lybs.ru
Мы не попустимо, чтобы лучи свободы всех наций заблестело на наших рабских кандалах: мы разобьем их до восхода солнца свободы! / Николай Михновский


Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес


Раздел первый Вниз и вглубь кролячою норой

Алиса тяжело заскучала, сидя на берегу без дела. Раза два она заглянула в книжку, которую читала ее сестра, но не нашла там ни картинок, ни разговоров.

- Чего стоит книжка без картинок и разговоров? - вздохнула Алиса.

Она сидела и думала (насколько это возможно в жару, когда туманіє голова и слипаются веки), пойти или не пойти нарвать цветков - это же такая радость сплести из них веночек...

Вдруг мимо нее пронесся Кролик - белый, с розовыми глазами. Чудо, конечно, небольшое, как не удивительно было услышать, что Кролик бормочет себе под нос:

- Ой горе, горе, как я замешкался!

(Вспоминая об этом позже, она подумала, что должна бы таки удивиться, но в тот момент все казалось вполне обычным.) И когда Кролик вдруг добыл из нагрудного кармашка часы и, поглядев на него, поспешил дальше, Алиса вскочила на ноги: сроду еще не попадался ей Кролик с нагрудным кармашком и еще и при часах.

Аж дрожа от любопытства, она бросилась за ним вдогонку - и, к счастью, еще успела заметить, как он гулькнув в большую кроличью нору под живой изгородью.

Алиса с разбегу нырнула вслед за Кроликом, даже не подумав, как будет оттуда выбираться.[11]

Какую-то часть кроличья нора шла ровненько, словно тоннель, а тогда неожиданно прервалась - так неожиданно, аж Алиса и не зчулась, как жухнула навсторч в какой-то глубочайший колодец.

То ли колодец был просто таки бездонный, а так медленно она падала, но по дороге ей хватало времени оглянуться и подумать, что же будет дальше.

Первое Алиса глянула вниз, чтобы видеть, куда она падает, - но там было темно, хоть глаз выколи. Тогда она осмотрела стены колодца: на них была уйма маленьких мисників и книжных полок; кое-где на колышках висели карты и картины. С одной мысника она прихватила баночку с наклейкой «ОРАНЖЕВОЕ ВАРЕНЬЕ» - и ба! - оказалось, что она пуста. Выбрасывать ее было страшно (еще убьет кого-то внизу), поэтому Алиса умудрилась ткнуть ее на одну из полочек, мимо которой пролетала.

- Эва! - чудувалася Алиса. - После такого падения не страшно и с лестницы скатиться! Вот дома будут удивляться, какая я храбрая! И что там лестница! Теперь я и не писнула бы, если бы упала даже с крыши! (И это, пожалуй, было правдой.)

Вниз, вниз, вниз... Вот бы падать так до бесконечности!

- Интересно, сколько миль я уже пролетела? - рассуждала Алиса вслух. Наверное, уже и до центра Земли недалеко. Ну-ка прикинем: по-моему, до него еще где-то четыре тысячи миль.

(Алиса, видишь, просвітилася в этих вопросах на уроках в школе, и хоть сейчас была не лучшая возможность [12] кичиться знаниями - слушать никому! - а все же попрактиковаться никогда не помешает.)

- Да, кажется, именно столько, но тогда встает вопрос: на какой я широте и долготе?

(Алиса понятия не имела, что такое "широта" и "долгота", но эти важно-ученые слова изрядно радовали ее ухо.)

Немного погодя она снова принялась рассуждать вслух:

- А что, если я провалюсь насквозь*? Вот будет забавно - всплыть среди людей, которые ходят вниз головой! Антипади, или как их там (она была даже рада, что никто сейчас ее не слышит, потому что слово прозвучало как-то немного не так).

- И тогда, разумеется, мне придется спросить, в какую страну я попала: «Извините, сударыня, это Австралия или Новая Зеландия?" - Тут Алиса попыталась сделать реверанс. (Представь себе реверанс в воздухе и спроси себя, что получилось бы?)

- Только что она про меня подумает? Что я какая-то невігласка? Э, нет, спрашивать не годится: может, где-то будет написано...

