lybs.ru
Намолол семь мешков гречневой шерсти. / Украинская народная мудрость


Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана


КАК ЦАРЬ АРАВИЙСКИЙ УВИДЕЛ ВИТЯЗЯ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ

Вдруг видят: неизвестный витязь сел на край реки и плачет,

Около него на повідді черный конь стоит терпеливо;

Умереживши все оружие, перло светится горячее.

На розы щек упали слезы, как будто изморозь.

Витязь, голову убравши в полосатую тигровую шкуру,

Укрыв шкурой такой же крепкое свое телосложение,

Канчука-залізов'яза в руке зажал хмуро.

Видят, хотят рассмотреть - шлют гонцом к нему джуру.

Джура-раб идет к левня, что продолжал рыдать,-

Грозный с виду, он плакал опустил лоб на одежду;

Хрустальный дождь зрошає ресниц густых обильные агаты.

Раб пришел, он и слова не захотел рабу сказать.

Раб не в силе слова змовить. Испуг его пронимает и душит.

Он в ужасе взирает, и царю верно служит,

Поэтому подходит ближе и говорит: «Царь предпочитает...» Не тронет

Ни клич, ни слово левня - он рыдает, ревностно тужить.

И не слышит, и не видит он из-за слезной полуды,

И на то он не учитывает, что кричат пришлые люди,

Странно всхлипывает, вздыхает, словно огонь запал в грудь;

Кровь смешалась со слезами, и хлынут кровавые пруды.

Ум левня, мысли и мечты стремятся другой где-то края!

Вновь царево повеление раб произносит с одчаю,

И его не слышит витязь, только плачет и рыдает,-

Гроздь этих роз прекрасных цветка уст не раскрывает.

Так ответа и не діждавши, вернулся раб до состояния.

«Он меня не хочет слушать,- проговорил раб Ростевану.-

Я думаю: ваша ласка не нужна поэтому господину,

Что слепит, как солнце,- я, пожалуй, незрячий состояния».

Царь, удивленный и гневный, ярости в сердце не стаїв

И окликнул верных ловчих, до двенадцати рабов:

«Боевую беріте оружие в руки, привыкшие к боям,-

Приведите сюда того, что в берегу там сел».[35]

Ловчие двинулись. Звучала оружие их рьяных ряды,-

Лишь тогда очнулся витязь, прятался между купал;

Он оглянулся вокруг, войско зрением пронзил,

Только змовив: «Горе, горе!», более ничего не сказал.

Утер рукой журні глаза,- и слеза из глаз исчезают.

На себе меча поправил, подтянул колчана

И, взяв поводья в руки, сел верхом на румака.

ТЕ То ему угрозы рабские, зови раба-войовника?

Чтобы схватить левня, войско обступило вокруг.

Беда, что он совершил! их жалели бы враги -

Разбивал лбы лбами, бил и уничтожал в ноги,

Канчуком пополам панахав, полный гневного силам.

Царь, разгневавшись, вояцтву говорит гнаться вдогонку,

Витязь едет, на погоню не взглянет даже он;

Кто же его допрыгнуло, жить не остался ни один.

Ростевану горе - слать воинов своих на скин.

И тогда за ним помчались Автандил и Ростеван,-

Он же гордо ехал дальше, колебался юный состояние,

Гнался конь, Мерании черный, и встелявся сиянием лан.

Витязь видел, что царь гонится за ним, чтобы взять в плен.

Приближался царь к нему в гоньбі неистовой,-

Он тогда, коня хльоснувши, исчез в тот же миг,

Словно в пропасть провалился или исчез в небесной лазури,

Нечего и следа разыскать на дороге, покрытой пылью!

Долго следили, искали, но сгинул даже нужно,-

Только см так исчезает, духов бесплотных род.

Кто ранен был - мылся, по мертвецах рыдал народ;

Царь сказал: «Нам бог сменяет время утех порой бед.

Завершил он лютым горем мой веселый, щасный возраст,

Обратил на тоску радость, на печаль обрек меня

И до смерти сердце зранив - где, искать лик?

Да святится воля божия и отныне и навек!»

