lybs.ru
Мысль должна готовить действие, а не оправдывать бездію. / Андрей Коваль


Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?


3

Риос снова постоял в дверях, наблюдая, как Тед Лонг пристально всматривается в мигающий экран. А потом резко сказал:

- Я включу отопление. Пусть уже. Можем себе позволить немного.

- Как хотите, - кивнул Лонг.

Риос нерешительно шагнул вперед. Космос словно выметено. И какого хрена сидеть и витріщуватись на ту неподвижную безживну линию?

- И что же этот наземник рассказывает? - спросил Риос.

- В основном об истории космических путешествий. Все то же самое. Но умеет подать. Использует и цветные мультипликации, и комбинированные фотографии, и кадры из старых фильмов. Одно слово, все, что только можно.

И словно в подтверждение его слов вместо бородача на экране появилось изображение космического корабля в разрезе. Хільдер за кадром живо комментировал отдельные детали, изображенные на схеме разными цветами. Вот он заговорил о коммуникационную систему космолета, и по экрану побежали красные линии - кладовые, двигатели с протонным мікрореактором, кибернетические схемы...

На экране снова выскочил Хільдер. «Но это лишь капсула корабля. Что же придает ей движения? Что отрывает от Земли?» .

Каждый это знал, однако голос Хільдера пьянил, словно наркотики. В его устах движущая сила космолета звучала, словно тайна веков, как высшее откровение. Даже Риос весь аж напрягся, хотя сам большую часть своей жизни провел на борту корабля.

«Ученые называют это по-разному. Одни - законом действия и противодействия, другие - третьим законом Ньютона, а то и сохранением количества движения. И не в названиях суть. Обратимся к простой логике. Когда мы плывем, то отталкиваем воду назад, а сами продвигаемся вперед. Уходя, отталкиваемся от Земли и движемся вперед. Когда летим на гірольоті, отталкиваем воздух обратно и движемся вперед. Движение одного предмета вперед предопределяется движением второго обратно по принципу: из ничего ничего и не бывает.

Теперь представьте себе космолет весом в сотни тысяч тонн, который отрывается от Земли. Чтобы он таки смог оторваться, что-то должно виштовхнутись вниз. Поскольку масса космолета чрезвычайно велика, масса викидуваної вещества тоже должна быть соответствующей, по существу, такой, что не вмещается в корабль. Получается, для хранения этого вещества необходимо пристроить позади корабля специальную камеру».

Хільдер снова исчез, и вместо него появился сплюснутый космолет, а снизу срезанный конус с желтой надписью:

«Вещество для выброс».

«Однако теперь, - продолжал Хільдер, - общая масса корабля намного увеличилась. Соответственно должно нарастать и ее движущая сила».

Корабль еще больше сжался, и к нему добавился второй контейнер - больше предыдущего, а потом - еще больший. Собственно, сам космолет-капсула превратился в крохотную ярко-красную крапинку.

- На кой нам это детский лепет? - не выдержал Риос.

- Для тех, к кому он обращается, это не лепет, Марио, - возразил Лонг. - Земля - Марс. Миллионы людей на Земле даже не видели космического корабля и не знают самого элементарного.

Хільдер вел дальше:

«Как только самый большой контейнер опустеет, он сразу сам отделяется. Итак, контейнер тоже выбрасывается в пространство».

Гигантский контейнер на экране вздрогнул и начал отдаляться, постепенно уменьшаясь.

«Тогда приходит очередь второго контейнера, а в случае длительного рейса - и третьего».

Теперь космолет был красной точкой, от которой разбегались три контейнера, теряясь в безбрежном просторе.

«Эти контейнеры представляют собой сотни тысяч тонн вольфрама, магния, алюминия и стали. Для Земли они потеряны навсегда. Вокруг Марса караулят утильники, которые вылавливают выброшенные контейнеры, ставят на них личное клеймо, и те становятся собственностью Марса. Земля же не получает ни гроша. Это - трофей, и принадлежит он тому, кто его выловил».

- Мы рискуем деньгами и своей жизнью, - не выдержал Риос. - Как не мы, то кто еще их подберет? Ну, какие Земли от этого убытки?

- Вот он, - ответил Лонг, - только и твердит, что Марс, Венера и Луна истощают Землю, а сейчас приводит еще один пример.

- Но ведь они получают достаточную компенсацию. Ежегодно мы добываем все больше железной руды...

- ...и подавляющая часть вновь возвращается на Марс.

Если верить его цифровым расчетам, то Земля вложила в Марс двести миллиардов долларов, а получила руды стоимостью в пять миллиардов. В Месяц вложила пятьсот миллиардов, а получено магния, титана и различных легких металлов на двадцать пять миллиардов. На Венеру ушло пятьдесят миллиардов, а взамен - ничего. Налогоплательщики на Земле обеспокоены собственно тем, что деньги, которые с них взимают, вылетают в трубу.

Пока Лонг говорил, на экране замигали мультипликационные кадры, изображавшие корабли утильників на пути к Марсу. Крошечные кораблики хищно протягивали гибкие проволочные щупальца, которые, прощупывая пространство, вылавливали пустые странствующие контейнеры и, випікши пламенное клеймо «Собственность Марса», сбрасывали на Фобос.

