lybs.ru
Юмор - невідлучна примета каждого истинного таланта. / Иван Франко


Книга: Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник


Данко (Фєєрія)

Действующие лица Данко

Толпа

Действие первое.

Лес, сделанный из папьє-маше. Входит толпа. Толпа дико и страшно ревет. Кое-где можно услышать обрывки яростных фраз типа: "Ребята! Хорош ноги бить. Начальство очки гребет, а мы синяки лопатой вигребаємо." Входит Данко и стріля из пистолета в воздух.

Данко. Молчат!

Все молчат так, что даже становится неловко.

Данко. Не розмишлять! Чмо японское! Іттіть!

Голос. И куда же іттіть?

Данко. Іттіть. Контра. Кто не хочет, убью нахуй!

Данко вырывает из груди сердце, которое светит карасиновим миром, и размахивает им как фонарем.

Голос из толпы. Ни хуя себе!

Данко. (Кричит.) Урааа! Вперед, чмо японское!

Все бегут за Данком в направлении противоположном тому, с которого пришли.

Действие второе.

Болото. Входит толпа с Данком.

Данко. Іттіть!

Голос из толпы. И уже, наверное, пришли.

Данко. Контра. Не пиздит. Іттіть.

Голос из толпы. Я їбав такую жизнь.

Данко. Харош, пизда ваша мать. Шо появлялись?

Ретивый голос из толпы. Данко! Сердце погаснет!

Действительно. Сердце в руке Данко начинает гаснуть. Данко бросает его с размаху об кочку и затаптує ногами. Потом вирива в себа печень. Печень сразу же начинает гореть синим огнем.

Данко. (неистово ревет) Іттіть!

Данко и толпа зниккають в направлении противоположном тому, с которого пришли.

Действие третье.

Пустыня. Входит толпа с Данком.

Данко. (шутит) Вот ніхуйова пагодка. (Толпа молчит)

Данко. Шо молчите? Га? Где Изергиль, старая блядь!

Голос из толпы. Вчера сдохла.

Данко. (Неуверенно) Іттіть.

Голос из толпы. А не пошел бы ты на хуй!

Ретивый голос из толпы. Данко! Печень угасает. (Данко бросает об пол зловонную сгоревшую печень)

Ретивый голос из толпы. Данко! Почки рви - они будут гореть. (Данко вирива почки. Они горят,но не так ярко, как хотелось. Тогда Данко и их бросает в песок.)

Данко. Что, подлецы. Теперь довольны? (Толпа молчит)

Данко. Теперь Вам пиздец! (умирает)

Голос из толпы. Нихуя не пиздец! Мы здесь в пустыне сад сделаем!

Голоса. А верно ребята! А дело говорит!

Голос. Ураааааа! Вперед, чмо японское!

Все. Ураааааа!

Завеса.

===

Набрал: ?

Прислал: Eli Linkov

Исправил и отформатировал: Chill (chill at doslidy dot kiev dot ua) [ Интересные Опыты - http://www.doslidy.kiev.ua ]

Диана

Действующие лица Жора, неопределенного возраста мужик, похожий на черта, которого выперли из ада за профнепригодность.

Василий Игнатьевич, вождь палаты больных, степенный мужик, похожий на Сталина эпохи подписания Ялтинского соглашения.

Сережа, среднего возраста мужик, хитрый и наивный, как волк в сказке.

Валєрік, молодой мужик, больной на голову.

Энгельс Гасанович, ліцо кавказьськой национальности.

Дина, юная, соблазнительная и спортивная медсестра с длинными ногами, широкими плечами и античной шеей.

Санитары

Действие происходит в больнице.

Палата отделения челюстно-лицевой хирургии по улице Зоологической, в палате на кроватях лежат Василий Игнатьевич, Жора, Сережа, Валєрік и Энгельс Гасанович с забинтованными в разных местах и синими, как баклажан, їбальниками. Наибольшее количество бинтов пошла на Валєріка. Он имеет на голове пышную украшение, размерами и весом похожую на чалму турецкого султана. Над кровать ю Валєріка висит картина "Охотнікі на привалє" художника Серова. Больные лежат смирно, как дрова, что ждут холодную зиму, но это обманчивая смирность. В их красных глазках светится боевое рвение и жажда жизни.

За окном палаты расположен зоопарк, из которого иногда доносятся животные звуки его мохнатых обитателей, так что если закрыть глаза, можно представить себя в Африке.

Голос тигра за окном. Унгх, унгх, аоунгх!

Жора. Десять часов, блядь, можно и на часы не смотрит!

Голос тигра. Аум!!!

Сирежа. Ишь ты, проснулся, проклятый, и грызть хочет...

Голоса волков. Ауууу!.. (А потом опять тигра.) Аум!

Валєрік при последних словах тигра бьет головой в стену.

Сирежа. Я когда в школе работал, учителем труда. Такая работа, шо нет шо спиздить. Так харашо шо у меня жена беременна была. Она мєл грызла. То я ей мешками таскал. Главное что интересно, она то цвітний не очень любила грызть. А в основном тот, квадратный.

Голос тигра. Унгх, унгх, аоунгх!

Василий Игнатьевич. Эка как розпиздівся!

Жора. Он жрать хочет.

Василий Игнатьевич. А мы выпить хотим. Жора, харош лежат, как стерва, катай только за дверь, посмотри, и пизда сігодня дежурит. (К Сірьожи.) А ты что лежишь, как Ісусік? Быстро вставай и режь колбасу!

Сережа и Жора с наслаждением выполняют приказы вождя, который достает из матраса бутылку с мутной жидкостью и разливает в стаканы, из которых перед тем забрал зубные щетки. Валєрік по обычаю бьет головой в стену.

Василий Игнатьевич. Валєрік, тише, картина на голову упадет.

Валєрік. Диана, Диана!

Валєрік раскачивается на кровати, придерживая обеими руками чалму и время от времени пиздить головой об стену.

Жора. Совсєм приехал пацан.

Сирежа. Чего это он?

Василий Игнатьевич. То он видимо за английский царевну переживает, что ее машина задавила. (До Энгельса Гасановича.) Гасанович, вставай, еще наспишся...

Энгельс Гасанович (испуганно.) Шито, апят?

Василий Игнатьевич. Опять, опять, Гасанович. Мы с тобой здесь старшие и должны молодьожи подавать пример. (С этими словами Василий Игнатьевич вынимает из гранчака Гасановича зубные щетки и наливает туда самагонки.)

Василий Игнатьевич (эффектно протягивает стакан и произносит тост). Мир земли, здоровье в доме и красивая баба на кровати!

Голос тигра. Аум!

Валєрік бьется головой в стену. Все выпивают.

Василий Игнатьевич. Валєріку больше не наливать.

Энгельс Гасанович. Хароший малшик, маладой. Тинь хочешь? Тинь силаткий, викусний. Кушай! (Энгельс Гасанович достает из-под краватке дыню...)

Валєрік. Диана! Диана!

Энгельс Гасанович. Зачем тібє етот девушка, гилупий!

Василий Игнатьевич. Щас все випиваєм по второй и расказуєм охотничьи и рыбацкие истории!

Сережа (усердно.) Правильно, Василий Игнатьевич...

По команде вождя компания выпивает.

Василий Игнатьевич. Вот ты и начинай, чтобы много не пиздів. Гасанович на очереди.

Сирежа. Ну слушайте. Гасанович, не совайте там рукой под одеялом, а то не слишно будет. Значит, пришел кум на пруд, сел в ризову лодку, забросил себе мастирку на лищай, сидит. А его собака был такой, с длинными ушами, мохнатый..

Жора. Ето спаниель!

Сирежа. Ну этот спаниель, значит, полез в воду купаться, поплыл за лодкой. Кум, значит, сидит, лищай ловит одной рукой, а второй одганя того спаниеля, шоб не мешал. Когда только раз! Спаниель начал кричать. Кум смотрит - тонет, блядь! Кум его за уши, давай тянуть - хуя тебе, не вытянет, отакена щука вцепилась! Кум за уши собаку извлечение и вот вместе с щукой бросает в лодку. Ну ног, конечно, у собаки уже нет, а щука погрызло ризову лодку, воздух вышел, и кум чуть не утонул. А щука пошла себе... Где-то килограмм на триста...

Жора. Прячьте стаканы! Дина идет!

Входит Дина, освещая своей красотой убогое помещение.

Валєрік. Диана! Диана!

Дина. Мальчики, Валєріку не наливаете, ему сегодня на ампутацию, и уберите закуску, профессор на обходе.

Василий Игнатьевич. А мы и ему наллєм!

Дина, соблазнительно улыбаясь, растворяется в воздухе.

Сирежа. Вот интересно, что ему будут ампутировать? Может уши?

Валєрік. Диана!

Энгельс Гасанович. Чито ты переживаешь, гилупий! Етот девушка - все животниє.

Василий Игнатьевич. Гасанович, давай, твоя очередь.

Энгельс Гасанович. У нас бань есть. Называется "Фантазия". Етот бань “Фантазия" малшик работает, Мухтарчик, жопф, как куруш, силадкий, викусний. Я пирихожу, говорю, банщик, гидє этот малшик? Он говирит, малшик занят, есть дєвушк. Я говорю, зачем минє етот животное? Я хочу малшик...

Василий Игнатьевич. Ты, Гасанович, получаєш штрафное очко. Ето история не рыболовная и не охотнича.

Энгельс Гасанович. Какой охотничий-махотничий, етот история пиро жывотных...

Василий Игнатьевич. Гасановичу не наливать, Жора, давай.

Все, кроме Валєріка и оскорбленного Энгельса Гасановича, выпивают.

Жора. У меня друг Николай. Он флагом служит в спецназе. Едет на машине по Африке. Когда раз! Отакенна анаконда в кустах лежит! Метров сто пятьдесят! Белая, блядь! Николай выходит из машины, берет монтіровку и ее по жопе, хуяк! Смотал, положил в багажнік и в штаб полка. То потом по ту анаконду приехали учьониє ее ізучать, чего она побелела. То говорили, что она выползла из пещери. А в той пещері энергия очень клевая. Там даже крест стоит, и если человек болеет, то ее на три дня на том кресте распинают...

Сирежа. А если срать захочет?

Жора. Ну как это срать? Если в бога не верит, то и не вылечится!

Сирежа. Да нет! Человек - это же живое существо, она пісять хочет!

Голос тигра. Аум!

Жора. Вот кому есть что про охоту рассказать!

Сережа (усердно). Теперь пусть Василий Игнатьевич расскажет. Он наверное такое знает, что и тигру нєхуй делать!

Василий Игнатьевич выдерживает актерскую паузу и начинает рассказ страшным хриплым голосом, зловеще двигая усами в разные стороны.

Василий Игнатьевич. Девять душ детей пропало в ставку, потом еще двое. Стали люди советоваться. Наварили каши. Пять котлов! И всю кашу вывернули в пруд! Он іззів...

Все хором. Кто?

Василий Игнатьевич (страшным голосом). Сом! Ему в середине розпуклося и он вывернулся!

Все хором. И шо?

Василий Игнатьевич. Две пары волов впрягли, отвезли на кладбище и там похоронили!

Жора. Нихуя себе!

Валєрік. Диана!

Входят санитары под управлением Дины. Они грузят Валєріка на больничную каталку и увозят в операционную.

Сережа (до санитаров). А шо вы ему отрезать будете?

Санитар (шутит). А голову відріжем нахуй.

Василий Игнатьевич. Ты, Сережа, довиябуєшся, что они и тебе что-нибудь отрежут.

Сирежа. И уже нечего відрізать... Так чешется, проклятая, под гипсом, а палец не достает.

Жора. Тебе мылом надо было перед тем голову вимить...

Сирежа. И! То мыло к пизди. Вот я вам расскажу про мыло. У меня дед был. Он коров пас. Когда это идет большаком и видит, в канаве волк лежит. Здоровенный такой волчара, лежит и спит! Дед подошел и плетью как переїбе! Волк подскочил вверх метров на двадцать, нет, двадцать пять! И всего деда обосрал. Дед приходит домой, взял мыло, и давай мыться, ну он был одєт в трусы и майку, это летом было. Значит, моется, моется, нихуя не получается, пердит и все. Женщина пришла и выгнала его из дома. Так у него вся жизнь перевернулась в хуйову сторону. И на работу не мог устроиться, потому что от него бздело, и женщина ушла, и в армию не взяли. А он хотел быть военным, а не получилось из-за волка.. То когда умер, похоронили вместе с волком, я к бабушке в село приехал с женщиной, хотел на могилу сходить, а баба говорит: "Вы, детишки, до того волка и не ходите, ибо бздит до сих пор", вот тебе и мыло!

Энгельс Гасанович. Самый ободной, чито когда я етот девушка, етот животное воспользовался, банщик пириходит и говорит:"Малшик освободился". А я ситарий человек...

Василий Игнатьевич. Всем налить, Гасанович штрафную пропускает. Жоре приготовиться.

Тигр. Аум!

Жора. У меня этот друг Николай, что вот флагом в спєцназі служит, ну едет он на машине по Африке, когда видит, большущий орловский сидит возле дороги и спит. Метра три высотой. Ну Николай вылезает из машины, берет монтіровку и его по жопе - хуяк! Так орловский взлетел, взял камень и как хуйне в знамени! Он в падєнії через себя очередь из акаеса как даст! Попал раз десять! Но орловский все равно улетел.

