lybs.ru
Когда хотим уничтожить анархию на нашей земле, то знищімо ее прежде всего в себе. / Вячеслав Липинский


Книга: Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные


ЭТО ТЫ

© Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992.

Я собираюсь сыграть роль Эдипа в загадке с Ретлборо. Я рассказываю вам - а это могу только я - о тайне той машинерии, что вызвало чудо в Ретлборо,- единственное настоящее, признано, никем не отрицаемое, потому и неоспоримое чудо, что окончательно положило конец безвірництву среди жителей Ретлборо и понесло к свойственной статным женщинам правовірності всех поклонников чувственного материализма, что до тех пор имели наглость быть скептиками.

Это событие - о котором мне жалко было бы говорить тоном неуместно легкомысленным - произошла летом 18.. года. Мистер Барнебас Шатлворсі, один из самых уважаемых и состоятельных граждан городка, где-то пропал, и то при таких обстоятельствах, вызвавших подозрение в каком-то преступлении. Его не было уже несколько дней. Мистер Шатлворсі одной субботы рано утром выехал из городка верхом на лошади, направляясь к городу ***, что лежит за пятнадцать миль от Ретлборо; вернуться он намеревался в тот же день вечером, как сам сказал. Однако через два часа после его отъезда конь вернулся один, и то без саков, прищібнутих к седлу. Кроме того, конь был ранен и забрызган грязью. Конечно, все это крайне встревожило приятелей господина Шатлворсі; а когда в воскресенье утром выяснилось, что он не вернулся, целый городок вирядилось искать труп.

Самым первым и самым ярым в организации тех розысков был искренний друг мистера Шатлворсі - такой себе мистер Чарлз Честен, или, как его обычно называли, «Чарли Чес-тен», то «Старый Чарли Честен». Я, конечно, не могу с уверенностью утверждать, или это просто удивительное совпадение, или, может, само фамилию оказывает незаметное влияние на нрав человека, но невозможно отрицать, что никогда в мире не было второго Чарлза с такой честной, мужественной, открытой, благодушной и искренней натурой, с таким звучным, чистым, приятным голосом, с такими глазами, которые всегда смотрели прямо на вас, будто говоря: «Я имею чистую совесть, никого не боюсь и вообще не способен на низкий поступок». Поэтому, видимо, в театре все искренние, беззаботные, разрешительные персонажи почти наверняка имеют имя Чарлз.

Поэтому «Старый Чарли Честен», хотя он приехал к Ретлборо всего каких-то полгода назад и хотя никто ничего не знал о его прошлом, без никаких трудностей познакомился со всеми уважаемыми жителями городка. Ни один из них ни на мгновение не заколебался бы одолжить ему тысячу на слово; что же до женщин, то я не знаю, чего бы они не сделали, чтобы угодить ему. И все это из-за того, что его окрестили Чарлзом, а значит, ему досталось именно то лицо, которое часто называют «лучшим рекомендательным письмом».

Я уже сказал, что мистер Шатлворсі был одним из самых уважаемых людей в Ретлборо и, бесспорно, самым богатым, а «Старый Чарли Честен» сошелся с ним так близко, будто с родным братом. Жили эти пожилые господа рядом, и, хотя мистер Шатлворсі очень редко навещал (если вообще посещал) «Старого Чарли» и, сколько известно, ни разу не обедал у него, это не мешало им быть щонайщирішими друзьями, как я уже заметил; потому что дня не проходило, чтобы «Старый Чарли» не заходил три-четыре раза к соседу спросить, как ведется, и очень часто он оставался там завтракать или пить чай, а то обедал почти каждый день. А уж сколько вина випивалось на тех дружеских посиделках, выяснить весьма нелегко. Любимым напитком «Старого Чарли» было «шато-марго», и в мистера Шатлворсі, видно, душа радовалась, когда он видел, как приятель его цмулить кружку за кружкой; и вот однажды, когда вино уже спустилось по горлянках, а настроение, как то бывает, піднявсь, он похлопал приятеля по спине и сказал: «Знаешь что, старик Чарли? Пусть там как, а такого добряки, как ты, я еще никогда не встречал, и когда уж ты так любишь это винцо, то пусть меня хапун схватит, когда я не подарю тебе большого ящика «шато-марго». Чтобы я скис (у мистера Шатлворсі была довольно досадная привычка проклинать, хотя он редко употреблял острых выражений, чем «чтобы я скис», или «пусть мне попало», или «побей гром»), чтобы я скис,- сказал он,- если сегодня же не пошлю к городу заказ на двойной ящик лучшего сорта, который только у них найдется, и подарю тебе, слышишь? Молчи, молчи! Сказал - подарю, и баста, и более ни слова, поэтому выгляди: в один прекрасный день ящик поступит, именно когда ты не сподіватимешся!» Я привожу здесь эти немного фамильярные слова мистера Шатлворсі, только чтобы показать, какое искреннее взаимопонимание было между этими двумя приятелями.

Поэтому того утра в воскресенье, когда стало очевидным, что с мистером Шатлворсі произошло нечто неверное, никто не озаботился так глубоко, как «Старый Чарли Честен». Когда он услышал, что конь вернулся без хозяина, и без хазяїнових саков, и весь окровавленный (пуля из пистолета прошла сквозь грудную клетку бедному животному, едва не убив ее на смерть),- когда он услышал все это, то збілів на виду так, будто речь шла о его родного брата или отца, и затрясся весь, словно от лихорадки.

Сначала он был такой убитый горем, что и вовсе не мог ничего делать, а уж и подавно не мог заключить какой-то план поисков; так он долго пытался убедить других друзей мистера Шатлворсі, чтобы не поднимали тревоги, потому что, мол, лучше переждать какое-то неделя или месяц, не выяснится ли все само собой, или, может, об'явиться сам мистер Шатлворсі и объяснит, почему он прогнал коня самого домой. Думаю, что вы не раз наблюдали такую склонность к откладыванию или промедление в людях, которые должны что-то делать под гнетом тяжелой скорботи. их умственные силы как бы цепенеют, и поэтому их ужасает любая деятельность, и им все в мире хочется лежать спокойно в постели и «укачивать свое горе», как выражаются пожилые дамы,- то есть без конца пережевывать свою беду.

А жители Ретлборо были такого высокого мнения о мудрость и рассудительность «Старого Чарли», что большинство их склонна была согласиться с ним и не поднимать тревоги, пока не выяснится все само собой», как выразился старый добряк; и я думаю, что так бы они все и постановили, если бы не крайне подозрительное вмешательство племянника мистера Шатлворсі, парня довольно развратных нравов и вообще дурной славы. Этот племянник, Пенніфезер на фамилию, и слушать не хотел о том, чтобы дело немного «влежалась», а настаивал на немедленных поисках «останков замученного». Именно к такого высказывания он удался, и тогда мистер Честен остро заметил, что это «крайне необычный выражение, чтобы не сказать больше». Эта замечание «Старого Чарли» произвела глубокое впечатление на зборисько, и часть присутствующих начала допытываться, «откуда это молодой мистер Пенніфезер так основательно знаком с обстоятельствами исчезновения богатого дяди, что чувствует за собой право утверждать прямо и недвусмысленно, будто его дяди «убиты»? Дальше началась небольшая перепалка между различными участниками сборища, особенно между «Старым Чарли и мистером Пенніфезером. А впрочем, в этом не было ничего удивительного, ибо их взаимоотношения последние три-четыре месяца были не очень лестные; однажды дело дошло вплоть до того, что мистер Пенніфезер ударил и сбил с ног дядькиному приятеля за то, что тот слишком розперізувався в дядьковому доме, где жил и племянник. В этой ситуации «Старый Чарли», говорят, повел себя с образцовой сдержанностью и христианским милосердием. После удара он встал, отряхнулся и даже не пробовал отплатить; только пробормотал что-то о том, что он «при первой удобной возможности сквитається за все»,- и это был вполне естественный и оправданный проявление гнева, который не весил ничего и, наверное, сразу выветрился и забылся.

И пусть там (собственно, к тому, что я хочу сообщить, это происшествие не касается), а определенное одно: что жители Ретлборо, главным образом под влиянием слов Пенніфезера, в конце постановили рассыпаться по всей окрестности и поискать пропавшего мистера Шатлворсі. Надо сказать, что такое постановление было в них и с самого начала. Поэтому, когда они твердо решили, что искать надо, было взято как нечто само собой разумеющееся, что им надо рассыпаться - то есть разделиться на отдельные гурточки,- чтобы по возможности тщательнее обыскать близлежащую местность. Я, правда, забыл, какими хитроумными соображениями «Старый Чарли» в конце убедил зборисько, что такой план розысков крайне неразумный. Однако он таки убедил их - всех, кроме мистера Пенніфезера; и наконец постановили, что поиски должны провести, и то якнайпильніше, тщательнейшим образом, все горожане вместе, а сам «Старый Чарли» повел перед.

Надо сказать, что лучшего проводника, чем «Старый Чарли», нечего было и желать: ведь все знали, что глаза у него рысьи. И хоть он водил людей по всевозможным глухих закутнях, тропами, о которых никто в городке и не подозревал, и хотя поиски продолжались днем и ночью чуть ли не целую неделю, никаких следов мистера Шатлворсі не обнаружено. Правда, когда я говорю «никаких следов», этого не надо понимать слишком дословно; ибо некоторые следы все же были. Путь бедняги проследили по отпечаткам подков (очень своеобразных) на пути, что вел к городу, мили три. А дальше следует обращал на тропу, пересекавшую гаек, а тогда вновь выбегала на путь: так дорога сокращалась на полмили. Идя по этой тропинке по следам подков, искатели наконец оказались возле какой-то лужи с гнилой водой, почти не видной за пагінням ежевики. Лужа была справа от тропы, и напротив нее отпечатки подков уривались. Однако казалось, будто там шла какая-то борьба, а потом какой-то большой и тяжелый предмет, много больше и тяжелее человеческое тело, взыскано с тропы в лужу. Искатели тщательно исследовали ее дно, затем еще раз, но ничего не нашли, и люди уже хотели разойтись, отчаявшись в поисках, когда господину Честену будто некая высшая сила подсказала, что надо совсем спустить воду. Это предложение было встречено одобрительными возгласами; все вслух удивлялись прозірливості и умственные «Старого Чарли». А что многие горожане прихватили с собой лопаты, потому что думали, что труппа, возможно, придется откапывать, то воду спустили без труда и быстро; а только обнажилось дно, как раз посреди грязи увидели черную атласную жилетку, в которой почти все присутствующие сразу узнали собственность мистера Пенніфезера. Жилетка была порвана и поплямована кровью, и среди соискателей работай нашлось кількоро таких, которые отчетливо помнили, что мистер Пенніфезер имел ее на себе того самого утра, когда мистер Шатлворсі вырядился до города; а с другой стороны, нашлись и готовы подтвердить под присягой, что мистер Пенніфезер не имел ее на себе ни днем, ни вечером того воскресенья; и не нашлось ни одного, кто сказал бы, что видел эту жилетку на мистере Пенніфезері после исчезновения мистера Шатлворсі.

Теперь дело обернулась крайне опасно для мистера Пенніфезера; он побледнел, и все увидели в этом подтверждение подозрений, возникших в отношении него, а когда его спросили, что скажет он сам, он не пользовался и на слово. Поэтому те немногочисленные приятели, которых он приобрел своим разгульною жизнью, вмиг оставили его все до одного и стали требовать немедленного ареста даже громче, ніж. давние и непримиримые недруги. Зато великодушие мистера Честена засияла на этом фоне еще яснее. Он начал горячо и весьма красноречиво защищать мистера Пенніфезера и в своей речи не раз напоминал о том, как сам он искренне простил пылкому юноше - «наследнику уважаемого мистера Шатлворсі»,- оскорбление, которое тот (то есть юноша), наверное в неистовстве гнева, признал возможным нанести ему (то есть мистеру Честенові). Мол, он (мистер Честен) прощает ему всем искренним сердцем; а сам он на уме не должен выпячивать те подозрительные обстоятельства, которые, к большому сожалению, действительно свидетельствуют против мистера Пенніфезера. Наоборот, он (мистер Честен) использует все свои силы, всю свою, пусть небольшую, красноречие, чтобы... чтобы... чтобы... по возможности, не кривя душой, как-то смягчить острые моменты этой действительно чрезвычайно непрочной приключения.

Мистер Честен добрых полчаса говорил в таком духе, свидетельствуя тем свой ум и доброе сердце; но такие чистосердечные люди редко бывают последовательны в своих рассуждениях: в ревностном порыве услужить другу они сбиваются на всевозможные ляпсусы, противоречия и несоответствия; поэтому нередко, имея самые лучшие намерения, наносят вред безмерно больше, чем пользы.

