lybs.ru
За одного ученого дают десять неученых. / Украинская народная мудрость


Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори


ПИСЬМО ПЕРЕМЕННЫХ НАПРАВЛЕНИЙ

Сенека приветствует своего Луцилию!

Ты спрашивал меня, как назвать «софизмы» на латинском языке. Много кто пробовал как-то их назвать, но ни одно название не пустила корня. Я думаю так: поскольку той вещи мы не принимали, не пользовались ею, то, очевидно, противились и самом названии. Все же наиболее подходящей, на мой взгляд, является та, которую употребил Цицерон: он назвал их «выкрутасами», потому что и вправду: кто ими увлекается, то сплетает всевозможные причудливые вопросики, не имея с того никакой пользы для жизни, не делаясь ни устойчивым, ни более сговорчивым, ни піднесенішим. Кто же за спасительное средство взял себе философию, у того сильным, несокрушимым становится дух, то преисполняется уверенности; и чем ближе подойдешь к нему, тем больше он кажется. Так бывает с большими горами: их стремительность не так впечатляет, если смотреть на них издали; когда приблизишься, тогда отчетливо видишь, до каких высот зметнулись их вершины. Так же, мой Луцілію, с философом, который не словесными ухищрениями, а делами доказывает то, что он настоящий философ. Такой возвышается, достойный удивления, словно на возвышении,- стремительный, поистине величавый. Он не ищет обувь с высокими подошвами, не стоит на цыпочках по обычаю тех, которые всяческими хитростями прибавляют себе роста, стремясь казаться выше, чем они есть в действительности,- он доволен своим естественным ростом. Да и почему бы ему быть недовольным, если он достиг челом той черты, куда фортуна уже не дотянется рукой? Следовательно, он перерос все человеческое и при любых обстоятельствах останется одинаковым,- жизнь будет плыть спокойным течением, скипатиме волны, набегая на преграды и трудности. Такого постоянства не могут дать те выкрутасы, о которых я только что сказал. Душа, забавляясь ими, топчется на месте, а философию спускает с вершины на низину. Я не запрещаю и тебе иногда ими заняться, и только тогда, когда захочешь немного побездельничать. Но они опасны своей очень плохим свойством: соблазняют нас какой-то сладкой приманкой, захватывают одурену подобию тонкости душу, барять ее, хоть ее ждет такое громадье всевозможных вопросов, хоть с трудом всей жизни хватит, чтобы ты научился хотя бы одного: презирать жизнь.- «А может, скорее управлять им?» - Это уже вторая задача, ведь только тот хорошо поправит жизнью, кто его предварительно пренебрег.

Будь здоров!

ПИСЬМО CXII

Сенека приветствует своего Луцилию!

Я уже и сам, пожалуй, хотел бы, да уже и решил, как ты того жаждешь, чтобы твой приятель просвітився, довел до ума свою душу. Но он, как видно, слишком твердый или скорее (а то хуже дело) слишком мягкий, а к тому же какой-то словно приглушенный длительными плохими привычками. Хочу привести тебе пример из хорошо известного нам занятия. Не каждая лоза предоставляется для прививки: какая старая и какая-то как будто погрызенные, как и та, которая еще молодая и хрупкая, или не примут привоя, или не будут питать ее, одно слово, не срастутся с ней, не переймут ее качеств, ее природы. Такую лозу мы конечно надрізуємо высоко над землей, чтобы, если она не ответит, попытать счастья во второй раз - привить тем вместе под землей.

Тот, о ком пишешь, кого доручаєш мне, какой-то бессилен: поддавшись порокам, он одновременно и зав'янув, и затвердел - не способен ни принять разумного совета, ни, приняв, питать ее.- «Но ведь он стремится!» - Не верь! Не говорю, что он врет тебе: ему кажется, что он стремится. Его просто взбесила роскошь, и вскоре он с ней помирится.- «Но ведь он сам говорит, что его угнетает такая жизнь».- Не перечитиму: кого же оно не угнетает? Люди и любят свои пороки, и в то же время их ненавидят(1). Поэтому выскажем свое мнение о нем тогда, когда он убедит нас, что действительно возненавидел роскошь, а сейчас они просто поссорились.

Будь здоров!

ПИСЬМО CXIII

Сенека приветствует своего Луцилию!

Просишь, чтобы я написал тебе, какого я мнения относительно вопроса, который так часто нарушают наши: справедливость, мужество, благоразумие и другие добродетели являются живыми существами. Такой доскіпливою тонкостью добьемся, мой дорогой Луцілію, разве одного: всем покажется, что мы развиваем разум пустякам и коротаємо свой досуг в бесполезных мудруваннях. И все же сделаю, как хочешь,- изложения, что об этом думают наши. Но, признаюсь честно, сам я придерживаюсь другой точки зрения: считаю, что есть такие вещи, которыми подобает заниматься разве тем, кто обувает греческие сандалии и носит греческий плащ(1). Итак, скажу, что занимало древних мыслителей, или скорее, чем они занимались.

Известно, что душа является живым существом, ведь именно благодаря ей мы - живые существа, и все живые существа как раз от нее получили свое название(2). А добродетель - не что иное, как душа, которая находится в определенном состоянии, следовательно, она - живое существо. Добродетель, кроме того, выполняет какое-то действие. А без разрыва она бы не смогла ни на одно действие. Если же у нее есть стремление, а оно присуще только живым существам,- значит, она тоже является живым существом.- «Но если добродетель - живое существо, то и сама она должна быть наделена добродетелью».- А почему бы она не могла иметь саму себя? Как мудрец все делает через добродетель, так добродетель - через себя.- «Итак, живыми существами являются всевозможные искусства, все, что мы думаем, что охватываем умом. Получается, в тіснинах наших груди селится немало тысяч живых существ, а каждый из нас - это множество живых существ, то есть каждый из нас содержит в себе множество тех существ».- Спрашиваешь, которое здесь можно выдвинуть возражения. А вот какое: каждая из названных вещей, взятая в частности,- это живое существо, но совокупность их - не будет ею.- «Как это так?» - Скажу, если пообещаешь мне свое внимание и сообразительность. Отдельные живые существа должны иметь отдельное свое существование, а в тех всех - одна душа. Итак, в одиночку они могут существовать, а в совокупности - нет. Вот я - и человек, и живое существо, но ты не скажешь, что нас двое. Почему? Ибо в таком случае мы должны бы существовать отдельно. Скажу так: чтобы было двое, один должен быть отделен от второго. А что является множественным в чем-то одном, то составляет одну и ту же природу, значит, существует как нечто одно. И моя душа - живое существо, и я - живое существо, однако мы - не две отдельные существа. Почему? Потому что душа - часть меня самого. Какую-то вещь лишь тогда можно считать отдельно, если она существует сама по себе, а если она является частью другой вещи, то ее не можем рассматривать как нечто особое. Почему? Отвечу: потому что является обособленным, то должно принадлежать себе, иметь свои свойства, быть целостным и совершенным в самом себе.

Я признался тебе, что придерживаюсь на сей счет иного мнения. Потому что если примем изложен взгляд, то живыми существами будут не одни только добродетели, но и их противоположности - пороки и страсти, такие как гнев, страх, печаль, подозрение. Мало того: все наши мысли, все рассуждения тоже будут живыми существами. А с этим уже никак нельзя согласиться. Ведь не все, что от человека, является человеком.- «Что такое справедливость? Это определенное состояние души. Итак, если душа - живое существо, то справедливость - тоже».- Отнюдь. Справедливость - это состояние души, определенная ее сила. Одна и та же душа может оборачиваться разными своими лицами, но, делая то или иное, она не становится каждый раз другим живым существом. Не является живым существом также то, что исходит от нее. Если справедливость - живое существо, если есть мужество и другие добродетели, то ли когда они перестают быть живыми существами, чтобы потом снова ими стать, или остаются такими постоянно? Добродетели не могут перестать быть добродетелями; следовательно, в одной и той же души толпится много, бесчисленно много живых существ.- «их не может быть много, потому они и связаны с одной душой, и являются частями и членами одной и той же души».- Итак, представляем себе, что душа подобна багатоголової гидры, у которой каждая голова сама борется, сама же кусает. Но ни одна из тех голов не является живым существом, а лишь головой живого существа, и только сама гидра в своей целости - живое существо. Никто не сказал, что и в химере живыми существами является лев или дракон: они - лишь ее части. А части - это не живые существа.