Более не звал охотиться, а вздох сухожилия множил,

Скакуна на путь домой вернул и підострожив.

Ловчие луки похоронили, зови их зверей не тревожил;

Кто-то говорил: «Властелин наш правый!», кто-то же тихо святобожив.

Царь вошел, смутный, мрачный, до самого дальнего покоя

И пустил лишь Автандила, словно сына, за собой.

Люди вышли из хоромов занімілою толпой.

Смолкла арфа, и кимвал не звучат звонкой игрой.[36]

Тинатин, когда узнала о событиях таинственные,

Подошла, край входа стала солнцем сяли светлые глаза,-

В казначея спросила: «Спит он или не заснет после стрічі?»

Тот отказал: «Тужит сильно, аж изменился в лице.

Автандил там с ним, к себе не пустил никого из нас,

Он чудного левня видел, свет глаз ему угас».

Тинатин же ответила: «Входить туда не время.

Как меня спросит, скажешь, что приходила как раз».

Царь окликнул, когда от сердца немного тоска одлягла:

«Где моя жемчужина и радость, утешение и сяєво лба?»

Ответил казначей: «Недавно здесь была, бледная, как мгла,

И о вашем одчай услышала и, грустная, обратно пошла».

Царь повелел: «Идите позовите, я в тоске сгиба до тех пор!

ей скажите: почему не приходишь? Почему не втишуєш скорби?

В жизни единственное отца, звесели же печаль его ты!

Он расскажет о причине, что порождает заботы!»

Воли отцовской покорившись, Тинатин к отцу идет,-

Будто месяц полнолицый, сияет чело молодое.

Царь ее целует нежно и ласковую дело ведет:

«Зачем ждала, чтобы позвал? Пропадала до сих пор где?»

Дева молвит: «Ваша тоска и сметет с небес светила.

Как узнает человек, что журба вас охватила,-

Осмелится и посмотрят, хоть была бы какая пресміла?

Я думала: чем тужить, лучше взвесит все к делу».

Он сказал: «дитя Мое, затосковал я очень сам,

Но ты - моя отрада, утешение змореним глазам,

Вид твой исцелит печаль, он лечит, как бальзам.

Я скажу причину тоски - ты эту причину запомни.

Встретил я чудного рыцаря, воина еще юных лет,-

Зрение его, как луч, славься на мрачный пейзаж;

Я не знаю, почему тот витязь плакал, рыдал навзрыд,

И розгнівавсь, потому что поздравлять нас не захотел как следует.

Как меня увидел, вскочил на коня и погнался чвалом.

Я велел его схватить - он положил все войско валом;

Не звітав меня по-человечески; как дьявол, исчез провалом.

Или с человеком я встретился, может,- с марищем неустойчивым?

Бог дары свои сладкие обратил на унылые,

Я забыл про дни веселые, светлый, счастливые мгновения;

Все мне - бремя жгучий, мне все - сожаления несытое,

И ничто меня не утешит, сколько буду жить на свете». [38]

Сказала дева: «Смело я тебе скажу, папа,-

Зачем ропщешь на бога и на судьбу так упорно?

Жалуешься в печали на того, что нам счастье дал много,

Тот не совершит зла, кто действует всегда хорошо, мудро и свято.

Вот такой мой совет: ты - владыка всех владык

И твои безграничные земли, их не измерить и за год.

Отправь же собирать вести ты гонцов в каждую сторону,

Скоро узнаешь: призрак встретился вам человек.

Как человеком был рыцарь странствует по земле,-

Где-то его таки увидят: в городе, в поле, на селе.

А как нет - то был дьявол, лукавства оказывает злые.

Так покинь же переживания, брось же грусти и сожаления!»

Зовет царь гонцов и говорит идти в государства каждый край, им велит:

«Занимайся постоянно и времени не медли,-

Все сделай, чтобы одшукався тот мандрований силай.

Где не сможешь быть - письменно там разрешение присылай».

Посланцы ушли, ходили, целый год бродили везде,

Выглядели, обыскали шир долин, нагорную высь,

И никто его не видел, как он спрятался куда-то.

Бесполезно устав, домой помрачнело подались.

Повіщають: «мы Обходили просторы всех безмеж,

Не нашли того тужливця, бесполезно змучились ед следи,

И нет людей на свете, что его стрівали бы тоже.

Мы тебе не послужили. Может, других действий примешь?»

Царь сказал: «Правду говорит любимой дочурке сердце вещее:

То нечистый дух, дьявол, что, как враг, миром рище,

Появив свое заблуждение и сожаления нанес мне еще.

И теперь я брошу грусть,- убиваться зачем?»

Так сказал. Развлечения и утехи стали снова царить,

Отовсюду собирались шуты, певцы и акробаты.

Царь дары раздал народу, всех позвал в палаты.

Где такой еще владує царь и щедрый, и богатый?

Автандил, в спальню сев позднего часа,

Веселится и поет, арфы звук сладкий несется.

Вдруг входит, язык говорит негр, прислужник

Тінатіни: «Зовет стройней алоэ вас к себе в гости».

Найжаданніше предвещают юноше слова эти,-

Он надевает лучшие одежды, разноцветные и золотые,

Чтобы свою розу впервые споглядать в одиночестве.

Радость - встречать любу, зрение утопить в красоте! [39]

Автандил идет горделиво, головы не клонит вниз -

Он увидит ту, что в него столько выточила слез.

Словно молния, великолепная красота девичьих черт,

Хоть сидит она мрачная, грусть сердце ей зажал.

Тинатин прекрасные перса горностай укрыл рыхлый,

А лоб обхватившей дымке самый прозрачный свиток.

Протыкают каждое сердце стрелы длинных черных ресниц,

И вгорнули шею косы, словно цепь блестящих змей.

Из-под багрового кисеи, из-под жемчужного венца

Смотрит печально дева и приветствует молодца.

Нежно просит Автандила сесть рядом на стул.

Полон радостей больших, стал лицом к лицу.

«Я немею, вас ужаснувшись,- он сказал, склонившись судьбы,-

Как встретился с солнцем луна - гаснет он на горизонте;

Я теперь боюсь за себя, мысли все мои в неволе.

Вы скажите - что вас беспокоит, чем исцелить ваши боли?»

Начала важно дева вещь выборную и горячую,

Говорит: «Я тебя впервые круг себя вблизи вижу,

Поэтому удивишься, услышав дело это, мне безболезненно,

И скажу тебе о хворь, что красоту от нее трачу.

Вспомни, как с Ростеваном вы на охоту шли толпой,-

Там странный скорбный витязь вам встретился над рекой.

Рассказ об этом услышав, я лишилась покоя,-

Обдивись хоть всю землю, и найди его, герою!

Хоть не змовив ты до меня до сих пор и слова в разговоре,

Но знаю: за меня ты палаєш от любви,

Градом слез побив щеки, сердце смыв шалом крови.

Ты - любви светлый пленник, ты - в любовном за решеткой.

И тебя заставят служить две причины несомненны:

Ты, во-первых, смелый витязь. Где еще тебе есть уровни?

А, во-вторых, ты міджнур мой, преданный своей царевне.

Так иди искать левня, начинай же удивительные странствия!

Сделаешь это - и еще крепче я тебя любить стану,

Потому что освободишь меня от муки, згониш демонской заблуждение.

Дай моей душе надежду, как фіалоньку душистую,

И вертай, как лев, до меня обійнять свою любимую!

Везде ищи его три года, в этом весь отдавшись делу.

Отыщешь - победителем возвращай развлечет милую,

Не найдешь - встретили, значит, вы тогда нечистую силу;

Пригорнеш свою розу не увядшую и не исхудавшую. [40]

Дам я клятву: как тем временем с другим стану я в паре,

Будь то даже солнце в плоти, что сошло бы ко мне в чаре,-

Пусть меня лишат рая, отдадут адской каре,

Пусть убьет твою любовь, пусть сгорю в твоем пожарі!»

Витязь молвил: «Ты, как солнце, сияешь сквозь агаты-ресницы!

Что тебе сказать должен? Что сказать посмею?

Я ждал смерти, зато ты дала жизнь и надежды.

Словно раб послушный, рушу в путешествие, в поиски и в действии».

Витязь молвил еще: «О солнце, бога солнечное существо,-

Ты созвездие все скоряєш словом властного веления.

Недостоин я такого, щедро сланого, лучи.

Светит сяєво ласковое на моих роз цветение».

Поклялись обоюдно и подтвердили свою веру,-

их души звеселіли, начали разговор искреннюю.

Сердце измученное юношеское только теперь понесло мира.

С губ, как белая молния, смех блискоче потаймиру.

Сели рядом, любовались, все забыв в эти минуты,

И глаз агаты стрілись, и знизались уст рубины.

Он сказал: «На тебя глянут - безумие для человека.

Твой огонь горит, сердце же попеліє от огнини».

Он ушел, испытывая невыносимые муки в розстанні,

Оглядавсь назад безумно, бросив последний взгляд.

Цветок щек, лица кристаллы росять слезы ненасильственные.

Сердце с сердцем поріднилось - поклялись в любви.

Шептал: «В разлуке рано на розу ляжет тлен.

Языков рубин, давеча сиял - стал жовтіший за янтарь.

В разлуке же длинной, дальний, что буду делать один?

Это - закон, чтобы для любовницы шел любимый на загиб».

Лег на ложе, слезами росить он лицо сияющее,

Плачет, клонится, трепещет - так тополь ветер гнет;

Задрімає, во сне увидит, что любимая мелькнет,-

Задрожит с тяжелой муки, угрюмо и громко гукне.

Стал ревнив в разлуке, людям он не довіря,-

Упали слезы на розы, на лицо богатыря.

Он прокинувсь, только в небе змеркла утренняя заря,-

Оделся и поехал, чтобы увидеть царя.

К царю послал еджіба, самого верного из слуг:

«До моего языка, царю, привлеки добро слух -

Вся земля тебе покорная, властно меч твой, властно дух;

Понесу я весть о тебе по государствам всех вокруг. [41]

Недругов ударяя в битвах, я пройду сквозь гони и гони,

Тинатин прославлю всюду, все преодолею преграды,

Звеселю покорных, уничтожу непокорных отряды,

Присилатиму подарки, часто слатиму поклоны».

Царь порадовался этим очень и велел ему вещать:

«Подобает льву не зрікатись войн, бранної цели,-

Дух твой мужественный требует сам такой тяготы.

Отправляйся же, хоть и тяжело, что от нас уходишь ты!»

Вошел, поклонился витязь и сказал вот так ему:

«Похвалу царя избыточную я безропотно приму.

Может, бог мне озарит дальней дороги тьму,-

Вновь тогда я, по воле бога, ваши ноги обниму!»

Прижать Автандила царь простер старческие руки -

Обнимает искренне учитель ученика, достойного науки.

Витязь встал, пошел из зала. Был этот день им -

днем разлуки. Ростеван, спокойный, мудрый, горько плакал от отчаяния.

Витязь отправился смело в неизвестную даль путей,

ехал двадцать день, соединив с мглой ночи свет дней;

Высших повелений скрижали вселенная перед ним раскрыл.

Тинатин вспомнив, сердцем витязь горячо был.

Он в свое имение приехал - идет навстречу люду сдвиг,

И несут ему дары толпы вельмож значительных;

Кто увидел Автандила - радость сияла для тех,-

И, собираясь в путешествие, он медлить не мог.

Владел он городом сильным. Между возвышенности был тот осадок,

Каменная, крепкая твердыня против вражьих раздоров и распрей.

Автандил там веселился, охотился три дня подряд,

И позвал Шермадіна, чтобы спросить его советам.

Уже раньше об Шермадіна наша повесть вещь вела,-

С господином раб рос вкупе, знал все его дела,

И не знал еще, что витязь от любовных мук пала,-

Только теперь ему раскрыта тайна властелина была.

Витязь молвил: «Шермадіне, это мне и сказать встид,-

Ты же вірником ближайшее был мне много лет,

Однако не знал ничего, что тяжелое я терпел гнет.

Ныне же по воле владычицы вновь мне раскрылся мир!

В Тинатин я влюбился, и любовью был забит,

И из нарциссов ллялись слезы на роз померзлые цветы.