Так и произошло в нашем случае со всей красноречивостью «Старого Чарли»: хотя он прилагал все усилия, чтобы спасти заподозренного, почему-то получалось так, что каждое слово из его уст, которое не имело прямого, хотя и бессознательной цели преподнести оратора в глазах слушателей, только усугубляло уже имеющуюся подозрение в отношении его подзащитного и возбуждало против него ярость толпы.

Одной из найфатальніших ошибок, которые допустил оратор, было его напоминание о том, что подозреваемый - «наследник уважаемого мистера Шатлворсі». Сами горожане об этом и не думали. Они только помнили определенные угрозы о лишении наследства, которые год или два перед тем высказывал дядя (а он не имел на свете ни одного родственника, кроме племянника), и поэтому всегда считали, что мистеру Пенніфезерові действительно не светит никакая наследие - такое-потому простосерде отродье из тех жителей Ретлборо; но замечание «Старого Чарли» сразу заставила их задуматься об этом и таким образом раскрыла перед ними возможность того, что те угрозы могли быть не только угрозами. А из этого естественным образом сразу встал вопрос «cui bono?» - вопрос, который еще сильнее жилетку побудило связывать ужасное преступление с лицом юноши. А сейчас, чтобы вы не поняли меня превратно, позвольте мне немного отклониться, только чтобы заметить, что чрезвычайно короткий и простой латинское изречение, которым я воспользовался, раз переводят неправильно. «Cui bono?» во всех сенсационных романах и т.д., - хотя бы, например, в романах миссис Гор (автора «Сесили»), уважаемой дамы, которая пересыпает свои произведения цитатами из всех языков от халдейской и к языку индейцев чикасо и «в случае необходимости» черпает ученость по выработанным планом у мистера Бэк-форда,- говорю, у всех сенсационных романах от Булвера и Диккенса и к Тернепенні и Эйнсворта два коротеньких латинских слов «cui bono?» толкуются как «для какой цели?» или (будто quo bono) как «ради которой пользы?». Тем временем истинное их значение - «кому на пользу?». Cui - кому, bono - на выгоду. Это чисто юридическая формула, которая применяется именно в таких случаях, как тот, что мы видим: когда вероятность доконання преступления каким-либо лицом связывается с вероятностью выгоды, которую несет свершившемся преступлении тому или иному лицу. Поэтому в нашем случае вопрос «cui bono?» вполне недвусмысленно указывало на мистера Пенніфезера. Дядя, составив завещание в его пользу, впоследствии угрожал, что отменит тот завет. Но угрозы не сдержал; первоначальный завет, как видно, изменен не был. Если бы он действительно был изменен, то единственным мыслимым мотивом убийства была бы для подозреваемого обычная месть; и даже в этом мотиве противодействовала бы надежда, что дядя наконец сменит гнев на милость. И когда завещания не изменен, а угроза изменить его и дальше нависала над небожевою головой, это сразу выдавалось самой сильной из возможных побуждений к преступлению; так и решили очень проникновенно достойные граждане Ретлборо.

Поэтому мистера Пенніфезера немедленно арестовали, а зборисько, еще немного поискав, отправились домой, следя подозреваемого. И вот по дороге произошло еще одно приключение, которое как будто подтверждало его вину. Мистер Честен, что в шукацькому рвении все время шел немного впереди группы, вдруг подбежал несколько шагов, тогда наклонился и наверняка поднял из травы какой-то небольшой предмет. Бегло осмотрев его, он будто украдкой стал прятать то предмет в карман, однако другие заметили это и помешали ему. Найденный предмет оказался испанском навахою, и с десяток присутствующих мгновенно распознали в ней собственность мистера Пенніфезера. Даже больше - на колодочці были вырезаны его инициалы. Наваха была раскрыта, лезвие в крови.

Теперь относительно вины племянника не осталось сомнений, и, вернувшись в городок, его сразу отвели к судье на допрос.

Там дело сложилась для него еще несприятливіше. Когда арестованного спросили, где он был и что делал в то утро, когда исчез мистер Шатлворсі, он с безграничной наглостью признался, что того утра ходил с ружьем охотиться на оленя совсем недалеко от той лужи, где благодаря прозірливості мистера Честена нашли окровавленную жилетку.

