lybs.ru
У некоторых и суд совести - товарищеский. / Николай Левицкий


Книга: А. Генри Рассказы


Приворотное зелье Айки Шоенштайна

Аптека «Голубой свет» находится в центре города, между улицами Бауері и Первой авеню, там, где расстояние между этими улицами короткая. В «Голубом свете» считают, что в аптеке должны не только старый хлам, духи и мороженое. Здесь вам не продадут конфеты вместо лекарств от боли.

В «Голубом свете» презирают все новинки современной фармацевтики, имеющих целью облегчить труд. Здесь аптекари сами вымачивают опиум, сами фильтруют из него настойку. И в наши дни пилюли здесь делают по высоким рецептурным прилавком - их раскатывают на специальной плитке, разрезают шпателем, затем качают между указательным и большим пальцами, шарики осыпают магнезией и вручают покупателю в маленьких круглых картонных коробочках.

Аптека находится на углу, поблизости играют ватаги патлатих суетливых детей, которые и становятся претендентами на капли от кашля и успокоительные микстуры, которые ждут их в «Голубом свете».

Айки Шоенштайн был в «Голубом свете» ночным дежурным и другом своих клиентов. Так оно ведется на Ист Сайде, где мороженое еще не стало основой фармацевтики. Там, как это и должно быть, аптекарь является защитником, исповедником, советчиком, хорошим проповедником и наставником, он всегда готов оказать помощь, его ученость почитают, перед его таинственной мудростью благоговеют, и его лекарства, часто даже не развернув их, выбрасывают на помойку. Поэтому Айки с кривым носом, увенчанным очками, с худой, согнутой под тяжестью знаний фигурой хорошо знали вблизи «Голубого света», а его совет или замечания всегда бывали очень желательны.

Айки жил в пансионе миссис Ридл, за два квартала от аптеки. У миссис Ридл была дочь - Роге. Не будете тратить лишних слов - вы и сами можете догадаться: Айки был влюблен в Углу. На ней были основаны все его мечты, она была у него основой всех химически чистых и целебных веществ, фармакопея не знала ничего такого, что могло бы сравниться с ней. Но Айки был несмелый, и его надежды оставались, как порошок в растворителе, состоявшем из его застенчивости и страхов.

За прилавком он был высшим существом, преисполненным чувства собственного достоинства и спокойного понимания своих особых [35] знаний, а на улице - лишь невзрачным, подслеповатым прохожим, которого проклинали водители трамваев, в бахматому, покрытом пятнами химикатов костюме, от которого разило слабительным и валерьянкой.

Ложкой дегтя в бочке меда надежд Айки был Чанк Мак-Гоуен.

Мистер Мак-Гоуен тоже пытался ловить светлые улыбки, что их бросала Роге. Но в этой игре он не пас задних, как Айки, а каждый раз ловко подхватывал те улыбки. В то же время он был другом и клиентом Айки и частенько после приятно проведенного на Бауері вечера забегал в аптеку «Голубой свет», чтобы ему смазали йодом ссадины или залепили пластырем порезы.

Как-то после полудня Мак-Гоуен, миловидный, выбритый, сильный, упрямый и добродушный, неторопливо зашел молча в аптеку и уселся на стуле.

- Айки, приготовься слушать,- проговорил он, когда его друг принес ступку и сел напротив него, перетирая бензойную смолу в порошок.- Мне нужны лекарства, если только они есть у вас.

Айки внимательно осмотрел физиономию мистера Мак-Гоуена, ища обычных следов столкновения, но ничего не нашел.

- Снимай пиджак,-велел он.- Тебя, видно, пырнули ножом под ребра. Сколько раз я тебе говорил, что эти итальяшки-нибудь прикончат тебя.

Мак-Гоуен усмехнулся.

- Нет, не они, не итальяшки,- сказал он.- Но диагноз ты поставил достаточно правильно - это действительно под пиджаком и под ребрами. Слушай, Айки! Мы - Рогу и я - решили сегодня вечером сбежать и пожениться.

Айки тер в своей ступке, придерживая ее за край указательным пальцем левой руки. Он сильно ударил по пальцу пестиком, но даже не почувствовал боли. Тем временем улыбка на лице мистера Мак-Гоуена сменилась выражением растерянности и грусти.

- Это в том случае,- говорил он далее,- если она в последнюю минуту не передумает. Вот уже две недели, как мы готовимся бежать. Днем она говорит, что согласна, а вечером - нет. Теперь договорились на сегодняшний вечер, и Рози уже два дня не меняет своего решения. Но к умовленого времени еще целых пять часов, боюсь, что, когда дойдет до дела, она подведет меня.

