lybs.ru
Лучше всего предсказывает погоду тот, кто ее делает. / Андрей Коваль


Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес


Раздел второй Озеро слез

- Все страньше и страньше! - воскликнула Алиса (из большого удивления она вдруг забыла как правильно говорить). - Теперь я растягиваюсь как крупнейшая в мире подзорная труба! До свидания, ноги! (Потому что своих ног она уже почти не видела - так быстро они удалялись).

- О бедные мои ноженята, кто же вас теперь взуватиме, в чулочках будет впитывать? Наверняка не я!.. Теперь мы слишком далеко друг от друга, чтобы я могла заботиться о вас: вы должны справляться сами...

"А все же я должна им угождать, - мысленно добавила Алиса. - Потому что еще ходить не туда куда я хочу!.. О, уже знаю: я на каждое Рождество дарить им новые сапожки".

И она начала размышлять, как это лучше сделать.

- Сапожки придется слать с посланником, соображала она. - Вот комедия - слать подарки собственным ногам! И еще с какой странной адресу:

Ш-ней ПРАВОЙ НОГЕ АЛІСИНІЙ

КОВРИК-ПОД-КАМИНОМ

ОТ АЛИСЫ, 3 ЛЮБОВЬЮ

- О люди добрые, что за глупости я верзу!

Здесь она стукнулась головой о потолок: еще бы, ее рост достигал теперь за девять футов*!

*Один фут равен приблизительно ЗО см.[19]

Она судорожно схватила золотого ключика и пошла к садовой двери.

Бедная Алиса! Единственное, что она могла сделать, лежа на полу, - это заглянуть в сад одним глазком. Надежды добраться туда оставалось еще меньше, чем до сих пор. Она села и снова зайшлася плачем.

- Как тебе не стыдно! - сказала себе Алиса. - Чтобы такая большая девочка (чем не к слову сказано?) так распустила рюмси! Сейчас же перестань, слышишь?

Но она все плакала и плакала, разливаясь потоками слез, пока наплакала целое озеро, глубиной четыре дюйма и шириной на півкоридора.

Тут до ее слуха донеслось мелкое хлопанье ног. Алиса торопливо утерла глаза, чтобы взглянуть, кто это. То возвращался Белый Кролик: изысканно одетый, с парой белых лайковых перчаток в одной руке и веером в другой.

Он очень спешил и бормотал сам себе:

- Ой, Герцогиня! Ой-ой Герцогиня! Она же разорвет от ярости, когда я заставлю ее ждать!

С отчаяния Алиса готова была просить помощи у кого угодно, поэтому, когда Кролик поравнялся с ней, она смущенно сказала:

- Простите, господин...

Кролик аж взвился на месте - бросил веер и перчатки, и очамріло удрал в темноту.

Алиса подняла одно и второе, и стала обмахиваться веером: духота в коридоре стояла страшная.

- Какой сумасшедший день! - сказала она. - Еще вчера все шло нормально... Интересно, может, [20] это я за ночь так переменилась? Ну-ка вспомним: когда я проснулась - я была такой, как всегда? Что-то мне помнится, будто я чувствовала себя иначе. А если я не та, что была, то, скажите-ка, кто я теперь?.. Вот так ломать...

И она начала перебирать в памяти всех своих сверстниц, чтобы выяснить, не превратилась она порой на одну из них.

- Бесспорно, я не Ада, - размышляла она. - У Ады волосы спадают локонами, а у меня не вьются совсем. И, бесспорно, я не Мейбл: я ведь знаю столько всякой всячины, а она - ой, она такая невігласка! Кроме того, она - то она, а я - это я, а... О люди добрые, как трудно во всем этом разобраться!.. Ану перевірмо, знаю ли я то, что знала? Итак: четыре по пять двенадцать, четыре по шесть - тринадцать, четыре по семь - е, так я никогда не дойду до двадцати! Впрочем, таблица умножения - еще не аґрумент... Перевірмо географию: Лондон - столица Парижа, а Париж - Рим, а Рим... Нет, все неправильно! Видимо, я таки не я, а Мейбл! Ну-ка, прочитаю стихотворения "Хорошая перепілонька..."

