lybs.ru
Сладкий хлеб посоленный нашим потом. / Владимир Канивец


Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана


ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ее ЛЮБИМОГО

Пишет та, что озаряет зрением земные горизонты:

«Зрелая я твоей красоты самоцветы лучезарные,-

Ты распрекрасный был, примчавшись после боя на лошади.

О, суждено проливать реки слез обильных мне!

Бог дал язык, чтобы хвалила я тебя безперестання.

И без сил немею и погибаю, потому вбива меня расставания.

Отдаю тебе я, леве, сад из роз, его рост.

И клянусь: лишь к тебе несется мысль моя последняя.

Я не буду слез точить, чтобы не стурбувалась мать,

И тебе говорю я: хватит на душе печаль держать,-

Всех людей чаруєш властно красотою недаром ты!

Ты вуаль надевал недавно - эту вуаль я хочу иметь.

Отправь мне даром удивительные тканки те,

С радостью на меня глянешь в чудовім сповитті;

Я же даю тебе кольцо,- уважай чувства святые,

Пусть эта ночь для тебя будет самое знаменательное в жизни!..»

ПЛАЧ ТАРИЭЛА И ЕГО НЕИСТОВСТВО

Здесь, как дикий крик зверя, Таріелів вопль луна,-

Говорит он: «Вот это кольцо с руки сняла она!»

И кладет себе на руку - бесчисленное ей цена! -

И, к устам прижав ее, в обморок порина.

Так лежит он неподвижно, как в гробу лежат мертвецы;

В двух местах на груди видны окровавленные синяки,

Да и в Асмат уже кровь стекает по роздряпаній щеке,-

Левня сбрызгивает водой, что журчит, как в реке.

Вид зомлілого тужливця увеличил тоску в Автандила,

А от слез Асмат медленно продовбалась скала-глыба.

Он очнулся, потому что водой дева пламя потушила, И сказал:

«Живу, хоть снова судьба кровь мою точилу!»

Поднялся, побледневший, напівмлосний,- слезами орошенные ланити;

Как шафран, осунулись, зжовкли на лице розы-цветы.

Долгое время не мог смотреть и не мог заговорить,-

Был подавлен он с того, что не умер и должен был жить.

«Слушай рассказ же дальше,- он произнес Автанділу,-

И про меня, и про нее, что кладет меня в могилу.

Это же радость - с другом первую встречу, искреннюю и милую.

Я удивляюсь, что способен почувать жизнь и силу!

Радостно я Асмат зустрінув - скромную вірницю барышни,

Что дала мне послание и кольцо от любовницы.

Надел на руку я кольцо, с себя снял вуали бганки,

Развернув эти предивні, черные, как мрак, тканки».

ПИСЬМО ТАРИЭЛА В ОТВЕТ СВОЕЙ ЛЮБИМОЙ

Написал я так: «О солнце, луч то, что ты обронила,

Упал в сердце; поэтому отныне и рвение исчезло, и сила.

Потерял разум я, встретив взгляд твой, о дева милая!

Чем бы за твою доброжелательность служба рыцаря оплатила?

Ты когда-то подарила на жизнь мне надежду -

До прошлого ровняю я сегодняшнее событие:

Беречь твое обручальное кольцо - этот значимый дар - сумею,

Слов не могу подыскать, чтобы сказать, как радуюсь.

Вот ту одежду, что ты просишь; вот вуаль твоя желанная,

Неизвестно, откуда взята, неизвестно, с чего тканая.

Помоги, приди ко мне! Пусть развеется обман!

В целом мире для меня только ты, моя любимая!»

Я прилег, как дева вышла, и проспал времена ночные;

Образ любой красавицы я увидел во сне,

Да и проснулся - нет! Я горел, как в огне,

Уже не спал, и милый образ не привиделся мне.

Еще было утро, как повеление прислали с посланником,

Чтобы прибыть к дворцу. Я пошел туда мельком:

Царь, царица и три вазиры с озабоченным лицом

Уже сидели там - я должен был сесть перед их стулом.

Так мне сказали: «Старость бог дает нам покоя.

Исчезла молодость - и сейчас чуєм старости час.

Бог не дал нам наследника, только дочь послал единственную,

И не скорбим, отдав ей чувства свои, как сыну.

Сейчас же мы должны искать мужа нашей дочери,

Чтобы к нам он дорівнявся, на царском троне сев,

Чтобы он был державцем властным в правуванні и охране,-

Чтобы меч спрятал наш враг, чтобы не быть нам в плену».

Ответил я им: «О сыне ваше сердце не забудет,

Однако и на сонцерівну тоже надеются все люди.

Возвеселится каждый отец, у кого сын вам зятем будет.