- Ты говорил, что тебе нужны какие-то лекарства,- сказал Айки.

По лицу Мак-Гоуена было видно, что он чувствовал себя [36] неловко и неспокойно - такое состояние было совсем необычный для него. Он свернул в трубку каталог патентованных лекарств и с непонятным усердием пытался надвинуть его на палец.

- Даже за миллион я бы сейчас не согласился, чтобы сегодня сорвались эти скачки с препятствиями,- проговорил он.- Я уже приготовил маленькую квартирку в Гарлеме: на столе там стоят хризантемы, есть чайник, который надо только вскипятить. Я договорился со священником, чтобы он ждал нас дома в половине десятого. Все должно быть в порядке. Чтобы только Роге снова не передумала! - здесь мистер Мак-Гоуен замолчал, окончательно погрузившись в омут своих сомнений.

- И все-таки не понимаю,- сказал Айки,- о какие лекарства ты говоришь и что я могу здесь сделать?

- Старый Ридл немного меня недолюбливает,- молвил полный сомнений влюблен, развивая далее свои рассуждения.- Уже неделю он не позволяет Роге даже выйти за дверь со мной. Они бы уже давно выгнали меня, только не хотят терять жильца. Я зарабатываю двадцать долларов в неделю, и Рози никогда не будет жалеть, что вышла за Чанка Мак-Гоуена.

- Простите, Чанк,- сказал Айки.- Мне надо приготовить лекарства, которые вскоре придут.

- Слушай,- вдруг поднял глаза Мак-Гоуен,- слушай, Айки! Нет ли каких-нибудь таких лекарств, каких-то порошков, чтобы дать их девушке и она от того сильнее полюбила бы тебя?

Айки презрительно скривил верхнюю губу, но еще не успел ответить, как Мак-Гоуен заговорил снова:

- Тим Лейси говорил мне прежде, что он раздобыл такие порошки у одного колдуна, растворил их в газированной воде и дал своей девушке. После первой же дозы он стал для нее самым большим козырем, все остальные были против него ничто. Не прошло и двух недель, они поженились.

В Чанка Мак-Гоуена была сильная и простая душа. Тот, кто знал людей лучше, чем Айки, понял бы, что этот сильный человек уверенно идет вперед. Словно добрый генерал, который вот-вот ворвется на территорию врага, он пытался сделать все, чтобы избежать возможной неудачи.

- Я думал,- с надеждой продолжал Чанк,- что, если бы у меня был такой порошок, я дал бы его Роге сегодня за ужином, это могло бы ее подбодрить, и она не отказала. Я не думаю, что ее надо тащить силой, но все-таки женщины более покладисты, когда они уже в дороге, чем перед дорогой. [37]

Если бы была какая-то смесь, которая действовала несколько часов, то все бы получилось нормально.

- Когда должна быть ваша глупая побег? - спросил Айки.

- В девять часов,- ответил мистер МакТоуен.- Ужин в семь. В восемь Роге притворится, что у нее болит голова, и пойдет в свою комнату. В девять старый Парвенцано, что живет в соседнем доме, пустит меня к себе во двор, а там есть место, где с Рідлового забора выломана доска. Я подойду под окно Роге и помогу ей спуститься по пожарной лестнице. Приходится делать все так рано через священника. Все пойдет как по маслу, если только Рогу не начнет упираться. То что, Айки, можешь ли ты дать мне такой порошок?

Айки Шоенштайн медленно потирал себе переносицу.

- Чанк,- сказал он,- это такие лекарства, с которыми фармацевты должны быть очень осторожны. Только тебе из всех моих приятелей мог бы я доверить такой порошок. Я сделаю его, и ты увидишь, что после него Рогу больше будет думать о тебе.

Айки пошел за прилавок. Там он растер в порошок две растворенные таблетки - по четверть грана - морфия. Чтобы порошка было больше, он добавил немного молочного сахара, потом аккуратно завернул смесь в белую бумагу. Приняв такой порошок, взрослый человек без никакой опасности для себя несколько часов крепко проспала бы. Сказав, что порошок лучше принимать, растворив в чем-то жидком. Айки отдал смесь Чанку Мак-Гоуену и получил за это искреннюю благодарность Локінвара (1) с заднего двора.

(1) Л о к и н в а г - герой баллады из поэмы Вальтера Скотта «Мармион», который похитил свою возлюбленную в день ее венчания с его соперником.

