь художником-музыкантом можно быть и без них, хотя тогда, конечно, нечего тем искусством воспользоваться. Не так оно есть, когда речь идет о человеке вообще; здесь той двоякости нет: одно и то же именно является благом и для нее, и для ее жизни.

«Что может выпасть на долю самой никчемной, самой позорной человека, то не может быть благом. Богатства выпадают на долю и сводника, и того, кто учит гладиаторов орудовать мечом. Итак, богатства - это не благо». - «Ваш вывод,- возражают,- неправильный. Ведь и в грамматике, и в искусстве лечения или управления судном какие-то блага, как известно, приходятся на пай даже найнепримітнішим людям».- Но те искусства не призваны лелеять величие духа, они не стремятся взлета, не гнушаются случайным. Лишь добродетель возвышает человека над всем, чем так дорожат смертные; только она, добродетель, и не слишком стремится к тому, что называют благом, и не слишком боится того, что именуют злом. Хелідон, один из любимых развратников Клеопатры, был владельцем сказочного имущества. А недавно Натал, человек не только суровым, но и грязным языком (женщины очищувались его устами) и сам был наследником многих, и многим оставил свое наследство. То какого ты мнения? Или деньги испачкали его, то ли, наоборот, они взялись грязью от него? Попадают те же деньги в руки какого-то человека, как денарий - в відхідок. Добродетель, говорю, стоит над той суетой. Цена ей - ее собственная стоимость. Она не будет считать благом то, что может кому-то достаться. А вот насчет искусства лечения или управление судном, то они не запрещают ни себе, ни своим сторонникам увлекаться такими вещами. Кто не является добродетельным человеком, тот все же может быть врачом, может быть грамматиком, право, не хуже, чем поваром. Кому удалось получить не просто какую-нибудь вещь, того и не назовешь огромной человеком: кто чем владеет, таким непременно и сам он есть. Копилка стоит столько, сколько в себе вмещает; скорее так: она - бесплатное приложение к тому, что вмещает. Кто полном кошельке ставил бы более высокую цену, чем та, что равняется количеству составленных в нем денег? Так же с состоятельными владельцами: они приложения, добавки к своим имениям. Что же все-таки делает мудреца большим? Величие духа. Поэтому не відхилимось от правды, повторив: «Что может выпасть на долю самой никчемной человека, то не может быть благом». Так же никогда не назову благом нечувствительности к боли: ею наделены цикада, блоха. Не буду считать благом также спокойствия и отсутствия забот: разве есть спокойнее от червя? Спросишь меня, что делает человека мудрым? То именно, что бога - богом. Должен признать за мудрецом нечто божественное, небесное, величавое. Благо не кому идет в руки, не кому-то позволит быть своим владельцем. Глянь,

Что та или иная местность дает, чего дать не может:

Здесь - более обильный посев, а там - виногрона п'янкіші;

Здесь - сочные плоды, там луг самостоятельное утешает

Зеленью; Тмол - не знаешь ли того? -- ароматным шафраном

Славный; слоновой костью - Индия; нежные сабеї -

Ладаном; крицею - голый халіб...(5)

Все это поделено между разными краями, чтобы смертные неизбежно вступали в торговые сношения, чтобы имели взаимную потребность в чем-то. Так и высшее благо имеет свой дом; оно ведь рождается не там, где слоновая кость, не там, где железо. Ты интересуешься, где его свойственно место? В душе! Но и она, пока не станет чистой, непорочной, поты и не примет божества!

