lybs.ru
Именно знания никому кушать не даст. / Иван Франко


Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана


КАК ФАТЬМА ПРИВЕЛА НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К СЕБЕ И РАССКАЗАЛА О НЕЙ УСЕНОВІ

Повела я сонцелику - как еще ее хвалить? -

И, клянусь, в своем доме не могла то сияние скрыть,

Хоть всю ее вгорнула в брокати и аксамитов.

С ресниц срывался снежный вихрь; бил мороз трояндні цветы.

Повела ее к себе, как алоэ, світлолицю,

Спрятала в покоях, как величайшую тайну.

Не говорить о ней людям составила твердо обет;

Только я и негр-прислужник увіходили в горницу.

Я не могу рассказать о жизни чудное и строгое,

Что жила им дева, слезы проливая, как море.

Я говорю: «Не плачь!», и дева слез своих не переборет!

Как живу без нее сейчас? Лютое горе нам! О горе!

Как заходила к ней,- всегда слезы там струміли,

И в глаз пучины черные ресницы падали, как стрелы,-

Из озер черпала слезы полным бокалом вовсю,

Между кораллов и агатов жемчуг играли и горели.

Не могла ее спросить через слезы те неустанные,-

Только ей скажу: «Одкрийся, с чего ты в таком тужінні?»

Как уже снова льет алоэ слез ключи кривавоплинні.

Стерпеть такие скорби могут лишь сердца камнях.

Не нужно ей ни ложе, ни украшения жилища,-

В вуали спрятав лик, в тканки темные, невеселые,

Под лоб подложив руку, так и спала без постельного белья.

Надо сотню раз просить, чтобы взяла что-то из тарелки.

О вуаль скажу тебе я, что красоту вгортала слезную,-

В мире видела я всякие ценные вещи, роскошь разную,

И не знаю, кто и из чего был сделал эту дивизну,

Тоньше всевозможные тканки, а крепкий, словно железный.

Долгое время в моем доме проживала дева милая.

Я раскрыть тайны мужу не смела:

«Знаю - предать он может, до дурного способен дела».

Через то и прохаживалась я задумчивая, несміла. [174]

Так тогда я рассуждала: «Как ему не расскажу -

Чем сама я ей посоветую, чем я ей помогу?

Смерть мне, когда он прознает о тайне и олжу!

Как я сияние сонцерівне в тайне сохраню?

Что я одна сделаю, бедная? Мой огонь не погас.

Лучше правду всю Усену рассказать в удобное время,-

Пусть мне он поклянется, что нигде не предаст нас:

Если бы клятвы не сдержал, то бы уже души не спас!»

Однажды я пришла к нему. Дело веселую с ним веду,

Сразу говорю: «Тебе я тайну рассказала бы толком,

И сначала о молчание клятву дай мне твердую».

Он клянется: «Пусть о скалы головой я пада!

То, что ты мне расскажешь, я не расскажу никому:

Ни врагу, ни другу, ни старому и молодому».

Все ответила я Усену, мужу незлому:

«Иди, увидишь сонцерівну, что пришла к нам домой!»

Поднявшись, он пошел за мной. Сразу недоумение и дрожь

Он одчув, когда увидел девы солнечные лучи.

Молвил: «Что ты показала? Кто поразил мое видение?

Бог пусть меня скарає, если это земное существо!»

Сказала я: «О ней не узнала ничего,

Знаю только то, что знаешь с повідання ты моего.

Вдвоем умоляем! Пусть расскажет,- мучается ради кого

Пусть свою нам милость явит, не поведя себя с нами строго».

Мы вошли, мы пытались составить ей достойную дань уважения,

Мы говорили: «Солнце, нас ты ввергло в муку пламенную!

Как исцелить можно месяц, что в мглу сповився тусклую?

Почему твои рубины-лалы стали похожи шафрана?»

Слышит дева не слышит, углубившись в сухожилия мечты?

Плотно сжалась роза и сомкнулись длинные ресницы.

Сад, шатром шугнувши шумным, судьбы клонит косы-змеи,

Солнце, исторгал драконом, нам не светит, нас не греет, и

Не смогли ее заставит, чтобы она нам ответила;

Стала хмурая, словно пантера,- ярость ее непонятна.

Нанесли мы вновь ей сожаления, слезная ливень зазвенела.

«Я не знаю! Уходите от меня!» - нам она прошептала.

Вместе с ней мы рыдали, слез поток по лицах бег;

Сожалели, поняв неуместность своих слов,

Успокаивали деву - плач ее медленно утих;

Принесли плодов ей немного, и она не ела их. [175]

Год Усен: «Она исцеляет сердце у меня от вмиг!

Этим ланитам сонцесяйним человек нанесет образ, их целуя.

Без нее боль возрастет в сто двадцать раз.

Как детей я люблю больше - пусть господь убьет их враз!»

Вдвоем мы долго подивлялись на красоту ее лица,

И пошли, и застонали, и вздыхали без конца;

Шли к ней, закончив дела, привычные для купца,

Ибо навек в ее сети наши попали сердца.

УСЕН СООБЩАЕТ ЦАРЮ О НЕСТАН-ДАРЕДЖАН

Так и время шло медленно, дни проходили и вечера.

Год Усен: «Царя не видел я еще с давней поры;

Ты посоветуй,- пойти к нему, занести ему дары?»

Я сказала: «Ради бога, как ты хочешь,- так произведения».

Взял Усен на блюде жемчуг с самоцвіттям пополам.

Я говорила: «Ты во дворце пьяную челядь встретишь там.

Если скажешь им о деве,- смерть мне и горе нам!»

Клялся он: «Пусть меч вынимают,- слову вырваться не дам».

Идет Усен во дворец. Он видит: царь на пиру шумно пьет.

Проявлял всегда Усену царь зласкавлений свое,-

Вот и сейчас, дар приняв, место рядом он дает.

Глянь, которым подвыпивший купец неблагоразумным становится!

Пил Усен с царем много, словно пылая от жары,

Пили и снова доливали серебряные пугарі и кувшины.

Не вспомнил купец, напившись, ни корана, ни Мекки!

Осле зачем рога? От розы крук далек!

Царь сказал Усена, как были вдвоем уже пьяные:

«Откуда нам ты добываешь эти камни сяйвогранні?

Где берешь эти пышные жемчуг и рубины пламенные?

И десятой их доли отплатить я не в состоянии».

Встал Усен, поклонился и молвил: «О великий царь и господин!

Питаешь ты земные существа, словно солнышко любимое!

Откуда состояние, что их имею? Кто от нечего делать их достанет?

Все мое имущество и злато - все мне от тебя дано.

Нет, за дар этот не благодари,- имею другую странную весть:

У меня есть тебе невестка, могу быть за царевну,-

Сам обрадуешься ты всем сердцем, как увидишь сонцерівну;

Тогда уж заслужу я на несомненную благодарность».

Что говорить? Он нарушил клятву, верований подпора,

Рассказав все о деве, солнце мира, радость зрения.

Это нравилось царю, душу порадовало суровую,

Он велел Усену сразу привести ее ко двору. [177]

Я сидела радушно дома, боязнь сердца не смутив.

Вдруг в дверях появился предводитель царских рабов,

Шестьдесят с ним слуг, как подобает, по обычаю, для царей.

Я удивленно сказала: «Нет, не зря он забрел!»

Поприветствовав, он произнес: «Фатьмо! Вот царя приказ:

Деву, что В сен сегодня дал царю, веди к нам,-

Мы возьмем ее с собой. Спеши,- возвращать время!»

Небо зверглося на меня, землетрясение меня потряс.

Еще раз я переспросила: «И о ком говоришь ты?»

Молвил: «Дал Усен царю деву, образ красоты».

Уже ничего не поделаешь - на гибель надо идти.

Задрожала я. Нет сил ни встать, ни лечь.

Я вошла. Она рыдает, точит слез неустанную слива.

Я говорю: «О солнце! Имею судьбу черную и неверной!

Небо поразило нас сейчас силой своего гнева,-

Донесли на меня, убили! Царь ждет уже на деву!»

Говорит: «Сестра, не удивляйся! Я иного и не жду.

Потому что мне суждено знать только горе на рода;

Ты добра и не жди для меня - надейся на беду.

Не новое, а древнее беда мучает душу молодую».

Из глаз струміли слезы, как жемчужины, хорошие игрой;

Смело так свелась, как подобает только тигру или герою,-

Уже не радостью ей радость, а жура ей - не журою.

Приняла чадру от меня, укрыла состояние и лик чадрой.

Я метнулась к сокровищнице, где сокровищ является полный зал,-

Там я взяла самоцветов, сколько снести их одолела;

Целый город - вот есть стоимость каждого перла и лала.

их, вернувшись, вложила в пояс, им ее опоясала.

Я сказала: «Может, жемчуг пригодятся где-то в плену».

И, отдав солнце слугам, февраль пал почувствовала в лоне.

Вышел царь навстречу деве; город - в зовет, перезвони.

Шла она, бледная, спокойная, не склоняясь в поклоне.