Хитрость Айки станет вполне понятной, если рассказать, что он сделал дальше. Айки послал посыльного по мистера Ридла и открыл ему план побега Мак-Гоуена с Рози. Мистер Ридл был крепкий мужчина, сильный и достаточно быстрый на руку.

- Очень вам благодарен,- коротко сказал он Айки.- Наглый повеса! Моя комната как раз над комнатой Роге. После ужина я сразу поднимусь туда, заряжу ружье и буду ждать. Если он появится у меня во дворе, его повезут оттуда в карете «скорой помощи», а не в весільнім экипажи.

Зная, что Углу несколько часов будет в объятиях Морфея, а заранее предупрежден разъяренный отец будет ждать [38] с оружием в руках, Айки считал, что его соперник близок к поражению.

Всю ночь, чередуя в аптеке «Голубой свет», он ждал, что вот-вот услышит о трагедии, но никто не приходил.

В восемь утра его сменил другой аптекарь, и Айки поспешил к дому миссис Ридл, чтобы узнать, чем все закончилось. Но - о чудо! - только он вышел из аптеки, когда не кто иной, как Чанк Мак-Гоуен, соскочив с трамвая, побежал и схватил его за руку! Сияя от счастья, Мак-Гоуен победно улыбался.

- Мне повезло,- сказал он, улыбаясь еще шире, будто уже попал в рай.- Рози вылезла на пожарную лестницу вовремя, с точностью до секунды, и в девять часов и тридцать с чем-то минут мы увенчались у преподобного. Она сейчас в той квартире. Сегодня утром надела голубой халатик и жарила яичницу... Господи! Какой я счастливый! Ты должен когда-нибудь прийти к нам, Айки, мы будем тебе рады. Я работаю недалеко от моста и вот сейчас лечу туда.

- А порошок?! - еле выговорил Айки.

- А, те лекарства, что ты мне дал! - сказал Чанк, еще шире улыбаясь.- Ну, это было так. Сидя вчера за ужином в Рідлів и глядя на Рози, я сказал себе: «Чанк, если ты хочешь завоевать эту девушку, делай это честно, без никакого мошенничества». Пакетик, который ты дал, остался у меня в кармане. А затем я посмотрел на того, кто еще был за столом, и подумал, что ему не хватает соответствующих чувств к своему будущему зятю. Выбрал момент и высыпал порошок в кофе старом Рідлу, понимаешь?

Книга: А. Генри Рассказы

СОДЕРЖАНИЕ

1. О. Генри Рассказы
2. В антракте Майский месяц ярко озарял частный...
3. Комната на чердаке Сначала миссис Паркер показывает вам...
4. Жертвы любви Когда любишь Искусство, никакие жертвы не...
5. Фараон и хорал Сопи обеспокоенно заерзал на своей скамейке в...
6. Приворотное зелье Айки Шоенштайна Аптека «Голубой свет»...
7. Зеленые двери Представьте себе, что вы прогулюєтесь после обеда...
8. Неоконченное повествование Теперь мы уже не стонем и не...
9. Роман биржевого маклера Питчер, доверенный клерк в конторе...
10. Меблированная комната не усидчивы, суетливые, преходящи, как...
11. Короткий триумф Тильде Если вы не знаете «Закусочной и...
12. Пімієнтські блины Когда в долине реки Фрио мы объединяли...
13. Рождество с неожиданностью Чероки называли отцом-основателем...
14. Маятник - Восемьдесят первая улица... Выходите кому надо!...
15. Закупщик из Кактус-Сити Очень хорошо, что здоровый климат...
16. Чья вина? В качалке у окна сидел рыжий, небритый,...
17. Последний лист В небольшом районе на запад от площади...
18. Предвестник весны Задолго до того, как в груди тюхтіюватого...
19. Пока ждет автомобиль Когда начало смеркаться, в этот...
20. Комедия любопытства Вопреки утверждению всех желающих к...
21. Винодельня и роза Мисс Позе Керінгтон радовалась заслуженным...
22. Стриженый волк Джефф Питер, как только спор заходила...
23. Свиная этика Зайдя в курительного вагона...
24. Как скрывался Черный Билл Худощавый, сильный, червоновидий...
25. Миг победы Бенові Гренджеру, ветерану войны, двадцать...
26. Вождь краснокожих Казалось, что это выгодное дело. Но не...
27. Коловорот жизни Мировой судья Бинаджа Уїддеп сидел на...
28. Дороги, которые мы выбираем За двадцать миль на запад от...
29. Младенцы в джунглях как-То в Литл-роке крупнейший на...
30. Город без происшествий Полны спеси города...
31. День, который мы празднуем - В тропиках,- говорил Бибб...

На предыдущую