lybs.ru
Смерть не списывает вине. / Борис Олейник


Книга: Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко


Раздел XXXIII

Отправился я в город тележкой. Доехал до половины дороги, смотрю - кто-то едет мне навстречу. Кто бы это мог быть? Том Сойер! Тогда я остановил коня и стал ждать, пока он приблизится. «Стойте!» - крикнул я, тележка остановился против меня, а Том раскрыл рот да так и замер; потом глотнул раза два, три, словно ему в горле пересохло, и говорит:

- Я тебе ничего плохого не причинил, сам знаешь. То чего же ты на этот свет вернулся и ко мне явился?

А я ему на то:

- Я не возвращался» потому и не умирал никогда. Услышав мой голос, он немного оправился, хотя и не совсем.

Далее говорит:

- Не трогай меня: был бы я призраком, ни за что не тронул бы тебя. Дай честное индейское, что ты не призрак.

- Честное индейское, не призрак,- ответил я.

- Ладно... я... я... ладно... оно, конечно... Но мне кажется... мыслей никак не соберу в кучу, не пойму никак... Постой-ка, ведь же тебя убили?

- Никто меня не убивал, я сам все подстроил. Ходи сюда и ощупай меня, когда не веришь. [429]

Так он и сделал, и это его убедило; и так он обрадовался, увидев меня, что не знал, что и начать. И вздумалось ему все сразу узнать, потому что это же была не какая-то там приключение, а главное - таинственная; эта загадочность и взяла его за живое. Однако я уговорил его отложить этот рассказ на будущее. Вознице загадали мы подождать, а сами отъехали в своей коляске чуть дальше, и я рассказал Тому, в который хлопоты я вскочил, и спросил у него, как он думает - что нам делать? Он попросил дать ему минутку покоя, чтобы подумать. Подумал он немного, подумал и говорит:

- Да, надумал я. Бери мою чемоданчик в свою тележку и скажи, что она твоя; заворачивай обратно, и не спеши,- смотри, не приезжай домой раньше, чем нужно. Я сейчас вернусь в город, а тогда отправлюсь за тобой следом и приеду за четверть или за полчаса после тебя; ты сперва удаватимеш, будто меня не знаешь.

Я говорю:

- Хорошо, но подожди минутку. Я тебе еще одну вещь должен сказать - этого, кроме меня, никто не знал. У них есть [430] негр, которого я пытаюсь похитить из неволи. Зовут его Джим - это тот самый Джим, который был у старой мисс Уотсон.

- Что?! И Джим...- начал было он, а потом замолчал и задумался.

А я к нему дальше:

- Я знаю, что ты скажешь. Ты скажешь, что это подлый и бесчестный намерение. Но что есть, то есть. Я таки негодяй и хочу его похитить, а тебя прошу молчать и никому о том ни словечка. Согласие?

Глаза у него загорелись, и он проговорил:

- Я сам помогу тебе его похитить!

Мне с неожиданности аж в голове замакітрилося. Такое услышать я никак не ожидал и должен сказать, что Том Сойер упал в моих глазах. Я не мог сразу поверить. Том Сойер - похититель негров!

- Сто чертей! - вскрикнул я.- Ты шутишь.

- Да нет, совсем не шучу.

- Ну, ладно,- сказал я,- шутишь не шутишь, но если услышишь какой-то разговор о втеклого негра - не забывай, что ты ни сном ни духом его не знаешь, и я тоже не знаю.

Тогда мы перенесли в мою коляску его чемоданчик, и он поехал в одну сторону, а я - во второй. И, конечно, за всевозможными мыслями и на радостях я и забыл, что нужно ехать не спеша, и вернулся гораздо раньше, чем следовало, несмотря на дальнюю дорогу.

Старик, появившийся на двери, удивился:

- Диковинка! Кто бы мог подумать, что моя кобылка такая шустрая! Жаль, что мы времени не заметили. А конячина нисколько не вспотел! Чудо, да и только! Е, теперь я и за сотню долларов не отдам ее, честное слово. А я же хотел продать ее за пятнадцать,- думал, что она большего не стоит.

Более ничего не сказал. Такой доброй души, такого простосердого старого, как этот, нет на свете. Да это и не удивительно: ведь он был не только обычный фермер, а еще и проповедник : по ту сторону плантации была у него маленькая бревенчатая церквушка, которую он построил на собственные средства,- то была одновременно и церковь, и школа; проповедовал он и даром не брал ни гроша, и, правду говоря, не было за что брать. На Юге часто можно встретить таких фер-мер-проповедников, так же проповедуют даром.

Примерно за полчаса подъезжает на коляске к воротам и Том; тетя Сэлли увидела его через окно, потому что до ворот недалеко - метров пятьдесят, не больше,- и говорит: [431]

- Гляньте, еще кто-то приехал! Интересно, кто это? Видимо, кто-то не из здешних. Джимми (это к одному из детей),' беги-ка к Лизе и скажи, чтобы поставила еще одну тарелку на стол.

Все бросились к двери, поскольку, конечно, чужой гость ежегодно здесь не бывает, а уж как приедет, так переполоху наделает больше, чем желтая лихорадка. Том перебрался через перелаз и направился к дому; тележка покатился по дороге обратно в город, а мы все сгрудились в дверях. Том был в хорошем настроении: зрители есть, а остальное было для Тома Сойера дело простое. И пусть он немного пиндючився при таких обстоятельствах, это ему не вадило. Том был не из таких мальчишек, чтобы идти через двор, трепетно топтались, словно овечка,- нет, он ступал уверенно, степенно, как баран. Приблизившись к нам, он поднял немного шляпу, и так томно и неторопливо, словно это была крышка от коробки с бабочку- ) мы и он не хотел их перепугать, и сказал:

- Мистер Арчібалд Николс, если не ошибаюсь?

- Нет, мой мальчик,- ответил ему старик,- к сожалению, И извозчик подвел вас: Ніколсова усадьба отсюда мили за три с лишним. Прошу, прошу в дом!

Том оглянулся через плечо и говорит:

- Слишком поздно, извозчика уже не видно.

- Да, сынок, он уже уехал, а вы заходите и пообедайте с нами; а потом мы запряжемо лошадку и отвезем вас к Николса.

- О, то вам лишние хлопоты! Нет, я не могу позволить того! Я пойду пешком, такое расстояние для меня ерунда!

- Нет, мы вас не пустим,- такая уж наша южная гостеприимство. Просим, заходите.

- О, будьте добры,- добавила тетя Сэлли,- вы нам., никаких хлопот тем не нанесете! Вы должны остаться. Пройти пешком целых три мили... а пыль какая, ужас! Нет, мы вас не пустим. Я уже и приказала поставить еще тарелку на стол, как только увидела, что вы під'їздите к воротам; вы уж не обижайте нас. Прошу, заходите и чувствуйте себя, как дома.

Ну, Том искренне и благородно их поблагодарил, дав себя уговорить, и наконец вошел; уже войдя в дом, он сказал, якобы приехал из Гіксвілла, штат Огайо, а зовут его Уильям Томсон,- при этом он еще раз поклонился.

Начал он дальше болтать чушь о Гіксвілл и о его жителях и как пошел языком горох молотить, как пошел... Я уже начал было нервничать: каким же образом оно поможет мне выбраться из затруднения? Вдруг, не прекращая [432] болтовня, он перегнулся через стол и прищелкнул тетю Салли прямо в уста, а затем снова уселся на своем стуле и продолжал свое блягузкання. А она как вскочит на ноги, вытерев губы рукой, и как закричит:

- Ах ты, дерзкий щенок! Он словно обиделся и говорит:

- Вы меня удивляете, мэм!

- Я вас см... Да за кого вы меня имеете? Да я вам сейчас... Говорите, вы часом с ума не сошли, ни с того ни с сего полезли со мной целоваться?

Он как будто смутился и говорит:

- Так просто. Я и понятия не имел вас обидеть, мэм. Я... я думал: а может, вам это понравится.

- Дурак ты заплішений! - Она схватила веретено и, казалось, вот-вот уперіщить ним Тома по голове.- Откуда ты взял, что это мне понравится?

- Я и сам не знаю. Но... мне... мне все говорили... что вам это понравится.

- Тебе говорили?! Видимо, такие же безклепкі. Нет, только представить себе такую дерзость! Кто это тебе сказал?

- Все говорили. Все они так и говорили, мэм.

Она едва-едва сдерживалась; глаза ей пылали, пальцы шевелились от непобедимого желания вп'ястися в Тома, и она вскрикнула:

- Кто это «все»? Быстро признавайся, как их зовут, иначе одним баняком на свете станет меньше!

Он вскочил, такой как будто растерян, и говорит, вертя в руках свою шляпу:

- Мне очень обидно... я не ожидал... Мне так и говорили... Все мне так говорили... Все сказали: поцелуй ее, ей это очень придется по сердцу. Все так говорили, все без исключения! Я прошу прощения, мэм, я больше не буду... честное Слово, больше не буду.

- Не будете делать, вон как?! Красненько дякую! Я тоже надеюсь, что не насмілитесь.

- Нет, мэм, честное слово, нет! Никогда вас больше не буду целовать, пока вы сами попросите.

- Пока сама попрошу? Ну, что вы на это скажете? Отродясь такого еще не чувала! И чтобы вы столько лет прожили, сколько Мафусаил, то и тогда бы не дождались, чтобы я всяких там балбесов просила меня целовать!

