lybs.ru
Когда борются со старыми догмами, зачастую рождаются новые. / Валентин Чемерис


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО ХСІ

Сенека приветствует своего Луцилию!

Наш Лібераліс сейчас опечаленный известием о пожаре, который уничтожил Лугдунську колонию(1). Тот случай мог бы растрогать любого, не говоря уже о человеке, настолько влюбленного в родной город! Поражен тем несчастьем, он ищет в себе силы духа, который, конечно, закалял для того, чтобы противодействовать всему, чего может бояться человек. А что такого нежданного, почти неслыханного бедствия он не предусматривал среди тех страхов, то я не удивляюсь: не было до сих пор и подобного примера! Не одним городом гулял огонь, но ни одного не сжег дотла. Даже там, где вражеская рука поднесла к кровле факел, пламя кое-где захлиналось, и хотя его тут же раздували, оно редко пожирало все вокруг с таким рвением, что и топору уже нечего было рубить. Да и землетрясение никогда не бывал таким сильным и сокрушительным, чтобы вверх дном перевернуть абсолютно все город. Нигде, наконец, не было такой прожорливой пожара, чтобы для следующей не осталось живого лучины. А тут за одну ночь ушло с дымом столько прекрасных зданий, каждая из которых могла бы стать гордостью любого города! Среди самого спокойного мира случилось такое, чего во время войны конечно не боятся. Кто бы мог поверить? Сейчас, когда и меча никто не добывает из ножен, когда над всем миром воцарилось невозмутимое спокойствие, сейчас приходится расспрашивать, где Лугдун, жемчужина Галлии! До сих пор, когда судьба должна была ударить всех в целом, то перед тем позволяла им по крайней мере бояться того удара, которого должны претерпеть. Нет такого величия, которой не дано было бы времени для падения. Другое дело здесь: по ту сторону ночи - большой город, а по эту - пустота. Впрочем, дольше длится мой рассказ о гибели того города, чем оно погибало. Все это пошатнуло устойчивость нашего Лібераліса, твердого и несгибаемого, когда речь идет о личных бедах. Да и не удивляюсь его потрясінню: неожиданное падает на нас большим грузом; невиданное добавляет веса несчастью, и тем больше страдает каждый смертный, чем больше зчудований бедствием, которое его постигло.

Поэтому-то ничто не должно быть для нас неожиданностью. Все надо перестрівати душой и думать не о том, что обычно случается, а о том, что может случиться. Разве есть что-то такое, чего фортуна, пусть только ей заблагорассудится, не зітнула бы в самом таки расцвете? Разве есть что-то такое, на что бы она не нападала, чего бы не потрясала тем сильнее, чем ярче оно блестит? Что для нее недосягаемое, тяжелое? Не всегда она налетает на нас одной и той же дорогой, не всегда бьет со всей силы. То поражает нас нашими же руками, то, довольствуясь собственной мощью, изобретает опасности без посторонней помощи. Нет такой минуты, когда бы не подстерегала беда: в самих же наслаждениях зарождаются причины боли. Среди погожего мира поднимается война и то, что обеспечивало нам покой, превращается в источник страха: друг становится недругом, приятель - врагом. Летнее затишье всколыхнется, случайно, такой бурей, которой и зима бы позавидовала. Даже без врага испытываем немало враждебного нам, а если не хватает каких-то других причин для несчастья, то их находит в себе сам избытка счастья. Найпоміркова-ных сваливает болезнь, найкремезніших истощают туберкулезом, невинных достигает кара, найвід-людькуватіших затягивает в свой водоворот мятеж. Случайность перестріває нас все чем-то новым, словно напоминая о своей силе каждому, кто забыл о ней. Что построено в течение лет ценой обильного пота, в чем щедро способствовали бессмертные, то уничтожает, распыляет один лишь день. А впрочем, слишком много времени для торопливых бед выделил тот, кто им подал целый день: часинки, одного мгновения вполне достаточно, чтобы в прах упали крупные государства! Было бы каким-то утешением в нашей немощи, в нашей жизни, если бы все загибало так же медленно, как возникает. И ба! Прирост идет медленно, потеря - сломя голову. Все зыбко - и в частной, и в общественной жизни. Колесом вращается судьба и людей, и городов. Среди самого сладкого покоя возникает ужас. Ничто вокруг не грозит бедой, она же налетает, откуда меньше всего ее ожидаем. Государства, которые выдержали домашние дрязги, которые и от внешних ударов не дрогнули,- валятся без всякого толчка. Укажи мне такую мощь, которая до конца продлилась бы в своем счастье.

Следовательно, надо думать о все, надо закалять свой дух перед лицом того, что может произойти. Представляй себе изгнания, мучения, надвигающихся с болезнью, войны, бедствия на море. Случай может отобрать или у тебя отечество, или тебя - у отечества, может загнать тебя в пустыню, а может пустыней сделать для тебя то место, где теперь задыхаешься в давке. Пусть же розстелиться перед взором видение всего, чем богата человеческая судьба! Озирнімо душой не только то, что часто случается, но и худшее, что может случиться, если не хотим, чтобы нас словно громом ударило, чтобы мы не опешили, поражены неожиданным, словно то было нечто совершенно небывалое. Фортуну нужно воспринимать во всей ее мощи. Сколько раз лишь одно землетрясение переворачивал, повергал в прах города Азии, города Ахайе? Сколько городов поглотила земля Сирии, Македонии? Сколько раз то беда опустошало Кипр? Сколько раз в развалюха превращался Пафос? Как часто долетал до нас весть о гибели целых городов? А мы, среди кого так часто расходилась и известие,- какую-то мелкую долю мира составляем! Поэтому поднимемся над всем случайным и, что бы ни случилось, знайте: беда не такая большая, как ее обрисовал молва! Ушло с дымом богатый город, что было украшением нескольких провинций (отделку вложено, украшение и изъято!), город, расположенный на одном лишь, да и то не очень пространном холме. Но и всех тех величавых, прославленных городов, о которых слышишь сейчас, не останется следа: даже его сотрет время. Разве ты не видел, как в Ахайе он разъедал устои славнейших осадок - ничто не указывает нам, что здесь гордились города(2). Но распыляется не только что-то рукотворное; гризький день повергает в прах не только то, что сводное искусством человека, ее упорством: поникают, словно расплываясь, горные хребты, западаються цели окраине, волна покрывает те местности, где и издалека не видно было моря; необъятной силы огонь із'їв, наконец, и то, на чем он когда-то блистал,- стремительные верховья, утешали мореплавателей сиянием ліхтарень: верхи стали низинами. Уничтожается и то, что создает природа,- вот почему следует невозмутимо воспринимать гибель городов. Они стоят, чтобы упасть. Все должно прийти к такому концу; или из-за того, что напряжение ветров мощным дуновением имеет разметать навалену на них вес, или могучий порыв скрытых в глубинах земли потоков сметет нынешнюю на их пути препятствие, или натиск огня прорвет плотную кору земли, или течение самого времени - а перед ним ничто не спасется - постепенно возьмет свое, или суровость неба сгонит людей с обжитых краев и сделает все вокруг пустыней. Да разве перечислишь дороги предопределения? Знаю только одно: все творения смертных роковані на загиб. Живем среди зни-щенності.

Такими и подобными розрадами обращаюсь к нашему Лібераліса, проникнутого действительно невероятной любовью к своему родному городу, а оно вряд ли и не сгорело для того, чтобы из пепла встать еще лучше. Не раз же кривда готовила место для лучшей доли. Не одно что-то падало словно для того, чтобы еще выше подняться. Завистливый на римское счастье Тімаген(3) повторял, что пожара Рима огорчают его лишь одним: он знает, что из пожарищ встанет еще прекраснее город. Вполне вероятно, что и в Лугдуні приложат все усилия, чтобы восстановлено было более величественным, более устойчивым, чем то, что утрачено. Пусть же продолжительными будут новые, заложенные при лучших знамениях устои, пусть длиннее будет их возраст! Таже этой колонии, когда она возникла, едва сотый год, что и для человека не является пределом. Заложена Планком(4), она убилась в силу благодаря благоприятному расположению: здесь всегда было людно. Но сколько тяжелых приключений она подверглась за то равный человеческой жизни промежуток времени!