«Благо не рождается из зла. Богатства же рождаются из жадности. Итак, богатства не могут быть благом». Нам говорят, что это неправда, будто благо не рождается из зла, ведь и святотатство, и кражи не раз становятся источником обогащения. Мол, святотатство и кражи, хотя и является злом, но только из-за того, что из них возникает больше зла, чем добра: приносят пользу, но она связана со страхом, тревогой, страданием - как душевными, так и телесными. Кто так рассуждает, тот должен признать, что святотатство, поскольку ведет с собой много зла, является злом, но в то же время, пусть и частично,- добром, ведь и добро какое-то от него бывает. И может быть что-то потворнішого, чем такой вывод? А впрочем, мы убедились, что святотатство, кражи, прелюбодеяния ныне считаются благом. Не один же, украв, даже не покраснеет, а прелюбодеянием еще и хвастает! За мелкое святотатство наказывают, а за большое чтят триумфом. Учти и то, что святотатство, если оно по крайней мере отчасти является добром, благом, то его придется признать не только почетным, но и правильным поступком, потому что так мы, собственно, делаем. Но никто из смертных даже подобной мысли не допустит! Следовательно, благо не может родиться из зла. Ибо если бы действительно, как вы говорите, святотатство было злом только из-за того, что уводит с собой много зла, то достаточно было бы освободить святотатця от казни, заверить ему безопасность - и уже он стал бы полным благодетелем. Но самая большая кара за преступления - в них самих. Ошибаешься, говорю, если связываешь ту казнь с пытками, с тюрьмой: преступления караются немедленно, как только осуществлены, и даже когда осуществляются. Благо, следовательно, не рождается от зла, как фига - от масла. Плоды не могут быть иными, чем семена. Благо не может выродиться. Как из позорного не рождается честное, так же из зла не возникает благо. Ибо добродетель и благо - одно и то же.

Кое-кто из наших отвечает здесь следующим образом: «Предположим, что деньги, откуда бы ни были взяты,- благо. Даже если бы ты раздобыл их путем святотатства, сами они до святотатства непричастны. Понимай это так: в одном и том же горшке - и золото, и змея; если вынешь из горшка золото, то, хоть в нем змея, все же я не скажу, что горшок дает золото именно потому, что в нем змея, но скажу, что дает золото несмотря на то, что в нем змея. Так же и святотатство приносит пользу не потому, что святотатство - позорная и преступная вещь, а потому, что оно содержит в себе и пользу. Как в том горшке злом является змея, а не золото, что соседствует со змеей, так и в ханжестве злом является само преступление, а не выгоду».- Я с тем не согласен из-за того, что в одном и втором случае речь идет о совершенно разные вещи. В первом случае я могу взять золото без змеи, во втором же случае выгоды без святотатства никак не смогу добиться: эту выгоду не рядом святотатства - он смешан с ним.

«Чего не можем получить, не наталкиваясь на различные беды, того не можем назвать благом. Желая добиться богатства, подвергаемся множество бед. Итак, богатство нельзя назвать благом».- Нам говорят: «Ваше рассуждение содержит в себе две разные мысли. Первая: стремясь добиться богатств, попадаем во множество бед. Но не меньше бед подстерегает нас и тогда, когда стремимся постичь добропорядочности. Так, пускаясь в море, чтобы пополнить свои знания, кто-то тонет вместе с кораблем во время бури, кое-кто оказывается в неволе. Вторая мысль такая: через что попадаем в беду, то не может быть благом. С этого зародыше не обязательно должны заключать, что в беду попадаем только через богатство или наслаждения. А если именно через богатство попадаем в неисчислимые беды, то оно не только не может быть благом - должен быть злом; вы же говорите только, что оно - не благо. К тому же соглашаетесь, что богатство не лишена и определенной пользы, то есть причисляете его к выгод, но, исходя из вашего же рассуждения, оно никак не может быть выгодным, поскольку вызывает нам так много неприятностей». На это кое-кто дает такой ответ: «Заблуждаетесь, приписывая богатствам какие-то неприятности; сами они никого не обижают: каждому наносит ущерба или его собственная глупость, или чужая злоба. Да и сам меч никого не убивает: он является лишь орудием в руке того, кто убивает. Если кто-то навредил тебе за твое богатство, то это не значит, что оно тебе навредило». Лучше, на мой взгляд, высказался по этому поводу Посидония. Он говорит, что богатства становятся причиной беды не потому, что сами что-то делают, а потому, побуждающих к поступку. Одно дело - действующая причина, которая непременно тут же вредит, другое дело - причина предыдущая. Вот, собственно, богатства и содержат в себе предварительную причину. Они набивают душу спесью, вселяют в нее гордыню, навлекают зависть и настолько затуманивают разум, что огласка о наши достатки, хоть и опасный, сладко ласкает нам слух. Насчет блага, то ему должна быть чужда любая вина; оно чистое, а потому и не портит, не мутит души. Оно ее окрыляет, от него она ширится, но не преисполняется надменностью. Что благо, то дает нам уверенность, а богатство - дерзость. Что благо, то дает нам величие духа, а богатство - высокомерие. Высокомерие же - не что иное, как заблуждение, подобие величия.- «Выходит, богатство - не только не благо, но и зло».- Было бы им, если бы именно причиняло вреда, если бы, повторяю, содержало в себе действенную причину; ему же присуща лишь предварительная причина, которая, правда, не только побуждает, но и привлекает человеческие души. Да и не диво: богатство - это видимость блага, и то настолько правдоподобна, что большинство людей принимает за истинное благо. Так же и добродетель имеет предшествующую причину, что вызывает зависть, ведь многим завидуют за их мудрость, многим - за их справедливость. Но и причина не исходит от самой добродетели и лишена правдоподобия. Добродетель, напротив, водовороты-совує перед человеческими душами более правдоподобный образ, что склоняет их к ее цианирования, до восхищения ею.

Посидония утверждает, что вывод должен быть такой: «Что не дает душе ни величия, ни веры в себя, ни покоя, то не может быть благом. Богатство, здоровье и прочие подобные вещи ничем таким нас не обеспечивают. Значит, не могут быть благами». Это же именно он заключает еще острее: «Что не дает душе ни величия, ни веры в себя, ни покоя, а, наоборот, порождает наглость, спесь, наглость, является злом. К тому, собственно, склоняет нас то, чем одаривает случай. Следовательно, случайное не может быть благом».- «Тем самым,- замечают,- оно не может быть и выгодой».- Но выгода и благо - далеко не одно и то же. Выгода - это то, с чего имеем больше пользы, чем огорчения. Благо же должен быть кристально чистым и под каждым обзором безвредным. Благом является не то, что больше помогает, чем вредит, а то, что исключительно помогает. Кроме того, выгоды могут касаться и животных, и несовершенных или просто глупых людей. Выгоды могут быть перемешаны и с чем-то вредным, и все же их называем удобствами, принимая во внимание лишь то, что в них преобладает. Благо же выпадает на долю одного только мудреца, и оно должно быть безупречным.

Ну, а теперь мужайся! Только один тебе остался узел, зато Геркулесов узел. «Сколько не накапливай зла, блага из этого не выйдет. Нагромадь нужды - получится богатство. Итак, богатство - не благо».- Наши такого вывода не признают: его придумали, его и решают перипатетики. Антипатр(6), по словам Посідонія, так опроверг тот пережеванный всеми школами діалектиків софизм: «Говоря «бедность», имеют в виду здесь не обладание, а недостаток, отсутствие чего-то, или, как говорилось в древности, лишения, что греки называют каиа зіегезіп, то есть речь идет не о том, что имеем, а о том, чего не имеем. Поэтому, сколько бы не было пустоты, ею и наперстка не наполнишь. Богатства возникают из многих имений, а не, так сказать, с немаєтностей. Нищета понимаешь не так, как следует ее понимать: она заключается не в том, что мало имеешь, а в том, что много чего не имеешь. Да и само название: она не от того, что кто-то имеет, а от того, чего кому не хватает». Мне бы легче было здесь выразить то, что хочу, когда бы латинским словом можно было передать значение греческого апурагхіа, потому что именно в таком понимании Антипатр говорит о нищете. Что касается меня, то я не вижу, чем иным может быть нищета, как не посіданням скудного имущества.

Когда, как буду иметь достаточно свободного времени, то подумаю над тем, в чем состоит богатство, а в чем - нищета. Но тогда рассмотрю также, не лучше было бы смягчить нищету, а богатству сбить спесь, чем вести спор о словах, вроде бы относительно самих вещей уже все решено. Представим себе, что нас позвали на народное собрание, где рассматривается закон об отмене богатств. Станем там дораджувати или отговаривать толпу, пользуясь подобными выводами? Или добьемся ими того, чтобы римский народ снова обратился к нищете и хвалил ее как основу, как источник своего могущества? Или убедим его, чтобы шарахался зато богатств? Чтобы вспомнил, что те богатства он нашел в побежденных, откуда и ворвались в найдоброчесніше, найпоміркованіше город тщеславие, подкупы, мятежи? Чтобы задумался, что мы с чрезмерной роскошью хвастаемся взятой у разных племен добычей и что отнято одним народом у всех других еще легче может быть отнято всеми другими - в одного?.. Поэтому, лучше здесь действовать убеждением, лучше преодолеть страсти, чем их описывать. Если можем, то давайте смелее, если нет - то откровеннее.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую