lybs.ru
Для украинцев самый главный меридиан мира - это то, что проходит через Украину. / Юрий Липа


Книга: Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник


Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник

Содержание

Блеск и нищета пидарасов

Данко (Фєєрія)

Диана

Интересные опыты

Герой нашего времени. Повесть первая.

Герой нашего времени. Повесть вторая.

Гамлет, или Феномен датского кацапізма.

Пацавата история. Пьеса из театральной жизни.

Болезнь Ивана. Детская пьеса для Тюза

Жан Маре и другие. Приключенческая мелодрама.

Йоги

Хромая утка. Телесценарій кадры под три

Кацапы. Посвящается национальному вопросу.

Король Литр. Трагедия

До хуя масла

Остановісь, мгновєньє - ты прєкрасно!

Место встречи изменить низзя, блядь!

Умножение в уме, или Текучесть времени.

Нирвана

Павлик Морозов. Эпическая трагедия.

Пиздец

Сказка про репку, или Хули не ясно?

Движение жизни или Динамо

Снобы

Свобода

Утопия

Василиса Егоровна i мужичкі.

Вулкан, Венера, Вакх


Блеск и нищета пидарасов

Действующие лица:

Василий: активный пидорас-нєформал

Петр: пасівний пидорас-нєформал, хахаль и друг Василия

Никита: людоед-идеалист

Марат и Глеб: мандавошки, которые кусают Никиту за яйца. Постоянно находятся на вышеупомянутом месте

Патрікєєвна: жена Никиты, чопорная руда блядюга с элементами декаданса

Миша, Гриша дети Никиты и Патрікєєвни: индивидуально неопределенные, грязные и наглые твари, которые хотят колотись и нюхать клєй

Позитивная Энергия: незаметная и миршава хуна, которая иногда сидит на Васили

Заїбуня: страшна зубастая діаспорська уродина, что проповедует политкорректные ценности міддлкласу, хотя на самом деле хочет їбатися и играть в паровозіка

Главные редакторы конкурирующих между собой журналов «Гом» и «Бздюч»: гадкие кретины, продукты постсовкового снобизма

Телеоператоры, стілісти, визажисты, имиджмейкеры и проча дрянь.

Действие первое

Избушка в русском стиле, расположена среди живописной поляны в дебрях сине-зеленого кацапського леса. В целом все очень похоже на иллюстрации Билибина к сказке про Бабу-Ягу. Книга с таинственным названием «Хайдеггер» с нетерпением ждет своего читателя, лежа на пеньке. У ізбушкі Василий. Он усердно занимается гимнастикой, обтиранием и уборкой окружающей среды. Василий - здоровый лоботряс с накачанной тушкой, расписанной агрессивными рисунками. Простая и добрая рожа Василия несколько контрастирует с его сугубо боевым фюзєляжем. Это выглядит так, будто до самолета F16 вместо его хищной физиономии приставили їбальник от АН-2. Из кустов за Василием внимательно следит людоед Никита. Он вооружен армейским биноклем и мешком с веревкой. Внешне Никита похож на классического урку 50-х годов, но за этим строгим камуфляжем скрывается нежная душа.

Василий: Несовершенство мира заїбала

И завела в эти дебри нас с дружком:

Мы не хотели больше участвовать

В соревновании всех тех нєдоносків,

Что целый день только и думают о том,

Каким бы способом им залезть в телевизор,

В эту маленькую коробочку

С сурлом чорнопиким,

Что продуцирует ценности духовные,

А сам, подлец, сделана из пластмассы,

Которая к миру матер'яльного принадлежит.

С этим парадоксом заїбався я -

Не хочу больше я смотреть на блядєй,

На фоне которых приземистый придурок

Выкручивает ритуальные фигуры

Своей сракою колхозной, в перерыве

Между заседанием в парламенте.

Там про духовность немного попиздів -

И вновь бежит петь в телевизор.

И шо за жизнь у людей, почему не мог

Он усидеть на месте, в колхозе?

Он был бы там завклубом, в девушкам

Пел бы он о крапиву їбучу,

Что ею был когда відпизджений в детстве,

И с того времени он забыть ее не может,

Потому что жопа еще болит до сих пор...

Но разве один он провонял

Воздух наше чистое и прозрачное?

Вот посмотри на глупую телку,

Что с пацаном на шкірянім дивани

Пиздят о хуйзнашо. Она ему:

«Гы-гы», а он ей: «Гы-ыы».

Так полтора часа

Они общаются. Я этот ебаный ящик

Затащил в мешке на гору, откуда видно

Поля широкие, застроены уродливыми

Домами для бедных...

Там я посцяв и немного покурил,

А потом пизданув его безжалостно носаком

Американского тяжелого ботинка

(Так раньше в «Крокодиле» рисовали

Ужасных упизднів, что пиздят Дядю Тома).

И ящик поскакал, как молодой гепард,

Вдруг на пути его появилась

Упругая и белая храмовая стена.

И впервые здесь его зауважав я:

Он не обратил, он упрямым черным лбом

Хуйнув об ту стену и разлетелись

С охуєнним взрывом мозги его японские.

Я будто слышал его последний вздох

И крик: «Банзай тено!», между тем у стены

Уже детвора цинично играла его кишками:

Что же - он жил хуйово,

Умер - как герой.

Нам привычная жизнь, как старый гєморой,

А смерть непривычная нам, и это - законы бытия,

Ибо всякая жизнь - слабенькие выебоны,

В сравнении со смертью каждый из нас

Всего лишь мєлкій и труслівий пидорас.

Но и здесь, в місціх этих пасторальных

Нам покоя нет, я слышал, что репортеры

Что-то о нас пронюхали, то, пожалуй,

Этот нєдоносок напиздів, что хвастается

Всем, какой он успешный,

А мы его с Петром їбали вдвоем -

Он только визжал,

И нам с Петром на память

Подарил по кєпочці.

Во время этого пафосного монолога красивый и глупенький Петр забрался на крышу ізбушкі и закукарекал. Смотреть на Петра приятно, он красивый и нежный. Одет Петр в красные калготки и красные сапоги. На голове Петра торчит красный ещений «ірокєз». Все остальные неодягнені части Петра перегружены разнообразным металлоломом: кольцами, цепями, серьгами, мобильниками, стразами, игривым татуировкой, пирсингом и другими педерастичними прибамбасами.

Петр: - Кукаріку! Кукаріку!

Василий: Проснулся дружок мой інфантільний

И криками встречает Аврору!

Никита (из кустов): не знает он, что вместо Есо

Рожевоперстої - встретит он меня!

Правда, розовых пальчиков я не имею,

Натомвсть имею нож и мясорубку.

Если сюда добавить острые зубы,

И стабильное чувство голода,

Получите вы портрет маньяка...

Но я не половым павіаном,

Їбаться совсем что-то не хочется мне,

Зато жрать хочется. Ділємма

Эта Фрейда не касается, скорее

Это естественный протест, что все худые пиздят,

Что жрать не прєстіжно, а прєстіжно

Быть стільним, и вместо «Блядь!»

Говорить «Вау!» (как на меня,

Шо «блядь», «вау» - один хуй

Животные звукі).

Їбать корову тоже не прєстіжно, а прєстіжно

Дружит с красивым парікмахєром

И вместе с ним вдвоем ходит на «пати»

К стілістам крєативним...

Здесь не хочешь стать людоедом -

Должен!, - чтобы сожрать все это падаль...

Говоря это все Никита мелко, по-собачьи чешет себе яйца и то место, где у человека хуй прикрепляется к туловищу.

Никита: Вот проклятые мандавошки больно кусают!

Когда я попробовал их сосчитать:

Светил фонариком на хуй, смотрел в лупу,

И сложилось убеждение в меня,

Что их там не много - может, двое...

Одно маненьке, миршаве и гуняве,

А второе с такой толстой пикой.

Я их назвал Марат и Глеб.

Спросите для чего?

И я вам отвечу, что всегда надо

Персонифицировать зло, с которым

Бороться вы хотите; канкрєтно

По именам назвать всех проходимцев,

Потом карасіном их травить.

Или говорили опитниє люде,

Шо сєрной мазью хорошо помазать,

Я сначала кулаком их пиздив,

И только синяки набил на яйцах!

Петр: - Кукаріку! Кукаріку!

Входит Заїбуня. Она громко пиздит по мобилке, істерисно любуется природой и играет всем, что попадает ей под ноги. Испуганный Петр сползает с крыши и убегает.

Никита: Вот, курва мать, напугала мне добычу!

Сегодня день у меня очень несчастлив,

К тому же еще Марат и Глеб кусаются...

Я думаю, что, наверное, будет дождь...

Заїбуня (замечает избушку педерастов): Вау! Какой замечательный таунхаус с бек'ярдом!

Я слышала, что живут здесь геи симпатичные,

Шо протестуют против мужского шовинизма,

Они пресс-конференцию собирают...

Как только я о них узнала, сразу

Я встречи свои сканселювала,

И драйвовала каром на забаву.

Я секса захотела по дороге,

И в влагалище красивые сережки запихнула,

Но этого мне было мало:

Я съехала с хайвея на леваду,

И там занималась сексом с сток-шифтов,

Потому что все мужчины - то есть твари,

Им только факу хочется от женщины,

А у меня есть душа, и я люблю петь,

Еще стихи я пишу об Украине...

Заїбуня истерически смеется, вынимает из пизди сережки, застромлює их себе в уши, а потом шлепается на газончик и выкатывается на нем с дикими завываниями. Человечный и немного наивный Василий подбегает к Заїбуні, чтобы помочь.

Василий: - Дама, если у вас болит живот, то я сейчас сгоняю в аптєку за актівірованим угльом. А так вы мне тут всех муравьев подавите.

Никита: Этой суке не угля надо, а хуя!

Я бы задушил ее с удовольствием,

Но у меня гуманные принципы:

Убиваю только тех, кого я могу съесть.

Но если бы я даже был голодный,

Я бы не стал эту кцрву жрать никада,

Кроме того, хуй знает как ее приготовить,

Разве шо в маринаде

Замочить на неделю?

Петр (испуганно поглядывает из-за двери): - Кукаріку, кукаріку!

Заїбуня: - Ааа, ооо, ааа-а!

Василий: - Ая-яяяй, аяя-яяяй!

Никита: - Блядь!

На поляне внезапно появляются репортеры, операторы телевидения тянут кабєлі, стілісти и визажисты набегают со всех сторон, из пижонских машин вылезают гламурно одеты редакторы журналов «Гом» и «Бздюч» с микрофонами. Вся эта байда крадется к Василию. Петр испуганно поглядывает на них из-за клуни.

Редакторы (перебивая друг друга тыкают мікрохвоном в добрую рожу Василия): - Кто вы по жизни?

- Как вы решаете в своей жизни гендерные проблемы?

- Какой ваш любимый бренд одежды?

- Какой коктейль вы пили сегодня утром?

- Считаете ли вы себя ньюсмейкером?

- Отділяєте вы гламур от эпатажа?

- Любите ли вы экстрим?

- Есть ли у вас в жині адрєналін?

- Стилист ли вы по жизни?

Василий: - ИДИТЕ НА ХУЙ!!!

Заїбуня: - Ааа, ооо, ааа-а!

Напуганные редакторы «Гома» и «Бздюча» отступают. Пользуясь беспорядком, Никита подкрадывается к Петру, пихает его в мешок и убегает. Петр высовывает голову из мешка и поет.

Петр: Нісьот меня лиса

В дальокіє лєса!

Никита пиздит Петра по голове и хищными прыжками мчится в лесные чащи.

Действие второе

Дом Никиты: грязное помещение, кошками шприцами, тюбіками с клєем, порванными плакатами разных рок-групп, дешевыми резиновыми телками, человеческими черепами и костями и прочим хламом. За грязным столом, застеленной клеенкой (на которой нарисованы розочки) сидят одетые в майки с черепами и кожаные косухи дети Никиты - Миша и Гриша. Они ширяются шприцами и нюхают клєй, таким образом безответственно транжиря свое хуйове здоровья. Женщина Никиты, Патрікєевна - рыжая шлюха в черных калготках, черной шляпке и засаленном халате - балуется курением папіроски с марихуаной, что торчит на длиннющем мундштуке. Она была бы похожа на Зинаиду Гиппиус, если бы и с цыганами бомжевала на вокзале. В эту семейную идиллию внезапно врывается Никита, который как торнадо, вбегает с мешком в дом.

Никита: - Ну-ка, прекратить разложєніє, сейчас будем обедать!

Патрікєевна: - Миша, Гриша, папа принес ням-ням!

Никита раскручивает мешок. Из мешка появляется обласканная головка Петра. Петр хлопает глазками и крутит головой, как глупая курица.

Петр: - Вау, как круто! Вы кто, готічєскіє экстремалы?

Патрікєевна: - Мы куртуазниє маньєрісти.

С этими словами Патрікєевна кокетливо пускает дым в лицо Петру. Никита достает из ящика тяжелую чугунную мясорубку и делает попытку прикрутить ее к столу с клеенкой.

Миша: - Папа, сколько можно, мы уже одурели от мяса.

Гриша (с снобістськими интонациями в голосе): - А я вообще хочу плодов!

Никита (поучительно): - Если отец людоед - то и дети тоже должны быть людоеды. Тогда с вас будут люди. Настоящие мущіни. Потому что видите, что кругом делается? Кругом одни стілісти, парікмахєри, криэйторы - пидара разные.

Патрікєевна (жеманно): - Красота спасьот мир.

Никита: - Только сначала я их всех іззім.

Петр: - Ха-ха-ха - как прікольно!

Миша: - Папа, а можно быть пидарасом и одноврємєнно людоедом?

Никита: - Ис-ключе-че-но!

Петр (жеманно): - Ой. Как интересно. Можно, я попробую?

С этими словами Петр сначала высовывает из мешка мізінчик с длинным окрашенным ногтем, который немедленно похотливо пихает себе в рот, а впоследствии вистромлює элегантную мохнатую ножку.

Патрікєевна: - О, закрой свои блєдниє ноги!

Никита (Мышь): - А ты чего, пацан, інтєрєсуєшся? Смотри у меня!

Мышь: - Так. Интересно, папа.

Никита: - Кушать хочешь?

Мышь: - Нєа. Так, чіста по приколу.

Никита: - Дебил. (К Грише): - и ты тоже дебил. Кругом дебилы. Блядь, дело всєй жизни накрывается пиздою.

Никита в отчаянии хуярить мясорубкой в заммизгану стенку, которую украшает плакат с надписью «Депеш Мод». В том месте, в которое попала мясорубка, появляется дыра. В дыру сразу струится солнечный луч.

Петр: - Кукаріку!

Патрікєевна: - Ты, придурок, качумай свои галліцизми.

Петр (игриво): - А то что будет?

Патрікєевна: - Нос аткушу!

С этими словами Патрікєевна хищно щелкает зубами в опасной дистанции у напудренному носіка Петра. Петр от неожиданности громко пердит.

Петр: - Ой. Ізвінітє. Я, кажется, пукнул.

Никита грозно подходит к Петру, опасно поигрывая тяжелым тесаком.

Никита: - Это тебе не кажется!