Поэтому давайте воспитывать свой дух так, чтобы он и понимал, и умел переносить все, что ему может выпасть на долю; чтобы знал, что нет чего-то такого, на что не могла решиться фортуна; что такое именно у нее право как до целых владений, так и до обладателей, как городов, так и отдельных людей. И ничто здесь не должно нас расстраивать: мы вошли в мир, где живут именно по таким законам. Нравится - підпорядковуйся; не нравится - иди себе, куда вздумается! Возмущайся, когда какой-то несправедливостью пораженно тебя лично, но если одна и та же необходимость вяжет самых низких и самых высоких, тогда примирись с предопределением, которое всему кладет предел. Бессмыслицей является мерить нас надгробиями и памятниками, что торчат, то выше, то ниже, вдоль дороги(5): прах уравнивает всех. Рождаемся неравными, умираємо - равными. И о города скажу то же самое, что о жителях городов: как Ардею(6) добыто, так и Рим. Тот, кто основал человеческое право, порізнив нас родовитости и знатными именами лишь на то время, пока живем. А когда смертные заканчивают свою дорогу, он говорит: «Да отступит тщеславие! Для всего, что угнетает землю, пусть будет лишь один закон!» Выравнивает нас также конечность быть готовыми ко всему: нет ни крихкіших, ни впевненіших в завтрашнем дне. Александр Македонский, обладатель, взялся геометрии с тем, чтобы мог, несчастный, узнать, насколько маленькая земля, ничтожную часть которого он взял под свое жезл. Несчастный, ибо должен был понимать, что выбрал для себя обманчиво фамилия: можно ли быть большим на ничтожно малом? Подавали ему тонкую науку, которая требовала пристального внимания,- на нее, конечно, не мог отважиться шаленець, что направлял свои мысли далеко за океан. «Учи меня,- говорил,- чего-то попроще». На то наставник: «Для всех и наука одинакова, для всех такой же степени тяжелая». Считай, что это слова самой природы: «То, на что жалуешься, для всех одинаковое. Никому я в состоянии дать чего-то попроще, но каждый, если захочет, сам может себе все облегчить».- Чем же? - Погідністю духа. Неизбежно и страждатимеш, и терпітимеш голод и жажду, и старітимеш, если тебе выпадет дольше задержаться среди людей, и будешь болеть, и не одно что-то будешь терять, и ступатимеш за грань своей жизни. Но нет никаких оснований принимать к сердцу то, чем отовсюду уже протурчали тебе уши: во всем том нет ничего злого, ничего невыносимого, ничего жестокого. Страх перед всеми теми вещами - это страх, так сказать, по договоренности. Смерти, скажем, боишься так, как молвы. А бояться слов - разве это не величайшая глупость? Наш Деметрий в связи с этим любил повторять свою остроумную мысль: голоса дураков для него - все равно что звуки, которые вырываются из вздутий живота. «Какая разница,- говорит,- откуда они выхватываются: сверху или снизу». Какое же это безумие - бояться неслави из уст неславного! Итак, повторяю, вы боитесь без причины как молвы, так и всего, о чем здесь говорилось: не склонил бы к страху молва - не было бы и самого страха. Могут помешать праведному человеку злые языки? Пусть же не вредят они и смерти, какой мы ее воспринимаем, ведь и о ней создано плохую мысль. Никто же из тех, кто наговаривает на нее, не узнал ее. А обвинять то, чего не знаешь,- неблагоразумно. Знаешь зато, скольким она помогла, скольких освободила от мучений, лишений, нареканий, от палача, от нежелания к жизни. Пока мы властны над смертью, над нами никто не властен.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую