lybs.ru
Память, как и женщина, изменяет именно тогда, когда на нее больше полагаешься. / Евгений Дударь


Книга: Антонио Мачадо-и-Руис Избранные стихи Перевод Елены Курченко


Из сборника "Одиночества"

В 1903 году публикуется первая книга Мачадо - «Одиночества». Стихи этого сборника характеризуются прозрачной ясностью, простотой и смысловой наполненностью. Пейзажные зарисовки, нежные воспоминания детства окутанные меланхоличным и грустным, даже тревожным настроением. Течение времени, неизбежность смерти, разочарования и неналаженное личной жизни - вот причины переживаний поэта.

И Путешественник

В темноте зала мой брат перед нами -

он как будто вновь повернулся в семью*.

Ребенком видел яркими снами,

как он уезжал в далекую страну.

Теперь уже у него сріблястії виска

и сивеє прядь на лбу печальном,

в глазах проглядывает беспокойство холодный -

словно душой он весь захолонув.

Посбрасывали листья осенние короны

увядшего парка, старого сегодня.

За влажными стеклами - дождь монотонный,

и грезится вечер в зеркальной бездне.

Освещает луч лицо скорбь.

Что, видимо, расцвели уже разочарование?

Или, может, к вечеру сошла позолота

и жажда жизни, и невтоленні желание?

Или опять вспоминает юность былую,

что исчезла, как время прошло невмолимий -

как белая волчица, навеки уснула

и боится петь ему под дверью?

Да нет,- улыбается солнцу и звездам;

несбывшиеся мечты раскинули крылья,

и видит он свой корабль среди моря

и ветром напнутії белые паруса.

Он видит, как листья осенние кружит

вокруг ароматных ветвей эвкалипта

и голые кусты желтым слоем покрывает -

там белые розы весной расцветут...

А боль этот печальный, что так сжимает грудь,

или недоверие - еще сдерживают слезы.

Однако мужской остальное притворства

отпечаток кладет на лицо серьезное.

Портрет моего брата становится еще светлее.

Мы только в мыслях марнословимо вместе.

Отстукивает свой ход часы четче.

Мы все сидим и сумуєм молчаливо...

* Имеется в виду брат Мачадо, Хоакин, который осуществил мечту Антонио, посетив Гватемалу.

II

Я прошел многими путями,

и я проложил немало троп.

Я бурными плавал морями -

В ста портах есть мои причалы.

Повсюду видел: языков летаргійні,

караваны журбы исхудавшие -

гордівливі, меланхоличные

везде лица пьяниц зчорнілі.

И лицемеров видел равнодушных,

что под маской милосердия

молча морщатся на больных,

потому что не пьют вино в тавернах.

То недостойные люди, наверное,

потому что они засоряют землю.

Еще я видел, как обрабатывают

жалкие кусочки земли,

а, как выпадет время, то играют

и танцуют до самой ночи.

И если куда занесет их,

оказались где - не спрашивают.

Языков на лошадях скачут - веселые,

хоть на мулах едва ковыляют.

Не за обычай им спешить

даже в праздник; как есть возможность

пить вино - пьют вино рьяно,

а нет - холодную воду.

Вот такие люди хорошие -

мечтают бесполезно и спину клонят,

а устанут нести ношу -

как все, пойдут в гроб.

В коллекции «Одиночества» пятнадцать стихотворений составляют цикл Юмор, фантазии, заметки. Великие изобретения, название которого говорит об ориентации и юмористический настрой цикла.

L Неужели?

Интересовался только собой -

вокруг - не оглядывался,

и вдруг увидел весной,

что мир мне улыбался.

Из набухших почками веток

появились листочки зеленые,

ковры красочных цветков

укрыли пейзажные просторы.

Дождем золотым проливалось

на зелень лучи с неба;

в водах реки любовались

мечтательно тополя на себя.

Впервые весенний тот вздох

почувствовал на жизненных дорогах.

В душе, словно песня, звучало:

- Почему же ты опоздала, весна? -

а потом появились крылья -

поверил, что вновь воскресну,

вернется юность чудесная!

LIV Плохой сон

Все на площади затихает;

тихо день умирает.

Где звучат колокола.

А на окнах и балконах

будто играют витражами

мертвые блики резкие,

словно мертвого кости

со страшными черепами.

В этот вечер в глазах

вижу ужас.

День к закату идет.

только собственные шаги слышу.

- Это ты? Я давно здесь жду...

- Я вовсе не тебя ищу.

LVIII Вариация

Жизнь человеческая - словно река,

которая впадает в море вечно,

а значит, мре*. А пение величественный!

Всегда у меня будет привычка

Манрике пригадать лирично.

Жизнь - большое наслаждение,

бессмысленный бег в небытие -

это заблуждение, не жизнь.

После ужаса в момент ухода -

придет радость прибытия.

Так прекрасно!

Очень страшно!

Вот и на тебе - жизнь!

* Мачадо цитирует Хорхе Манрике - испанского лирического поэта XV в.

Книга: Антонио Мачадо-и-Руис Избранные стихи Перевод Елены Курченко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Антонио Мачадо-и-Руис Избранные стихи Перевод Елены Курченко
2. Из сборника "Одиночества" В 1903 году публикуется...
3. Из сборника "Поля Кастилии" 20 сентября 1911 года...
4. CXXVI Хосе Марии Паласио* Паласио, мой...
5. III С одним это случилось моряком, сад развел...

На предыдущую