Тогда выступил вперед мистер Честен и со слезами на глазах попросил, чтобы допросили и его. Он сказал, что непоколебимое чувство долга как перед нашим Создателем, так и перед ближними не позволяет ему молчать. До сих пор самая искренняя привязанность к юноше (даром, что тот так некрасиво повел себя с ним, с мистером Честеном) побудила его в мнении выискивать всякие возможные предположения, которые могли бы благоприятно объяснить все моменты, которые обременяли такими уважаемыми подозрениями мистера Пенніфезера. Но теперь все эти моменты приобрели такой убедительности, такой обвинительной силы, что он более не будет колебаться и скажет все, что знает, пусть даже его (мистера Честена) сердце прочь разорвется от таких усилий над собой. А потом мистер Честен заявил, что накануне того воскресенья, когда мистер Шатлворсі уехал в город, этот уважаемый господин сказал племяннику (он, мистер Честен, слышал это собственными ушами), что завтра поедет в город, чтобы положить очень большую сумму денег в «Фермерского и ремесленного банка»; и тогда же упомянутый мистер Шатлворсі недвусмысленно объявил своему племяннику, что он твердо постановил себе отменить первоначальный завет и не оставит ему, племяннику, ни шиллинга. И он (свидетель) теперь торжественно призывает обвиняемого ответить, все то, что он (свидетель) тут заявил, во всех существенных подробностях является правдой, или нет. К величайшему удивлению всех присутствующих, мистер Пенніфезер искренне признал, что это правда.

Тогда судья счел своим долгом послать двух констеблей, чтобы те обыскали комнату обвиняемого в дядьковому доме. С того обыска они вернулись очень быстро и принесли с собой всем знакомого кожаного кошелька в стальной оправе, которым старый господин пользовался много лет. И его ценное содержимое было забрано, и судья тщетно добивался от обвиняемого, чтобы тот сказал, как он использовал тот контент или где спрятал его. Он только упрямо твердил, что ничего не знает. Констебли нашли также запихнутые под матрас рубашку и нашейный платок, помеченные инициалами бедняги и устрашающе замазаны в кровь жертвы.

И вот доложили, что конь замученного только сдох в конюшне от нанесенного пулей раны, и мистер Честен предложил немедленно исследовать трупа: может, повезет найти пулю. Его послушались; и, будто для того, чтобы устранить любое сомнение относительно вины арестованного, мистер Честен, тщательно обыскав полость конского грудины, смог найти и добыть чрезвычайно большой шар; примерив ту пулю в ствол ружья мистера Пенніфезера, убедились, что она точно подходит туда, причем такого ружья большого калибра в городке и в округе не было более ни у кого. Еще певніший доказательство обнаружено тогда, когда на шаре заметили желобок под прямым углом к обычному шва; этот желобок точно соответствовал случайном выступлению в формочке для отливки пуль, которую обвиняемый признал своей собственностью. Когда найден шар, следственный судья не захотел слушать ничьих показаний и немедленно назначил судебный процесс - решительно отказавшись выпустить обвиняемого под залог, хотя против такой суровости очень горячо протестовал мистер Честен, уверяя, что внесет любую нужную сумму. Такая щедрость «Старого Чарли» вполне соответствовала всей его люб'язній, рыцарской поведении во время пребывания в Ретлборо. А теперь этот достойный муж так к остальным поддался своему безграничному состраданию, что, предлагая залог за своего молодого друга, как будто совсем забыл, что именно он (мистер Честен) нигде в мире не имеет никакого имущества хотя бы на один доллар.

Выводы следователя легко было предвидеть. Мистера Пенніфезера под громкие проклятия всех горожан судили на ближайшей сессии уголовного суда, и цепь косвенных доказательств (еще упрочненный некоторыми дополнительными фактами, которых мистеру Честенові его уязвимое совести не позволило скрыть от суда) определили таким непрерывным и таким безоговорочно убедительным, что присяжные, даже не виходивши на совещание, сразу вынесли свой вердикт: «Виновен в убийстве без смягчающих обстоятельств». Вскоре несчастному узнику объявили смертный приговор, и его перевели в окружной тюрьме ждать неминуемого возмездия закона.

Тем временем благородное поведение «Старого Чарли» еще больше расположила к нему сердца порядочных горожан. Все полюбили его в десять раз сильнее, чем до того; и естественным следствием гостеприимства, с которой его принимали, было то, что он должен был остановиться до крайней бережливости, которой до тех пор заставляла его держаться бедность, и очень часто устраивал у себя дома небольшие вечеринки, где безраздельно господствовали остроумие и веселье - хотя, бесспорно, и потьмарювані немного редкими воспоминаниями о недостойном и печальную судьбу, которая выпала племяннику незабываемого искреннего друга щедрого хозяина.