С чего ты висновуєш, что справедливость - живое существо? - «Она как-то действует, приносит пользу; а что действует и приносит пользу, то должен быть наделено мыслью; что же наделено мыслью, то - живое существо».- Правду говоришь, но если то порыв был ее собственным порывом, а оно же не ей принадлежит, а души. Любое живое существо вплоть до смерти остается тем же, чем была в начале: человек, пока не умрет, остается человеком, лошадь - лошадью, собака - собакой, и не может перемінитись во что-то другое. Справедливость, то есть душа, что находится в определенном состоянии,- живое существо. Пусть так. В таком случае и мужество - живое существо, то есть душа, что находится в определенном состоянии. Какая же душа? Та, которая только что была справедливостью? Но она должна держаться той первой, в которой начала находиться, существа - перейти в другую ей не дано. Кроме того, одна душа не может принадлежать двум живым существам, тем более - многим. Если справедливость, мужество, умеренность и другие добродетели являются живыми существами, то как это возможно, чтобы они имели только одну душу? Надо, чтобы в каждой из тех добродетелей была' собственная душа, в другом случае - то не живые существа. Одно тело не может быть общим для многих живых существ. Это признают и наши противники в той споре. Но что является телом справедливости?- «Душа».- Гм. А телом мужества? - «Это же сама душа».- А разве так бывает, чтобы одно тело служило двум живым существам? - «Но ведь одна и та же душа настраивается то на справедливость, то на мужество, то на умеренность».- Так могло бы быть, если бы в то время, когда она настроїлась на справедливость, не было мужества, а когда на мужество,- не было умеренности; но ведь все добродетели существуют одновременно. То как отдельные добродетели могут быть живыми существами, если душа - одна, если она не может стать больше, чем одним существом? Наконец, ни одно живое существо не может быть частью другого живого существа. Справедливость - часть души. Значит, она не является живым существом.

Мне кажется, что я трачу время, розтовкмачуючи всем понятные вещи. Здесь стоило бы возмущаться, а не спорить. Нет такого существа, чтобы во всем было подобно другого существа. Глянь на что хочешь: у каждого тела своя краска, свой облик, свои размеры. Среди всего прочего, чем удивляет нас изобретательность божественного творца, есть, считаю, еще и то, что среди такой незліченності всего сущего он никогда ни в чем не повторился: даже вполне подобные на первый взгляд вещи, только сопоставишь их, оказываются различными. Возьми листья: сколько здесь всевозможных видов! На каждом - какая-то своя, особая, метка. А сколько животных! Они непохожи друг к другу не только величиной: непременно и здесь, пусть в мелком, всегда найдешь какую-то непохожесть. Он сам поставил себе такое требование, чтобы то, что разное, было одновременно и неподібним и неровным. А все добродетели, как сами утверждаете, равны между собой. Следовательно, они не могут быть живыми существами.

Каждое живое существо действует сама по себе. А вот добродетель сама по себе отнюдь не может действовать - только вместе с человеком. Все живые существа делятся на умных, как человек и боги, и неразумных, как звери и скот. Добродетели, конечно, умные, но они не являются ни людьми, ни богами, следовательно, не является и живыми существами. Каждое разумное существо не станет действовать, пока не почувствует порыв, пока, наконец, то тяги не будет подкреплено одобрением. Объясню, что такое одобрение. Вот мне надо прогуляться; но на прогулку я выйду только тогда, когда скажу себе о том мысленно, а потом еще и одобрю сказанное. Надо присесть - присяду опять же после всего того, на что я указал. Добродетель такого одобрения не знает. Возьмем благоразумие. Каким образом она может принять мысль: «мне надо прогуляться»? Сама ее природа не допускает того. Ведь рассудительность заботится о того, кому она присуща, а не о себе самой: она же ни гулять не способна, ни сидеть. Итак, не зная одобрение, она не может быть разумным существом. Если добродетель - существо, то непременно и умная; но она не является разумным существом, следовательно,- и живой. Если добродетель - живое существо, то любое благо (а добродетель - благо) не является живым существом? Именно так. Наши с этим соглашаются. Спасти отца - благо, высказать умную мысль в сенате - благо, справедливо решить какое-то дело - благо. Значит, и спасение отца - живое существо, и высказана разумная мысль - живое существо. Мы договорились до того, что смехом можно прыснуть. Предусмотрительно промолчать - благо, хорошо пообедать - благо; можно прийти к выводу, что и молчание, и обед - живые существа!