Вниз, вниз, вниз... от нечего делать Алиса снова заговорила:

*3а времена Кэрролла в популярной литературе высказывались различные догадки о том, что случится, если упасть в туннель, проходящий через центр Земли. Еще греческий философ Плутарх (46-127рр.), а впоследствии и много известных мыслителей (Ф.Бекон, Вольтер) рассуждали на эту тему Галилей дал правильный ответ: тело будет падать все быстрее, но со все меньшим ускорением, пока не достигнет центра Земли, где ускорение равно нулю. После этого скорость его станет уменьшаться, а замедление - увеличиваться, пока оно не достигнет противоположного конца тоннеля. Тогда снова начнется падение к центру Земли. Сопротивление воздуха в конце-концов когда-нибудь остановит его в центре.[13]

- Представляю, как Дини будет грустно сегодня без меня! (Дина - это кошка.) Хоть бы не забыли, как пить чай, поставить и ей блюдечко с молоком. Дино, кицюню моя! Как жаль, что ты не со мной! Мыши так глубоко, боюсь, не водятся, но кроты - близкие мышиные родственники, здесь, пожалуй, есть. Вот только... едят ли коты кротов?

Здесь Алису начал стремиться сон, и она уже лепетала себе под нос, словно сквозь дрему:

"Едят ли коты кротов?.. Едят коты кротов?.."

Время получалось нечто такое:

"Едят кроты котов?..", ибо когда не знаешь ответа на вопрос, то безразлично, с какой стороны его ставить. Алиса почувствовала, что дремота уже завладела ею и ей начало сниться, будто она гуляет попідручки с Диной и вполне серьезно спрашивает: "Ну, Дино, признавайся: ты когда ела кротов?"

Когда это вдруг - гу-гуп! - и она оказалась на куче хвороста и сухих листьев: полет окончен!

Алиса ничуть не забылась и быстренько вскочила на ноги. Подняла голову вверх - там все тонуло в темноте; зато впереди видел еще один длинный коридор, и в нем миготіла, быстро удаляясь, фигура Белого Кролика. Гаятись нельзя было и минуты - Алиса как ветер помчалась за ним и еще успела услышать, как он сказал, сворачивая за угол:

- Ох, бедные мои ушки! Мои усики! Как же я опаздываю!

Казалось, он был совсем близко, и когда Алиса и себе свернула за угол, за Кроликом и след простыл, [14] а она оказалась в длинном низком коридоре, освещенном рядами подвешенных к потолку ламп.

Вокруг было много дверей, но все позамикані. Алиса прошла по коридору с одной стороны, вернулась с противоположной (по дороге она торгала все двери подряд), и теперь грустно брела серединой, размышляя, как же ей отсюда выбраться.

Вдруг Алиса наткнулась на маленький трехногий столик, весь из сплошного стекла. На нем не было ничего, кроме крошечного золотого ключика, и Алисе сразу пришло в голову, что это, видимо, ключ от котрихось дверей. И ба! То ли замки были слишком большие, а ключик маловат - в любом случае он не подходил к двери. Однако за вторым обходом она вдруг заприметила маленькую завісочку, которой не заметила сначала, а за ней - дверца высотой пятнадцать дюймов*. Она засунула золотого ключика в замок и-о, радость! - он подошел!

Дверца открылась в вузесенький проход, мало что больше мышиную нору. Алиса встала на колени и увидела в глубине невиданной красоты сад. И так ей захотелось выбраться из этого темного коридора между те красочные цветники и прохладные фонтаны! Однако в дверь не пролезала даже ее председатель.

«А если бы и пролезла, - подумала бедная Алиса, - то какой в том смысл? Кому нужна голова без плечей. Если бы я могла складываться, как подзорная труба! Я наверное сложилась бы, лишь бы знать, с какого конца начать».

*Один дюйм равен 2,54 см.[15]

Видишь, в последнее время Алису постигло столько всевозможных диковинок, что она начала сомневаться, в этом мире так уж много действительно невозможных вещей.

Поняв, что возле двери она ничего не выстоит, Алиса вернулась к столику - не без надежды найти там какого другого ключа или хотя бы инструкцию для тех, кто хочет сложиться, как подзорная труба.

В этот раз на столике она увидела маленькую бутылочку ("Раньше ее точно не было", - подумала Алиса) с привязанным к горлышку бумажкой, где красивыми большими буквами было напечатано: «ВЫПЕЙ МЕНЯ». Когда тебе предлагают «Выпей меня» - это, конечно, замечательно, но мудрая маленькая Алиса не собиралась действовать сгоряча.