В один прекрасный день великодушный летний мужчина был приятно удивлен, получив такое письмо:

«К Чарлза Честена, эсквайра,

в Ретлборо

От Д., 3., Ч. и К°

Шато-Марго А - № 1-72пл.

Уважаемый мистер Честен!

Согласно заказ, пересланого нашей фирме два месяца назад от нашего многоуважаемого клиента мистера Барнебаса Шатлворсі, мы имеем честь приставить Вам на указанный адрес двойной ящик «шато-марго» марки «Антилопа», с лиловой печатью. Ящик маркирован, как указано выше.

Зостаємося

вашими, сударь, покорными слугами,

Дубб, Зубб, Чубб и К°.

В городе ***, 21 июня 18 ... года.

P.S. Ящик будет доставлен Вам фургоном на следующий день после получения этого письма. Передайте наше почтение мистеру Шатлворсі.

Д., 3., Ч. и Кф».

Собственно, мистер Честен после смерти мистера Шатлворсі потерял всякую надежду когда-нибудь получить обещанное «шато-марго»; а потому теперь он увидел в этом нечто вроде проявление особой милости Провидения. Конечно, он искренне обрадовался и в надмірі радости пригласил назавтра многочисленных друзей на petit souper (1) - посмаковать подарок покойного мистера Шатлворсі. Правда, приглашая, он и словечком не упомянул покойного мистера Шатлворсі. Хорошо поразмыслив, он решил вообще ничего не говорить. Он - когда я хорошо помню - не упоминал ни словом о том, что получил «шато-марго» как подарок. Он просто позвал друзей, чтобы пришли и помогли ему распить немного вина на удивление высокого качества и с роскошным букетом, которое он заказал в городе месяца два назад, а завтра должен получить. Я не раз пытался понять, почему это «Старый Чарли» решил не упоминать о том, что он получил вино как подарок от приятеля, но так толком и не понял причин, хотя у него, несомненно, была какая-то весьма благородная и великодушная причина.

(1) Небольшой ужин (фр.).

Наконец наступил завтрашний день, и в доме мистера Честена сошлась многочисленная и многоуважаемая компания. Пожалуй, там было півмістечка, и я среди них. Но, на большое огорчение хозяина, «шато-марго» прибыло слишком поздно, когда гости уже отдали должное роскошном ужине, наготовленій «Старым Чарли». И наконец его привезли - устрашающе большой ящик,- и все общество было уже излишне веселый, поэтому и решили поставить ящик на стол и выпотрошить его уже там.

Как сказали, так и сделали. Я тоже помогал; и вот уже ящик на столе, посреди множества бутылок и бокалов; немало их, морочившись с ящиком, разбили. «Старый Чарли», уже успел изрядно підпити, очень красный на виду, сел на видное место с притворно уважительной миной и грозно загрюкав по столу графином, призывая всех вести себя достойно «во время выкапывания клада».

Немного покричали, потом наконец утихомирились, и, как часто бывает в таких случаях, наступила глубокая, значимая тишина. Меня попросили сорвать крышку, и я, конечно, сделал это, мол, «с безграничной радостью». Я приставил к щели долото, несколько раз легонько стукнул по нему молотком, вика вдруг поднялось, и в тот же миг в ящике порывисто поднялся, лицом прямо к хозяину, покрытый ссадинами, окровавленный, уже тронутый тленом труп замученного мистера Шатлворсі. Какую-то минуту труп застыл, скорбно пялился тусклыми мертвыми глазами в лицо мистеру Честенові; потом медленно, но отчетливо, с нажимом произнеся два слова: «Это ты!» - вывалился через боковую стенку ящика, будто вполне доволен, и, вздрагивая, растянулся на столе.

То, что произошло потом, невозможно описать словами. Все бросились сломя голову к двери и окон, где некоторые из гостей, вроде бы самые сильные, прямо-таки обомлели от ужаса. И прошли первые сумасшедшие секунды испуга, и глаза всех обратились к мистера Честена. Даже прожив тысячу лет, я не смог бы забыть смертной муки, что отразилась на его искаженном лице, только таком розчервонілому от радости и от вина. Какую-то минуту он сидел неподвижно, словно мраморная статуя; взгляд его, потерявший рассудок, застывший и пустой, был словно обращен внутрь, углубленный в созерцание собственной подлой, преступной души. И в конце то взгляд вдруг словно вернулся в окружающий мир; убийца вскочил со стула, тяжело повалился головой и плечами на стол и, припав к трупу, торопливо, надрывно рассказал во всех подробностях свое отвратительное преступление, за которое раньше посадили в тюрьму и приговорили к смерти мистера Пенніфезера.

Содержание его исповеди был в общем такой: он ехал за своей жертвой по пятам вплоть до лужи, там выстрелил из пистолета в коня, рукояткой пистолета убил всадника, завладел его кошельком и, думая, что конь живой, с большим трудом затащил его в заросли ежевики над водой. Труп мистера Шатлворсі привязал к своему седлу и отвез в безопасное убежище далеко в лесу.

Жилет, нож, кошелек и пулю он сам подбросил туда, где их впоследствии найдено, рассчитывая таким образом отомстить мистеру Пенніфезерові. Он же подстроил так, чтобы нашли окровавленный платок и рубашку.

Под конец этой жуткой рассказы преступнику слова звучали медленно и глухо. Когда исповедь наконец кончилась, он встал, попятился от стола и упал - неживой.

Способ, которым преступника вынуждено к этому весьма своевременного признания, был, при всей своей действенности, очень простой. Чрезмерная искренность мистера Честена была мне неприятна и с самого начала пробудила у меня подозрение. Я был при том, когда мистер Пенніфезер ударил его, и сатанинсько-злобный выражение, на мгновение проступила на его лице, показал мне, что угроза отомстить будет, когда появится возможность, непременно осуществлена. Поэтому я был готов рассматривать все маневры «Старого Чарли» совсем не в том свете, в котором рассматривали славные горожане Ретлборо. Я сразу увидел, что все находки-разоблачение, прямо или косвенно, были сделаны им самим. Но до конца мне открыла глаза на правду история с пулей, которую мистер Честен сам нашел в трупе лошади. Горожане забыли, что на трупе был и входное, и выходное отверстие от пули, но я не забыл. И хорошо понял: если шар, пролетела насквозь, нашли в трупе, значит ее подбросил туда тот, кто ее там нашел. Окровавленная рубашка и платочек потвердили догадка, подсказанная пулей при более пристальном осмотре кровь оказалась обыкновенным бордо, не больше. Когда я задумался о все эти вещи, а также о ту щедрость и расточительность, начал проявлять мистер Честен, подозрение моя окончательно окрепла, хоть я и не высказывал ее.

Тем временем я сам принялся пристально разыскивать труп мистера Шатлворсі и, разумеется, искал его совсем не в тех местах, куда водил горожан мистер Честен. И действительно через несколько дней я наткнулся на старый высохший колодец, почти не виден в зарослях ежевики, и там, на дне, нашел то, что искал.

А в свое время я слышал тот разговор двух приятелей, в которой мистер Честен выцыганил у хозяина обещание подарить ему ящик «шато-марго». Это и дало мне ключ. Я раздобыл прочную пластину китового уса, просунул ее сквозь горло в труп, а труп положил в старый ящик из-под вина, согнув его вдвое так, чтобы согнулся и китовый ус. Потом сильно прижал труп возрасту, а веко прибил гвоздями - конечно, рассчитывая на то, что, как только гвозди будут вырваны, крышка откинется, а труп выпрямится.

Забив ящик, я обозначил его, как положено, надписал адрес, а потом сочинил письмо от имени тех виноторговцев, чьим клиентом был мистер Шатлворсі. Своем служникові я приказал на мой знак подвезти ящик тележкой под дверь мистера Честена. Что же касается тех слов, которые я решил вложить в уста трупу, то я положился на свое черевомовницьке умения; а по их эффекта - на совести мерзкого убийцы.

Думаю, что объяснять больше ничего не надо. Мистера Пенніфезера немедленно выпустили, он унаследовал дядь имение и, наученный горьким опытом, зажил по-новому, и с тех пор живет счастливо.