Зрители за ней бежали, крича на все лады,

Часовые не имели силы их сдержать ряды.

Царь увидел кипарисну, что сквозь площади шла и сады,

И, удивленный, сказал: «Солнце, ты пришло сюда?!»

Каждый жмурил глаза,- солнцем всех слепила дева эта.

Царь изрек: «Я через нее оборачиваюсь на слепца.

Где такая красота возникла по воле высшего творца?

Кто ее, безумный, любит - в странствиях ждет своего конца!» [178]

Посадив рядом, молвил он ей сладкие слова:

«Расскажи нам: кто ты, откуда, что душа твоя хова?»

И ему не ответила дева, словно неживая,

И сидела супокійно, и хилилась голова.

Что говорил властелин к ней - и не слышала в те минуты,

Потому полетело в ней сердце где-то до другой страны;

Плотно сжались розы не раскрылись жемчужины,

И не знал никто из присутствующих о таких скорбей причины.

Царь сказал: «Разве посторонний боль ее поймут сумеет?

Может быть две причины, из которых девушка эта томящуюся:

Или, влюблена в кого-то, дева мечтает об избраннике

И, кроме него, ни до кого говорить не хочет;

Горит в этой мудрой деве пал святого долга,

Обернув боль не в боли, а поражение - не поражение,-

И она несчастье и счастье уже воспринимает, как сказку:

Мысль, как голубь, в нее стремится в другой край, по другую ласку.

Даст господь,- мой сын вернется победителем из похода,-

Надо, чтобы он застал солнца незмарнілу, полную красоту;

Хоть на короткую повесть, может, выманит он согласие.

Пусть этот месяц здесь темнеет вплоть до солнечного восхода!»

Сын царя - сказать я хочу - был счастливчиком добрым, смотреться смело,

Несравненным по нраву, красив и лицом, и телом.

Он тогда где-то замешкался, занят вояцьким делом,-

Это для него отец выбрал деву, равную лишь светилам.

Принесли ей одежду-и покрылась в девичьи пеленала,

Словно самоцвет ослепительный, красота ее засияла,

Лалом всаджену корону на свой лоб положила,-

Украсилась роза сиянием ясного кристалла.

Царь велел: «Одпочивальню уберите для нее гоже!»

Там, с западной злота выковано, стояло ложе.

Царь великий, господин страны, и вельможи виборніші

Повели в хоромы солнце, развлечь всех может.

Девять евнухов поставил он на страже днем, ночью-

Сам же стал пировать, и гуляя и попивая,

И поблагодарил за деву, дар Усену давая.

Загремели тулумбасы, затрубили трубачи.

Долго пили и гуляли, долго учта еще шла.

Дева же солнечная говорила: «Судьба убийственная розгнівилась!

О, кому я здесь доберусь, как тут я оказалась?

Убьет меня жизнь важчезне! Что сделает, чтобы я уволилась? [179]

0 краса моя трояндна! Хочу я, чтобы еще цвела ты!

Я сумею, по милости бога, своих врагов одолеть.

Кто из людей разумных захочет обречь себя к смертной казни?

Ум мудрому нужен, чтобы разбить стены и играть».

Зовет евнухов к себе, говорит так о своем им состояние:

«Стоя тут на страже, вы поддались на обман,-

Взять меня за невесту напрасно думает ваш господин,

Бесполезно играют звучные трубы и грохочет барабан.

Вам царицей не буду - сияет другая путь мне.

Хоть бы был жених как солнце,- вашему не піддамсь бридні,

Не молите вы зря! Мечтаю я о другие дни.

Жить здесь с вами вместе - не заставите, нет!

Убью себя я неизбежно, чем воткну в сердце враз,-

Вам ваш царь тогда оставит на жизнь недолгое время.

Лучше я дам вам вволю жемчуга, лалов и украшений,-

Отсюда выпустите меня, иначе - смерть для вас».

Взяв жемчуг и самоцветы из потайного захову

1 рубиновую корону, этот венец лба своего,

Отдала: «Берите, но имейте сожалению до сердца воспалительного,-

Выпустите меня, получив в награду милость бога!»

Так за лалы подкупила тех жадных слуг девица,-

Ни царя, ни казни злой раб продажный не страшится.

Дали согласие, чтобы тайно вышла отсюда сяйнолиця.

Глянь, что золото поступает, сатанинская патериця!

Жажда золота приводит к беде и зла на свете,

Похотливо скреготять зубами люди, от жади несытое;

Пусть плывут сокровища ежесекундно - мало их жадной похоти!

Душам, лишь злота стремятся, высшие небеса закрыты.

