lybs.ru
Ты есть тот, кому поклоняешься. / Лев Силенко


Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?


4

Тед Лонг наслаждался высотой и шириной главной магистрали города. Уже два месяца, как комиссар наложил временный запрет на рейсы утильників и отозвал их всех из космоса. Однако пьянящее чувство безграничного пространства не покидало Лонга. Его даже не подавляла упоминание о том, что запрет вылавливать контейнеры была обусловлена требованием Земли ощадити воду, а значит, в первую очередь, ограничить ее выдачу на космические полеты.

Крыша проспекта был окрашен светящейся светло-голубой краской. Попытка старомодной имитации земного неба, подумал Тед. Витрины магазинов, прорезая стены, одновременно их освещали.

Откуда-то, перекрывая гул транспорта и шаги прохожих, доносились взрывы - это пробивали в Марсовій коре новые тоннели. Сколько он живет, столько помнит те взрывы. Во времена его детства на месте этой улицы была нетронутая скальная порода. Город разрастался и будет разрастаться, чтобы только Земля не стала помехой.

Лонг свернул в поперечную улицу, значительно более узкую и не такую освещенную. Магазинные витрины изменились здесь жилыми домами, чьи фасады были прочерчены рядами фонарей. На смену покупателям и уличной суеты появились степенные прохожие и шумные ребятишки, что не обращали внимания на призывы матерей идти ужинать.

В последний момент Лонг вспомнил о добронравие и остановился на углу возле водяного магазине.

- Наполните! - обратился он к опасистого продавца, протягивая ему свою боклагу.

Тот відгвинтив колпачок и заглянул внутрь; тогда слегка тряхнул сосудом и, услышав, как там что-то булькнуло, весело сказал:

- Не много осталось!

- Да, - согласился Лонг.

Держа горлышко баклаги под самым наконечником шланга, крамар следил, чтобы ни одна капля не пролилась мимо. Затуркотів счетчик; продавец закупорил боклагу и, получив деньги, подал ее Лонгові.

Теперь Лонг с удовольствием чувствовал на своем бедре вес наполненного сосуда. К семейному вторая не получалось зайти с пустой боклагою. К неженатого - еще так-сяк, а сюда неудобно.

Он зашел в 27-й подъезд, поднялся на несколько ступенек и уже было собрался нажать на кнопку звонка, да так и застыл с поднятой рукой.

Из-за дверей доносились голоса. Один из них, женский, довольно резкий:

- Ты и дальше тягатимеш сюда своих дружков? От меня, видимо, ждут благодарности, что умудряются бывать дома аж два месяца! Как для меня, то хватит и нескольких дней! А там глядишь - опять те утильники!

- Я уже давно никуда не вылезаю, - послышался мужской голос. - А сейчас должны прийти по делу. Прекрати, Доро, совета Марса! Вот-вот поступят.

Лонг решил переждать, пока супруги не перейдет на нейтральнішу тему.

- Ну и что! Пусть слышат! - отрезала Дора. - И чтобы комиссар никогда не снимал запрета. Вон как!

- А на что будем жить? - распалился мужчина. - Га? Ну, скажи!

- Нашел проблему! Ты мог бы хорошо зарабатывать и здесь, на Марсе, как все нормальные люди. В этом доме только я одна «утильна вдова». Так-так, вдова - вот я кто! Но если бы настоящая вдова, то хотя бы могла выйти еще раз замуж... Что ты сказал?

- Ничего. Абсолютно ничего.

- Не віднікуйся! Я и так знаю. Так вот, Дик Свенсон, слушай меня внимательно...

- Я только сказал, - выкрикнул Свенсон, - что теперь мне ясно, почему утильники не женятся!

- О, это была твоя самая большая ошибка! В соседстве только и знают, что сочувствовать мне и подобострастно расспрашивать, когда же ты возвращаешься. Господи! И как все это надоело! Остальные где-то могут быть горными инженерами, администраторами, буровиками, в конце концов! По крайней мере женщины бурильщиков живут по-человечески, и их дети не слоняются, как какие-то там шалопай. А так: что у Питера есть отец, что его нет...

Тут сквозь дверь прорезался едва слышный тонкий мальчишеский фальцет, очевидно, из соседней комнаты:

- Ма-а-м, а что такое гультіпака?

- Питер! - Дора повысила голос: - а Ну быстро за уроки!

- Стоит ли заводить подобные разговоры при ребенке? - отозвался тихим голосом Свенсон. - Что он обо мне может подумать?

- Сиди дома и учи, что о тебе думать.

- Мам, слышишь? - снова вмешался в разговор Питер. - Когда я вырасту, я тоже стану утильником.

Послышались быстрые шаги. На мгновение наступила тишина, а тогда пронзительное:

- Ма-ам, ойо-йой! Отпусти ухо, ай-яй-яй! Ну что я тебе сделал?! - И снова тишина, только слышно обиженное сопение.

Лонг, воспользовавшись паузой, решительно нажал на кнопку звонка.

Свенсон открыл дверь, приглаживая обеими руками волосы.

- А, привет! - приглушенно произнес он, а потом громче: - Доро, пришел Тед! Теде, а где же Марио?

- Скоро поступит.

Из второй комнаты поспешно вышла Дора, маленькая смуглая женщина с курносым носом и зачесаними назад едва сивуватими косами.

- Привет, Теде! Ужинали?

- Да, спасибо. Может, я не вовремя?

- Да нет, мы давно все выяснили. Хотите кофе?

- Что ж, не откажусь. - Тед снял с пояса боклагу и протянул Доре.

- Ой, да вы что, зачем? У нас воды хватает.

- Доро...

- Ну, ладно.

Она вернулась на кухню. Сквозь приоткрытую дверь Тед мельком увидел посуда, что лежал в «Секотерзі», безводной мойщицы, которая мигом всасывала и поглощала жир с грязью. «Одной унции воды достаточно, чтобы вымыть начисто восемь квадратных футов посуды. Покупайте СЕКОТЕРГ! Секотерг наш моет и шлифует, и воды не нуждается...»

В голове зазвучал знакомый мотив, и Лонг прервал его:

- Как там Пит?

- О, прекрасно! Уже в четвертом классе. Я, правда, нечасто его вижу... кстати, знаешь, что он ляпнул, когда я с рейса вернулся? - Сыну слова в папином пересказе звучали как типичный мудрый афоризм мудрого чада.

Зазвонил звонок. Вошел Марио Риос. Хмурый и весь красный.

Свенсон поспешил ему навстречу.

- Слышишь, Марио, только никаких разговоров о контейнеры. Дора никак не может подарить тебе того злосчастного контейнера, а сегодня она вообще не в настроении.

- Да кому они сдались? - Риос сбросил подбитую мехом куртку на спинку кресла и сел.

Зашла Дора и, увидев нового гостя, видушила из себя улыбку:

- Здоров, Марио! Для тебя тоже кофе?

- Ага, - ответил тот, автоматически достигнув своей боклагу.

- Доро, возьмите воду с моей боклажки, - сказал Лонг. - Он будет моим должником.

- Угу, - подтвердил Риос.

- Что случилось, Марио? - спросил Лонг.

- Валяй-валяй, - буркнул Риос, - скажи, что предупреждал меня еще в прошлом году, когда выступал тот Хільдер. Ну, чего молчишь?

Лонг только пожал плечами.

- Ввели лимит, - продолжал Риос. - Пятнадцать минут как объявили.

- А именно?

- Пятьдесят тысяч тонн воды на рейс.

- Что?! - вспыхнул Свенсон. - Да с таким запасом даже от Марса не оторвешься!

- Вот и оно! Все продумано. Конец нашим рейсам, каюк.

Из кухни вышла Дора и поставила на стол кофейник.

- Значит, конец вашим рейсам? - Она решительно села. Свенсон сделался совершенно беспомощен.

- Вводится лимит на воду - пятьдесят тысяч тонн, - сказал Лонг. - Иначе говоря, наши рейсы отпадают.

- Большое дело, - Дора відпила немного кофе, радостно улыбнувшись. - Как по мне, замечательная новость! Вам, утильникам, уже давно пора найти себе какую-нибудь толковую работу здесь, на Марсе. Да-да, я знаю, что говорю. Все в космосе, и в космосе - разве это жизнь?!

- Дора, прошу тебя... - сказал Свенсон. Риос что-то сердито буркнул. Дора свела брови:

- Я всего-навсего высказала свое мнение.

- Ваше право, - сказал Лонг. - Но я хотел бы сказать вот что. Пятьдесят тысяч тонн - это только начало. Мы знаем, что Земля - по крайней мере партия Хільдера - хочет сделать себе на этой кампании политический капитал. Так что дела наши плохи. Мы должны что-раздобыть воду, а то они нас совсем заклюют. Правильно я говорю?

- Несомненно, - сказал Свенсон.

- Вопрос только - как? Верно?

- Если речь идет только о том, как достать воду, то... - Риос неожиданно взорвался: - Есть только один способ, и вы его знаете. Если наземники не дадут нам воды, мы ее сами возьмем. Что же оно получается? Вода им принадлежит лишь потому, что когда их задрипані деды и прадеды побоялись оставить свою щедрую планету. Вода принадлежит всем людям, независимо от того, где они живут. Мы тоже люди. И следовательно, тоже имеем на нее право.

- И что же ты предлагаешь? - спросил Лонг.

- Проще быть не может. На Земле у них океаны воды. Разве они приставят сторожей на каждую квадратную милю? Мы можем в любое время встать на ночной стороне планеты, заправить все контейнеры и убраться восвояси. Неужели помешают?

- Еще бы, Марио, даже не сомневайся! Сам ты как находишь контейнер за сотню тысяч миль? Кусок металла в необъятном космосе? С помощью радара. Или ты думаешь, что на Земле их нет? Или, может, думаешь, что Земля, как только догадается, что мы берем у них воду, не создаст радарной сетки, чтобы обнаружить инопланетные корабли?

Здесь Дора возмущенно урвала Лонга:

- Слушай, Марио Риос, мой муж в ваших налетах принимать участия не будет. Чтобы снова гоняться за теми контейнерами?!

- Если бы только контейнеры, - заметил Марио. - В следующий раз они прижмут нас на чем-то другом. Их надо сразу остановить.

- Хоть бы там что, их вода нам не нужна, - ответила Дора. - Здесь не Месяц и не Венера. Полярные шапки дают нам достаточно воды. Даже в квартирах есть водопровод. В нашем квартале, например, у всех.

- На бытовые нужды идет меньше всего, - сказал Лонг. - Воды нуждаются в рудники. А как быть с гідропонними водохранилищами?

- Да, Доро, как быть с гідропонними бассейнами? В них должна быть вода. И нам давно пора самим выращивать настоящие овощи и фрукты, чем сидеть на этой конденсированной гадости, что ее нам поставляет Земля.

- Вы только послушайте, что он говорит! - презрительно бросила Дора. - Что ты понимаешь в свежие овощи? Ты же того и на языке не имел.

- Я имел в языке больше, чем ты думаешь. Помнишь, я когда морковку принес?

- Ну, помню. А что в ней такого? Как на меня, хорошо прожаренная протоїжа и вкуснее, и полезнее. На гидропонику повышают налоги, поэтому они и взяли себе за моду распространяться о какой-то там овощи. И скоро все пройдет.

- Я с вами не согласен. Как и пройдет, то не так просто, - сказал Лонг. - Хільдер, скорее всего, будет Координатором. Вот тогда мы уже будем иметь. А еще как ограничат поставки продуктов...

- Ну, хватит! - воскликнул Риос. - Что же нам тогда делать? И поэтому я настаиваю: воду надо брать!

- А я говорю, что нет. Разве ты не понимаешь, что мыслить и действовать так могут разве что земляне, те наземники. Ты пытаешься удержаться за пуповину, которая соединяет Марс с Землей. А другого пути ты не видишь - нашего Марсианского?

- Нет, не вижу. Может, подскажешь?

- Тогда слушай. Говоря о Солнечной системе, что в первую очередь имеется в виду? Меркурий, Венера, Земля, Луна, Марс, Фобос и Деймос. Семь небесных тел. Вот и все.

По сути, они не составляют и одного процента Солнечной системы. Мы, марсиане, ближе к тех остальных девяноста девяти процентов. А там, по ту сторону Марса, дальше от Солнца, воды хоть отбавляй.

Все, ошеломленные, втупились в него.

Свенсон неуверенно спросил:

- Ты имеешь в виду ледяные оболочки на Юпитере и Сатурне?

- Не только их. Но и это вода, разве нет? Слой в тысячу миль толщиной - это немало.

- Но ведь он весь укрыт аммиаком или еще там чем? - спросил Свенсон. - Кроме того, мы не можем садиться на большие планеты.

- Знаю, но я имел в виду другое. В космосе не только большие планеты, есть еще астероиды, спутники. Например, Веста, астероид в двести миль диаметром, и почти сплошной кусок льда. Один из лун Сатурна тоже. Что на это скажете?

- Ты что, Теде, никогда не летал в космосе? - спросил Риос.

- Как это не летал! Что за вопрос!

- Летать летал, а говоришь, как наземник. О расстоянии ты подумал? От Марса до ближайшего астероида где-то сто двадцать миллионов миль. То есть вдвое дальше, чем от Марса до Венеры. А даже это расстояние ни один лайнер не преодолевает без остановок, как не на Земле, то на Луне. Да и вообще, сколько, по твоему мнению, человек способен пробыть в космосе?

- Ну, не знаю. А ты как думаешь?

- Ты все сам прекрасно знаешь, и нечего притворяться. Максимум шесть месяцев. В любом справочнике написано. А как застрянешь надолго, то можешь сразу прямым ходом к психиатру. Разве нет, Дику?

Свенсон кивнул.

- И это лишь астероиды, - продолжал Риос. - От Марса до Юпитера триста тридцать миллионов миль, до Сатурна - семьсот миллионов. Кто сумеет преодолеть такое расстояние? Допустим, ты набрал обычную среднюю скорость или, скажем для точности, разогнался до двухсот тысяч миль в час. На это пойдет... гм, учитывая время на ускорение и торможение, шесть-семь месяцев до Юпитера и где-то с год - до Сатурна. Конечно, теоретически, разогнаться можно, но где ты возьмешь для этого воду?

- Ух ты! - писнуло из-под грязного носа. - Сатурн! - Глаза у мальчика заокруглились.

Дора быстро обернулась.

- Питер, ну-ка марш к себе!

- Ну, ма-ам!

- Не мамкай! - Она хотела было встать, и Питера языков языком злизало.

- Дора, может, ты немного посидела с ним? - вмешался Свенсон. - Или же ему там уроки в голове, когда здесь такие разговоры?

Дора сердито фыркнула и даже не шелохнулась.

- Никуда я отсюда не уйду, пока не узнаю, что затеял Лонг. Но говорю вам сразу: все это мне очень не нравится.

- Ладно, - взволнованно ответил Свенсон, - не будем о Юпитер и Сатурн. Я уверен, Тед на них и не рассчитывает. А если взять Весту? Туда лететь десять-двенадцать недель и еще столько же обратно. Двести миль в диаметре - это же четыре миллиона кубических миль льда!

- Ну и что? - удивился Риос. - А что мы будем делать на Весте: установим технику и добывать лед? Ты представляешь, сколько это займет времени?

- Я, собственно, имел в виду Сатурн, - прервал их спор Лонг.

- Я ему знай толкую, что до Сатурна семьсот миллионов миль, а он все своей! - взорвался Риос.

- Погоди, Марио, - сказал Лонг. - А откуда ты взял, что в космосе можно выдержать только шесть месяцев?

- И это, пусть ему всячина, всем известно.

- «Советчика по космических полетах», заключенного учеными Земли на основании практического опыта земных пилотов и космонавтов. Ты до сих пор мыслишь, как землянин, а не марсианин.

- Марсианин, в конце концов, тоже человек.

- Ну как можно быть таким слепым? Сколько раз каждый из вас находился в космосе более шести месяцев, га?

- Е, то совсем другое, - возразил Риос.

- Потому что вы марсиане? Потому что вы утильники-профессионалы?

- Одно дело, когда ты в дальнем рейсе, и совсем другое, когда ты в любой момент можешь вернуться на Марс.

- К чему, собственно, вы не очень стремитесь. Вот, к чему я веду. У землян гигантские корабли с відеотеками, с экипажем в пятнадцать человек, пассажиры. Однако они выдерживают в космосе только шесть месяцев. В марсианских утильників космолет на две каюты и только один напарник. Однако мы способны пробыть в космосе значительно больше.

Дора не выдержала:

- Вы, я вижу, собираетесь проторчать на корабле целый год и махнуть на Сатурн.

- А почему бы и нет? - пожал плечами Лонг. - Запросто. Разве вы не знаете: что можем мы, того не могут земляне. Они живут в естественном мире, имеют открытое небо, свежий харч, воздуха и воды вволю. Поэтому, оказавшись на корабле, они очень остро чувствуют смену. Через то шесть месяцев в космосе - их предел. У нас, марсиан, опять-таки, иначе. Всю свою жизнь мы проводим на корабле. Ведь Марс не что иное, как корабль-великан длиной в четыре с половиной тысячи миль с крохотным помещением на пятьдесят тысяч человек. Мы же здесь взаперти, словно на корабле: дышим завезенным воздухом, пьем завезенную воду, которую только и делаем, что очищаем; едим то, что едят на корабле. Как видите, здесь у нас все знакомое и привычное, поэтому, в случае необходимости, мы способны пробыть в космосе даже более года.

- Дик тоже? - поинтересовалась Дора.

- Любой из нас.

- Э, нет! Только не он. Разве что вы, Лонге, тот воришка Марио, что посягает на чужие контейнеры, можете к вящей себе утешение, слоняться неизвестно где целый год. Вы холосты - а у Дика семья. У него жена, сын, и с него достаточно. Он себе и на Марсе что-то найдет. Кстати, мои дорогие, а что на Сатурне вы не найдете воды? Как вы тогда сумеете вернуться? Даже, когда воды еще вам хватит, то продукты уже точно выйдут. Попридумують же...

- Вы неправы, - сухо сказал Лонг. - А теперь послушайте. Я все хорошо обдумал и даже имел разговор с комиссаром Сенковим. Он поможет. Но нам нужны корабли и люди. Где их взять? Я еще новичок, меня никто и слушать не станет. А вы - ветераны, вас знают и с вами считаются. Сами вы можете и не лететь, но если бы вы поддержали меня и нашли добровольцев...

- Прежде всего, - сердито буркнул Риос, - надо много чего выяснить. Ну, ладно, доберемся мы до Сатурна. А где же там и вода!

О, в этом и вся прелесть. Именно поэтому нам нужен Сатурн. Походка там прямо в космосе летает и ждет, чтобы ее забрали.

Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?

СОДЕРЖАНИЕ

1. Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?
2. 3 Риос снова постоял в дверях, наблюдая, как Тед Лонг...
3. 4 Тед Лонг наслаждался высотой и шириной...
4. 5 Когда Геміш Сенков прибыл на Марс, коренных жителей здесь...
5. 6 На расстоянии в полмиллиона миль над Сатурном Марио Риос,...
6. 7 Работа на обломке оказалась обратной стороной медали....
7. 8 Тед Лонг брел по неровной поверхности обломка. Душу сковала...
8. 9 Кое-кто имел проблемы с кабелями, их надо было уложить...
9. 11 Сенков изо всех сил старался держаться спокойно, что...

На предыдущую