Так, пожалуй, и хочется пощекотать себя и сделать себе забаву из тех остроумных глупостей. Если справедливость и храбрость живые существа, то они, без сомнения, существа земные. Каждое живое существо терпит от холода, голода, жажды; значит, справедливость терпит, скажем, от холода, храбрость - от голода, ласковость - от жажды. А дальше? Не спрошу у тех мыслителей, как те существа выглядят? Или они подобны человеку, или к лошади, или до какого-нибудь зверя? Если предоставили им круглых очертаний, как богу(3), то спрошу, жадность, роскошь, глупость тоже круглые. Ведь и они - живые существа. Если они и их округлят, то все еще допитуватимусь, до живых существ относят, к примеру, осторожную ходу. им придется согласиться, а дальше признать, что и прогулка, поскольку является существом,- круглая.

Впрочем, не думай, что среди наших я впервые, отклонившись от предписаний, покерувався собственным мнением: между Клеантом и его учеником Хрісіппом нет согласия даже в том, что такое прогулка. Cleanthes утверждает, что это дух, направленный ведущим началом до ног, а Chrysippus уверяет, что это как раз то ведущее начало. То почему бы каждому, по примеру Хрісіппа, обратившись к собственному разуму, не высмеять такую силу тех живых существ, для которых весь мир оказался бы слишком тесным? «Добродетели, хоть и не является многими живыми существами, все же они живые существа. Как в лице одного человека может сочетаться и поэт, и говорящий, так и добродетели: они живые существа, но нельзя сказать, что их много. Душа - это то же самое, что душа справедливая, розважна, смелая, т.е. настроена в тот или иной способ в соответствии с той или иной добродетели». Но хватит. Будем считать, что мы пришли к согласию. Ведь и я сейчас признаю, что душа - это живое существо, а там уже увижу, какая мысль придется мне по нраву. А вот насчет самих деяний души, как будто они существа, то это я отрицаю. Иначе все слова будут живыми существами, и все стихи. Потому что если умная речь - благо, а всякое благо - живое существо, то и язык - живое существо. Умный стих - благо, а всякое благо - живое существо, следовательно, и стих - живое существо. Поэтому «Славлю я мужа и брань» - живое существо, вот только круглой ее назвать не могут, потому что у нее шесть футов(4).- «Ну и хитроумным,- скажешь,- ты занялся плетением!» - А я, право, чуть не лопну со смеху, когда пытаюсь представить себе живыми существами и соле-цизми, и варваризми, и силлогизмы, когда придумываю для них, словно был маляром, соответствующие лица. О такие вот вещи мы ведем ученые беседы, сдвинув брови и нахмурив лоб? Здесь я не могу не повторить известных слов Цецилия(5): «В печальные глупости!» Ведь то, о чем здесь розводимось, скорее смешное. Лучше займемся чем-то полезным для нас спасительным, попробуем отыскать тропу, которая вывела бы нас к добродетели. Подавай мне науку не о том, или мужество является живым существом, или нет, а о том, что ни одно живое существо не может быть счастливой без мужества,- если не накопит в себе сил, чтобы противостоять всему случайному, если не обуздает в своих мыслях любого бедствия еще перед тем, чем понести его. Что такое мужество? Неприступное оборонительное укрепление человеческой немощи; кто построил его вокруг себя, то безопасно находится осаду жизни, ведь полагается на собственные силы, пользуется собственным оружием. Здесь я хочу привести тебе слова нашего Посідонія: «Никогда и мысли такой не підпускай, что тебя может когда-то оборонить оружие фортуны,- борись своей собственной! Фортуна не вложит тебе в руки меч против себя самой. Поэтому даже вооружены против врага - против нее безоружные». Александр ограбил, разогнал персов, гірканів, индив и все другие племена, что селятся на востоке ген вплоть до Океана, а сам, убив одного приятеля, второго потеряв(6), лежал в темноте, тяжело переживая,- один раз свое преступление, второй раз - тоску; победитель стольких властителей и племен не устоял перед гневом и печалью. Да и не диво: своей власти он пытался покорить все, кроме страстей. Как же ошибаются те, кто стремится распространить права на свои владения далеко за море, кто считает себя на вершине счастья, когда силой оружия загребет немало провинций, в старых присоединив новые,- не ведая, в чем заключается необъятное, равное божественному, владение! Наивысшая власть - власть над собой. Лучше пусть научат меня, насколько большой святостью является справедливость, которая уважает чужое добро и добивается разве что одного: быть в употреблении. Она не имеет ничего общего с тщеславием, с хвальбою: она сама по себе довольна. Вот почему каждый должен в первую очередь убедить себя самого: «Я должен быть справедлив бескорыстно!» Мало того. Пусть убедит себя еще и в таком: «Ради той несравненной добродетели я с радостью пожертвую всем!» Итак, пусть все твои помыслы отбегают подальше от личной пользы. Негоже оглядываться, какая награда ждет тебя за справедливый поступок: она - в самой справедливости! Закарбуй себе в памяти и то, о чем я тебе недавно говорил: не имеет никакого значения, много ли людей знает, что ты справедлив; кто хочет огласки для своих добродетелей, то не о них заботится - о славе. Не хочешь быть справедлив без славы? Но тебе, клянусь, не раз придется еще и неслави понести за твою справедливость! И тогда, если ты умный человек, то втішатимешся той неславою, которую ты приобрел себе добрыми делами.