И скрестив руки на коленях, будто она повторяла вслух уроки, Алиса стала читать из памяти. Но голос ее звучал хрипло и странно, и слова были не те:

Хороший крокодилонько

Катается в песке,

Ныряет в чистую хвиленьку,

Споласкивает чешую.

[21]

Как он покажет зубоньки,

Приветливо смеясь,

То рибоньки-голубушки

Сами в рот плись-плись!*

- Это явно не те слова, - вздохнула бедная Алиса со слезами на глазах. - Я и впрямь Мейбл, и придется мне жить в убогом домике, где и играть нечем, зато ого сколько уроков надо учить! Нет, этого не будет: если я Мейбл, то останусь здесь, внизу! Пусть сколько угодно заглядывают сюда и умоляют:

"Вернись к нам, золотце!"

Я только сведу глаза и спрошу:

"Сначала скажите, кто я есть, и, когда мне это лицо подходит - я выйду наверх, а когда нет - не выйду. Буду сидеть здесь, пока не стану кем-то другим".

Здесь снова из ее глаз брызнули слезы.

- Почему никто сюда даже не заглянет!.. Я так устала быть одна!

С этими словами она опустила глаза и с удивлением заметила, что, разговаривая сама с собой, натянула на одну руку с Кроликових белых перчаток.

- И как это мне удалось? - мелькнуло у нее в голове. - Наверное, я снова меншаю?

Она поднялась и пошла к столику, чтобы примеряться: так и есть - она уменьшилась где-то до двух футов и быстро уменьшалась дальше. Причиной, как вскоре выяснилось, было веер в ее руке, поэтому Алиса

*Стихи в текстах обеих сказок преимущественно пародируют стихи и песни, были хорошо известны читателям Кэрролла. Почти все они сегодня забыты и вспоминаются в основном только по названиям, да и то лишь потому, что Кэрролл выбрал их для своих пародий.[22]

опрометью его отвергла: еще мгновение - и она исчезла бы вовсе!

- Ху-у! Едва спаслась! - сказала она, весьма напугана этими изменениями, но и неописуемое рада, что живет еще на свете.

- А теперь - в сад! - И она помчалась к двери. И ба! Дверца снова оказалась заперта, а ключик, как и прежде, лежал на стеклянном столике.

"Плохи дела, плохи, дальше некуда, - подумала несчастная ребенок. - Никогда-никогда я еще не была такой манюсінькою! И надо же такое несчастье на мою голову!"

На последнем слове она поскользнулась и - бултых! - по шею оказалась в соленой воде.

Сначала она подумала, что каким-то чудом упала в море.

- А когда так, - сказала она себе, - то домой я вернусь поездом.

(Алиса только раз в жизни побывала у моря и пришла к общему выводу, что там повсюду есть купальные кабинки*, ребятишки, что ковыряются в песке деревянными лопатками, выстроенные в ряд отели, а за ними - железнодорожная станция.)

Однако она быстро догадалась, что плавает в озере слез, которое сама наплакала еще будучи великаншей.

- И чего было так рыдать? - жаловалась Алиса, плавая туда-сюда в поисках берега. - За то мне и кара!.. Еще утону в собственных слезах! Вот было бы чудо! Правда, сегодня - все в диковинку.

*Имеются в виду небольшие кабины на колесах, которые вывозились лошадьми в море. Через дверцу в стенке, обернутій к морю, выходили в воду; огромный зонт, прикрепленный сзади, закрывал того. кто купался, от любопытных взглядов публики.[23]

Тут Алиса услышала, как поблизости кто-то плещется, и поплыла на всплеск, чтобы выяснить, кто это. Сначала она подумала, будто это морж или гиппопотам, но, вспомнив, какая она теперь маленькая, поняла, что это - обычная мышь, которая тоже свалилась в воду.

- Есть ли сейчас какой-то смысл, - подумала Алиса, - заходить в разговор с этой мышью? Здесь все такое необычное, что болтать она наверняка умеет... И, наконец, надо попробовать.

И она обратилась к ней:

- О, Миша, не знаете ли вы, где тут берег? Я уже очень устала плавать, о, Миша!

Алиса решила, что до мышей следует обращаться именно так. Правда, до сих пор подобного случая ей не приходилось, но когда в братовому учебнике по грамматике она видела табличку склонения:

Наз. мышь

Род. мыши

Дал. мыши

Знах. мышь

Оруд. мышью

Местн. на мыши

Клич. миша!

