lybs.ru
Преподавать язык - это означает, прежде всего, прививать любовь к языку. / Максим Рыльский


Книга: Роберт Льюис Стивенсон Корабельная катастрофа Перевод Валерия Бойченко


Роберт Льюис Стивенсон Корабельная катастрофа Перевод Валерия Бойченко

© R.L.Stevenson, The Wrecker, 1891

© В.Бойченко (перевод с английского), 1984

Источник: Р.Л.Стівенсон. Корабельная катастрофа. К.: Радуга, 1984. 359 с., ил.

Сканирование и корректура: SK (), 2004

Содержание

ПРОЛОГ. На Маркизских островах

ИСПОВЕДЬ ЛАУДЕНА

Раздел И. Всесторонняя коммерческое образование

Раздел II. Руссільйонське вино

Раздел III, который знакомит с мистером Пинкертоном

Раздел IV, в котором я познаю превратности судьбы

Раздел V. Мои скитания в Париже

Раздел VI, в котором я отправляюсь на Дальний Запад

Раздел VII. Дела идут на полный ход

Раздел VIII. Люди припортовых кварталов

Раздел IX. Катастрофа «Летучего шквала»

Глава X, в котором команда брига исчезает неизвестно куда

Глава XI, в котором мы с Джим розлучаємось

Раздел XII. «Нора Крейн»

Раздел XIII. Остров и разбитый бриг

Раздел XIV. Каюта «Летучего шквала»

Раздел XV. Груз «Летучего шквала»

Раздел XVI, в котором я становлюсь контрабандистом, а капитан управляется в казуистике

Раздел XVII. Сведения из военного корабля

Раздел XVIII. Перекрестный допрос и уклончивые ответы

Раздел XIX. Путешествия с крутієм Беллерсом

Раздел XX. Столбрідж-ле-Картью

Раздел XXI. С глазу на глаз

Раздел XXII. Иждивенец

Раздел XXIII. Приданое Богатой невесты»

Раздел XXIV. Суровая условие

Раздел XXV. Скверное положение

ЭПИЛОГ

ПРОЛОГ НА МАРКИЗСКИХ ОСТРОВАХ

Приближалась третья час зимнего дня в Таи-о-хае - главном порту и французской столице Маркизских островов. Бушевал сильный порывистый пассат, сильный прибой грохотал на прибрежной гальке, и п'ятдесятитонна военная шхуна - носитель флага и влияния Франции на этом канібальськім архипелаге - качалась на волнах у своего причала под Тюремным холмом. Низкие черные тучи лежали на склонах гор, амфитеатром окружавших гавань; как только выпал дождь, настоящий тропический ливень, почти водяной смерч, и потемневшими зелеными склонами гор извивались серебристые нити ручейков.

Климат на этих островах жаркий и здоровый, и зима - то только название. Дождь не відсвіжив жителей Таи-о-хае, а ветер не взбодрил их. Лишь на окраине, за Тюремным холмом, комендант ходил наблюдателем в собственном саду, и садовники - все как один каторжане - похоть-похоть работали, а остальные жители городка наслаждались послеобеденным отдыхом и дремотой. Васкеху, туземна королева, почивала в своей нарядной хижине под тенистыми шелестливими пальмами; комиссар с Таити - в отіненій флагами официальной резиденции; торговцы - в безлюдных магазинчиках, и даже клубный прислужник спал в помещении клуба, опустив голову на прилавок, над которым красовались визитные карточки морских офицеров и карта мира.

Вдоль берега пролегала единственная улица: с благодатной тени пальм и зеленой чащи пурао смотрели в море дощатые домики, и нигде не видно было ни души. Лишь в конце расшатанного причала, что когда-то (во времена успеха мятежников в Южных Штатах) стонал под весом пакуемого хлопчатника Джона Гарта, на куче хлама уселся известный здесь татуированный европеец - живая диковинка городка Таи-о-хае.

Он не склеплював глаз и лениво озирав гавань. Видел пологий склон горы, что возле гавани переходил в скалы, видел прибой, что бело закипал вокруг двух островков - [5] в узком просвете между ними на голубом крайнебі вздымались острые вершины острова Уа-пу. Но этот давно знакомый пейзаж не привлекал его внимания. Он погрузился в то дремотное состояние, когда сон граничит с явью, и в его воображении всплывали разрозненные картины прошлого: лица белых и туземцев - шкиперов, старших помощников, князьков и вождей - появлялись перед ним и снова исчезали; он вспоминал давние путешествия и забытые пейзажи, озаренные світанням; он вновь слышал грохот барабанов, призывавших на канібальське пиршество; возможно, ему являлись прелести той туземной принцессы, из любви к которой он отдал свое тело в безжалостные руки татуировщика, а теперь сидел на куче хлама край причала в Таи-о-хае - чудак, не похожий на других европейцев. А возможно, в его душу властно ворвалось еще раньше - звуки и запахи родной Англии, далекого детства: веселый перезвон соборных колоколов, ракитник на берегу, песня речной волны под плотиной...

У входа в гавань - быстрое течение, и корабль можно провести лишь ближе к островков - так, что с него легко добросить до берега сухарем. И вот, пока татуированный европеец дремал и грезил, из-за западного островка выскочил летучий кливер (1),- и это заставило его мгновенно прийти в себя. Потом появились два стакселя(2), и, прежде чем татуированный европеец вскочил на ноги, топсельна шхуна (3) в несколько сотен тонн, легко обойдя островок против ветра, курсом бейдевінд (4) вошла в гавань.

Сонный городок зашевелился, как будто его разбудил какой-то волшебник. Отовсюду вироїлись туземцы, приветствуя друг друга магическим возгласом «Ехіпі!» («Корабль!»). Королева вышла на веранду и взглянула на гавань, прикрыв глаза ручкой, что была настоящим чудом высокого искусства татуировки; комендант забыл о своих каторжан и бросился в дом за подзорной трубой; капитан порта, который был еще и надзирателем в тюрьме, метнулся вниз по склону Тюремного холма; семнадцать мідношкірих канаків(5) и француз, помощник боцмана, члены команды военной шхуны, выбежали на бак; все англичане, американцы, немцы, поляки, корсиканцы и шотландцы - торговцы и чиновники Таи-о-хае,- покинув свои лавки и конторы, собрались, по старинке, возле клуба.

(1) Кливер - косой треугольный парус, который ставится впереди фок-мачты - передней мачте судна.

(2) Стаксель - треугольный парус, который ставится вслед за клівером, впереди фок-мачты.

(3) Шхуна - судно, имеющее несколько мачт с косыми парусами.

(4) Бейдевінд - курс судна при встречно-боковом ветре, когда угол между направлением ветра и носом судна меньше 90°.

(6) Канаки - народность, живущая на Гаванских островах. [6]

Расстояния в городке были незначительные, и вся дюжина его белых жителей сошлась так быстро, что уже успела обменяться догадками относительно национальности и цели плавания неизвестного корабля, прежде чем он достиг стоянки. Вот на клотику взвился английский флаг.

- Я же вам говорил, что это Джонни Булль(1), я сразу узнал по стакселях,- молвил бывалый, но еще бадьористий морской волк, который мог бы снова (если бы удалось найти судовладельца, незнакомого с его биографией) украсить своей персоной капитанский мостик и погубить еще одно судно.

- Однако корпус американской формы,- лукаво заметил шотландец, инженер бавовноочисної фабрики.- Я уверен, что это яхта.

- Конечно! - воскликнул морской волк.- Конечно, яхта! Взгляните на ее шлюпбалки(2) и на шлюпку, подвешенную за кормой.

- И какая же это яхта?! - отозвался голос, который явно принадлежал уроженцу Глазго.- Разве вы не видите красного цвета английского торгового флага?!

- И все же вы можете закрывать свою лавочку, Томе,- сказал вежливый немец и добавил, обращаясь к туземця с тонкими чертами лица,- он как раз проезжал по улице на хорошем гнідому лошади: - Bon jour, mon Prince! Vous allez boire un verre de biere? (3)

Но принц Станислав Моанатіні - единственный по-настоящему занят ныне житель острова - подгонял коня, спеша осмотреть оползень, что утром завалил горную дорогу. Солнце уже клонилось к небосклону, вскоре должно было темнеть, и если принц хотел избежать опасностей, таящихся во мраке и обрывам, а также страха перед призраками мертвых, населяющих джунгли,-он никак не мог принять ласковых приглашения. Впрочем, если бы он и спешился, освежиться было бы нечем.

- Пива?..-откликнулся уроженец Глазго, - Откуда ты взял? В клубе осталось лишь восемь бутылок! А я еще

(1) Джон Булль (по имени фермера из политической сатиры Дж. Арбуржуа.Так Прозвали буржуазную Англию и типичного английского

(2) Для пуска, изогнутой формы стальной брус, предназначенный подъема шлюпок не видел в этом порту корабля под английским флагом! Его капитан и должен выпить мое пиво.

(3) Здравствуйте, принц! Не выпьете стакан пива? (Франц.) [ 7]

Это предложение возражений не вызвало, хотя и не пробудила особого восторга: уже несколько дней само слово «пиво» навевало грусть на членов клуба, которые каждый вечер невесело подсчитывали, сколько осталось бутылок.

- Вот и Гевенс! - молвил кто-то, словно обрадовавшись возможности сменить тему.- А что вы, Гевенсе, думаете про этот корабль?

- Я не думаю,- неспешно зажигая сигарету, ответил Гевенс, высокий, вежливый, неразговорчивый, одетый в безупречный костюм англичанин,- я знаю. Он доставил мне груз из Окленда, от фирмы «Дональд и Бденборо». Я как раз собрался на борт.

- Но что это за корабль? - спросил седой моряк.

- Не имею ни малейшего представления,- ответил Гевенс.- Небось, какой-нибудь трамп(1) зафрахтованный ими.

По этому языку англичанин невозмутимо и степенно проследовал дальше и вскоре уже сидел на корме вельбота, следя, чтобы не замараться, и ловко подводил вельбота под борт шхуны, спокойным и вежливым тоном отдавая команды шумным канакам.

У трапа его встретил загорелый, навител капитан.

- Думаю, ваш груз предназначен нам,- сказал англичанин.- Я - мистер Гевенс.

- Именно так, сэр,- ответил капитан, пожимая ему руку.- Владелец судна, мистер Додд, ждет вас в каюте. Осторожно, у нас тут только что покрасили...

Гевенс ступил в проход между бортом и рубкой, спустился по трапу в каюту.

- Мистер Додд, если не ошибаюсь? - обратился он к приземистого бородача, который что-то писал за столом. И вдруг воскликнул: - Да это же Лауден Додд!

- Я, я, мой друг! - радостно ответил мистер Додд, резво вскакивая.- Прочитав твою фамилию в фрахтовых бумагах, я решил, что это именно ты! А ты ничуть не изменился: все тот же невозмутимый, собранный британец.

- А вот о тебе этого не скажешь: ведь ты, кажется, сам стал британцем? - ответил Гевенс.

- О нет, вовсе нет,- возразил Додд.- Красная союз там, на мачте, то не мой флаг - то флаг моего компаньона.

(1) Трамп (англ.) - грузовое судно, которое не имеет постоянных рейсов и которое можно зафрахтовать к любому порту. [8]

Но все дела он оставил на меня. Вот он,- и Додд указал на бюст - одну из многочисленных, довольно необычных украшений этой своеобразной каюты. Гевенс вежливо осмотрел бюст.

- Красивый бюст,- молвил он.- 3 лицо ваш компаньон довольно приятный человек.

- Да, он человек порядочный. Это он ведет дела. Капитал принадлежит ему.

- И деньги, видимо, его не ограничивают,-добавил Гевенс, со все большим удивлением оглядываясь по каюте.- Здесь их немало вложено.

- Его деньги, мой вкус,- пояснил Додд.- Книжный шкаф черного ореха - старинная английская работа. Книжки все мои - в основном произведения французского Возрождения. Видел бы ты, как разочаровываются скучающие местные жители, думая отыскать здесь что-то лучше, чем библиотечные романы. Зеркала настоящие венецианские; то в углу - раритет. Мазня - моя и его, лепка - мое.

- Лепка? Ты о чем? - не понял Гевенс.- Где здесь лепки?

- Эти бюсты,- ответил Додд.- Ведь в юности я был скульптором.

- Так-так, кое-что помню. А еще ты, кажется, как-то рассказывал, что интересовался каким-то недвижимым имуществом в Калифорнии...

- ей-право, ты преувеличиваешь,- ответил Додд.- «Интересовался» - это не то слово. «Меня втянули в дело» - вот это точнее. Ведь я прирожденный художник, и ничего, кроме искусства, никогда меня не интересовало. Если бы я завтра разбил это старое корыто,- добавил он,- то, без сомнения, снова отдался бы искусству!

- Шхуна застрахована? - поинтересовался Гевенс.

- Да,- ответил Додд.- Нашелся в Фриско(1) дурак, который застраховал ее, и теперь он відшматовує львиную долю наших доходов; но настанет день, когда мы с ним сочтемся.

- Так... С грузом, надеюсь, все в порядке? - спросил Гевенс.

Видимо так ответил Додд.-Займемся бумагами

- На это есть весь завтрашний день,-сказал Гевенс.

(1) Фриско - уменьшенная название американского города Сан-Франциско. [9]

- А сейчас тебя ждут в нашем клубе. C'est 'heure di absinthe (1). А потом, Лаудене, мы пообедаем - конечно, у меня.

Мистер Додд согласился, одел белую куртку - не без определенных усилий, потому что он был среднего возраста и довольно тучный,- причесало бороду и усы перед одним из венецианских зеркал и, взяв фетрового шляпу с широкими полями, вывел гостя через помещение конторы на шкафут (2).

У борта их ждала кормовая шлюпка - изысканных иней, с мягкими сиденьями, украшенная полированным красном деревом.

- Садись за руль,- предложил Лауден.- Ты лучше знаешь, где здесь удобнее всего причалить.

- Я не люблю управлять чужим лодкой,- возразил Гевенс.

- Считай его лодкой моего компаньона, и мы зрівняємось,- беззаботно бросил Лауден, спускаясь по грапу.

Гевенс двинулся следом и без лишних возражений взял рум-пельштерти (3).

- Не понимаю, каким образом ты получаешь прибыль от этой шхуны! - удивился он.- Во-первых, она, кажется, великовата для здешней торговли, а во-вторых, слишком пышно украшенная...

- Я не уверен, что мы действительно имеем от нее прибыль,- согласился Лауден.- Мне всегда не хватало деловых качеств. Мой компаньон, думаю, доволен, а деньги, как я уже говорил, принадлежат ему. Я вношу в дело лишь отсутствие коммерческого опыта.

- Тебе просто нравится твоя каюта, да? - пошутил Гевенс.

- Да,- согласился Лауден,- как не странно, именно так. Ты угадал.

Пока они бороздили гавань, солнце село за горизонт, и об этом возвестил пушечный выстрел (точнее, то было ружье). Одновременно на шхуне спустили флаг. Когда шлюпка причалила, на берегу уже лежала тьма, и низенькая веранда клуба «Ceicle Internationale»(4) (так он назывался официально, и не без оснований) сияла многочисленными лампами. На острове Нукухіва наступили самые приятные часы суток: исчезли надоедливые и противные мушки-однодневки, подул свежий береговой бриз, и члены клуба собрались вместе, чтобы выпить.

(1) Самое время выпить (франц.).

(2) Шкафут - средняя часть верхней палубы судна.

(3)Румпельштерти - шнуры, прикрепленные к рулю; предназначены для управления шлюпкой.

(4) «Международное круг» (франц.). [ 10]

Мистера Лаудена Додда официально представили коменданту острова, потом его партнеру по бильярду - торговцу с соседнего острова, почетному члену клуба, который начинал свою карьеру подручным плотника на борту военного корабля Северных Штатов; затем его представили портовом врачу, жандармскому начальнику, фермеру - владельцу опийных плантаций - и всем людям белого цвета кожи, которых волны торговли, корабельные катастрофы или дезертирство забросили в Таи-о-хае. Благодаря своей приятной внешности, любезным манерам и умению вести беседу на французском и английском языках Лауден всем очень понравился. Вскоре на столе возле него появилась одна из восьми последних бутылок пива, а сам он стал центральной фигурой довольно болтливого общества, хотя и был неразговорчив.

Разговоры в Южных морях(1) всегда сводятся к одному-единственному кругу тем, потому что океан здесь действительно бескрайний, но мир мал. Вы обязательно услышите имя Драчуна Хэйса, героя морей, чьи подвиги и вполне заслуженный конец остались неизвестными Европе; немного погомонять о торговле копрой и ракушками, а возможно, бавовником и губкой, но достаточно поверхностно, будто этот вопрос никого особо и не интересует; с уст часто будут взлетать, как птички-веснянки, названия шхун и фамилии их капитанов; собеседники обменяются новостями о последних корабельные катастрофы, беззаботно поделятся своими соображениями. Человеку новой эти разговоры вначале кажутся не очень интересными, но вскоре ее пленяет общее настроение, а когда она поживет в мире островов год-полтора и увидит немало шхун, так что фамилия каждого капитана будет вызывать в воображении определенную фигуру в пижаме или полотняном костюме, да еще и приспособился к неопределенности, с которой (как будто в память мистера Хэйса) относятся здесь к таким видам человеческой предприимчивости, как контрабанда, умышленные корабельные катастрофы, баратрія(2), пиратство, торговли рабочей силой и т.д., - тогда она удостоверится, что эти разговоры в клубах Полинезии не менее [11] увлекательные и поучительные, чем разговоры в подобных заведениях Парижа или в клубах Паллеты-Малл(3) в Лондоне.

(1) Южные моря - южные просторы Тихого океана.

(2) Баратрія (англ.) - умышленное уничтожение застрахованного судна или груза с целью получения страховой суммы.

(3) Паллеты-Малл - улица в центре Лондона, где расположены клубы бизнесменов.

Хотя мистер Лауден Додд впервые ступил на Маркизские острова, он был опытным, просоленим торговцем: он знал многочисленные корабли и их капитанов; на других островах он был свидетелем первых шагов тех людей, о которых здесь велись разговоры, или, наоборот, мог рассказать о дальнейшем развитии событий, когда начались в Таи-о-хае. Среди других интересных новостей - например, о появлении в Южных морях новых лиц,- он известил также о последней катастрофе корабля. Судьбы других островных шхун не прошел в этот раз «Джон Ричардс».

- Дикинсон посадил его на мель возле острова Пальмерстон,- сказал Додд.

- А кто владельцы? - спросил один из членов клуба.

- О, как обычно- «Кепсікум и Компания».

Члены клуба улыбались, обменивались многозначительными взглядами. Небось, Лауден выразил общий догадка, когда заметил:

- Вот, говорят, есть выгодные дела! Не знаю ничего более выгодного, чем застрахованное шхуна, опытный капитан и прочный, надежный риф.

- Выгодное дело? Таких не. бывает! - возразил уроженец Глазго.- Никто не имеет выгоды, кроме миссионеров - кат их не взял!

- Ну, это слишком! - возразил кто-то.- Неплохие барыши дает опий.

- Хорошо также наскочить на лагуну, где запрещен вылов жемчуга, скажем, на четвертом году, тихонько собрать сливки и выскользнуть, прежде чем пронюхает французы.

- Неплохо и добрый золотой самородок добыть,- добавил какой-то немец.

- Купить судно потерпело крушение, тоже прибыльное дело,- молвил Гевенс.- Вспомните торговца из Гонолулу и судно, выброшенное на рифы Вайкики. Поднялась такая буря, что судно это начало крушить, едва оно село на мель. Не прошло и часа, как агент «Ллойда»(1) продал судно, и до сумерек, когда его разбило в щепки, покупатель обеспечил себе теплое гнездышко. А если бы солнце зашло на три часа позже, он мог бы и навсегда покинуть бизнес. Но и так он построил себе дом на Беретаніа-стрит и назвал его именем судна.

(1) «Ллойд» - крупнейшая английская страховая компания. [12]

- Да, иногда можно неплохо заработать на корабельной катастрофе,- согласился уроженец Глазго,- но это случается нечасто.

- Ну, это уже общее правило - выгодные дела встречаются чертовски редко,- ответил Гевенс.

- Так-так, это уже воля Всевышнего,- согласился уроженец Глазго.- А я мечтаю разнюхать тайну какого-нибудь богача и хорошо прижать его там, где надо.

- Думаю, вам известно, что это не метод среди порядочных людей,- заметил Гевенс.

- А мне все равно, меня этот метод устраивает вполне,- дерзко отозвался шотландец из Глазго.- Жаль, что в этих Южных морях таких секретов не добудешь - их надо искать только в Лондоне или Париже.

