lybs.ru
Намолол семь мешков гречневой шерсти. / Украинская народная мудрость


Книга: Секст Проперций Элегии Перевод А.Содомори, Н. Зерова, М.Борецького, Ю.Кузьми, Ю.Мушака


КНИГА III

1. СВОЮ ПОЭЗИЮ

Тинэ певца Каллімаха, святине косійця Філета,

Вас я умоляю, впустите и меня в свой лес,

Чистого жрец источники, я здесь первый из всех выступаю,

В оргии римские и я греческий внедрил танец.

Только скажите, в какой пещере вы песню пели?

Тропу к ней и укажите источник, где пьете.

Знаться не хочу я с тем, кто бы задерживал Феба при оружии,-

Нежный, блестящий, тонкий, уж пусть остается мой стих.

Он прославит меня, к высотам понадхмарних поднимет,

Муза, благодарна мне, произведет цветущий триумф.

Вместе со мной на колеснице станут маленькие Амуры,

А вслед за колесами толпы поэтов помчатся.

Хотите, видно, меня обігнать, поводья попустивши? -

Бесполезно! Эта тропа к муз, чтобы разминуться,- узкая.

Многочисленные из них твою славу в летописи впишут, мой Риме,

Укажут, что бактрів земля - границы будущие твои.

В мирное досуг втішайсь этим творением муз геліконських,

Я же их песню в Рим путем нелюдимым донес.

Музы, подайте поэту свой нежный веночек:

Пышный эпический венец - не для моего это лба.

Что за жизнь моего завистливый народ отберет у меня подло,

То после смерти мне Слава вдвойне отдаст.

То же в потомстве не раз и растет, и вес приобретает,

Из уст переходит в уста слава того, кто умер.

Кто бы знал о крепость, которую разрушил когда конь деревянный,

Или о герое, который с реками стал на поединок,-

С Сімоентом с Иди и Юпитера сыном Скамандром?

Кто бы знал о том, как Ахилл Гектора волочил труп?

О Деіфоба и Гелена, Полидаманта и Париса,

О труса того, вероятно, и не знал бы их край.

Редко бы вспомнили бы тебя, Іліоне, и тебя, величавая

Трое, которую разрушил дважды етейський півбог.

Знал это Гомер и песней вславив печальную твою судьбу

И видел в песни своей славе, все большую в веках.

Так и меня прославит Рим в будущих поколениях;

После костра этот день сам я предвещают себе.

Сейчас на привычную дорогу обращаю я опять свою песню,

Может, и приманит она девушку унынием своим.

2. ПАМЯТНИК

Говорят, Орфей, что ты зверей пением очаровывал

И останавливал течение диких фракийских ручьев;

Скалы с горных вершин, нарушены струнами лиры,

Шли в долину до Фив - составить там фундамент стен;

Даже на голос твоих, Полифем, песен Галатея [151]

Гнала из голубых глубин лошадей до Этны морских,

Поэтому не здивуймо и мы, что, вдохновленный Вакхом и Фебом,

Толпы нежных девушек пение завораживает мой.

Убогая обитель моя; там не найдешь колонн Тенарійських,

Ни сволоків костяних, ни золоченых сводов;

Сад мой, малый и обычный, не уровня рощам Феакійським:

Искусственных нет там пещер, ни звонких фонтанов,-

Музы, однако, не убегают от меня, читатель мой со мною,

И Калліопі самой хоры мои в душе.

Девушка, счастье твое, что прославленная ты в моей книге,

Потому каждая песня моя - памятник красе твоей!

Ведь пирамиды царей, к зрение достигают высоких,

Зевса Елейського храм - образ небесных высот -

И несравненная красота надгробного дома Мавзола

Имеют зазнать на себе смерти суровый закон.

Дождь и палящий огонь подточат их всемирную славу;

Годы ударят на них - порохом станут они,

И не погибнет вовек и слава, гений приобретет,

Подвигов духа вовек сияет нетленная красота.

10. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Что мне скажут - думал я - Камени, что край моего ложа

Стали, только восток зарожевівсь в окне.

День рождения сказывают моей любимой и трижды,

Счастье предвещая ей, бьют в ладони они.

День этот без облаков пусть пройдет, пусть ветры в поднебесье зависнут,

Волна, забыв свой гнев, пусть ласкает берег сухой.

Пусть в этот день не вижу печальных; даже камень Ниобы

Пусть затаит в этот день слезы жгучие свои.

Пусть алкіони спічнуть жалобные, пусть Филомела,

Итиса иметь, в песнях горя своего не снует.

Ты, что родилась при хороших знамениях, проснись уже, милая,

Стань и ласковым богам дань отдать спеши.

Сон свое развитие при родниковой воде; на блискучім волосах

Пальцем вокруг лба выложи зарубки себе.

Одежды надень, что Проперція в них ты соблазнила впервые,

Красно венком убери милую головку свою.

Потом молись, чтобы эта краса твоя не увяла, чтобы всегда

Я перед ней, как раб, голову низко хилив.

Ладан зажжешь тогда на алтаре, цветами вбранім,

В теплом сиянии огней целый твой дом сверкает.

Вот тогда и сядем за стол; за бокалом ночь пусть всплывает,

Ноздри пусть нам солодит запахом нежным шафран.

Танцы ночные супроводячи, флейта звонка пусть хрипнет,

Пусть не утихает поток слов твоих легкомысленных. [152]

Милые забавы пусть вон одганяють неблагодарную сонливость,

Пусть аж соседние дома слышат наш веселый гам.

Бросим игральные кости - и нам судьба покажет, кого из нас

Крылышками мальчик Амур сейчас больнее бьет.

Со звоном осушенных бокалов север заглянет, и Венера,

Наша богиня, начнет свой таинственный обряд.

Верные ей, в спальне мы вновь одсвяткуємо праздник ежегодное

И так проведем до предела этот день именин твоих.

Книга: Секст Проперций Элегии Перевод А.Содомори, Н. Зерова, М.Борецького, Ю.Кузьми, Ю.Мушака

СОДЕРЖАНИЕ

1. Секст Проперций Элегии Перевод А.Содомори, Н. Зерова, М.Борецького, Ю.Кузьми, Ю.Мушака
2. 2. КІНТІЯ Что дает, милая, эта прическа пышная, эти складки,...
3. 14. ТУЛЛОВІ Пусть в легкой наслаждении над желтыми волнами...
4. КНИГА III 1. СВОЮ ПОЭЗИЮ...
5. 21. БЕГСТВО В путешествие я до Афин, до ученых Афин отправляюсь,...

На предыдущую