lybs.ru
Всматривайтесь и вслушайтесь в слова тех, кто осуждающее произносит слово “отамания”, и увидите, что собственно в их душах теплится та “отамания”. / Яков Гальчевский


Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес


Раздел двенадцатый Свидетельствует Алиса

- Я здесь! - крикнула Алиса и, напрочь забыв, как она выросла за последние несколько минут, вскочила так порывисто, что подолом юбки смела со скамейки всех присяжных прямо на головы публике. Бедняги заборсалися на полу, словно золотые рыбки из аквариума, который она опрокинула нечаянно на минувшей неделе.

- Ой, извините - охнула перестрашена Алиса и бросилась лихорадочно подбирать.

Ей и до сих пор не шел из головы случай с золотыми рыбками, и почему-то казалось, что когда присяжных немедленно не собрать и не посадить назад, они непременно умрут.

- Суд не продолжит работы, - объявил Король загробным голосом, - пока все присяжные не будут на своих местах.

- Все! - повторил он с нажимом и сверкнул исподлобья на Алису.

Алиса взглянула на скамью и увидела, что сгоряча посадила Ящура Крутихвоста вверх ногами, и теперь бедняга только скорбно помахивал хвостиком, не в состоянии перевернуться.

Она быстро выхватила его оттуда и посадила как следует. "А впрочем, это ему мало поможет, - сказала она мысленно. - Вниз головой или вверх - польза одинаковая".

Как только присяжные немного очуняли и повіднаходили свои таблички и пера, они принялись [113] упорно писать историю этого злополучного случае - все, кроме Ящура, который, видно, был слишком ошарашен, чтобы что-то делать. Он только сидел, разинув рот и вперив взоры в потолок.

- Что тебе известно по существу дела? - обратился Король к Алисе.

- Ничего, - ответила она.

- Совсем ничего? - штуромовал Король.

- Совсем, - повторила Алиса.

- Это очень важно! - заметил Король для присяжных.

Те уже бросились были писать, когда это вмешался Белый Кролик.

- Неважной Ваше величество, конечно, это имели в виду, не так ли? - проговорил он весьма уважительно, хоть лицо ему кривилося в ужасных гримасах.

- Я Неважно, да, да, конечно, я это имел в виду - торопливо поправился Король и забубнил себе под нос: "Важно-неважно, важно-неважно..." - будто пробовал на вес, который слово лучше.

Кое-кто из присяжных записал «важно», кто - «неважно». Алиса это очень хорошо видела, потому что уже выросла так, что мог легко заглянуть в их табличек. "Но какое это имеет значение", - решила она про себя.

Неожиданно Король, который вот уже несколько минут грамузляв что-то в записной книжке, воскликнул:

- Тихо! - и зачитал:

"Закон Сорок второй. Всем лицам высотой в одну милю* и выше покинуть судебный зал».

Все прикипели глазами к Алисе.

*0дна миля равна примерно 1,6 км.[114]

- Это я - высотой в одну милю? - переспросила Алиса.

- Так, - сказал Король.

- А, может, и в две, - заметила Королева.

- Ну и пусть, но я не выйду, - сказала Алиса. - Тем более, что это не правильное правило - вы его только что придумали.

- Это древнейший закон в записной книжке, - возразил Король.

- Тогда это должен был бы быть Закон Первый.

Король побледнел и поспешно свернул блокнот.

- Обдумайте приговор, - тихим дрожащим голосом обратился он к присяжным.

- Извините, но это еще не все, ваше величество, - подскочил к нему Белый Кролик. - Вот письменное свидетельство, только что найденное.

- И что там? - спросила Королева.

- Я еще не смотрел, - ответил Кролик, - но, похоже, это письмо, написанное подсудимым к... к кому-то.

- Конечно, к кому-то, - отозвался Король, - ибо писать никого было бы, знаете, просто неграмотно.

- А кому он адресован? - спросил один из присяжных.

- Никому. Сверху вообще ничего не написано, - ответил Кролик, разворачивая лист, и добавил:

- И это никакой и не письмо, это - стих.

- Написан рукой подсудимого? - спросил другой присяжный.

- Нет, - ответил Кролик, - и это меня больше всего удивляет.

(Присяжные спантеличились.) [115]

- Он, наверное, подделал чужую руку, - решил Король.

(Лица присяжных просвітліли.)

- Извините, ваше величество, - сказал Валет, - я стихотворения не писал, и никто этого не докажет: там нет моей подписи.

- Если ты не поставил подписи, - заметил Король, - то тем хуже для тебя. Без сомнения, ты имел какой-то злой умысел, - иначе подписался бы, как все порядочные люди.