Снова появился Хільдер.

«Они заявляют, будто со временем все вернут. Со временем! Когда в них дело наладится. А когда оно будет - лет за сто, за тысячу, за миллион? Со временем! Что же, поверим им на слово. В один прекрасный день они вернут нам металлы, сами обеспечивать себя едой, использовать собственную энергию и жить собственной жизнью. Но есть нечто такое, чего они нам никогда не вернут, даже через сотню миллионов лет. Это вода! На Марсе воды жалкая струйка, потому что его масса слишком мала. На Венере ее вообще нет, потому что там слишком жарко... На Луне - то же самое, потому что и он маловат, и там слишком высокая температура. Поэтому Земля должна снабжать поселенцев космоса не только питьевой водой, водой для бытовых нужд, промышленности и гидропонных плантаций, которые они якобы создают, но и водой, что миллионами тонн выбрасывается в пространство.

Что же заставляет корабль двигаться? Что он выбрасывает из себя, чтобы самому вырваться вперед? Когда-то были взрывные газы. Но так было очень дорого. Тогда изобретено протонный мікрореактор - источник дешевой энергии, которое превращало любую жидкость на газ, находящийся под высоким давлением. Какая же жидкость найдешевна, найприступніша и есть в наибольшем количестве? Ну, конечно, вода! Космолет отрывается от Земли, унося с собой миллионы тонн - не фунтов, а тонн! - воды, и то только для того, чтобы он мог двигаться.

Наши предки опрометчиво и взахлеб сожгли всю нефть Земли, безрассудно сожгли угля. За это мы презираем и осуждаем их. Но у них по крайней мере есть оправдание. Они думали, что, в случае необходимости, будут изобретены заменители. Что ж, они не ошиблись. Мы имеем планктонові фермы и протонные микрореакторы. И для воды заменителя не существует. Ни одного! Не было и не будет! И когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание они найдут для нас? Когда начнутся засухи, и...» Лонг наклонился и выключил видеофон.

- Меня это немного беспокоит, - сказал он. - Проклятый болван умышленно... Что случилось?

Риос, встревоженный, вскочил на ноги..

- Надо проверить сигналы.

- Да ну их... - Однако Лонг тоже встал и двинулся за Риосом узким коридорчиком. Остановившись посреди пилотской рубки, он проговорил: - Если Хільдер добьется своего и сумеет сделать изрядную сенсацию... Ого!

Он тоже его увидел. Основной импульс гнался за вторичным, словно борзая по электрическим кроликом.

- Космос был чист, - бормотал Риос, - говорю же вам, чистый. Рады Марса, Теде, чего вы замерли? Ану гляньте, попробуйте поймать его в объектив.

Риос действовал скоро и ловко - как-не-как, он работал утильником уже два десятка лет. За две минуты он определил расстояние, а тогда, помня неудачу Свенсона, измерил угол склонения и радиальную скорость.

- Один и семьдесят шесть сотых радіана! - крикнул он Лонгові. - Смотрите, не прозевайте...

Лонг, затаив дыхание, крутил верньєр.

- Только піврадіана от Солнца. Осветится только край. Он быстро и осторожно усилил увеличение, выслеживая ту единственную «звезду», что будет менять свое положение и, увеличиваясь, набирать определенной формы, доказывая тем самым, что она, право, не звезда.

- Любой - я включаю, - сказал Риос. - Больше ждать нельзя.

- Вот он! Вот он!

Увеличение все еще не хватало, чтобы разобрать форму светящейся точки, за которой следил Лонг, но она ритмично блимала, поскольку разновеликие грани контейнера, вращаясь, неодинаково отражали солнечные лучи.

- Держись!

Тонкие струи пара вихопилися из выпускных отверстий, оставляя за собой длинные хвосты микрокристаллов льда, тускло поблескивали в бледном свете далекого Солнца. Они протянулись на сотню миль от корабля, а то и больше. Струя, второй, еще один - космолет сошел со своей орбиты, взяв курс по касательной на контейнер.

- Летит, словно комета в перигелии! - заорал Риос. - Эти проклятые наземники нарочно так сбрасывают контейнеры. Хотя бы им!...

Проклиная их в бессильной злобе, он начал разгонять корабль, пока гидравлическая прокладка его кресла не осела под ним на целый фут, а Лонг уже с трудом удерживался за поручни.

- Тише! - запротестовал он. Но Риос не сводил глаз с импульсов.

- Не нравится - сидите на Марсе!

Струи пара приглушенно гудели.

Тут заговорило радио. Лонг умудрился нахилитись - как протиснулся сквозь густую черную патоку - и включил экран. На нем появился разъяренный Свенсон.

- Куда это вы претесь, черт побери! - гарикнув он. - Через десять секунд вы будете в моем секторе.

- Я гонюсь за контейнером, - ответил Риос.

- В моем секторе?!

- Он появился в моем, а ты его не достанешь. Выключите радио, Теде.

Корабль с бешеным ревом, который слышал только экипаж, рассекал космическое пространство. Тогда Риос, не сбавляя скорости, выключил двигатели, и Лонга шарпонуло вперед.

От внезапной тишины уши заложило еще больше, чем от того шума, который предшествовал ей.

- Так, - сказал Риос, - давайте телескоп. Оба пришлись к очкам. Теперь было четко видно срезанный конус, который, медленно вращаясь, двигался среди звезд.

- Первоклассный контейнер, - довольно отметил Риос. «Настоящий великан, - подумал он, - и нам с того немалый кусок перепадет».

- На локаторе еще один импульс, - ответил Лонг. - Небось, Свенсон погнался за нами. Риос мельком глянул на экран.

- Не догонит.

Размеры контейнера все увеличивались, пока не заполнили весь экран. Руки Риоса лежали наготове на пульте управления гарпуном.

Выверив дважды с микроскопической точностью угол, он выбросил трос на заданную длину, а тогда, налігши с разгона на рычаг, выключил механизм расщепления.

Мгновение все оставалось без изменений. И вот на экране появился механический трос, который, словно кобра, что вот-вот запустит жало, пополз к контейнеру. Он коснулся его, но не зацепился, а то бы мгновенно разорвался, словно паутина. Момент вращения контейнера достигал тысяч тонн, а трос должен лишь создавать магнитное поле, которое тормозило контейнер. Выскочил еще один трос, за ним второй, третий...

Риос посылал их, нисколько не задумываясь над расходом энергии.

- Он будет моим! Моим! Клянусь Марсом! Риос остановился только тогда, когда между кораблем и контейнером простяглеся десятка два стальных тросов. Ротационная энергия контейнера превратилась во время торможения на тепловую и достигла такого уровня, что ее излучение улавливали даже приборы космолета.

- Может, клеймо поставлю я? - спросил Лонг.

- Как хотите. Вахта моя, так что...

- Я с удовольствием.

Лонг влез в скафандр и шагнул в выходную камеру. Он был новичок и хорошо помнил, сколько раз побывал в открытом космосе. Вот уже в пятый раз.

Уцепившись за ближайший трос и, перебирая по нему руками, Лонг стал продвигаться к контейнеру, чувствуя сквозь металлические перчатки, как вибрирует трос.

На гладком металле контейнера он выпалил их серийный номер. В пустоте космоса сталь нечем было окислить. Топлячись, она испарялась, а затем конденсувалась в нескольких футах от излучателя, оседая тусклой серой пленкой на поверхность контейнера.

Лонг вернулся к кораблю.

Он сбросил шлем, который в помещении сразу покрылся беловатой пленкой инея.

Первое, что он услышал, был искажен от ярости голос Свенсона, который доносился из радиорубки:

- ...немедленно к комиссару! Черт бы вас схватил! Есть какие-то правила или нет?!

Риос откинулся в кресле, ничуть не смущаясь.

- Слушай, ведь он был в моем секторе, просто я его поздно заметил, вот и пришлось заскочить в твой. Если бы ты за ним погнался, то врезался бы в Марс. Вот и всего... Вы уже вернулись, Лонгу?

И выключил связь.

Сигнальная лампочка гневно заблимала, но он не обращал внимания.

- Что, собирается жаловаться комиссару? - спросил Лонг.

- Где там! Просто завелся, чтобы скуку развеять. Зачем ему вся эта морока, когда он прекрасно понимает, что контейнер наш. Кстати, как вам наша добыча?

- Ничего.

- Ничего! И она шикарная! Держитесь, сейчас я розверну его.

Боковые сопла випорснули струя пара, и корабль начал медленно вращаться вокруг контейнера. Тот двинулся за ним, и уже через полчаса они кружили в космической пустоте, словно гигантский искривленный кинжал.

Лонг вивірив по «Ефемеридах» место расположения Деймоса. В точно рассчитанный момент тросы розмагнітились, и контейнер пробрался по касательной на новую траекторию, которая за день-два должна была вывести его на территорию складов, размещенных на этом марсианском спутнике.

Риос долго смотрел ему вслед. На душе было радостно.

- Сегодня нам повезло, - сказал он, оборачиваясь к Лонга.

- А как вам Хільдер?

- Что? А, вон вы о чем. Слушайте, если бы я каждый раз переживал болтовней какого-то там наземника, я бы никогда и глаза не сомкнул. Забудьте про него.

- По-моему, об этом забывать не следует.

- Ну, вы совсем схибнулися. Зачем оно вам? Идите поспите лучше.

Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?

СОДЕРЖАНИЕ

1. Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?
2. 3 Риос снова постоял в дверях, наблюдая, как Тед Лонг...
3. 4 Тед Лонг наслаждался высотой и шириной...
4. 5 Когда Геміш Сенков прибыл на Марс, коренных жителей здесь...
5. 6 На расстоянии в полмиллиона миль над Сатурном Марио Риос,...
6. 7 Работа на обломке оказалась обратной стороной медали....
7. 8 Тед Лонг брел по неровной поверхности обломка. Душу сковала...
8. 9 Кое-кто имел проблемы с кабелями, их надо было уложить...
9. 11 Сенков изо всех сил старался держаться спокойно, что...

На предыдущую