lybs.ru
Наконец он взглянул правде в глаза, и та не выдержала его лживого взгляда. / Андрей Крыжановский


Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес


Раздел пятый Что посоветовала Гусеница

Какое-то время Гусеница и Алиса молча смотрели друг на друга. Наконец Гусеница вынула трубку изо рта и сказала томным оспалим голосом:

- Ты кто?

Что и говорить, весьма бодрящий начало разговора!

- Я?.. Я, госпожа, и сама уже не знаю... - чуть смутилась Алиса. - Знаю только, кем была сегодня утром, но с тех пор я, по-моему, несколько раз менялась.

- Что ты хочешь этим сказать? - строго спросила Гусеница. - Ты в своем уме?

- Боюсь, госпожа, что при чужом, - сказала Алиса. - Видите ли, я-не совсем я...

- Не вижу, - сказала Гусеница.

- Боюсь, госпожа, я не сумею выразиться яснее, - щонайчемніше ответила Алиса. - Я и сама не все понимаю: столько превращений за один день любого собьют с толку.

- Нет! - возразила Гусеница.

- Может, вы сейчас так не думаете, - сказала Алиса. - И когда вам придет пора вращаться на куколку (а это, вы знаете, неизбежно), а потом в бабочку, то вам, наверное, будет как-то немного странно...

- Отнюдь! - сказала Гусеница.

- Ну, возможно, у вас другие ощущения, - предположила Алиса. - Но я твердо знаю, что чувствовал бы себя очень странно. [46]

- Ты! - пренебрежительно бросила Гусеница. - А ты кто такая?

Это вновь вернуло их к началу разговора! Алису немного раздражала манера Гусеницы вести разговор.

Выпрямившись, она весьма важно произнесла:

- Думаю, сначала вам следовало бы сказать, кто вы такая?

- Почему? - спросила Гусеница.

Вопрос привел Алису в тупик. Она тщетно искала какого-то убедительного объяснения, а что Гусеница, по всему видно, была в плохом настроении, то Алиса повернулась и пошла прочь.

- Вернись! - крикнула Гусеница ей вслед. - Я должен сказать нечто важное.

Это уже был хороший знак, и Алиса вернулась.

- Имей терпение! - сказала Гусеница.

- Это и все? - спросила Алиса, едва сдерживая гнев.

- Нет, - ответила Гусеница.

Алиса решила немного потерпеть: делать и так нечего, а вдруг Гусеница сообщит что-то стоящее того, чтобы его слушать.

Несколько минут Гусеница молча пахкала дымом, наконец разжал руки, вынула изо рта трубку и спросила:

- Значит, по-твоему, ты изменилась, да?

- Боюсь, что так, - вздохнула Алиса. - Я каждые десять минут меняю свой рост и ничего не помню!

- Почему ничего? - спросила Гусеница. [47]

- Вот, например, я пробовала читать наизусть "Хорошую перепілоньку ", а получилось невесть что! - грустно ответила Алиса.

- То прочитай "Ты старый дорогой дедушка", - предложила Гусеница.

Алиса скрестила руки и начала:

- Ты старый, дорогой дедушка*, - сказал молодой человек, -

И волосы у тебя уже седые.

А стоишь вверх ногами и к этому уже привык, -

На твой возраст это не очень красиво.

- Молодым, - молвил дед, - я благоговел неспроста,

Что это может отразиться на мозге,

И моя голова - я уже знаю - пустая,

На ней можно стоять без риска.

- Ты старый, - снова говорит юноша до старичка, -

И, ничего, гладкий, как діжчина,

А в переверти идешь, крутишь лихо мельницы,

Ты скажи мне, в чем причина ?

- Молодым, - молвил дед, - все суставы себе

Растирал я волшебной мастью,

Когда хочешь - за деньги хорошие и тебе

Дам коробочку-две того счастья.

- Ты старый, у тебя челюсти как будто и слабые,

Не вжувати им даже кандьору, -

*Этот стих - один из признанных шедевров поэтического шутки - является искусной пародией на давно забытый поучительный стих Роберта Сази (1774-1843) "Дедушке радости". В стихотворении старенький благочестивый папаша Уильям на собственных примерах учит сына добропорядочности и здорового образа жизни.[48]

И ты гуся с костями строщив охотно,

Где ты взял такую силу бодрую?

- Молодым, - молвил дед, - я постоянно сваривсь

С женой днем по три раза.

И от того мой рот на весь век укріпивсь,

Языков стальные, моих щелепів мышцы.

- Ты старый, - говорит парень, - и, дело ясное,

Твои глаза уже не видят,

А на кончике носа ты держишь вьюна, -

Кто научил тебя, дед, трюкачить?

- Сколько можно задавать глупых вопросов!

Ты схибнувсь, объелся бабочек?

Все, терпение мое лопнуло, прошу: отстань!

Выметайся, потому дам духопеликів!

- Это не то, - сказала Гусеница.

- Не совсем, - смущенно сказала Алиса. - Некоторые слова словно изменились.

- Это совсем не то. От начала и до конца! - твердо сказала Гусеница.

Наступила минутная тишина.

Гусеница проснулась первая.

- Тебе какой рост нужен? - спросила она.

- Ох, безразлично какой, - поспешно сказала Алиса. - Просто, знаете, все эти перемены, очень досадные...

- Не знаю, - сказала Гусеница.

Алиса промолчала: сроду ей никто столько не перечил, и она почувствовала, что теряет терпение. [49]

- А этим ты довольна? - поинтересовалась Гусеница.

- Пожалуйста, госпожа, - сказала Алиса, - то я бы не против немножко подрасти. Три дюйма - такой никудышный рост!

- Да нет, это рост хочкудишній - воскликнула Гусеница и стала дыбом. (Она достигала ровно три дюйма высотой.)

- Но я к нему не привыкла, - жалобно сказала бедная Алиса. А про себя подумала: "какая беда, что они все тут такие впечатлительные!"

- Со временем привыкнешь, - сказала Гусеница и вновь запыхтела трубкой.

Алиса терпеливо ждала, пока она соизволит отозваться. Вскоре Гусеница вынула изо рта трубку, раз два зевнула, вскочила всем телом и стала сползать с гриба.

- Один край сделает тебя выше, а второй - ниже, - бросила она Алисе на прощание.

"Один край чего?. Второй край чего?" - озадаченно подумала Алиса.

- Гриба, - ответила Гусеница воистину так, словно вопрос прозвучал вслух, и через мгновение исчезла в траве.

Какое-то время Алиса задумчиво смотрела на гриб, пытаясь выяснить, где же те два его края, а что гриб был круглый-круглісінький, то это задание показалось душераздирающим. Наконец она обхватила гриба насколько достигали ее руки и відломила по кусочку с каждого края.

- А теперь увидим - так или иначе? - подумала она, надгрызая кусок в правой руке. [50]

В ту же минуту она почувствовала сильный удар в подбородок: оно буцнулося об ногу!

Такая внезапная смена ее весьма напугала. Поняв, что она быстро уменьшается, а следовательно, нельзя терять и минуты, Алиса скорей взялась до второго кусочка. Однако ее подбородок так плотно уперлось в ногу, что она никак не могла открыть рта.

Наконец ей удалось ухватить крупицу с левой руки.

* * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * *

- Ху-у, наконец голова свободна! - радостно воскликнула Алиса, и тут же тревожно смолкла: где делись ее плечи. Она взглянула вниз, но увидела только шею невероятной длины, которая торчала, словно стебелек, над морем зелени.

- Интересно, что это за зелень? - сказала Алиса. - И куда делись мои плечи? А мои бедные руки! Чего это я их не вижу?

С этими словами она подвигал руками, но, казалось, только и смогла, что вызвать легкое колыхание зеленых листьев далеко внизу.

Поскольку дотянуться руками до головы было делом безнадежным, она попыталась наклонить голову к рукам, и с радостью обнаружила, что ее шея, словно змея, легко гнется во все стороны.

Алиса выгнула ее грациозной кривулькою, и именно намірилась нырнуть в зеленую гущу (она уже поняла, что это были кроны деревьев, под которыми во[51] на только что бродила), когда вдруг послышалось резкое шипение. Алиса резко отшатнулась.

Большая Горлица, налетев на нее, неистово бил ее крыльями по лицу.

- Гадюка! - кричала Горлица.

- Никакая я не змея - возмутилась Алиса. - Дайте мне покой!