Что скажу еще! Это дело видит зрение ваш без притворства». [87]

Начали мы совет советует - сердце ослабевает с тех пор,

И сказал себе: «смогу стать им помехой?»

Царь изрек: «Если бы Хварезмша, царь Хварезму, в дружеском согласии

Нам отдал своего сына - стремятся другой еще хватит!»

Я заметил, что это дело царь решил заранее,-

Вдвоем они пересматривались, чтобы водно им говорит.

И помешать царю не решился в тот миг;

Словно земля и пепел, я стал невольно задрожал.

Здесь отозвалась царица: «Царь Хварезмша - царь стран,

Быть нам лучшим зятем лишь его сын достоин».

Как встревать в спор,- приговор, видно, у них один!

Дал я согласие. Установился день мой смертный, мой загиб.

К Хварезмші прислали с этаким письмом гонца:

«У нас нет наследника, поэтому дошли до рішенця,

Что дочь вести должны мы до брачного венца.

Дашь за нее сына,- ощасливим без конца».

Вернул гонец, получив в дар чалму и жупана.

Слышит сам Хварезмша, радовалась вся сторона.

Он сказал: «Большая радость по милости божьей дана.

Из наших деток, несомненно, будет блистательная пара!»

Выслали туда посольство привести парня

И умоляли: «Спеши же - у нас мольба лишь такая».

Я пошел в спальню, потому что душа всех уника,

Сердце наполняет боязнь, еще и зажуреність тяжелая.

Хотел ножом пробить сердце, так в мой дух сокрушения вп'ялись.

От Асмат письмо принесли. Прочитал строк я низь:

«И, что в нее, как алоэ, состояние стройный растет ввысь,

Приказала: иди к ней, и не мешкай, не барись!»

Представьте себе,- обрадовавшись, осіявши счастьем вид,

Вбежал я в сад, Асмат встретив там, где был до башни вход.

Вдруг заметил у нее на щеке сльозини следует,-

Впечатлившись, не спросил, или к счастью мой приход.

Я ее грустную увидел - огорчился сам немедленно;

Не улыбнулась мне, как делала это обычно.

Не промолвила ни слова, только плакала одчайно

И ранила еще больше, не исцелив животворно.

В даль она понесла дум и грез моих немало.

Повела меня к башне, одгбрнувши покрывало.

Я вошел и увидел месяц,- горе у меня проходило,

И на сердце падал луч, но сердце не растаяло. [88]

Блеск лица ее не стелился искренним светом по покою.

Покрылась дева нечепурно злотосяйною чалмой,

На тахту она склонилась в зеленых одеждах строю,

У нее черты молниеносные затуманились слезой.

Словно тигр между скал, присела с лицом громодарним -

Не зрівнять ее ни с солнцем, ни с эдемским хорошим цветом.

Поодаль от нее сел я с сердцем, израненной и облачным.

Підвелась она, мрачная, гневом возбуждена владарним.

Так произнесла: «Удивляюсь, что ты пришел - суєслів.

Клятволамник и отказник, что обманывать нас хотел.

И тебе за все отплатит справедливый божий гнев!»

Я сказал: «Чего не знаю - как на то бы я ответил?»

Молвил я: «Не узнав правды, как отказать мне?

Совершил ли я, сумасшедший, какие-то страшные преступления?»

Вновь спросила: «Что говоришь ты, весь полон лжи?

Я обманут, как баба, и за это горю в огне.

Разве ты того не знаешь, что Хварезмша - мой жених?

Как на это в вазірській совете ты мог согласиться?

Собственную клятву поломав, слова чести не сберег,

И по хитрости и лукавство воздам я, далебіг!

Или вспомнишь, как ты стонал, реки слез проливая по полю?

Врачей и их лекарства я вспомнить тебя зневолю!

Дорівнять к чему можно ложь юношескую и произвол?

Так, как ты,- тебя я брошу. Кто почувствует больше боли?

Кто бы в Индии не правил, кто бы не был тут при власти,

Я в ней имею власть стать обиду на пути.

Нет, этому делу не бывать. Ты злой подвергся знаді,

Стал лживым ты - заблуждение и в тебе, и в твоем совете.

Пока я жива - не сможешь жить в Индии ты смело,

А решишься остаться,- то душа покинет тело!

Где такую, как я, еще найдешь, хоть с небес сними светило?»

Вспомнив эти слова, рыцарь плакал горько и посмутніло.

Молвил он: «Как это услышал я, расцвели надежды живо,

Вновь решился на нее взглянуть смело...

Как живу я, все потеряв,- или для тебя это не чудо?

Леле, леле! Мир лукавый точит кровь мою злобно.

Оглядываясь, я увидел коран край узголов'я.