- Мак-Гиббон, видимо, начитался бульварных романов,- подбросил кто-то.

- Он читал «Аврора Флойд»,- добавил второй.

- Ну и что? - возмутился Мак-Гиббон.- Говорю то, что есть. Почитайте газеты! Вы хихочете только потому, что полные невежды. Я уверен, что шантаж - такой же бизнес, как и страхование, только до черта честнее.

Неприкрытая язвительность этих признаний заставила Лаудена, пылкого сторонника мира и согласия, выбросить свои козыри.

- Как не странно,-сказал он,- в поисках средств существования мне пришлось испытать все эти методы.

- Вы находить самородок? - ломая слова, спохватился немец.

- Нет,- ответил Лауден.- Я брался в жизни за всякие глупости, но копать золото не додумался. Каждый человек должен иметь здравый смысл.

- Ну, а контрабандную торговлю опиумом вы попытались/- поинтересовался кто-то второй.

- Попытался,- ответил Ладен.

- И имели выгоду?

- И еще какой!

И покупали разбитое судно?

- Да, сэр.

- И что выудили?

Видите ли и шхуна была особая,- уточнил Лауден - честно говоря, я не советовал бы браться за это ремесло чтобы кто-то разбило в щепки? - нетерпеливо спросил Ладен.[13]

- Если сказать точнее, разбился я,- ответил Лауден.- Не все рассчитал.

- И шантаж испытали?

- Конечно, что за вопрос! - ответил мистер Додд.

- И имели выгоду?

- Понимаете, меня преследуют неудачи. А вообще это дело прибыльное.

- Вы узнали чью-то тайну? - спросил уроженец Глазго.

- Большую, как штат Техас!

- И это был богач?

- Он не был Рокфеллером, но все эти острова мог бы купить не торгуясь.

- Так за чем же стало? Вы не смогли прибрать его к рукам?

- Дело было хлопотное, и в конце концов я загнал его в угол и...

- И что?..

- И вся игра пошла наперекосяк. Я стал его лучшим другом.

- Эх, черт!..

- По-вашему, он неприхотлив в выборе друзей? - любезно спросил мистер Додд.- Впрочем, возможно: у него достаточно широкий круг симпатий.

- Если ты, Лаудене, кончил пащекувати,- вставил свое слово Гевенс - то время идти ко мне обедать.

Когда они вышли из клуба, в темноте грохотал прибой. В темно-зеленых зарослях кое-где мигали огоньки. Выныривая из тьмы, мимо них по двое и по трое проходили туземные женщины, соблазнительно улыбались, переговаривались, поглядывая на двух белых; когда они исчезали, в воздухе еще долго витали запахи пальмового масла и лепестков красного жасмина. От клуба до дома мистера Гевенса было несколько шагов, но кому-то из жителей Европы они показались бы шагами по волшебной стране. Если бы первый попавшийся европеец мог пойти за двумя нашими друзьями в дом, окруженный широкой верандой, и в прохладном покои, обвитому зеленью, сел с ними за стол, где на белой скатерти рубиново сияло вино; если бы он мог отведать экзотических яств - сырой рыбы, плодов хлебного дерева, запеченных бананов, жареного поросенка с гарниром из бесподобного мити, а также королевского деликатеса - салата из пальмовых почек; если бы он увидел, как неслышно и ненавязчиво, время от времени выглядывая из-за дверей, ему безропотно служит молодая остров'янка в широком [14] свободном наряде, слишком застенчивая, чтобы быть членом семьи, и слишком властная, чтобы ею не быть,- а потом мигом перенесся в места своих отечественных кумиров, то он сказал бы, сидя в старинном кресле у камина и протирая глаза: «Мне приснился удивительный край! ей-богу, я побывал в раю!» Но Додд и его хозяин давно уже привыкли ко всем волшебства тропической ночи, до всех блюд островной кухни, и они взялись мяса как люди, что очень проголодались, и лишь изредка лениво перебрасывались словами, словно товарищи, которым сейчас не очень весело. Вспомнили и разговор в клубе.

- Ты еще никогда не молол таких глупостей, Лаудене,- молвил Гевенс.

- Мне показалось, что в воздухе запахло порохом, вот я и молол,- пояснил Лауден.- Но это совсем не глупости.