Книга: Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные

СОДЕРЖАНИЕ

1. Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные
2. РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ В БУТЫЛКЕ © Украинский перевод....
3. СВИДАНИЕ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992....
4. БЕРЕНИКА © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992....
5. МОРЕЛЛА © Украинский перевод И. Есть. Бояновська, 1992....
6. УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ ГАНСА ПФААЛЯ © Украинский перевод. М....
7. КАК Я БЫЛ СВЕТСКИМ ЛЬВОМ © Украинский перевод. Ю. Я....
8. КОРОЛЬ ЧУМА Повествование с аллегорическим смыслом ©...
9. ТЕНЬ Притча © Украинский перевод. О. В. Фешовец,...
10. КАК ПИСАТЬ БЛЕКВУДСЬКУ СТАТЬЮ © Украинский...
11. ТРАГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ (КОСА ВРЕМЕНИ) © Украинский перевод. Ю....
12. ТИШИНА Притча © Украинский перевод. В. И. Шовкун,...
13. УИЛЬЯМ УИЛСОН © Украинский перевод. М. Б. Габлевич,...
14. ЧЕРТ НА КОЛОКОЛЬНЕ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк,...
15. ПАДЕНИЕ ДОМА АШЕРІВ © Украинский перевод. В. В....
16. ДЕЛЕЦ © Украинский перевод. Л. Н. Маевская, 1992....
17. ЧЕЛОВЕК ТОЛПЫ © Украинский перевод. И. Е. Бояновська,...
18. ЭЛЕОНОРА © Украинский перевод В. Б. Носенко, 1992....
19. УБИЙСТВА НА УЛИЦЕ МОРГ © Украинский перевод, М. Г....
20. В ПЛЕНУ МАЛЬСТРЕМУ © Украинский перевод. О. М....
21. ОСТРОВ ФЕИ © Украинский перевод. О. В. Фешовец, 1992....
22. НЕ ЗАКЛАДАЙСЯ С ЧЕРТОМ НА СОБСТВЕННУЮ ГОЛОВУ Повествование с...
23. ТРИ ВОСКРЕСЕНЬЯ НА ОДНОЙ НЕДЕЛЕ © Украинский перевод....
24. ПРОПАСТЬ И МАЯТНИК © Украинский перевод. Г. И. Доценко,...
25. ОВАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ © Украинский перевод. Л. Н....
26. МАСКА КРАСНОЙ СМЕРТИ © Украинский перевод. Л. Н....
27. СЕРДЦЕ стало не таким © Украинский перевод. В. И. Шовкун,...
28. ЗОЛОТОЙ ЖУК Украинский перевод. Г. И. Доценко, 1992....
29. ЧЕРНЫЙ КОТ © Украинский перевод, Л. Н. Маевская,...
30. МОШЕННИЧЕСТВО КАК ТОЧНАЯ НАУКА © Украинский перевод....
31. ПОХИЩЕННЫЙ ЛИСТ © Украинский перевод. Г. И. Доценко,...
32. ОЧКИ © Украинский перевод. О. М. Мокровольський,...
33. ПОХОРОНЕНЫ ЗАЖИВО © Украинский перевод. Ю. Я....
34. АНГЕЛ УДИВИТЕЛЬНОГО Фантастический этюд © Украинский...
35. ПРОДОЛГОВАТЫЙ ЯЩИК © Украинский перевод. Л. Н. Маевская,...
36. ЭТО ТЫ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992. Я...
37. ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ ЯКВАСА ТАМА, ЭСКВАЙРА (бывший...
38. РАЗГОВОР С МУМИЕЙ © Украинский перевод. О. М....
39. ЧЕРТИК ПРОТИВОРЕЧИЯ Украинский перевод. И. Есть. Бояновська,...
40. СИСТЕМА ДОКТОРА СМОЛЛА И ПРОФЕССОРА ПІРІА © Украинский...
41. ПРАВДА ОБ ИСТОРИИ С МИСТЕРОМ ВАЛЬДЕМАРОМ © Украинский...
42. СФИНКС © Украинский перевод. О. М. Мокровольський,...
43. БОЧОНОК АМОНТИЛЬЯДО © Украинский перевод. В. И....
44. МУЗА АРНГЕЙМ, ИЛИ ДЕКОРАТИВНОЕ САДОВОДСТВО © Украинский...
45. MELLONTA TAUTA(1) © Украинский перевод. В. В....
46. ФОН КЕМПЕЛЕН И ЕГО ОТКРЫТИЕ © Украинский перевод. М....
47. ЖАБКА © Украинский перевод. А. В. Онишко, 1992....
48. ПРИМЕЧАНИЯ МЕТЦЕНГЕРШТАЙН Дизраэли Исаак...

На предыдущую