Взял его, и славил бога, и составлял ей славословия:

«Ты заходишь снова, солнце, пал моего буйнокров'я:

Может, ты меня и убьешь, но ответ я нашел. [89]

Как моя речь будет лжею хитрой и злой -

Пусть меня скарає небо, солнце погаснет надо мною!

Ты увидишь, правосудная, что дурного я не кой!»

«Говори же все!» - сказала и кивнула головой.

Я решился: «О солнце, как я сломал обет -

Пусть повергнет бог на меня гнев, как будто зарницу!

Где такую встречу другую стрункостанну и світлолицю?

Или я жить останусь, как воткну в сердце крицу?

Царь на совет торжественную созвал нас всех в зал.

Там решили, чтобы царевна с юношей до брака стала.

Был бы я им возразил, изменилась ли бы определение?

«Ты притворись, будто согласен»,- мнение хитро подсказала.

Не смогла понять того Фарсаданова воображение,

Что, когда царя должна иметь Индии государство,

То только я им могу быть, более никто не имеет права.

Я не знал, кого царь зовет, и бедствия его появление.

Я сказал себе: «Подумай, как решение найти,

Обдумай, чтобы непохибно своего намерения достичь».

Сердце рвалось диким зверем из дома царского убежать.

Не отдам тебя! Никому не будешь принадлежать ты!»

Я продал за душу сердце, и мой замок стал базаром,

Но дождь, что бил розу, стал теплеть недаром -

Видел я: вокруг жемчуга занялись кораллы жаром,

И она сказала: «Зачем я поддалась лживим распрям?

Я не верю, что неверным и лживым ты,

Что, неблагодарный, не уважаешь даже божьей красоты.

Поэтому меня и Индийское царство моего отца попроси,-

Зачем нам чужак? Государстве порядок и совет ты дашь».

Прижалась ко мне, сердце втішивши печальное,

Сияющая, словно полный месяц или как солнце преясне,

Посадила, как никогда, приласкав меня,

И от слов ее я почувствовал: гаснет огненное пекло.

Учила так она: «Не подобает спех разумном нигде,-

Он сделает все лучше и спокойно судьбы ждет.

Кто же одружінню помешает - гнев царя на тех падет;

Земли Индии ваш розмир до поталы приведет.

Не избежать свадьбы, если впустишь жениха ты,

Мы же расстанемся и зміним на траур пышные одежды;

Время придет - им радоваться, нам - стокротно болеть.

Нет, нельзя, чтобы иранцы вошли в царские палаты!» [90]

Ответил я ей: «Не станет тот юноша вам за жену!

Познакомлюсь я с ними, как они войдут в страну,-

Покажу им свою силу, буду биться до смерти,

Порублю всех в пух и прах, каждую истреблю человека!»

Сказала: «По-esco рассуждать подобает женщине.

Я не хочу быть за повод для разные - мнения оставь эти;

Жениха забей, и войска не истребляй одиночку.

Правый суд дает цветение даже засохшей деревяшке.

Так чины, мой лев сильный, чтобы не получилось лишних дрязг:

Жениха забей тайно, за один масличной удар,

Но войска круг него не вырезай, языков товар.

Кровь невинных для человека - тяжеловат в жизни бремя.

Жениха того забив, поговоришь с отцом сам,

Скажешь: «Индию на блюдо я иранцам не отдам,

Своего наследства не позволю разделить пополам;

Поэтому прости меня - иначе горе и тлен твоим городам!»

Не говори ему, что хочешь иметь ты меня за женщину,-

Этим ты виправдаєш больше собственную гневное поведение,

И прощения просить станет царь своему поступку,-

Зацарюєм вдвоем, и потерпев досуга и отдыха».

Я одобрил, обдумав, этот совет, это определение

И взмахнул мечом, как будто уничтожал врага нашествие.

Вдруг услышал просьбу сесть, как уже уходил из зала,-

И ее в объятиях сожмут не рішався, полный неистовства.

Я, покинув любимую, стал словно сумасшедший,-

Вдвоем с Асмат я должен был выйти, плач стамовуючи сильный,

Потому и единственная радость исчезла, навіснів одчай своевольный,

Не хотел уходить я отсюда, и мой шаг становился медленный.

Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана

СОДЕРЖАНИЕ

1. Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана
2. О РОСТЕВАНА, АРАБСКОГО ЦАРЯ Ростеван был царь...
3. КАК ЦАРЬ АРАВИЙСКИЙ УВИДЕЛ ВИТЯЗЯ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ...
4. ГРАМОТА АВТАНДИЛА К ЕГО ПОДДАННЫХ Составил...
5. ТАРІЕЛОВА РАССКАЗ О СЕБЕ, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ РАССКАЗЫВАЛ...
6. О ЛЮБВИ ТАРИЭЛА, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ ВЛЮБИЛСЯ...
7. ПЕРВЫЙ ЛИСТ, КОТОРОГО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН НАПИСАЛА СВОЕМУ ЛЮБИМОМУ...
8. ПИСЬМО, КОТОРОГО ЦАРЬ ХАТАВСЬКИЙ НАПИСАЛ В ОТВЕТ ТАРІЕЛОВІ, И...
9. ПИСЬМО ТАРИЭЛА ДО ЦАРЯ ИНДИЙСКОГО, КОГДА ОН ПРЕОДОЛЕЛ ХАТАВІВ...
10. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ее ВОЗЛЮБЛЕННОГО Пишет, что...
11. СЫН ХВАРЕЗМШІ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ НА СВАДЬБУ, НО ТАРИЭЛ ЕГО...
12. КАК ТАРИЭЛ ВСТРЕТИЛ НУРАДІНА-ФРИДОНА НА БЕРЕГУ МОРЯ...
13. ТАРІЕЛОВА ПОМОЩЬ ФРІДОНУ И ИХ ПОБЕДА НАД ВРАГАМИ...
14. О ПОВОРОТ АВТАНДИЛА В АРАВИИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН НАШЕЛ...
15. КАК АВТАНДИЛ СПРАШИВАЛ ЦАРЯ РОСТЕВАНА, И О ТОМ, ЧТО ГОВОРИЛ ВАЗИР...
16. БЕСЕДА АВТАНДИЛА С ШЕРМАДІНОМ, КОГДА ОН ТАЙНО УЕЗЖАЛ...
17. АВТАНДІЛОВА МОЛИТВА И ТАЙНЫЙ ОТЪЕЗД Он...
18. КАК АВТАНДИЛ ТАЙНО ОТЪЕХАЛ И ВТОРИЧНО ВСТРЕТИЛСЯ С ТАРИЭЛОМ...
19. АВТАНДІЛОВІ ИСКАНИЯ ТАРИЭЛА, ЕГО ПЛАЧ И СТОН...
20. ТАРІЕЛОВЕ РАССКАЗЫ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК ОН ЗАБИЛ ЛЬВА И...
21. КАК ПОШЕЛ АВТАНДИЛ ДО ФРИДОНА, С НИМ ОН ВСТРЕЧАЛСЯ В...
22. ОТЪЕЗД АВТАНДИЛА С ФРІДОНОВОГО ЦАРСТВА НА РОЗЫСКИ...
23. ПРИЕЗД АВТАНДИЛА В ГУЛАНШАРО, КОГДА ОН ПРИЧАЛИЛ К...
24. ЛЮБОВНОЕ ПИСЬМО, ЧТО ЕГО ФАТЬМА НАПИСАЛА К АВТАНДИЛА...
25. ЗДЕСЬ - УБИЙСТВО АВТАНДИЛОМ ЧАШНАГІРА И ЕГО ДВУХ ЧАСОВЫХ...
26. КАК ФАТЬМА ПРИВЕЛА НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К СЕБЕ И РАССКАЗАЛА О НЕЙ...
27. ФАТЬМА ПОВЕСТВУЕТ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК КАДЖІ ВЗЯЛИ...
28. ПИСЬМО, ПИСАННОЕ ОТ ФАТЬМЫ К НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
29. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ЕЕ ВОЗЛЮБЛЕННОГО...
30. ПИСЬМО АВТАНДИЛА, ПИСАНЫЙ ДО ФРИДОНА Написал:...
31. ОТЪЕЗД ТАРИЭЛА И АВТАНДИЛА К ФРИДОНА Утром...
32. ПОЛУЧЕНИЕ КАДЖЕТСЬКОЇ КРЕПОСТИ И ОСВОБОЖДЕНИЕ НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
33. РАЗЛУКА ТАРИЭЛА С ЦАРЕМ МОРЕЙ И ПРИБЫТИЯ ЕГО К...
34. ТАРИЭЛ ВНОВЬ УХОДИТ В ПЕЩЕРУ И ВИДИТ СОКРОВИЩА...
35. ЗДЕСЬ - СВАДЬБА АВТАНДИЛА И ТИНАТИН, ЧТО ЕГО УСТРОИЛ ЦАРЬ...
36. ТАРИЭЛ УЗНАЕТ О СМЕРТИ ИНДИЙСКОГО ЦАРЯ...
37. ТАРИЭЛ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ И ПОБЕЖДАЕТ ХАТАВІВ...
38. СВАДЬБА ТАРИЭЛА И НЕСТАН-ДАРЕДЖАН Руки...
39. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СТРОФЫ Словно сон ночной, закончилась...

На предыдущую