В эту отвєтственну мгновение дверь избушки улетают нахуй от страшного удара и в проломе, в победном сиянии золотой солнечной пыли, появляется Василий. Он похож на раздраженного сенбернара. На плечах у него сидит Положительная Энергия. Положительная Энергия прыгает с Василия на пол и решительно пиздує в дом. Там она сдирает со стен плакаты, прокалывают шприцом развратних резиновых хун и подметает вєніком мусора, состоящего, главным образом, из шприцов, тюбіків клєя, человеческих черепов и других костей. Затем Положительная Энергия открывает окна и ставни, и мрачная обитель людоедов заливается солнечным сиянием. В этом свете стоит Василий в позе Кинг-Конга и пиздить себя кулаками в грудь. От кулаков и груди струятся свтлі лучи, в которых неистово играет пыль. Из-за могуньої спины Василия выглядывают редакторы «Гома» и «Бздюча» и Заїбуня, которая полностью еще не оправилась после своих половых приключений. Василий страшно кричит, как Кинг-Конг.

Василий: - УУ-УУУ-УУУ!!!

Заїбуня: - Ааа-ооо-ааа!

От их криков стены людоедской домики падают, вздымая при падении титаническую пыль. Запуганные людоеды падают на четвереньки. С той стороны, где суетятся редакторы, слышны крики: «Ты, долбоебы, где камера?», - звон тяжелого софита, который упал кому-то на ногу и взывающий о помощи крик: «Блядь!».

Миша и Гриша, которые очуняли после первого потрясения, встал с грязного пола и уселись под стол, закрытый клеенкой. Там им удобно похотливо лапать Положительную Энергию и угощать ее косяком. Экзальтированная Заїбуня с криками: «Сестренка!» обнимается с рыжей курвой Патрікєевною. «Чего вы там сидите?», - кричит Заїбуня ребятам. - «А ну-ка, все вставайте, будем играть в паровозіка», - и сама становится впереди - паровозом. Патрікєевна держит ее за талию, а за нее держится Положительная Энергия. Далее идут Миша и Гриша, а замыкает поезд Василий в роли последнего вагона. Он похотливо лапає подростков, которым это лапання явно нравится. Никита, который сидит навкарачках, как это любят делать зека на зоне, качается взад и вперед, обхватив руками острые уши, весь отдаваясь сладкому чувству горя.

Никита: - Вся жизнь коту под хвост. Вся жизнь.

Паровозік: - Чучу-чучу-чучу!..

Петр нежно гладит Никиту по голове.

Петр: - Не плачь, дядя. Мы отдохньом, мы отдохньом.

Заїбуня свистит паровозом. Паровоз едет в сторону солнца. Петр зустрічаєсонце победными криками.

Петр: - Кукаріку-кукаріку!

Никита (плачет): - Вот курва мать, Марат и Глеб кусаются!

Завеса.

Книга: Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник

СОДЕРЖАНИЕ

1. Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник
2. Данко (Фєєрія) Действующие лица Данко...
3. Пик Публикуется с разрешения главного редактора Александра...
4. Герой нашего времени. Повесть первая. Действующие лица Савка,...
5. Yevgen Shulga (
6. Пацавата история. Пьеса из театральной жизни. Действующие...
7. Болезнь Ивана. Детская пьеса для Тюза Действующие лица...
8. Йоги Действующие лица Пионер Сережа, йог....
9. "Соты" т.3 Правил и форматировал в HTML: Chill...
10. Король Литр. Трагедия Действующие лица Король Литр,...
11. Mathew Kap Отформатировал в HTML: Chill (chill at doslidy...
12. Место встречи изменить низзя, блядь! Действующие лица...
13. Умножение в уме, или Текучесть времени. Действующие лица...
14. Пик Публикуется с разрешения главного редактора Александра...
15. библиотеки Мошкова Правил и форматировал: Chill (chill at...
16. Сказка про репку, или Хули не ясно? Действующие лица...
17. Yevgen Shulga (
18. Свобода На абсолютно темной сцене, посередине,...
19. Василиса Егоровна i мужичкі. Действующие лица Василиса...
20. Alexey Kredenets Исправил и отформатировал: Chill (chill at...

На предыдущую