- А я говорю - гадюка! - повторила Горлица уже не так громко и, почти всхлипывая, добавила: - Я уже все перепробовала, но от них нигде нет спасения!

- Не пойму, о чем вы говорите, - сказала Алиса.

- Между корнями деревьев, на речных обрывах, в зарослях, - не смотря на Алісині слова, продолжала Горлица, - везде эти гадюки! Им не угодишь!..

Алиса понимала все меньше и меньше, однако решила не отзываться, пока Горлица не выговорится.

- Мало мне мороки с насиживанием яиц, - не унималась Горлица, - то я еще должен день и ночь стеречь их от змей! Я уже три недели не стуляю глаз!

- Мне вас очень жаль, - сказала Алиса: она уже начинала понимать, о чем идет речь.

- И именно тогда, как я выбрала самое высокое в лесу дерево, - правила своей Горлица, срываясь на крик, - именно тогда, как я поверила, что наконец их здихалася, они уже опять тут как тут - ишь, уже и с неба лезут! У-У, гадюка!

- Говорю же вам, никакая я не змея! - сказала Алиса. - Я... я... [58]

- Ну, ну? Кто же ты? Кто? - спросила Горлица. - Еще не надумала?

- Я... я... девочка, - сказала Алиса без особой уверенности, потому вспомнила, сколько раз она за этот день менялась.

- Хорошая байка, что и говорить, - с глубоким презрением фыркнула Горлица. - На своем веку я повидала разных девочек, но с такой шеей - ни одной. Э, нет, ты - гадюка! И не отпирайся. Может, еще скажешь, что ты и яиц никогда не ела?

- Вероятно, что ела, - сказала Алиса. (Она всегда говорила правду.) - Понимаете, девочки тоже едят яйца.

- Я не уверена, - усомнилась Горлица, - но если это так, то они тоже гадючого отродье, ясно?

Такой неожиданный вывод так поразил Алису, что она онемела. Горлица немедленно воспользовалась случаем и добавила:

- Я знаю одно: ты ищешь яиц! И мне безразлично, кто ты - девочка или гадюка!

- Зато мне - не безразлично, - возразила Алиса. - Хотя яиц, чтобы вы знали, я не ищу. А если бы и искала, то уж не ваших - сырых я не люблю.

- Тогда выметайся! - мрачно буркнула Горлица и снова забралась в свое гнездо.

Алиса стала опускаться ниже, но это оказалось штукой непростой: ее шея то и дело запутывалась в ветвях. Приходилось частенько останавливаться, чтобы выпутаться.

Чуть позже она спохватилась, что до сих пор держит в руках кусочки гриба, и осторожно, по най[59] меньшей дрібочці, начала откусывать то от того, то от того - становясь то выше, то ниже, пока подогнала себя до своих обычных размеров.

С тех пор, как она была еще своего роста, прошло столько времени, что теперь ей было даже как-то странно, и через несколько минут она очнулась и снова начала разговаривать сама с собой:

- Ну вот, половину плана выполнена! Которые удивительны все эти перемены! Никогда не угадаешь, кем станешь за минуту! И пусть там что, а теперь я дошла своего настоящего роста: остается только пробраться в тот волшебный сад... но как это сделать, как?

С этими словами она вышла на опушку, где стоял крохотный, четыре фута высотой, домик.

- Кто бы там ни жил, - решила Алиса, - появляться им на глаза вот такой никак не годится: они же могут побожеволіти со страха!

Поэтому она начала понемногу надкушувати гриба с правой руки и не выходила из леса до тех пор, пока не уменьшилась до девяти дюймов. [54]

Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес

СОДЕРЖАНИЕ

1. Льюис Кэррол. Алиса в Стране Чудес
2. Раздел первый Вниз и...
3. Раздел второй Озеро слез...
4. Раздел третий Гасай-Круг и...
5. Раздел четвертый Кролик крутит...
6. Раздел пятый ...
7. Раздел шестой Поросенок...
8. Раздел седьмой Сумасшедшее...
9. Раздел восьмой Королевин...
10. Раздел девятый Рассказ...
11. Раздел десятый Омарова...
12. Раздел одиннадцатый Кто украл...
13. Раздел двенадцатый Свидетельствует...

На предыдущую