lybs.ru
Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. / ГЮГО


Книга: Песнь о Роланде Перевод Вадима и Нінелі Пащенків


ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

237

Войска величественные, все полки замечательные.

Не разделяющие их долины или горы,

Лесов, деревьев для засад нет.

Две армии застыли в ожидании.

Приказ эмира: «Войско правоверных!

Вперед и начинайте битву смело!»

Их флаг нос Амбор из Оліферни.

Кричат неверные громко все: «Прецьйоз!»

А франки им: «Этот день - для вас последний!»

И вновь раздается клич их «Монжуа!»

Велел Великий Карл в трубы заиграть,

Всех звук чистый Олифанта заглушает.

Кричат арабы: «Войско Карла красивое!

Тяжелая и ужасная битва нас ждет!»

Аой!

238

Широкий дол, необозримая равнина.

Блестят щиты и копья, шлемы и латы,

Сверкает отделка ценное,

Переливающиеся ленты и флаги.

Звучат громкие ясноголосі сурьмы,

И самое громкое Олифант раздается.

Эмир позвал брата Канабея,

Который властвовал в Флоридеї,

К Валь-Севре достигли его земли.

Показывает на Карловы колонны:

«Посмотрите вы на Францию напыщенную!

С какой гордостью король там едет,

С бородачами, он один из последних.

Порозпускали бороды на латы,

Они же белее, чем снег тот белый.

Начнут бить копьями и мечами,

То будет у нас жестокая баталия,

Такая, в жизни которой еще не видел!»

И Балігант на полет стрелы отъехал,

Своих опережает друзей. Потом

К ним свысока обратился со словами:

«Я, правоверные, имею бой открыть!»

Потряс он древком тяжелого копья,

И острием пригрозил самому Карлу.

Аой!

239

Как только Карл увидел Баліганта,

Его «Дракона», стяги, орифламу,

И огромную армию арабов,

Что поле боя заняла повсеместно,

Кроме участка, где стояли франки,

То громко закричал король французский:

«Бароны Франции! Прекрасные воины все!

Много тяжелых сражений вы выигрывали!

Неверные перед вами, трусы,

И денье не стоят их дикие законы!

Хоть их много, что для нас значит?

Вперед, герои! Монжуа! За мной!»

По этих словах лошадь безумно шпорить,

Вдруг Тансендюр прыжки четыре делает.

Сказали франки: «Бравый наш королю!

Скачите Вперед! А мы следом за вами!»

240

Чудесный день, ярко светит солнце.

Войска красивы, их полки величественные...

Передовые отряды уже сошлись.

Граф Гвінеман вместе с Рабелем-графом

Поводья лошадей быстрых попустили,

Мчатся и острожать их в стороны изо всех сил,

Копья приготовили для ударов.

Аой!

241

Рабель опытным бойцом был всегда,

В коня вонзил он золотую острога

И Торлея поразил, персидского вельможу.

Не выдержали щит и латы, в тело

Острие вошло все золотое с копьем.

И мертвый араб упал на куст цветущий.

Радуются франки: «Бог помогает нам!

Всегда Карл прав, то и мы не зрадим!»

Аой!

242

Граф Гвінеман уже лютичів царя убил.

Разбил щит, украшенный красочно,

Не выдержал и панцирь. Сквозь все тело

Навылет копье прошел, а с ним и лента.

Хоть плачь, хоть смейся - мертвый Дапаморт!

Удар приветствовали франки, закричали:

«Бароны, бейте их, не теряйте времени!

Потому что дело Карла - то святое дело,

Пусть сбудется праздника Господня воля!»

Аой!

243

Мальпрім на скакуне, за снег білішім,

Неистово бьется в самой сечи

И раз в раз свой страшный меч вздымает,

Лишь груды мертвых сзади оставляет.

А Балігант подстрекает неверных:

«Бароны, я кормил вас бесполезно?

Вы видите, как сын Карла рвется,

Одного за другим убивает франков.

Не видел я смілішого героя.

Поддержите же его копьями в битве!»

Вперед пошли язычники неудержимо,

Смерть неся в страшной кровавой брани.

Ужасным бой становился, жестоким, яростным...

Такого не было и уже не будет.

Аой!

244

Величественные армии, полки бесстрашные,

Сошлись войска в лячній беспощадной сечи.

Язычники там дерутся отчаянно.

О Боже! Сколько уже копий сломали,

Щитов и панцирей вдребезги порубили!

Земля покрыта телами мертвых обильно,

Трава же полей, некогда зеленая и нежная,

Пурпурной теперь залита кровью.

Эмир обратился к своим неверных:

«Бароны, в бой! Вперед на люд крещеный!»

И бой продолжался, ожесточенный, беспощадный,

Лютішої никто не видел битвы!

О ней будут помнить вечно...

Аой!

245

И вновь эмир подстрекает баронов:

«Рубите сильнее, ибо для этого здесь!