Будь здоров!

Книга: Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Луций Анней Сенека Нравственные письма к Луцилию Перевод А.Содомори
2. ПИСЬМО II Сенека приветствует своего Луцилию! Из писем, что их пишешь...
3. ПИСЬМО IV Сенека приветствует своего Луцилию! Настойчиво продолжай...
4. ПИСЬМО VI Сенека приветствует своего Луцилию! Я понимаю, Луцілію,...
5. ПИСЬМО VIII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты велиш мне,- так...
6. ЛИСТ Х Сенека приветствует своего Луцилию! Так-так. Я не...
7. ПИСЬМО XII Сенека приветствует своего Луцилию! Повсюду, куда не...
8. ПИСЬМО XIII Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, тебе не...
9. ПИСЬМО XIV Сенека приветствует своего Луцилию! Согласен: уже от...
10. ПИСЬМО XV Сенека приветствует своего Луцилию! Был у наших предков,...
11. ПИСЬМО XVI Сенека приветствует своего Луцилию! Знаю, Луцілію, ты не...
12. ПИСЬМО XVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот и декабрь,...
13. ПИСЬМО XIX Сенека приветствует своего Луцилию! Аж подпрыгнул, случайно,...
14. ПИСЬМО XX Сенека приветствует своего Луцилию! Если ты здоров и...
15. ПИСЬМО XXI Сенека приветствует своего Луцилию! То ты думаешь, что...
16. ПИСЬМО XXII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты, наконец,...
17. ПИСЬМО XXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Надеешься,...
18. ПИСЬМО XXV Сенека приветствует своего Луцилию! Что касается двух...
19. ПИСЬМО XXVII Сенека приветствует своего Луцилию! «Ты вот даешь...
20. ПИСЬМО XXIX Сенека приветствует своего Луцилию! Спрашиваешь нашего...
21. ПИСЬМО XXX Сенека приветствует своего Луцилию! Видел я Ауфідія...
22. ПИСЬМО XXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Узнаю моего...
23. ПИСЬМО XXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Все вивідую о...
24. ПИСЬМО XXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Кажется мне, что...
25. ПИСЬМО XXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Крупнейшая из твоего...
26. ПИСЬМО ХL Сенека приветствует своего Луцилию! Я благодарен тебе за то,...
27. ПИСЬМО XLI Сенека приветствует своего Луцилию! Хорошо И спасительно для...
28. ПИСЬМО XLIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь,...
29. ПИСЬМО ХLVI Сенека приветствует своего Луцилию! Обещанную твою книгу...
30. ПИСЬМО XLVIII Сенека приветствует своего Луцилию! На твоего письма,...
31. ПИСЬМО XLIX Сенека приветствует своего Луцилию! Разве что равнодушный и...
32. ПИСЬМО L Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо я получил...
33. ПИСЬМО LII Сенека приветствует своего Луцилию! Что же это за такая...
34. ПИСЬМО LIII Сенека приветствует своего Луцилию! На что только не...
35. ПИСЬМО LIV Сенека приветствует своего Луцилию! Долгий отпуск дало...
36. ПИСЬМО LVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пусть я пропаду, если...
37. ПИСЬМО LVII Сенека приветствует своего Луцилию! Вынужден...
38. ПИСЬМО LIX Сенека приветствует своего Луцилию! Большое наслаждение я...
39. ПИСЬМО LX Сенека приветствует своего Луцилию! Жалуюсь, сопереживаю и возмущаюсь,...
40. ПИСЬМО LХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Вчера ты был с нами....
41. ПИСЬМО LХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! После многих лет...
42. ПИСЬМО LХVІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Чтобы и себе начать...
43. ПИСЬМО LXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Присоединяюсь к...
44. ПИСЬМО LХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Я бы не хотел, чтобы...
45. ПИСЬМО LХХІ Сенека приветствует своего Луцилию! Часто советуешься со...
46. ПИСЬМО LХХII Сенека приветствует своего Луцилию! То, о чем...