Евнухи совершили втихаря тайне намерения ее;

Раб один, с себя сняв, дал ему одежды свои;

Вышли так, что не увидели их пьяные гуляки.

Не попал месяц в пасть ненажерної змеи.

Евнухи скрылись за ней. Путь встретив знакомую,

Дева нашла наш дом и крикнула: «Фатьмо!»

Из дома Вышла я, узнала сразу, рада лику дорогом!

В дом войти она не хотела, чтобы развеять усталость.

Говорит так: «Твой клад не погиб - знадобивсь на выкуп он,

Пусть господь всевишню ласку даст за это тебе взамен!

Не держи меня, немедленно дай коня, иначе - скин!

Царь, узнав, скажет слугам мчатся за мной вдогонку». [180]

Попавшегося коня своего ей я вывела из конюшни;

У девы, только села верхом, утихли стоны відчайні,-

Так, в созвездии Льва сев, солнце сыплет блеск сяйні.

Что лелеяла я - пропало, исчезли лестницы урожайные!

Аж на второй вечер только по городу слух пошел.

Преследователи повсюду гнались, мчались сломя голову.

Я на допросе сказала: «Мой дом - ей не хранение;

Если бы здесь нашли беглянку,- пусть берут с меня кровь».

Не нашли ее, с погони босыми возвращались.

Царь и все его надворные грустили, побивались.

Глянь на них: в лиловые одежды, в траур оделись!

Солнце исчезло,- мы с тех пор полным сиянием не утешались.

О наш месяц повесть - впоследствии. Поведаю тебе, следовательно,

Чем угрожал тот красавец, что мертвецом теперь застыл.

Горе! Я была козой, козлом был моим юноша.

Женщину зганьблює разврат, мужчины - испуг.

Не люблю своего мужа - он худой, словно из болезни.

Чашнагір же был вельможа, витязь хорошей подобия.

Мы занимались любовью, хоть сейчас не надену по нем траура.

О, хоть бокал крови из него дал мне кто смелый!

Я ему об этом происшествии рассказала, сумасшедшая,

Как убегала сяйнолиця, как лиса заневільна.

Он грозился все викрить,- недруг, а не друг, душа своевольная.

И теперь - он труп німотний. Я спасена и свободна!

При свиданиях от него сколько я угроз начулась!

Того дня, когда к тебе я с просьбой обратилась,

Сообщил и о намерении посетить. Я ужаснулась

И тебя не уходить просила, чтобы эта встреча проминулась.

Не послушал ты, появившись с лучезарным, грозным челом.

Вы встретились - ты соревноваться был готов с юношей.

Где здесь выход, где спасение? Ужас понял меня целиком.

Сердцем всем он жаждал мести, а не только языком.

Если бы ты его не уничтожил, укрыв смертным безгомінням,

Он бы нашу тайну раскрыл, ибо пылал оскаженінням.

Гневный царь мой дом сразу бы разорил своим велением,

И детей пожрать бы заставил, и велел побить камнями.

Я отблагодарить не в силе,- пусть отблагодарит божья власть!

Более меня уже не испугает зрение того злого гада.

Я отныне славлю судьбу: погиб подвох, пропала измена!

Я уже смерти не боюсь! Ха-ха-ха, я рада!» [181]

Автандил ей год: «Это правда! Так уже происходит вокруг

Из врагов худший враг тот, кто велся, как будто друг

Мудрый сердца не раскроет, избегая надругательств И теперь он труп.

Не бойся ни его, ни мстительных слуг.

Расскажи мне подробно, с которой стороны

Отправилась красавица,- может, есть известия и новости?»

Вновь Фатьма роняет слезы на дымку пелены

«Погиб луч, что, словно солнце, был освещал поля'»