Дам вам женщин красивых, самых нежных,

Добром отблагодарю, землями, деньгами!»

Ответили: «Долг святой наш!»

Тяжелые удары, вплоть копья ломались!

Тогда мечей сто тысяч заблестели,

А бой кривавішим становился, ужасным!

Кто в нем был, увидел настоящий ад.

Аой!

246

А Карл обратился к своих баронов:

«Сеньоры, я всегда вам искренне верил,

В стольких боях за меня вы уже дрались,

А сколько государств вы завоевали,

Скольких царей без трона оставили!

Моя награда была щедра,

Богатства дал и лены. Я готов

Отдать свою жизнь. Только пометіться

Неверным за братьев, сыновей-потомков,

Что легли вчера в Ронсевалі!

Святое это дело должны осуществить!»

Отвечают франки: «Мы готовы!»

Было там двадцать тысяч франков верных,

Поклялись все рубить неверных,

Отважно сражаться, пренебрегая смертью.

Сразу же ударили, копья носятся,

И посыпались удары мечей меткие.

А битва все страшнее становилась!

Аой!

247

Мальпрім смело несется в гущу боя,

Оставляет среди франков путь кровавый.

И герцог Наем на него глянул свысока

И ударил, как то подобает ратоборцю.

Щит он разбил на мелкие щепки,

Пробил мгновенно панцирь и кольчугу,

Вонзил в плоть и острие, и ленту копья,

Мальпріма среди семисот тел бросил.

248

Царь Канабей, он родной брат эмира,

Пришпорил скакуна и мчится к Найму,

Занес меч с эфесом хрустальным

И герцог ударил по шлему.

И, рассекши моментально его частично,

Рассек также пять ремешков нашийних.

Не помог и капюшон підшоломний,

Потому меч и рассек кожу, и забрало,

Куски его на землю сразу упали.

Удар потряс разительный Найма,

И он бы упал, - но, слава Богу,

Наем лошадиную шею успел схватит руками.

Если бы язычник еще нанес удар,

То рыцаря постигла бы смерть мгновенная.

И Франции король подоспел на помощь.

Аой!

249

Так, герцог Наем был в большом затруднении,

Язычник поднял меч, чтобы вновь достать,

И крикнул Карл: «Поганцю, вот расплата!»

С неудержимым пылом ударил копьем,

Разбил щита, обломки полетели,

Покромсал и кольчугу против сердца.

Упал плохиш, вдруг седло опустел.

250

Великий Карл в глубокое отчаяние удался:

Раненого герцога увидел

И струйку крови в траве зеленой.

И говорит герцогу Император:

«Мой дорогой друг, едем дальше вместе.

Негодяй, что нанес вам бедствия, мертвый,

Проучил я его копьем верным и острым!»

Наем ответил: «Я благодарен вам, сеньор!

Если я буду жить, то долг оплачу свой!»

И снова в бой помчались бок о бок.

За ними следом двадцать тысяч франков.

И каждый знал, как сражаться и рубить.

Аой!

251

А Балігант в бою успевал всюду,

Убил он только графа Гвінемана.

Прошил работай щит белый против сердца

И на куски порвал его кольчугу,

Погрузил острое копье между ребер метко,

С прыткого коня сбросил Гвінемана.

А еще убил Лорана и Джебоїна,

И властелина Нормандии Ричарда.

Кричат неверные: «Как Прецьйоз рубит!

Язычники, мы защиту добрый имеем!»

Аой!

252

Великолепный вид в арабских всадников,

Бойцов с Аргуйля, Окціанту, Басклю.

В бою они отважно колют и дерутся.

Да и франки не из пугливых, не сдаются.

С обеих сторон погибло много,

До вечера продолжался бой беспощадный...

Большие потери понесли в нем франки,

Кончится бой - плакать до утра.

Аой!

253

Французы и арабы дерутся яростно.

Кто видел, как щепки щитов летели,

Как разбивались латы от ударов

Или панцири и шлемы с брязкотінням,

Трощилися копья с ужасным треском,

Как всадники перевертались с седел,

Кто слышал, как там орут от ран с хрипением,

Тот сохранит о бое страшное видение.

Эту битву выдержать было уже трудно.

И Балігант умоляет Аполліна,

И молит Тервагана и Магомета:

«Боги! Величественные, я служил вам всегда!

Злотыми ваши статуи сделаю все!

Лишь дайте нам победу над Карлом!»

Аой!

Здесь Джемальфін предстал перед эмиром,

Принес плохие вести с поля боя:

«В серое Баліганте, там несчастье:

Погиб сын Мальпрім ваш в смертной сечи

И Канабей, ваш брат, с ним упокоївсь.

В этом виноваты двое свирепых франков,

Кажется, Император был одним из них -

Величественный, мужественный, рыцарская осанка,

И седая борода - апрельская цветок».

Снял свой шлем эмир, застыл бессильно,

А голова на грудь похилилась.