47. ПИСЬМО LXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! По моему мнению, очень...
48. ПИСЬМО LХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо и утешил...
49. ПИСЬМО LХХV Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
50. ПИСЬМО LXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Ты грозиш...
51. ПИСЬМО LXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Сегодня нежданно...
52. ПИСЬМО LХХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! То, что страдаешь...
53. ПИСЬМО LХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жду от тебя...
54. ПИСЬМО LXXX Сенека приветствует своего Луцилию! Сейчас у меня...
55. ПИСЬМО LXXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Ропщешь, что...
56. ПИСЬМО LХХХІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Я уже перестал...
57. ПИСЬМО LXXXIII Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я...
58. ПИСЬМО LXXXIV Сенека приветствует своего Луцилию! Те путешествия, что...
59. ПИСЬМО LХХХV Сенека приветствует своего Луцилию! До сих пор я тебя щадил:...
60. ПИСЬМО LXXXVI Сенека приветствует своего Луцилию! Пишу тебе,...
61. ПИСЬМО LXXXVII Сенека приветствует своего Луцилию! Я увидел обломки...
62. ПИСЬМО LXXXVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Ты хочешь знать,...
63. ПИСЬМО LХХХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь от меня...
64. ПИСЬМО XC Сенека приветствует своего Луцилию! Кто, мой Луцілію, мог...
65. ПИСЬМО ХСІ Сенека приветствует своего Луцилию! Наш Лібераліс сейчас...
66. ПИСЬМО XCII Сенека приветствует своего Луцилию! Думаю, дойдем...
67. ПИСЬМО ХСІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! В письме, где ты...
68. ПИСЬМО ХСІV Сенека приветствует своего Луцилию! Некоторые берут...
69. ПИСЬМО ХСV Сенека приветствует своего Луцилию! Жаждешь, чтобы я выложил...
70. ПИСЬМО XCVI Сенека приветствует своего Луцилию! И все же ты чем-то...
71. ПИСЬМО ХСVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Никогда не верь, что...
72. ПИСЬМО XCIX Сенека приветствует своего Луцилию! Посылаю тебе...
73. ПИСЬМО С Сенека приветствует своего Луцилию! Пишешь, что с большим...
74. ПИСЬМО СИ Сенека приветствует своего Луцилию! Каждый день, каждая...
75. ПИСЬМО СИИ Сенека приветствует своего Луцилию! Как делает нам...
76. ПИСЬМО СІІІ Сенека приветствует своего Луцилию! Почему так беспокоишься...
77. ПИСЬМО СV Сенека приветствует своего Луцилию! Я скажу тебе, на что...
78. ПИСЬМО CVII Сенека приветствует своего Луцилию! Так где же твоя...
79. ПИСЬМО CIX Сенека приветствует своего Луцилию! Хочешь знать,...
80. ПИСЬМО CX Сенека приветствует своего Луцилию! А это поздравление насылаю...
81. ПИСЬМО северный и Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашивал меня, как...
82. ПИСЬМО СХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Ты спрашиваешь меня,...
83. ПИСЬМО СХV Сенека приветствует своего Луцилию! Не хочу, мой...
84. ПИСЬМО СХVІ Сенека приветствует своего Луцилию! Не раз возникал...
85. ПИСЬМО СХVIII Сенека приветствует своего Луцилию! Требуешь, чтобы я...
86. ПИСЬМО СХІХ Сенека приветствует своего Луцилию! Сколько бы...
87. ПИСЬМО CXX Сенека приветствует своего Луцилию! Твое письмо,...
88. ПИСЬМО CXXI Сенека приветствует своего Луцилию! Я вижу, ты заведешь...
89. ПИСЬМО CXXII Сенека приветствует своего Луцилию! Вот уже и день несколько...
90. ПИСЬМО CXXIII Сенека приветствует своего Люцілія! Уставший...
91. ПИСЬМО СХХІV Сенека приветствует своего Луцилию! Могу тебе немало...
92. ПРИМЕЧАНИЯ Данный перевод - это первая полная украинская...
93. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август (Гай Юлий Цезарь Октавиан) - LXXXIII,...

На предыдущую