lybs.ru
Вперед против хищных порядков! Погибает войник или добычу берет, он тропы протир для потомков, - его дело никогда не мре! / Павел Грабовский


Книга: Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные


ЧЕРТИК ПРОТИВОРЕЧИЯ

Украинский перевод. И. Есть. Бояновська, 1992.

Рассматривая свойства и порывы - prima mobilia(1) человеческой души - френологи не обратили внимания на чувство, которое, хоть и мощное, первичное, неодолимое, очевидно, было недобачене предварительным моралистами. Да и все не замечали его за спесь рационального мышления. Мы не замечали его по одной причине: из-за нехватки веры в Апокалипсис или Кабалу. У нас и понятия о нем не было - таким оно казалось неуместным. В том чувстве или порыве мы не видели никакой нужды. Не могли почувствовать его необходимости. Не могли понять - точнее, никогда бы не поняли, даже если бы утвердилась идея primum mobile; мы бы никогда не поняли, каким образом оно может способствовать временным или вечным целям человечества. Нельзя отрицать, что и френолог, и в значительной степени вся метафизика - априорные науки. Ведь именно человек, одаренный умом или логикой, а не склонностью к интуитивному пониманию и наблюдений, взялась проникать в высшие замыслы, то есть диктовать Богу его же назначения. Постигнув таким образом намерения Иеговы, она виснувала из них бесчисленные умозрительные системы. В френології, например, мы сначала, вполне естественно, решили, что человек должен есть, потому что так задумал Господь. Тогда мы наделили человека органом питания, который стал ей карой, побуждая принимать пищу, хочет она того или нет. Во-вторых: признав Божье повеление продолжать человеческий род, мы сразу обнаружили орган сладострастия. А также - воинственности, идеализма, причинности, творчества,- то есть нашли соответствующие органы для любых склонностей и моральных чувств или чисто умственных способностей. Имея такие вот представления о первопричине человеческих действий, шпурцгейміти - правильно или нет, отчасти или в целом - подражали своих предшественников, выводя все с заранее определенной человеческой судьбы и цели ее Создателя.

(1) Першорушії (латин.).

Было бы гораздо разумнее, да и надежнее, когда бы наша классификация (если она уж так нужна нам) опиралась на то, как человек действует или действовала, а не на то, как назначил ей действовать Всевышний. Если мы не можем постичь Бога в его зримых делах, то как мы можем понять его невловну мнение, что побуждает к действию? Если нам не понять его в объективных творениях, то как же понять его в свободных настроениях и фазах творения?

Индукция a posteriori (1) заставила бы френологію признать естественным первичным двигателем человеческого поведения парадоксальное нечто, которое можно назвать «противоречием», поскольку нет точного срока. Так, как его понимаю я, он является, по сути, двигателем без мотива, мотив без мотивации. По его подсказке мы действуем без определенной цели; если это понимать как противоречие в терминах, то можно выразиться иначе: по его подсказке мы делаем что-то именно потому, что делать этого не следует. Теоретически - нет мотива глупее, а практически - нет сильнейшего. В определенном настроении, при определенных обстоятельствах таким мотивам невозможно сопротивляться. И насколько я уверен, что дышу, настолько же я уверен и в том, что причиной неправильного или ошибочного поступка часто есть какая-то непобедимая сила, что сама и только сама, побуждает нас к этому поступку. Эта непреодолимая склонность совершать ради недостатков не поддается анализу, скрытые мотивы найти невозможно. Это врожденный, извечный, стихийный поезд. Когда мы настаиваем на действия, чувствуя, что нам не следует этого делать, то такое поведение сродни тем, что френологи называют воинственностью. И даже беглый взгляд указывает на ошибочность такого суждения. В основе френологічної воинственности лежит потребность самозащиты. Это панцирь, защищающий нас и обеспечивает нам благосостояние; следовательно, желание жить лучше тем сильнее, чем больше в нас воинственности. Отсюда следует, что стремление благосостояния должно усиливаться вследствие действия какой-либо воинственности. Однако, когда речь идет о так называемом противоречия, стремление благосостояния не просто отсутствует - его заменяет полностью противоположный порыв.

(1) После опыта (лат.).

