lybs.ru
Будь таким, чтобы врагам твоим никто не завидовал. / Андрей Коваль


Книга: Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко


Раздел XXIII

Весь следующий день герцог с королем работали не покладая рук над оформлением сцены,- приладили занавес, вдоль рампы разместили свечи; того вечера мужчин натовпилося повнісінька зал. Когда лезть было уже некуда, герцог бросил караулить у входа, обошел вокруг дома и, пройдя сквозь задние двери на сцену, встал перед занавесом и произнес короткую речь, восхваляя трагедию; сказал, что это вещь исключительная, и как пошел, как пошел,- чего он только языком об этой трагедии не ляпав! А дальше начал о Эдмунда Кина Старшего варнякати, который исполнял в ней главную роль; когда, наконец, нетерпение зрителей дошла до края, герцог поднял занавес, и через минуту на сцену вирачкував король, голый-голісінь-кий; его всего были обрисованы от пяток до головы разноцветными полосами - радуга, да и только! Ну, а за другие украшения не стоит и вспоминать, и все-таки было очень смешно. Все хохотали, аж бока рвали; а когда король, устав терпеть убытки разные фортели выкидывать, попрыгал, наконец, за кулисы, мужчины вдруг как как львы зарыкают все, и как заплескають в ладони, и как зарепетують, аж пришлось он снова на сцене появиться и выкинуть все свои выходки во второй раз, а потом заставили его попоплигати еще и третий раз. Здесь, пожалуй, и корова зайшлася бы смехом, глядя на те фигли, что их витівав старый болван.

После того герцог опустил занавес, раскланялся перед зрителями и предупредил, что исполнение этой замечательной трагедии состоится всего лишь дважды, потому что актеров очень подгоняют ангажементы в Лондоне, где в театре Друри-Лейн уже заранее проданы все билеты; потом опять раскланялся и сказал, что когда им посчастливилось заинтересовать зрителей своим поучительным спектаклем, то они будут очень благодарны, если зрители посоветуют своим друзьям и знакомым прийти и увидеть этот спектакль своими глазами.

Человек двадцать закричало:

- Как?! На том и конец? Это и все? Герцог утверждал, что так.

Тогда поднялся страшный беспорядок. Все остервенело посхоплювалися с мест, выкрикивая: «Обман!» - и бросились были ломать сцену и бить актеров. Вдруг какой-то высокий представительный мужчина вскочил на скамейку и закричал:

- Тише! Подождите, дайте слово молвить, джентльмены!

Все притихли и стали слушать. [357]

- Нас обманули,- да, обманули, да еще и очень подло. Однако мы же не хотим стать посмешищем на весь город, чтобы с нас смеялись всю нашу жизнь. Выйдем отсюда спокойно и хвалімо везде этот спектакль и, піддуривши весь город, пошиємось в дураках все вместе! Ну, то как? («Да, так! Правду говорит судья!» - закричали все в один голос). Ладно, поэтому ни слова о том, что нас здесь обманули. Розходь-теся по домам и советуйте каждому пойти и посмотреть эту трагедию.

На следующий день по всему городу только и речи было, что о нашей замечательной спектакль. Под вечер зал был опять переполнен, и зрители снова вклепалися. Вернулись мы с королем и герцогом к плоту, поужинали, а когда обратило с севера, они загадали Джімові и мне отчалить от берега и вывести плот на середину реки, а тогда плыть по течению две милые и ген там причалить.

На третий день зал был снова повнісінька, однако этим вместе новичков не было, пришли только те, что и первые два вечера приходили. Я стоял в дверях рядом герцога и заметил, что у каждого зрителя карман віддималася или под полой что-то спрятано - я сразу понял, что это вовсе не духи. Воняло и тухлыми яйцами и гнилой капустой; и если я знаю, как пахнет мертвая кошка,- а я готов держать пари, что знаю,- то в зал принесли меньшей мере шестьдесят четыре штуки. Я попробовал минутку повозиться между людей в зале, но больше не выдержал - вони чуть меня не задушил. Когда людей натовпилося повнісінька зал, герцог дал одному парню четверть доллара и загадал ему повартувати за него возле входной двери, а сам пошел кругом к задней двери, словно ему надо на сцену - я за ним; но как только мы обошли угол дома и оказались в темноте, он сказал:

- Иди теперь как можно быстрее, пока выберешься из города, а там давай деру и кати к плоту, словно за тобой черт гонится.