- Чудно,- сказал Том,- это меня очень удивляет. Я не могу ничего понять. Мне говорили, что вам будет приятно, поэтому и я думал, что вам будет приятно. Однако...- Он замолчал и обвел всех присутствующих взглядом, словно искал чьего - [433] сострадание, и, наконец, остановился на старике и спрашивает: - А вы разве не думали, сэр, что ей приятно будет, когда я ее поцелую?

- Да нет, я... я... нет, я такого не думал.

Тогда Том остановил на мне свой взгляд и спрашивает:

- Томе, а не думал ли ты, что тетушка Сэлли раскроет свои объятия и скажет: «Сиде Сойєре...»

- Господи, боженьку ты мой! - воскликнула она, уриваючи Тому язык и кидаючися к нему.- Ах ты ж буяне негодный, и не стыдно тебе вот так своей родной тете ману пускать...- И хотела было обнять его, но он уклонился, говоря:

- Нет, нет, сначала попросите.

Она не теряла времени и сразу же попросила; прижала его и целовала, и целовала его еще и еще, а потом подтолкнула его к старому, и он взял в свои объятия то, что от Тома осталось. Потом, когда они немного передохнули, тетя Сэлли сказала:

- Ах, мой же ты голубчик, вот так неожиданность! Ведь мы совсем не ждали тебя, мы ждали только на Тома. Сестра, строча до меня, и не намекнула, что кто-то еще должен приехать.

- Это из-за того, что никто из нас не должен был ехать, кроме Тома,- сказал он,- но я так уже канючил, так канючил, что в последний момент она меня отпустила; поэтому, плывя по реке, мы с Томом надумали, то будет хорошая неожиданность, когда он прибудет к вам первый, а я немного подожду и явлюсь к вашей господи, изображая какого-то чужака. Однако это была наша ошибка, тетушка Сэлли. Чужаков именно здесь приветствуют плохо.

- Угу, таких как ты, Сиде. За это надо избить тебя. Никогда еще мне так не донимали, ей-богу! И про меня, хоть какие хотите фортели выкидывать, чтобы вы были здесь. Видели ли вы, которой эти сорванцы срезали, га? Я мало столбом не стала с чуда и возмущение, когда ты меня прищелкнул.

Обедали мы на той открытой галерее, соединявшей дом с кухней; там уже полный стол стоял всяких яств, что их хватило бы на целый десяток семей; все блюда были вкусные, горячие, не то что какое-то там твердое мясо, которое круглые сутки пролежало где-то в сыром погребе, а на утро воняет мертвечиной и пригодно разве что на съедение какому-то старому людоеду. Дядя Сайлас таки долго читал над всеми теми роскошью передобідню молитву, но обед действительно был того стоит; к тому же он за время молитвы не успел и прочахнути, как это случается сплошь и рядом [434] с другими обедами, когда за столом слишком розпатякуються.

После обеда ходило много всяких разговоров, и нам с Томом приходилось все время беречься, и все напрасно: за разговором они ни словом не обмолвились о втеклого негра, а мы и боялись хоть на что то намекнуть. Однако за ужином кто-то из детей спросил:

- Пап, а можно мне с Томом и Сидом пойти на спектакль?

- Нет,- сказал старик,- я думаю, что не будет вообще никакого представления; да если бы и была, ходить вам туда ничего. Этот утеклий негр рассказал нам с Бертоном все чисто про ту позорную спектакль, и Бертон собирался всех предупредить о том; то уже, видимо, этих обманщиков виштурхали прочь из города.

Вон как! И я все-таки не виноват. Мы с Томом должны были спать в одной комнате и в одной постели; поэтому, притворившись очень уставших, мы сразу же после ужина, пожелав всем спокойной ночи, отправились якобы спать; а потом вылезли через окно, спустились по громовідводові на землю и помчались в город; я не верил, чтобы кто-нибудь предупредил короля и герцога; и если я не потороплюсь и не успею намекнуть им, что здесь готовится, то они, наверное, хорошо вступят в голенища.

По дороге Том рассказал мне, почему все убеждены, будто меня убили, и что мой отец снова исчез и больше не появлялся, и еще какой поднялся шум, когда Джим сбежал; а я рассказал Тому о наших обманщиков и о «Королевское Неабищо», и еще, сколько хватило времени, о наше путешествие плотом; когда же мы добрались до города и дошли до середины - а было уже тогда около полдевятого - смотрим, а тут нам навстречу разъяренная толпа с факелами, все галдят, орут, колотят в сковородки и дудят в рожки; мы отскочили в сторону, чтобы пропустить их; а когда они нас шли, я увидел, что они тащат короля с герцогом верхом на шесте,- собственно, не увидел, но знал, что король и герцог, так же невозможно было их опознать: вишмарувані дегтем и обсыпанные перьями, они потеряли всякое человеческое подобие и походили более всего на две огромные мешки. Мне неприятно было на это смотреть и даже стало жаль тех жалких халамидників; я от-слышал;что у меня против них никогда на сердце зла не будет. Да и действительно это было ужасное зрелище. И как вот люди могут быть друг к другу такие жестокие?