- Нет, - сказала она себе, - сначала я взгляну, нет ли здесь где надписи «Яд».

Видите ли, она читала несколько хороших історійок о детях, которые или обгорели, или попали в когти диких зверей или в другие неприятности - и все из-за того, что не хотели помнить простых советов своих друзей, которые, скажем, предостерегали, что когда долго держать раскаленную кочергу, то она попече ладони, и что когда сильно чикнуть ножом по пальцу, то непременно пойдет кровь. А еще она никогда не забывала, что когда напиться из бутылочки с пометкой «Яд», то почти наверняка ничего хорошего не выйдет, рано или поздно.

Однако на этой бутылочке такой надписи не было, поэтому Алиса таки решилась с ней надсьорбнути. Оказалось, что это довольно вкусно (как пирог с вишнями, заварной крем, ананас, жареная индейка, [16] ириски и горячие гренки вместе взятые), и Алиса вразвалочку опорожнила бутылочку.

* * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * *

- Интересное ощущение! - сказала Алиса. - Кажется, я стягуюсь, как подзорная труба.

И действительно: теперь она едва достигала десяти дюймов и вплоть проясніла на мысль, что такой рост даст їй. наконец возможность пройти сквозь дверцу в тот волшебный сад. И, на всякий случай, она перечекала еще несколько минут, чтобы иметь уверенность, что больше не уменьшается (это и до сих пор ее немного смущало).

- Чего доброго, еще сойду на нет, как свеча, - сказала себе Алиса. - Интересно, как бы я тогда выглядела?

И она попыталась хотя бы представить, как светит свеча после того, когда сгорит дотла, потому что до сих пор, насколько она помнит, такого видеть ей не случалось.

Удостоверившись, что с ней ничего больше не происходит, она решила тотчас отправиться к саду. Бедная Алиса!.. Возле двери она спохватилась, что забыла золотого ключика, а когда вернулась к столику, то поняла, что теперь до ключика ей не дотянуться. Она отчетливо видела его снизу сквозь стекло и даже пробовала вылезти вверх по ножке, но ножка была заслизька. Утомившись от мар них усилий, бідолашка села и заплакала.

- Хватит! Слезами тут не поможешь! - приказала она сама себе. - Советую тебе сейчас же перестать! [17]

Обычно Алиса давала себе неплохие советы (хотя и редко к ним прислушалась), а иногда корила себя аж до слез. Как-то, помнится, даже попробовала надрать себе уши за то, что смошенничала, играя сама с собой в крокет. Эта малая химерниця страх любила изображать двух человек одновременно.

«Но теперь, - подумала Алиса, - нет смысла так раздваиваться. - Меня едва на одного хватает!»

Но вот ее взгляд упал на небольшую стеклянную ящик под столом: она открыла ее и увидела там маленькое пирожное, на котором красовались выложенные смородинками слова: «СЪЕШЬ МЕНЯ».

- А что же, и съем! - произнесла Алиса. - И когда от того побільшаю, то достану ключа, а здрібнію еще сильнее, то просунуся под дверцей. Так или иначе, а в сад я попаду все равно.

Она откусила кусочек и возбужденно подумала:

"Так или иначе? Так или иначе?"

Прижав ладонь к макушке головы, чтобы чувствовать, в каком направлении растет, Алиса, к величайшему своему удивлению, обнаружила, что рост ее не изменился. Конечно, так обычно и бывает, когда ешь пирожные, однако Алиса уже настолько привыкла к сплошным диковинок, когда жизнь снова пошла своим чередом, оно показалось ей скучным и глупым.

Поэтому она откусила еще кусочек и вскоре доела все пирожное.[18]

Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес

СОДЕРЖАНИЕ

1. Льюис Кэррол. Алиса в Стране Чудес
2. Раздел первый Вниз и...
3. Раздел второй Озеро слез...
4. Раздел третий Гасай-Круг и...
5. Раздел четвертый Кролик крутит...
6. Раздел пятый ...
7. Раздел шестой Поросенок...
8. Раздел седьмой Сумасшедшее...
9. Раздел восьмой Королевин...
10. Раздел девятый Рассказ...
11. Раздел десятый Омарова...
12. Раздел одиннадцатый Кто украл...
13. Раздел двенадцатый Свидетельствует...

На предыдущую