Обращение к собственной душе будет, наконец, лучшим ответом на приведенные выше соображения. Каждый, кто с доверием спрашивает совета у своей души, не станет отрицать, что порыв, о котором идет речь, имеет глубинную основу. Он непостижим, хотя вполне очевиден. Нет, например, человека, который когда-нибудь не мучилась искренним желанием заморить своего собеседника водопадом краснослів'я. Оратор осознает, что он неприятный, хотя изо всех сил стремится к противоположному; конечно он лаконичный, четкий и понятный, на языке у него крутятся самые короткие, самые яркие выражения, и только усилием воли он их сдерживает, боячися гнева собеседника, однако его посещает мысль, что словесное плетение и многочисленные отступления в конце концов породят тот гнев. И этого мнения достаточно. Порыв вырастает в желание, желание - в вожделение, вожделение - в непреодолимую душевную жажду, и эта жажда (к большому сожалению и страх оратора учитывая возможные последствия) таки унимается.

Перед нами задача, которую надо не мешкая выполнить. Мы знаем, что задержка будет означать поражение. Мы на пороге крупнейшей жизненного кризиса, и судьба громко призывает нас к рвения и действия. Мы горим, рвение нас пожирает; надеясь величественных результатов, горит душа. Работу надо выполнить, и ее, говорим мы, будет сделано сегодня же - и почему-то откладываем на завтра. Почему? Ответа нет - имеется только противоречия - мы даем объяснения, не вполне понимая его сути. Приходит «завтра», а с ним еще непогамовніший беспокойство, которое перерастает в страстное желание исполнить обязанность, и одновременно с усилением этого вожделения появляется безымянное, просто-таки жахітне - потому непостижимое - стремление тянуть. И это стремление ежеминутно набирает новую силу. Вот приближается срок выполнения работы. Нас раздирает внутренний конфликт - определенного с неопределенным, материи с тенью. Но если поединок зашел так далеко, побеждает тень, мы боремся напрасно. Часы выбивает часа - похоронный звон нашему благосостоянию. И одновременно - это кукареканье петуха для мары, что так долго подавляла нас. Она взлетает, исчезает - мы свободны. Возобновилось давнее рвение! Мы стремимся работы. Ба, уже поздно!

Мы стоим над самой пропастью. Заглядываем в бездну - и слышим, как подкатывает тошнота и кружится голова. Первейшее порыв - отшатнуться. Из неясных причин мы остаемся. Мало-помалу тошнота, помрачнение и ужас сливаются в облачко безымянного чувства. И облачко еще незаметнее начинает набирать определенных очертаний, словно дым из бутылки в арабских сказках, что вращается на джина. Но с нашей тучки над пропастью вырастает реально ощутимый образ, страшнее любого сказочного джина или демона. Однако это всего лишь сладко-жаска мысль, от которой пробирает мороз до самых костей. Это всего лишь живое представление стремительного падения с такой высоты. И это падение, это рвійне самоуничтожения - именно за то, что в нашем воображении возникает самый страшный и самый отвратительный из всех страшных и отвратительных образов смерти и страданий, становится невероятно желанным. Именно потому, что смысл упрямо отводит нас от пропасти, мы так неистово пориваємося к ней. В природе нет неистовства с таким демоническим нетерпением, как ярость человека, что, вздрагивая на краю бездны, обдумывает прыжок. Стоит лишь на минутку задуматься - и это конец, потому что мысль нам говорит воздержаться, и, повторяю, именно поэтому мы не можем этого сделать. Если рядом нет дружеской руки, что сдержала бы нас, или если не удастся отпрянуть от пропасти и упасть навзничь, мы прыгаем и погибаем.

Как мы будем оценивать эти и подобные им поступки, мы увидим, что все они происходят от духа противоречия. И мы осуществляем их именно потому, что знаем, что делать их не следует. Вне этого нет никаких разумных оснований для объяснений, и все те противоречивые поступки можно было бы считать происками лукавого дьявола, если бы иногда они не вращались добром.

Эту тираду я провозгласил для того, чтобы хоть как-то ответить на ваш вопрос - объяснить, почему я здесь,- и дать вам хоть малейшее представление, почему я сижу закованный в кандалы в камере смертников. Если бы я не был таким разговорчивым, вы или не поняли меня, или, как та шваль, считали сумасшедшим. А так вы легко поймете, что я - одна из бесчисленных жертв чертика противоречий.

Ни один поступок еще не был так тщательно продуман. Неделями, месяцами я взвешивал разные способы убийства. Я отбросил тысячи вариантов, потому что, если бы я совершал их, меня случайно могли бы разоблачить. И вот наконец в каких-то французских мемуарах я вычитал про одну роковую болезнь, которую заслабувала мадам Пило через случайно отравленную свечу. Эта идея мгновенно поразила мое воображение. Я знал о привычке своей жертвы читать в постели и знал также, что ее комната была узкая и плохо провітрювалась. Но зачем докучать вам лишними мелочами? Зачем описывать, как я без труда вставил в подсвечник свечу собственного производства вместо обычной? На следующее утро того мужчину нашли в постели мертвым, а судебный следователь констатировал: «Смерть от Бога».

Получив в наследство имение жертвы, я несколько лет назад неплохо продвигался. Я даже не подозревал, что меня могут разоблачить. Остатки рокового фитиля я предусмотрительно уничтожил. Я не оставил ни одного следа, воспользовавшись которым, меня можно было бы заподозрить или даже обвинить в преступлении. Вам не почувствовать той безмерной радости, что взяла на себя мне грудь, когда я размышлял о свою абсолютную безопасность. За то время я даже привык упиваться этим ощущением. Я получал от него больше удовольствия, чем от всех тех светских преимуществ, которые получил, совершив грех. И подошла наконец час, когда это надприємне ощущение начало незаметно перерастать в надокучливу мнение. Она досаждала, даже просто травила меня, не давая и минуты покоя. В ушах, точнее в памяти, случайно, не раз крутится, раздражая нас, мотив какой-нибудь примитивной песенки или посредственной арии. Однако это не означает, что мучения наши змаліють, если песня будет хорошая, а опера славная. Я стал все время ловить себя на мысли о собственной безопасности и заметил, что неизменно бубоню: «Я вполне в безопасности».

Однажды, бродя по улицам, я вдруг осознал, что почти вслух бормочу эти затертые слова. И тут, поддавшись очередному поривові, я перефразировал их так: «Я в безопасности - в полной безопасности, если не буду дураком и не признаюсь!»

И только я произнес эти слова, как в сердце мне шпигонув колючий морозец. Мне уже случалось испытывать эти приступы противоречий, природу которых я пытался вам растолковать, и хорошо помнил, что мне ни разу не удавалось противиться им. И случайное предположение, будто я мог стать таким дураком, чтобы признаться в совершенном преступлении, встал передо мной, как призрак моей жертвы, и поманило к смерти.

Сначала я было попытался стряхнуть с души это жаске видения. Я выдал ходы - резвее, еще резвее. Тогда побежал - и ощутил безумное желание верескнути. Каждая набежала мысль взяла на себя меня новым ужасом, ибо - эва! - я очень хорошо, даже слишком хорошо понимал, что думать в моей ситуации означает конец. Я побежал еще быстрее и, словно безумный, замотался по людным улицам. Наконец прохожие встревожились и пошли за мной. И тогда я почувствовал, что это вершится моя судьба. Если бы я мог откусить себе язык, то, конечно, сделал бы это,- и вот мне закричали на ухо, вот грубо рванули за плечо. Я вернулся, с трудом переводя дух. В тот момент я чуть не удавился, а в то же время ослеп, оглох, умлів - и тогда, казалось, какой-то невидимый враг розгонисто хлопнул меня между плеч. И тайна, которую я так долго хранил, вылетела из моей души.

Говорят, что я говорил четко, хотя громко и торопливо, словно боялся, что мне не дадут договорить краткие, но насыщенные предложения, что отдали меня в руки палачу и швырнули в ад.

Убедительно доказав свою вину, я потерял сознание.

Но зачем столько слов? Сегодня на мне кандалы - и я вот здесь! А завтра я буду без них,- но где?