Я так и сделал, а он за мной. К плоту мы добежали одновременно и за две секунды уже плыли по течению в полной темноте и тишине, направляясь к середине реки; ни один из нас не произнес и слова. Я думал о бедном короля - как ему там со зрителем ведется. Глядь - уж он тем временем из шалаша вылезает и спрашивает:

- Ну, герцогу, как мы в этот раз підлаталися? Оказывается, он и вовсе не был в городе.

Мы не отваживались засвечивать фонаря, пока не отплыли миль за десять от города. Тогда зажгли огонь и [358] начали ужинать, а король с герцогом аж падали от хохота, вспоминая, как ловко они обманули зрителей. Герцог сказал:

- Вот бевзе, вот олухи! Я же знал, что первые посетители держатимуть язык за зубами, чтобы и остальные в дураках пошилася; я знал, что за третьим вместе они будут пытаться нам что-то плохое выкинуть, считая, что настало время им порадоваться. Что ж, это правда,- настало их время, пусть тешатся. Я много дал бы, чтобы посмотреть, очень им весело. Любопытен я знать, что они там сейчас производят. А впрочем, могут хорошо попировать, если им вздумается - да, живности имеют в изобилии!

Эти мошенники собрали аж четыреста шестьдесят пять долларов за три вечера. Я еще и разу не видел, чтобы такими кучами загрібали грошву.

Немного погодя, когда оба легли спать и захропли, Джим говорит мне:

- Тебя не удивляет, Геку, что короли так себя ведут?

- Нет,- отвечаю,- нисколько.

- Почему нет, Геку?

- А потому, что то уже такое отродье. Я думаю, все они одинаковые.

- Геку, даже наши короли - настоящие мошенники! Ага, вот кто они - настоящие обманщики!

- А я тебе что говорю: их всех одним миром намазано, чтобы ты знал!

- Да ну?

- Вот почитаешь о них, то и сам увидишь. Например, Генрих Восьмой: наш против него просто учитель воскресной школы. Или возьми Карла Второго, то ли Людовика Xiv, Людовика Пятнадцатого, или Джеймса Второго, Эдуарда Второго, Ричарда Третьего и названия еще хоть сорок - все одинаковые; а еще были короли с давних времен - англы, и саксы, и норманни - то они только то и делали, что грабили всех и убивали. Господи, да глянуть хоть на старого Генриха Восьмого в расцвете возраста! Вот злодей был! Каждый день брал себе новую жену, а на следующее утро приказывал зитнуты ей голову. И делал это так спокойно и равнодушно, словно заказывал себе яичницу на завтрак. «А давайте сюда Нелл Гвин»,- говорит. Тот же миг ее приводят. А на следующее утро: «Зітніть ей голову!» - и они рубят. «А давайте сюда Джейн Шор»,- говорит. Она приходит. А на следующее утро: «Зітніть ей голову!» - и они рубят. «Позовите прелестную Розамунду». Прелестная Розамунда появляется на зов. А в следующем [359] утра: «Зітніть ей голову!» И каждую из своих женщин он заставлял каждую ночь по одной сказке себе рассказывать; и вот слушал все, слушал, пока насобиралось тех сказок аж тысяча и одна, а тогда он составил из них книгу и назвал ее «Книга Страшного суда» - хорошее название, именно подходящая! Ты еще, Джіме, королей не знаешь, зато я их хорошо знаю; этот наш старый пьяница много лучше тех, о которых я читал в истории. Ну, например, захотелось поэтому Генриху устроить потасовку с Америкой. Как же он взялся? Или прислал предупреждение? Поставил этой стране какие-то требования? Упаси боже! Ни с того ни с сего приказал повитрушувати весь чай с кораблей в море в Бостонской гавани, а затем объявил Декларацию независимости и велел сражаться за нее. Такой уже был - никому спуску не давал. Взял он на подозрении своего же отца, герцога Веллингтона. Ну, и что же он сделал? Думаешь, поладил с ним? Нет, утопил его, как котенка, в бочке мальвазии. А попробуй где-то под рукой оставить деньги и заґавитись! Что он сделает? Обязательно сворует! Когда составишь с ним некую сделку, заплатишь заранее и не пильнуватимеш, как он ее выполняет - что он сделает? Как стой обманет. Или розтулить, случайно, рта - для чего? Если тут же не заткнет себе глотки, то непременно соврет. Вон какой жук был этот Генрих, ей-богу, если бы к нашему плоту попал тот король вместо наших, он обмахорив бы здешних горожан еще не так. Я не скажу, что наши - невинные ягненка; они тоже добрые зухи, если правду говорить. Однако они ничто, как сравнить до того старого пройдоху. Я одно скажу: король - то король, что ты с ним поделаешь! А в целом все они мерзавцы, и все. Такими уж их ліплено.