- Ты хочешь сказать, что все это правда - и опий, и судно потерпело катастрофу, и шантаж, и богатой, что стал твоим другом? - не поверил Гевенс.

- Все правда, до последнего слова,- ответил Лауден.

- Пожалуй, ты таки немало видел в жизни,- заметил Гевенс.

- Да, это довольно необычная история,- согласился друг.- Если хочешь, я расскажу про все.

Далее идет повесть о жизни Лаудена - не так, как он рассказал ее своему другу, а так, как он сам впоследствии записал ее.

Книга: Роберт Льюис Стивенсон Корабельная катастрофа Перевод Валерия Бойченко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Роберт Льюис Стивенсон Корабельная катастрофа Перевод Валерия Бойченко
2. ИСПОВЕДЬ ЛАУДЕНА РАЗДЕЛ И ВСЕСТОРОННЯЯ...
3. РАЗДЕЛ II РУССІЛЬЙОНСЬКЕ ВИНО Родители моей матери были...
4. РАЗДЕЛ III, КОТОРЫЙ ЗНАКОМИТ С МИСТЕРОМ ПИНКЕРТОНОМ Юноша,...
5. РАЗДЕЛ IV, В КОТОРОМ Я ПОЗНАЮ ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ Или вследствие...
6. РАЗДЕЛ V МОИ СКИТАНИЯ В ПАРИЖЕ Нет такого места на...
7. РАЗДЕЛ VI, В КОТОРОМ Я ОТПРАВЛЯЮСЬ НА ДАЛЬНИЙ ЗАПАД...
8. РАЗДЕЛ VII ДЕЛА ИДУТ НА ПОЛНЫЙ ХОД Химический состав пищи...
9. РАЗДЕЛ VIII ЛЮДИ ПРИПОРТОВЫХ КВАРТАЛОВ Очень многим...
10. РАЗДЕЛ IX КАТАСТРОФА «ЛЕТУЧЕГО ШКВАЛА» Следующего утра,...
11. ГЛАВА X, В КОТОРОМ КОМАНДА ИСЧЕЗАЕТ НЕИЗВЕСТНО КУДА Исходя из...
12. ГЛАВА XI, В КОТОРОМ МЫ С ДЖИМ РОЗЛУЧАЄМОСЬ Я чувствовал...
13. РАЗДЕЛ XII «НОРА КРЕЙН» Приятно вспоминать спокойную...
14. РАЗДЕЛ ХІІІ ОСТРОВ И РАЗБИТЫЙ БРИГ Радость охватила всех....
15. РАЗДЕЛ XIV КАЮТА «ЛЕТУЧЕГО ШКВАЛА» на Следующий день, когда...
16. РАЗДЕЛ XV ГРУЗ «ЛЕТУЧЕГО ШКВАЛА» В годы юности я был...
17. РАЗДЕЛ XVI, В КОТОРОМ Я СТАНОВЛЮСЬ КОНТРАБАНДИСТОМ, А КАПИТАН...
18. РАЗДЕЛ XVII СВЕДЕНИЯ ИЗ ВОЕННОГО КОРАБЛЯ Следующего...
19. РАЗДЕЛ XVIII ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС И УКЛОНЧИВЫЕ ОТВЕТЫ Выше...
20. РАЗДЕЛ XIX ПУТЕШЕСТВИЯ С КРУТІЄМ БЕЛЛЕРСОМ На этом...
21. РАЗДЕЛ XX СТОЛБРІДЖ-ЛЕ-КАРТЬЮ Когда я проснулся,...
22. РАЗДЕЛ XXI ГЛАЗУ НА глаз И вот, нежданно-негаданно, я - в...
23. РАЗДЕЛ XXII ИЖДИВЕНЕЦ Синглтон Картью, Норрісів отец,...
24. РАЗДЕЛ XXIII ПРИДАНОЕ БОГАТОЙ НЕВЕСТЫ» Утром двадцать...
25. РАЗДЕЛ XXIV СУРОВАЯ УСЛОВИЕ Судно, которое уздріли наши жертвы...
26. РАЗДЕЛ XXV СКВЕРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Едва заясніло на востоке,...
27. ЭПИЛОГ Посвящается Виллу Лоу Дорогой...

На предыдущую