Василий Игнатьевич. Эти твари вообще очень живучие и злые. У меня в хозяйстве кроль был. Здоровый, килограмм на пятьдесят, а злой, как собака. Он себе в детстве проволокой глаз выколол, то мы его прозвали Кутузовым. Бывало, кто-то идет к дому, то он сейчас к брюкам и порвет! То я его на цепь посадил, потому что во двор было никак зайти. Ну правда, он не лаял, врать не буду, но рычал сильно.

Сирежа. А чем вы его кормили, Василий Игнатьевич?

Василий Игнатьевич. А он у меня все ел. Тыкву ему порублю - ест, картофеля - ведро мог втоптать. Но больше всего любил мясо. Мы как заколем кабана, то я ему сразу свежины положу, то он сидит такой довольный, ушами сучит, морда вся в крови! Только меня одного признавал! Я и на охоту с ним ходил. Так те зайцы, лисы было для него так, тьфу! Он догонял волка легко!

Жора. А сейчас где он?

Василий Игнатьевич. Умер наш Кутузов. Уже года три. Соседи отравили, потому что он их кур погрыз.

Энгельс Гасанович. У меня адин асьол билл, жопф как персік...

Жора. Энгельс Гасанович, молчите раде бога, с вашей порнографией, если выпить хотите, ибо Василий Игнатьевич не нальет!

Энгельс Гасанович. Я ситарий человек, все пиро жывотных, и я пиро жывотных...

Василий Игнатьевич (милостиво). Ну, Жора, налей и Гасановичу, пусть он хоть заснет, потому что иначе ночью тигр спать не даст!

Тигр. Аум!

Волки. Ауууу! (А потом снова тигр). Аум!

Компания выпивает, закусывая колбасой и дыней Энгельса Гасановича. Входят санитары с прооперированным Валєріком на каталке. Валєрік спит под действием наркоза, на голове вместо чалмы турецкого султана легкая повязка. Один из санитаров держит отпиленные от Валєріка хорошие оленьи рога.

Сирежа. Это его?

Санитар. А чьи же? Полчаса пилили. Пусть как выпишется над кровать ю прибьет. На всю жизнь память будет. (Санитар кладет рога на тумбочку).

Валєрік (бредит). Диана!

Жора. Переживает пацан!

Санитар. Все, ребята, кончайте базар, всем отбой. (Санитар тушит свет и закрывает за собой дверь).

Месяц, который заглядяє в палату, обливает своим серебряным сиянием больных, похожих в своих бінтах и халатах на клан бедуинов в пустыне. Тихо, словно из воздуха, появляется Дина. Она в коротком, выше колен тунике, так что нам видно ее божественные колени. В руке у него лук, за спиной колчан со стрелами. У ног Дины маленькая и стройная лань, их тела светят изнутри лунным сиянием. Дина подходит к Валєріка, целует его в несчастный лоб и вместе с ланью вытекает в окно под неистовый аккомпанемент волков, тигров, гиен, и всех других существ, которым не спится ночью.

Валєрік (маниакально бормочет во сне). Диана!

Энгельс Гасанович. Гилупий, какой ты гилупий, малшик!

Голос тигра. Аум!

Завеса

===

09.08.99

Лесь Подервянский

Оригинал впервые было напечатано в журнале

Книга: Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник

СОДЕРЖАНИЕ

1. Лесь Подервянский (Подервянский Александр Сергеевич). Сборник
2. Данко (Фєєрія) Действующие лица Данко...
3. Пик Публикуется с разрешения главного редактора Александра...
4. Герой нашего времени. Повесть первая. Действующие лица Савка,...
5. Yevgen Shulga (
6. Пацавата история. Пьеса из театральной жизни. Действующие...
7. Болезнь Ивана. Детская пьеса для Тюза Действующие лица...
8. Йоги Действующие лица Пионер Сережа, йог....
9. "Соты" т.3 Правил и форматировал в HTML: Chill...
10. Король Литр. Трагедия Действующие лица Король Литр,...
11. Mathew Kap Отформатировал в HTML: Chill (chill at doslidy...
12. Место встречи изменить низзя, блядь! Действующие лица...
13. Умножение в уме, или Текучесть времени. Действующие лица...
14. Пик Публикуется с разрешения главного редактора Александра...
15. библиотеки Мошкова Правил и форматировал: Chill (chill at...
16. Сказка про репку, или Хули не ясно? Действующие лица...
17. Yevgen Shulga (
18. Свобода На абсолютно темной сцене, посередине,...
19. Василиса Егоровна i мужичкі. Действующие лица Василиса...
20. Alexey Kredenets Исправил и отформатировал: Chill (chill at...

На предыдущую