- Однако, Геку, именно от нашего так и воняет.

- Эх, все они такие, Джіме. От всех королей воняет, ничего не поделаешь; по крайней мере история никакого спасения не подсказывает.

- А герцог, так тот больше на человека похож.

- Да, герцог - возможно, и так. Однако между ними небольшая разница. Такая же дрянь, хоть он и герцог. Когда он нажлуктиться, хоть как ты на него смотри подробнее, а от короля не отличишь.

- А пусть им черт, Геку! Я не от того, чтобы и этим отделаться. Мне и эти уже в печенках сидят.

- Мне они тоже насточортіли, Джіме. И когда уже сидят они нам на каркові, мы не можем забывать, кто они такие, и должны считаться с тем. Порой мне так печет, что нет и одного государства на свете без королей. [360]

Не было никакой нужды объяснять Джімові, что эти мошенники - никакой не король и не герцог. Ничего путного из этого не вышло бы, а кроме того, так оно и было, как я говорил: никак не отличишь их от настоящих монархов.

Я лег спать, а когда пришло мое время становиться на стражу, Джим не разбудил меня. Он часто так делал. Когда я проснулся на рассвете, Джим сидел, опустив голову между колен, и тосковал, и плакал. Я сделал вид, что ничего не слышу и не вижу. Знал, в чем дело. В такие минуты он скучал за своей женой и детьми, брошенными на произвол судьбы, и его охватывала печаль по дому; он до сих пор и разу не расставался со своей семьей; и я верю, что детей и жену он любил так же, как и белые люди. Может, кому покажется, что это неестественно, но я уверен, что Джим действительно скучал. Он часто по ночам, думая, что я сплю, начинал тихонько плакать, приговаривая:

- Безталанночко моя, Лізабет! Сердешный мой Джон-ни! Ой лышенько, недоленько тяжелая! Никогда я вас больше не увижу, никогда не увижу!

Джим действительно был благодушное негр. В этот раз я все же решился поговорить с ним про его жену и деток, а он мне и говорит:

- Так мне сейчас обидно стало!.. Услышал я давеча на берегу то гуп, то хлюп, и напомнил себе, как я однажды покривдив был маленькую мою Лізабет. ей едва минуло тогда четыре года, и напала на нее скарлатина, еще и крепко так привязалась к ребенку; медленно Лізабет выздоровела и как-то стала у меня, а я и говорю ей: «Закрой-ка дверь». А она и не пошевелилась. Стоит себе и улыбается. Это меня разозлило, и я снова говорю, и вот так громко, аж кричу: «тебе заложило? Закрой дверь!» А она стоит себе и улыбается. Здесь мне и лопнуло терпение! Я как заорал: «Постой же! Я тебя научу слушаться!» И как лясну ее по голове, аж пошатнулась ребенок. Тогда я пошел в другую комнату и минут десять стоял там; возвращаюсь назад, а двери, как и были, незапертые. Ребенок стоит на пороге, головушку наклонила и плачет, а мелкие слезинки капают наземь. Тут я аж вскипел - такая на меня злость напала; и вдруг - двери те у нас на улицу открывалась - вдруг сорвался ветер и - хрясь! - шарахнул дверью прямо за спиной ребенка, и, боженьку милый, ребенок и не рухнулася! Мне аж дух затаила, и я почувствовал у себя внутри что-то такое... такое... даже не знаю, как и сказать. Я потихоньку подкрался, а сам весь дрожу, круг нее обошел на цыпочках, приоткрыл дверь, головой почти [361]прислонился к ребенку - и все тихо-тихо, едва слышно, а потом как скрикну на всю глотку: «Эй!» А она и не пошевелилась! Ой Геку, как же я тогда заплакал, подхватил ее на руки, прижал к себе и говорю: «Ох, дитинонько ты моя любесенька! Господи боже ты мой великий и милостивый, прости безталанному старом Джімові, а сам он никогда себе этого не простит!» Ох, она же оглохла, Геку, совсем оглохла, а я же ее так обидел!