Книга: Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана

СОДЕРЖАНИЕ

1. Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре Перевод Николая Бажана
2. О РОСТЕВАНА, АРАБСКОГО ЦАРЯ Ростеван был царь...
3. КАК ЦАРЬ АРАВИЙСКИЙ УВИДЕЛ ВИТЯЗЯ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ...
4. ГРАМОТА АВТАНДИЛА К ЕГО ПОДДАННЫХ Составил...
5. ТАРІЕЛОВА РАССКАЗ О СЕБЕ, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ РАССКАЗЫВАЛ...
6. О ЛЮБВИ ТАРИЭЛА, КОГДА ОН ВПЕРВЫЕ ВЛЮБИЛСЯ...
7. ПЕРВЫЙ ЛИСТ, КОТОРОГО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН НАПИСАЛА СВОЕМУ ЛЮБИМОМУ...
8. ПИСЬМО, КОТОРОГО ЦАРЬ ХАТАВСЬКИЙ НАПИСАЛ В ОТВЕТ ТАРІЕЛОВІ, И...
9. ПИСЬМО ТАРИЭЛА ДО ЦАРЯ ИНДИЙСКОГО, КОГДА ОН ПРЕОДОЛЕЛ ХАТАВІВ...
10. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ее ВОЗЛЮБЛЕННОГО Пишет, что...
11. СЫН ХВАРЕЗМШІ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ НА СВАДЬБУ, НО ТАРИЭЛ ЕГО...
12. КАК ТАРИЭЛ ВСТРЕТИЛ НУРАДІНА-ФРИДОНА НА БЕРЕГУ МОРЯ...
13. ТАРІЕЛОВА ПОМОЩЬ ФРІДОНУ И ИХ ПОБЕДА НАД ВРАГАМИ...
14. О ПОВОРОТ АВТАНДИЛА В АРАВИИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН НАШЕЛ...
15. КАК АВТАНДИЛ СПРАШИВАЛ ЦАРЯ РОСТЕВАНА, И О ТОМ, ЧТО ГОВОРИЛ ВАЗИР...
16. БЕСЕДА АВТАНДИЛА С ШЕРМАДІНОМ, КОГДА ОН ТАЙНО УЕЗЖАЛ...
17. АВТАНДІЛОВА МОЛИТВА И ТАЙНЫЙ ОТЪЕЗД Он...
18. КАК АВТАНДИЛ ТАЙНО ОТЪЕХАЛ И ВТОРИЧНО ВСТРЕТИЛСЯ С ТАРИЭЛОМ...
19. АВТАНДІЛОВІ ИСКАНИЯ ТАРИЭЛА, ЕГО ПЛАЧ И СТОН...
20. ТАРІЕЛОВЕ РАССКАЗЫ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК ОН ЗАБИЛ ЛЬВА И...
21. КАК ПОШЕЛ АВТАНДИЛ ДО ФРИДОНА, С НИМ ОН ВСТРЕЧАЛСЯ В...
22. ОТЪЕЗД АВТАНДИЛА С ФРІДОНОВОГО ЦАРСТВА НА РОЗЫСКИ...
23. ПРИЕЗД АВТАНДИЛА В ГУЛАНШАРО, КОГДА ОН ПРИЧАЛИЛ К...
24. ЛЮБОВНОЕ ПИСЬМО, ЧТО ЕГО ФАТЬМА НАПИСАЛА К АВТАНДИЛА...
25. ЗДЕСЬ - УБИЙСТВО АВТАНДИЛОМ ЧАШНАГІРА И ЕГО ДВУХ ЧАСОВЫХ...
26. КАК ФАТЬМА ПРИВЕЛА НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К СЕБЕ И РАССКАЗАЛА О НЕЙ...
27. ФАТЬМА ПОВЕСТВУЕТ АВТАНДІЛУ О ТОМ, КАК КАДЖІ ВЗЯЛИ...
28. ПИСЬМО, ПИСАННОЕ ОТ ФАТЬМЫ К НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
29. ПИСЬМО НЕСТАН-ДАРЕДЖАН К ЕЕ ВОЗЛЮБЛЕННОГО...
30. ПИСЬМО АВТАНДИЛА, ПИСАНЫЙ ДО ФРИДОНА Написал:...
31. ОТЪЕЗД ТАРИЭЛА И АВТАНДИЛА К ФРИДОНА Утром...
32. ПОЛУЧЕНИЕ КАДЖЕТСЬКОЇ КРЕПОСТИ И ОСВОБОЖДЕНИЕ НЕСТАН-ДАРЕДЖАН...
33. РАЗЛУКА ТАРИЭЛА С ЦАРЕМ МОРЕЙ И ПРИБЫТИЯ ЕГО К...
34. ТАРИЭЛ ВНОВЬ УХОДИТ В ПЕЩЕРУ И ВИДИТ СОКРОВИЩА...
35. ЗДЕСЬ - СВАДЬБА АВТАНДИЛА И ТИНАТИН, ЧТО ЕГО УСТРОИЛ ЦАРЬ...
36. ТАРИЭЛ УЗНАЕТ О СМЕРТИ ИНДИЙСКОГО ЦАРЯ...
37. ТАРИЭЛ ПРИБЫВАЕТ В ИНДИЮ И ПОБЕЖДАЕТ ХАТАВІВ...
38. СВАДЬБА ТАРИЭЛА И НЕСТАН-ДАРЕДЖАН Руки...
39. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СТРОФЫ Словно сон ночной, закончилась...

На предыдущую