Мы увидели, что опоздали,- ничем уже не сможем им помочь. Тогда начали розпитуватися в некоторых из тех, [435] что отстали, и они рассказали нам, что все подались на ! спектакль, словно сном и духом ничего не знают, и сидели себе спокойненько и молчали, пока бедный старый король разошелся и начал прыгать; здесь кто-то подал знак, все зрители вскочили с мест, бросились на сцену и схватили их.

Мы с Томом попленталися домой, и я чувствовал себя уже не таким бодрым, как раньше; меня что-то угнетало и почему-то казалось, будто я чем-то провинился, хоть я и не совершил ничего дурного. Но это всегда так; то не имеет значения, хорошо ты поступил или плохо - совесть не возится с тобой, а просто достает тебе до живого сердца. Если бы у меня был такой назойливый собака, как совесть, я бы его отравил. Эта проклятая совесть занимает в человеке больше места, чем остальные внутренности, а толку от нее никакой. И Том Сойер говорит то же самое.

Книга: Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна. Перевод Ирины Стешенко
2. Раздел II Мы на цыпочках крались по тропинке между деревьями к...
3. Раздел III Эх, и досталось же мне утром от старой мисс...
4. Раздел IV Ну вот, прошло с того времени месяца три, а может, и...
5. Раздел V Я захлопнул за собой дверь. Потом обернулся, глядь -...
6. Раздел VI Прошло немного времени, старый мой вичуняв и, не долго...
7. Раздел VII - Встань! Что это ты себе надумал? Я...
8. Раздел VIII Когда я проснулся, солнце уже высоко...
9. Раздел IX Мне хотелось пойти и еще раз осмотреть одно место, которое...
10. Раздел X После завтрака мне хотелось поговорить о том...
11. Раздел XI - Заходите,- сказала женщина, и я вошел.- Садись. И я...
12. Раздел XII Было уже, пожалуй, около часа ночи, когда мы...
13. Раздел XIII Мне аж дух перехватило, я еле устоял на ногах....
14. Раздел XIV Повстававши, мы принялись просматривать все добро, что...
15. Раздел XV Мы думали за три ночи добраться до Каира, на границе...
16. Раздел XVI Мы проспали почти целый день, а ночью двинулись снова...
17. Раздел XVII в минуту кто-то крикнул, не вистромлюючи головы...
18. Раздел XVIII Полковник Гренджерфорд был джентльмен, настоящий...
19. Раздел XIX Прошло два или три дня; можно было бы сказать о...
20. Раздел XX Зоны стали засыпать нас всякими вопросами:...
21. Раздел XXI Солнце уже взошло, однако мы не причаливали к берегу...
22. Раздел XXII Они направились к Шербернового дома, неистовствуя и...
23. Раздел XXIII Весь следующий день герцог с королем работали...
24. Раздел XXIV Второго дня, под вечер, пристали мы к поросшему...
25. Раздел XXV Весть о нашем появлении словно на крыльях облетела...
26. Раздел XXVI Ну, так вот, когда все разошлись, король спросил у...
27. Раздел XXVII Я прокрался к их двери и прислушался:...
28. Раздел XXVIII Тем временем поступила уже пора вставать. Я слез с...
29. Раздел XXIX Толпа привела с собой пожилого джентльмена, очень...
30. Раздел XXX Король взобрался на плот, бросился ко мне, схватил...
31. Раздел XXXI Течение нескольких дней мы не решались пристать...
32. Раздел XXXII Когда я добрел до плантации, вокруг было тихо,...
33. Раздел XXXIII Отправился я в город тележкой. Доехал до половины...
34. Раздел XXXIV Поговорили мы с Томом, пошумели и...
35. Раздел XXXV До завтрака оставалось еще около часа, поэтому мы...
36. Раздел XXXVI Той ночи, как только в доме уснули, мы...
37. Раздел XXXVII Это дело мы уладили. Затем отправились на...
38. Раздел XXXVIII Ну и хлопотное же это дело те пера мастерить,...
39. Раздел XXXIX Утром махнули мы в городок и купили там...
40. Раздел ХL После завтрака настроение у нас был замечательный, и мы...
41. Глава ХLI Врач, которого я розбуркав, был добрьій, ласковый...
42. Глава ХLII Утром, еще перед завтраком старик опять ездил в...

На предыдущую