Книга: Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко
2. Раздел II Мы на цыпочках крались по тропинке между деревьями к...
3. Раздел III Эх, и досталось же мне утром от старой мисс...
4. Раздел IV Ну вот, прошло с того времени месяца три, а может, и...
5. Раздел V Я захлопнул за собой дверь. Потом обернулся, глядь -...
6. Раздел VI Прошло немного времени, старый мой вичуняв и, не долго...
7. Раздел VII - Встань! Что это ты себе надумал? Я...
8. Раздел VIII Когда я проснулся, солнце уже высоко...
9. Раздел IX Мне хотелось пойти и еще раз осмотреть одно место, которое...
10. Раздел X После завтрака мне хотелось поговорить о том...
11. Раздел XI - Заходите,- сказала женщина, и я вошел.- Садись. И я...
12. Раздел XII Было уже, пожалуй, около часа ночи, когда мы...
13. Раздел XIII Мне аж дух перехватило, я еле устоял на ногах....
14. Раздел XIV Повстававши, мы принялись просматривать все добро, что...
15. Раздел XV Мы думали за три ночи добраться до Каира, на границе...
16. Раздел XVI Мы проспали почти целый день, а ночью двинулись снова...
17. Раздел XVII в минуту кто-то крикнул, не вистромлюючи головы...
18. Раздел XVIII Полковник Гренджерфорд был джентльмен, настоящий...
19. Раздел XIX Прошло два или три дня; можно было бы сказать о...
20. Раздел XX Зоны стали засыпать нас всякими вопросами:...
21. Раздел XXI Солнце уже взошло, однако мы не причаливали к берегу...
22. Раздел XXII Они направились к Шербернового дома, неистовствуя и...
23. Раздел XXIII Весь следующий день герцог с королем работали...
24. Раздел XXIV Второго дня, под вечер, пристали мы к поросшему...
25. Раздел XXV Весть о нашем появлении словно на крыльях облетела...
26. Раздел XXVI Ну, так вот, когда все разошлись, король спросил у...
27. Раздел XXVII Я прокрался к их двери и прислушался:...
28. Раздел XXVIII Тем временем поступила уже пора вставать. Я слез с...
29. Раздел XXIX Толпа привела с собой пожилого джентльмена, очень...
30. Раздел XXX Король взобрался на плот, бросился ко мне, схватил...
31. Раздел XXXI Течение нескольких дней мы не решались пристать...
32. Раздел XXXII Когда я добрел до плантации, вокруг было тихо,...
33. Раздел XXXIII Отправился я в город тележкой. Доехал до половины...
34. Раздел XXXIV Поговорили мы с Томом, пошумели и...
35. Раздел XXXV До завтрака оставалось еще около часа, поэтому мы...
36. Раздел XXXVI Той ночи, как только в доме уснули, мы...
37. Раздел XXXVII Это дело мы уладили. Затем отправились на...
38. Раздел XXXVIII Ну и хлопотное же это дело те пера мастерить,...
39. Раздел XXXIX Утром махнули мы в городок и купили там...
40. Раздел ХL После завтрака настроение у нас был замечательный, и мы...
41. Глава ХLI Врач, которого я розбуркав, был добрьій, ласковый...
42. Глава ХLII Утром, еще перед завтраком старик опять ездил в...

На предыдущую