Почувствовал такой он боль, что помертвів весь,

И все же Заморского позвал Джанглея.

254

Эмир сказал: «Джанглею, подойди-ка!

Ты очень мудрый и много знаешь.

Всегда я слушался твоего совета!

Как думаешь ты? Франки или арабы?

Кто выйдет победителем в битве?»

Тот ответил: «Вы, Баліганте, мертв!

Боги нас не спасут - хотят жертвы.

Карл гордый, рыцари его отважные,

Таких не видел имущих сил я вражьих!

И все же, соберите бойцов из Окціанту,

А также турок, енфрів и арабов

И великанов. Соберите всех и идите!»

255

Эмир на латы бороду спускает,

Білішу за цвет боярышниковый в мае,

Не хочет больше он ее прятать.

Поднес к устам пронзительный рожок,

Трубит так громко, все неверные слышат.

По полю мчится, полки свои строит,

Здесь окціанці с их воем и ревом,

Аргуйці с песячим их лаем.

Словно бешеные, все на франков несутся.

Ряды ломают, в гущу лезут, погибают...

Там полегло тогда семь тысяч франков.

256

Не был страхополохом Одж'єр-Датчанин,

Из вассалов лучший, броню носил когда-то.

Увидел он войска разбиты франков,

Позвал герцога Тьерри с Аргони,

Джефрейта из Анжу и Джозерана,

И говорит Карловы он гордое слово:

«Взгляните, как арабы наших губят.

Не дай вам Бог надеть еще корону,

Если не будет мести за этот позор!»

Что ответить здесь? Все молчали.

Острожать франки скакунов бывалых

И неверных начали рубить навалом.

Аой!

257

Прекрасно бьется Карл Великий в поле,

С ним рядом герцог Наем и Одж'єр-Датчанин,

Джефрейт с Анжу, что орифламу носит.

Одж'єр отвагу проявил неудержимую:

Коня он шпорить, бросив поводья,

Вбива язычника, что нос «Дракона».

Амбор рухнул вниз мгновенно,

А с ним «Дракон» - эмирову святыня.

Увидел Балігант, что упал знак царский

И на земле штандарт с Магометом,

Только тогда он начал понимать

Свою неправоту и правду Карла,

Сразу же уменьшился неверных пыл...

А Карл обратился к своим вассалам:

«Поможете мне, бароны?»

В ответ: «Просьба - нам оскорбление!

Нет среди нас страхополохів!»

Аой!

Книга: Песнь о Роланде Перевод Вадима и Нінелі Пащенків

СОДЕРЖАНИЕ

1. Песнь о Роланде Перевод Вадима и Нінелі Пащенків
2. ПОСОЛЬСТВО МАВРОВ 8 Великий Карл был...
3. ИЗБРАНИЕ ПОСЛА ФРАНКОВ 16 Поднялся герцог...
4. ПРЕДАТЕЛЬСТВО ГАНЕЛОНА 28 Мчится Ганелон под кронами...
5. СОГЛАШЕНИЕ С МАРСІЛІЄМ 38 Пришел к своему саду...
6. ДАРЫ ЗА ИЗМЕНУ 48 К ним подходит...
7. ПОРУЧЕНИЕ РОЛАНДОВІ АРЬЕРГАРДА 58 Проходит ночь,...
8. ДВЕНАДЦАТЬ САРАЦИНСКИХ ПЭРОВ 68 Не может...
9. ОЛІВ'ЄР ОБНАРУЖИВАЕТ ВОЙСКО МАВРОВ 80 Граф...
10. ПЕРВАЯ БИТВА. ПОРАЖЕНИЕ МАВРОВ 93 Марсілія...
11. ВТОРАЯ РАТЬ МАРСІЛІЯ. ГИБЕЛЬ ФРАНКОВ 112...
12. ОЛИФАНТ ЗОВЕТ 128 Роланд увидел - потери...
13. БИТВА ДЛИТСЯ 140 Роланд смотрит на горы и...
14. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ 152 Как только граф Роланд...
15. ПРОЩАНИЕ РОЛАНДА С ДРУЗЬЯМИ 162 Роланд пошел....
16. ПЛАЧ ФРАНКОВ И НАЧАЛО МЕСТИ 177 Роланд...
17. ВОЙСКО БАЛІГАНТА 187 А царь Марсілій убежал...
18. ПЛАЧ КАРЛА 203 Когда заря послала первый...
19. ПРИГОТОВЛЕНИЕ ФРАНКОВ ДО БИТВЫ 214 В обратную...
20. ПРИГОТОВЛЕНИЕ АРАБОВ ДО БИТВЫ 227 Был на коне...
21. ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА 237 Войска величественные, все полки...
22. ПОЕДИНОК КАРЛА И БАЛІГАНТА 258 Проходит ясный...
23. СУД НАД ГАНЕЛОНОМ 270 Карл вернулся уже в...
24. НАКАЗАНИЕ 288 Король вновь зовет герцогов и...

На предыдущую