Только сейчас тайны не захотел я затаить,

Потому что ее слова впоїли счастьем мой дух унылый.[42]

Так она мне велела: «Юноши, что где-то ізник,

Разыщи, и, как вернешься,- стану я твоя навек.

Будешь ты, никто иначе,- мой любимый мужчина!»

Слово это на раны сердца полилось языков настоящий лик.

Так, во-первых, властителю появлю я постоянную службу,

Ибо повиноваться царю подобает верному вассалу,

А, во-вторых, эта красавица сердце избавит от палу,-

Випроби зламать не могут мужа волю выносливую.

Среди всех господ и холопов мы с тобой - близкие друзья,

Так послушай же, умоляю, радцю мой во всякой тоске:

Пока буду я бродить - за властелина в округе,

Потому что твоей лишь доверяю я и мудрости и мощи.

Над подданными, над войском ты правуй, твердый и чуткий,

Шли таких гонцов ко двору, чтобы услышать все достигли,

Шли ценные подарки им, шли за меня им цыдулы,

Чтобы отсутствия моей гладки и не почувствовали!

Будь таким, как я, заядлый и до охоты, и к бою,

Жди меня три года, сохраняя тайну святой!

Как вернусь - цвет алоэ еще засияет красотой,

Не вернусь,- скорби безутешно, скорби и плачь за мной.

Лишь тогда печальную весть властителю пришлите.

Про мою пишите гибель, о моей последний момент;

Напишите: его судьба - судьба всех человеческих пород,-

И сокровища раздайте бедным: серебро, золото и медь.

Послужи еще более пылко, как бытие кінчу я бренне,-

Не забудь про меня сразу, о моей жизни бешеный,

Все сделай, как я прошу, помолись тогда за меня,

Вспомни детство наше, по-детски сумасшедшее!»

Шермадін услышал этот язык - душу прочь печаль разодрала,

Из глаз горячие слезы заструміли, словно перла. Он сказал:

«Идешь - и радость в моем сердце умерла. Ты не спинишся,

и зачем дал мне владарські берла?

Смогу ли я вместо тебя владувати непреклонно?

Или поместьями твоими смогу править пожитно?

Пусть земля бы меня усыпила, чем тебя пустит одиноко,-

Поэтому возьми меня с собой путешествовать кругосвітно».

Витязь ответил: «Послушай мою вещь без лжи и издевки:

Как блуждает где-любовник,- стремится он к уединения.

Без труда не достаются людям дорогие жемчужины.

Копье пусть пронзит грудь віроламної человека! [43]

Кто, кроме тебя, еще оценит страсть, у меня забуялу?

Кто! кроме тебя, может дать совет и приказ вассалу?

Укрепляй тверджі пограничные, сдерживай нашествие врагов.

Добрый бог - меня, возможно, не отдаст он на растерзание.

Наравне беда попадет и одного человека, и сотни.

Оборонять силы неба - не страшны пути одиноки.

Не вернусь я за три года,- наденешь одежды скорбные,

Дам указа, что над краем ты владуєш сегодняшнего дня».

Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана

СОДЕРЖАНИЕ

1. Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана
2. О РОСТЕВАНА, АРАБСКОГО ЦАРЯ Ростеван был царь...
3. КАК ЦАРЬ АРАВИЙСКИЙ УВИДЕЛ ВИТЯЗЯ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ...
4. ГРАМОТА АВТАНДИЛА К ЕГО ПОДДАННЫХ Составил...
5. ТАРІЕЛОВА РАССКАЗ О СЕБЕ, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ РАССКАЗЫВАЛ...
6. О ЛЮБВИ ТАРИЭЛА, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ ВЛЮБИЛСЯ...
7. ПЕРВЫЙ ЛИСТ, КОТОРОГО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН НАПИСАЛА СВОЕМУ ЛЮБИМОМУ...
8. ПИСЬМО, КОТОРОГО ЦАРЬ ХАТАВСЬКИЙ НАПИСАЛ В ОТВЕТ ТАРІЕЛОВІ, И...
9. ПИСЬМО ТАРИЭЛА ДО ЦАРЯ ИНДИЙСКОГО, КОГДА ОН ПРЕОДОЛЕЛ ХАТАВІВ...
10. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ее ВОЗЛЮБЛЕННОГО Пишет, что...
11. СЫН ХВАРЕЗМШІ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ НА СВАДЬБУ, НО ТАРИЭЛ ЕГО...
12. КАК ТАРИЭЛ ВСТРЕТИЛ НУРАДІНА-ФРИДОНА НА БЕРЕГУ МОРЯ...
13. ТАРІЕЛОВА ПОМОЩЬ ФРІДОНУ И ИХ ПОБЕДА НАД ВРАГАМИ...
14. О ПОВОРОТ АВТАНДИЛА В АРАВИИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН НАШЕЛ...
15. КАК АВТАНДИЛ СПРАШИВАЛ ЦАРЯ РОСТЕВАНА, И О ТОМ, ЧТО ГОВОРИЛ ВАЗИР...
16. БЕСЕДА АВТАНДИЛА С ШЕРМАДІНОМ, КОГДА ОН ТАЙНО УЕЗЖАЛ...
17. АВТАНДІЛОВА МОЛИТВА И ТАЙНЫЙ ОТЪЕЗД Он...
18. КАК АВТАНДИЛ ТАЙНО ОТЪЕХАЛ И ВТОРИЧНО ВСТРЕТИЛСЯ С ТАРИЭЛОМ...
19. АВТАНДІЛОВІ ИСКАНИЯ ТАРИЭЛА, ЕГО ПЛАЧ И СТОН...
20. ТАРІЕЛОВЕ РАССКАЗЫ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК ОН ЗАБИЛ ЛЬВА И...
21. КАК ПОШЕЛ АВТАНДИЛ ДО ФРИДОНА, С НИМ ОН ВСТРЕЧАЛСЯ В...
22. ОТЪЕЗД АВТАНДИЛА С ФРІДОНОВОГО ЦАРСТВА НА РОЗЫСКИ...
23. ПРИЕЗД АВТАНДИЛА В ГУЛАНШАРО, КОГДА ОН ПРИЧАЛИЛ К...
24. ЛЮБОВНОЕ ПИСЬМО, ЧТО ЕГО ФАТЬМА НАПИСАЛА К АВТАНДИЛА...
25. ЗДЕСЬ - УБИЙСТВО АВТАНДИЛОМ ЧАШНАГІРА И ЕГО ДВУХ ЧАСОВЫХ...
26. КАК ФАТЬМА ПРИВЕЛА НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К СЕБЕ И РАССКАЗАЛА О НЕЙ...
27. ФАТЬМА ПОВЕСТВУЕТ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК КАДЖІ ВЗЯЛИ...
28. ПИСЬМО, ПИСАННОЕ ОТ ФАТЬМЫ К НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
29. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ЕЕ ВОЗЛЮБЛЕННОГО...
30. ПИСЬМО АВТАНДИЛА, ПИСАНЫЙ ДО ФРИДОНА Написал:...
31. ОТЪЕЗД ТАРИЭЛА И АВТАНДИЛА К ФРИДОНА Утром...
32. ПОЛУЧЕНИЕ КАДЖЕТСЬКОЇ КРЕПОСТИ И ОСВОБОЖДЕНИЕ НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
33. РАЗЛУКА ТАРИЭЛА С ЦАРЕМ МОРЕЙ И ПРИБЫТИЯ ЕГО К...
34. ТАРИЭЛ ВНОВЬ УХОДИТ В ПЕЩЕРУ И ВИДИТ СОКРОВИЩА...
35. ЗДЕСЬ - СВАДЬБА АВТАНДИЛА И ТИНАТИН, ЧТО ЕГО УСТРОИЛ ЦАРЬ...
36. ТАРИЭЛ УЗНАЕТ О СМЕРТИ ИНДИЙСКОГО ЦАРЯ...
37. ТАРИЭЛ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ И ПОБЕЖДАЕТ ХАТАВІВ...
38. СВАДЬБА ТАРИЭЛА И НЕСТАН-ДАРЕДЖАН Руки...
39. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СТРОФЫ Словно сон ночной, закончилась...

На предыдущую