Книга: Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные

СОДЕРЖАНИЕ

1. Эдгар Аллан По Рассказы Переводы разные
2. РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ В БУТЫЛКЕ © Украинский перевод....
3. СВИДАНИЕ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992....
4. БЕРЕНИКА © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992....
5. МОРЕЛЛА © Украинский перевод И. Есть. Бояновська, 1992....
6. УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ ГАНСА ПФААЛЯ © Украинский перевод. М....
7. КАК Я БЫЛ СВЕТСКИМ ЛЬВОМ © Украинский перевод. Ю. Я....
8. КОРОЛЬ ЧУМА Повествование с аллегорическим смыслом ©...
9. ТЕНЬ Притча © Украинский перевод. О. В. Фешовец,...
10. КАК ПИСАТЬ БЛЕКВУДСЬКУ СТАТЬЮ © Украинский...
11. ТРАГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ (КОСА ВРЕМЕНИ) © Украинский перевод. Ю....
12. ТИШИНА Притча © Украинский перевод. В. И. Шовкун,...
13. УИЛЬЯМ УИЛСОН © Украинский перевод. М. Б. Габлевич,...
14. ЧЕРТ НА КОЛОКОЛЬНЕ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк,...
15. ПАДЕНИЕ ДОМА АШЕРІВ © Украинский перевод. В. В....
16. ДЕЛЕЦ © Украинский перевод. Л. Н. Маевская, 1992....
17. ЧЕЛОВЕК ТОЛПЫ © Украинский перевод. И. Е. Бояновська,...
18. ЭЛЕОНОРА © Украинский перевод В. Б. Носенко, 1992....
19. УБИЙСТВА НА УЛИЦЕ МОРГ © Украинский перевод, М. Г....
20. В ПЛЕНУ МАЛЬСТРЕМУ © Украинский перевод. О. М....
21. ОСТРОВ ФЕИ © Украинский перевод. О. В. Фешовец, 1992....
22. НЕ ЗАКЛАДАЙСЯ С ЧЕРТОМ НА СОБСТВЕННУЮ ГОЛОВУ Повествование с...
23. ТРИ ВОСКРЕСЕНЬЯ НА ОДНОЙ НЕДЕЛЕ © Украинский перевод....
24. ПРОПАСТЬ И МАЯТНИК © Украинский перевод. Г. И. Доценко,...
25. ОВАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ © Украинский перевод. Л. Н....
26. МАСКА КРАСНОЙ СМЕРТИ © Украинский перевод. Л. Н....
27. СЕРДЦЕ стало не таким © Украинский перевод. В. И. Шовкун,...
28. ЗОЛОТОЙ ЖУК Украинский перевод. Г. И. Доценко, 1992....
29. ЧЕРНЫЙ КОТ © Украинский перевод, Л. Н. Маевская,...
30. МОШЕННИЧЕСТВО КАК ТОЧНАЯ НАУКА © Украинский перевод....
31. ПОХИЩЕННЫЙ ЛИСТ © Украинский перевод. Г. И. Доценко,...
32. ОЧКИ © Украинский перевод. О. М. Мокровольський,...
33. ПОХОРОНЕНЫ ЗАЖИВО © Украинский перевод. Ю. Я....
34. АНГЕЛ УДИВИТЕЛЬНОГО Фантастический этюд © Украинский...
35. ПРОДОЛГОВАТЫЙ ЯЩИК © Украинский перевод. Л. Н. Маевская,...
36. ЭТО ТЫ © Украинский перевод. Ю. Я. Лисняк, 1992. Я...
37. ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ ЯКВАСА ТАМА, ЭСКВАЙРА (бывший...
38. РАЗГОВОР С МУМИЕЙ © Украинский перевод. О. М....
39. ЧЕРТИК ПРОТИВОРЕЧИЯ Украинский перевод. И. Есть. Бояновська,...
40. СИСТЕМА ДОКТОРА СМОЛЛА И ПРОФЕССОРА ПІРІА © Украинский...
41. ПРАВДА ОБ ИСТОРИИ С МИСТЕРОМ ВАЛЬДЕМАРОМ © Украинский...
42. СФИНКС © Украинский перевод. О. М. Мокровольський,...
43. БОЧОНОК АМОНТИЛЬЯДО © Украинский перевод. В. И....
44. МУЗА АРНГЕЙМ, ИЛИ ДЕКОРАТИВНОЕ САДОВОДСТВО © Украинский...
45. MELLONTA TAUTA(1) © Украинский перевод. В. В....
46. ФОН КЕМПЕЛЕН И ЕГО ОТКРЫТИЕ © Украинский перевод. М....
47. ЖАБКА © Украинский перевод. А. В. Онишко, 1992....
48. ПРИМЕЧАНИЯ МЕТЦЕНГЕРШТАЙН Дизраэли Исаак...

На предыдущую