Мышь пристально посмотрела на Алису и словно подмигнула ей крошечным глазком, но не отозвалась ни словом.

"Может, она не понимает по-нашему? - подумала Алиса. - Может, это французская мышь, которая приплыла с Вильгельмом Завоевателем?"

(Надо сказать, что несмотря на всю свою осведомленность по истории, Алиса немного путалась в давности событий.) [24]

- Ou est ma chatte?* - заговорила она снова, вспомнив первое предложение из своего учебника французского языка.

Мышь чуть не выскочила из воды и, казалось, вся задрожала от ужаса.

- Прошу прощения! - вскрикнула Алиса, почувствовав, что обидела бедный зверек. - Я совсем забыла, что вы недолюбливаете кошек.

- Недолюбливаю котов?! - вереснула Мышь. - А ты бы их долюблювала на моем месте?!

- Пожалуй, что нет, - примирительно сказала Алиса. - Только не сердитесь... А все же жаль, что я не могу показать вам нашу Дину. Вы бы только посмотрели - и сразу бы влюбились в котов. Дина такая милая и спокойная, - говорила Алиса то ли Мыши, то ли к себе, лениво плавая в соленой воде, - сидит себе у камина и так сладко мурлычет, лижет лапки и умывается... А что уж пушистая - так и хочется ее погладить! А видели бы вы, как она лихо ловит мышей... Ой, извините, извините!.. - снова вскрикнула Алиса, ибо на этот раз Мышь вся наїжачилась, и Алиса поняла, что оскорбила ее до глубины души.

- Мы больше не говоритимем об этом, если вам не нравится.

- Мы?! Мы не говоритимем!.. - завизжала Мышь, дрожа всем телом вплоть до кончика хвоста. - Вроде бы я говорила о таком!.. Наш род испокон веков ненавидит котов - отвратительные, низменные, вульгарные твари! Слышать о них не хочу!

- Я больше не буду! - произнесла Алиса и поспешила сменить тему. - А любите ли вы со... собак?

*Где моя кошка? (фр.).[25]

Мышь молчала, и Алиса горячо повела дальше:

- Знали бы вы, какой милый песик живет с нами в соседстве! Терьерчик - глазки блестящие, шерсточка длинная-предлинная, рыжая и кудрявая! Он умеет всякие штучки: приносит, что бросят, служит на задних лапках - всего и не вспомнишь! А хозяин его, фермер, говорит, что этому песикові цены нет, потому что он, говорит, вигублює до ноги всех окрестных крыс... 0-о-ой! - отчаянно вскрикнула Алиса. - Я опять ее обидела!

И действительно, Мышь изо всех сил плыла прочь, гоня озером обильные жмуры.

- Мишечко! шкряботушечко! - ласково позвала Алиса. - Вернитесь, прошу вас! Мы уже не будем говорить ни о кошках, ни о собаках, если они вам такие немилые!

Услышав эти слова, Мышь развернулась и медленно поплыла обратно: лицо у нее было бледное ("от гнева!" - решила Алиса), а голос - тихий и тремкий.

- Вот выйдем на берег, - сказала Мышь, - и я расскажу тебе свою историю. Тогда ты поймешь, почему я так ненавижу кошек и собак.

А выходить было самое время, потому что в озерцо набилось немало птиц и зверей. Были здесь и такой себе Качур, и Додо, Попугайчик Лори и Орленок, и еще какие-то причудливые существа. И вся эта компания во главе с Алисой потащила на берег. [26]

Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес

СОДЕРЖАНИЕ

1. Льюис Кэррол. Алиса в Стране Чудес
2. Раздел первый Вниз и...
3. Раздел второй Озеро слез...
4. Раздел третий Гасай-Круг и...
5. Раздел четвертый Кролик крутит...
6. Раздел пятый ...
7. Раздел шестой Поросенок...
8. Раздел седьмой Сумасшедшее...
9. Раздел восьмой Королевин...
10. Раздел девятый Рассказ...
11. Раздел десятый Омарова...
12. Раздел одиннадцатый Кто украл...
13. Раздел двенадцатый Свидетельствует...

На предыдущую