Эти слова сняли бурю аплодисментов: впервые за целый день Король отозвался действительно умным словом.

- Это доказывает его вину! - сказала Королева.

- Ничего это не доказывает! - сказала Алиса. - Вы же даже не знаете, о чем тот стих.

- Читай стих! - велел Король.

Белый Кролик надел очки.

- Откуда начинать, ваше величество? - спросил он.

- С начала, - глубокомысленно ответил Король, - и читай до конца. А тогда - заканчивай.

И Белый Кролик прочитал такой стих:

Я знаю от них, что вы у нее были

И сказали о всех напрямик.

Считает она, что я достоин хвалы,

из меня плохой пловец.

Он передал им, что я не пошел

(Мы знаем, откуда и куда):

Если она возбудит дело опять

То вам не миновать беды.

[116]

Я дал ей один, она ему - два,

А вы нам, кажется, три.

И все вернулись от него к вам.

Все ясно: крути - не крути.

Когда же придется мне или ей

Отвечать за то,

Он верит, что вы их, как нас когда-то,

воленьку отдадите.

Еще пока на нее дурь не нашел,

вы в понятии моим

муром, некстати сошел

Между нами, между ними и между ним.

Что ей они дорогие - ему не говорите,

(Цену надо знать слова):

К вечному возраста секрет берегите,

Мне лишь известен и вам.

- Это самое важное свидетельство, которое мы сегодня слышали, - потер руки Король. - Так пусть присяжные...

- Если кто-то из них растолкует этот стих, - перебила его Алиса (за последние минуты она так выросла, что уже ничуть не боялась перебить Короля), - я дам ему шесть пенсов. Я не вижу в нем ни крупицы смысла!

Присяжные записали в табличках: «Она не видит в нем ни крупицы смысла», - но растолковать стих не вызвался никто.

- Если в стихе нет смысла, - сказал Король, - то нам и гора с плеч, потому что тогда не надо его и искать. [117]

Он расправил лист на колене и, заглядывая туда одним глазом, добавил:

- А впрочем, а впрочем... Определенный смысл, видится, здесь все-таки есть... «Хотя из меня плохой пловец»?.. Ты тоже почему-то не любишь плавать, га? - обратился он к Валета.

Валет печально покачал головой.

- Разве по мне видно? - спросил он. (Не видно было бы разве слепому - он был картонный.)

- Пока что сходится, - сказал Король и дальше забормотал. - «Мы знаем, откуда и куда...» - это, конечно, касается присяжных... «Я дал ей один, она ему - два» - вот что он делал с пирожками!..

- Но дальше сказано: «И все вернулись от него к вам», - заметила Алиса.

- Вероятно, что вернулись! - торжествующе воскликнул Король, показывая на блюдо с пирожками. - «Все ясно, крути - не крути...»

- А дальше это: «Еще пока на нее дурь не нашел...» На тебя же, милая, кажется, никогда дур не находит? - обратился он к Королеве.

- Никогда! - ревнула Королева и пожбурила чернильницей в Ящера.

(Горопашний Крутихвіст оставил был писать пальцем, увидев, что это пустая трата времени, но теперь, когда чернила подтеками стекало ему по лицу, начал подставлять палец под него и снова лихорадочно водил им по табличке.)

- Правда, не находит? - переспросил Король, лукаво щуря глаза.

- Нет! Нет! - затопала ногами Королева. [118]

- Тогда судья здесь правды не находит, - сказал Король, с улыбкой обводя глазами зал.

Наступила гробовая тишина.

- Это каламбур, - обиженно добавил он, и все засмеялись.

- Пусть присяжные обміркують приговор, - повторил Король уже едва ли не в двадцатый раз за день.

- Нет, нет! - урвала Королева. - Сначала казнь, а потом приговор!

- Чушь! - громко воскликнула Алиса. - Как вам могло такое прийти в голову!

- Замолчи! - крикнула Королева, краснея.

- Не замолчу! - ответила Алиса.

- Отрубить ей голову! - вереснула Королева.

Никто не шелохнулся.

- Да кто вас боится! - сказала Алиса, которая уже выросла до своих привычных размеров. - Вы же просто колода карт!

Тут все карты поднялись в воздух и устремились на нее. Алиса ойкнула - то ли с перепугу, то ли в сердцах, - стала от них отбиваться и... увидела, что лежит на берегу, положив голову сестре на колени, а та осторожно смахивает с лица сухие листья, унесенные ветром с ближайшего дерева.

- Алиса, милая, проснись! - сказала сестра. - И долго же ты спала!

- Зато какой странный сон я видела! - сказала Алиса и стала пересказывать все, что ей запомнилось из необычных приключений, о которых ты только что прочитал. [119]

Когда она закончила, сестра поцеловала ее, сказав:

- Что и говорить, мое золотце, сон действительно странный. Но уже вечереет - беги-ка пить чай.

Алиса поднялась и со всех ног побежала домой, не переставая удивляться, какой же замечательный ей приснился сон.

А сестра так и осталась сидеть, подперев голову рукой. Она смотрела, как садится солнце, и думала о маленькой Алисе, о все ее удивительные приключения, пока сама не погрузилась в сон...

И прежде приснилась ей сама Алиса: хрупкие руки малой вновь оплели ее колени, а ясные, живые глазки заглядывали ей в глаза... Она слышала все оттенки ее голоса, видела, как Алиса привычно стряхивает головой, откидывая непокорные пряди волос, что вечно спадали ей на глаза. И пока она так внимательно слушала (так ей, по крайней мере, казалось), все вокруг стало оживать и полниться причудливыми существами с Алісиного сна...

Вот пробежал Белый Кролик, шелеснувши высокой травой возле самых ее ног... где-то в соседнем пруду захлюпотілася, убегая, напуганная Мышь... слышно было, как звенят чашки на бесконечном пире Бешеного Зайца и его приятелей... как пронзительно визжит Королева, посылая на казнь своих несчастных гостей... и вновь ребенок-поросенок чихала на коленях у Герцогини, а вокруг звякают тарелки и миски... снова в воздухе слышался крик Грифонов, поскрипывание Ящурового [120] пера и кряхтение подавленных морских свинок, сливаясь с далекими всхлипами незадачливого Невесть Что-Не-Черепахи...

Так она сидела, прикрыв глаза, и почти верила в страну чудес, хотя знала, что достаточно их открыть, и все снова станет вполне обычным: то просто ветер шелестітиме травой, и под его подмухами будет браться жмурами и шарудітиме камышами соседней стал; звон чашек станет звоном колокольчиков на шеях овец, а визги Королевы - голосом пеночка; чихание новорожденного, крик Грифонов и остальные странных звуков сольются в бардак крестьянской господи, а далекое мычание коров заступит тяжелые всхлипы Невесть Что-Не-Черепахи...

А далее она представила себе, как ее малая сестренка когда станет взрослой женщиной и, сохранив до зрелых лет искреннее и нежное детское сердце, соберет вокруг себя других детей и засвічуватиме им глазки своими необычными рассказами. Возможно, она будет рассказывать им и о Стране Чудес, что приснилась ей много лет назад; она проникнется их нехитрыми сожалениями и простыми радостями, помня свое детство и счастливые летние дни... [121]

Льюис Кэрролл (1832-1898)

Алиса в Стране Чудес

Перевод с английского

© Издательство Ивана Малковича "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА", 2001

(Электронный текст предназначен исключительно для ознакомления, использования его в любых других целях будет нарушением авторского права)

Адрес издательства:

01004 Киев Бассейная 1/2

Тел/факс: (044) 235 01 05

E-mail: ivan@ababa.kiev.ua

Отпечатано в АО "Книга". Зам.2-212

ISBN 966-7047-35-0

Aerius:

E-mail: aerius@ukr.net

Site: http://

Переведено по изданию:

Lewis Carroll,

Alice's Adventures in Wonderland

London, Penguin Books, 1994

Стихи в переводах

Николая Лукаша и Валентина Корниенко (стр. 5)

Стихи подано в редакции И.малкович

Комментарии

Мартина Гарднера

Редакторская поддержка

Мария Габлевич

Юрий Андрухович

Корректор

Мария Кучеренко

Электронный текст:

Aerius

Перевод © Корниенко под редакцией И.малкович, 2001

Предисловие © Оксана Забужко, 2001

Иллюстрации © Владислав Ерко, 2001

ОCR и корректура © Aerius, 2003

Книга: Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес

СОДЕРЖАНИЕ

1. Льюис Кэррол. Алиса в Стране Чудес
2. Раздел первый Вниз и...
3. Раздел второй Озеро слез...
4. Раздел третий Гасай-Круг и...
5. Раздел четвертый Кролик крутит...
6. Раздел пятый ...
7. Раздел шестой Поросенок...
8. Раздел седьмой Сумасшедшее...
9. Раздел восьмой Королевин...
10. Раздел девятый Рассказ...
11. Раздел десятый Омарова...
12. Раздел одиннадцатый Кто украл...
13. Раздел двенадцатый Свидетельствует...

На предыдущую