lybs.ru
Чтобы управлять страной дураков, надо быть хотя бы чуточку придурковатым. / Владимир Голобородько


Книга: А. Генри Рассказы


Пока ждет автомобиль

Когда начало смеркаться, в этот уютный уголок небольшого тихого парка опять пришла девушка в сером платье. Она села на скамью и открыла книгу, так как еще с полчаса можно было разобрать буквы.

Повторяем: платье на ней была серая и довольно простенькая - простенькая настолько, чтобы не бросалась в глаза безупречность фасона и кроя. Негустая вуаль оповивала похож на тюрбан шляпку и спадала на лицо, сияло спокойной совершенной красотой. Девушка приходила сюда в это время и вчера, и позавчера, и кто был, кто это знал.

Юноша, знавший об этом, бродил вблизи, принося жертвы великому идолу - случайные, и надеясь на его благосклонность. И юноше надежды сбылись: девушка, переворачивая страницу, не удержала книги, она упала, отлетев чуть ли не на два шага от скамейки.

Юноша мигом бросился к книге, поднял ее и отдал владелице, строго придерживаясь того особого стиля, что процветает в парках и других общественных местах и представляет собою смесь галантности и надежды, приборкуваних чувством уважения к постового полисмена. Приятным голосом юноша осмелился высказать несколько соображений о погоде - обычная тема, что помогает начать знакомство, но нередко становится причиной всяких несчастий,- и замолчал, ожидая решения своей судьбы.

Девушка не спеша окинула взглядом его скромный аккуратный костюм и лицо, не отличалось ничем особенным.

- Можете сесть, если хотите,- сказала она протяглим, звучным контральто.- Действительно, садитесь, мне даже приятно будет поболтать. Читать уже темно.

Раб случае радостно сел возле нее на скамью.

- Известно ли вам,- спросил он, прибегая к форме, которой ораторы обычно открывают в парке митинг,- что вы самая удивительная девушка из всех, которых я когда-либо видел? Я еще вчера не сводил с вас глаз. Неужели вы, моя дорогая, не заметили, что ваши хорошенькие глазки поразили некоторых в самое сердце?

- Кто бы вы были,- сказала девушка ледяным тоном,- но прошу вас не забывать, что я - леди. Я прощаю вам ваши слова, ибо они, без сомнения, является следствием недоразумения. Может, в вашем кругу и принято думать, Что когда девушка приглашает сесть рядом, то этим она дает [113] право называть себя «моя дорогая». Но если это так, то я беру свое приглашение обратно.

- Извините меня, пожалуйста,- умоляюще воскликнул парень.- Самодовольный выражение его лица изменилось на покаянный и смиренный.- Я очень виноват перед вами, но... знаете, в парке часто гуляют девушки, которые, понимаете... нет, вы, конечно, этого не понимаете... но...

- Оставим эту тему, пожалуйста. Конечно, я это понимаю. Вы лучше расскажите мне вот об этих людях, что идут во всех направлениях, во всех этих дорожках. Куда они идут? Куда спешат? И счастливы ли они? Как вы думаете?

Юноша мигом утратил игривый тон. Он не понял, какую роль ему суждено, и решил пока занять выжидательную позицию.

- Так, интересно следить за ними,- ответил он, решив наконец, что уловил настроение своей собеседницы.- Чудесная загадка. Одни идут ужинать, другие... гм... другие в какие-то другие места. Хотелось бы знать, как они живут, что переживают,

- Именно это меня совсем не интересует,- сказала девушка.- Я прихожу сюда посидеть только для того, чтобы услышать, как бьется большое сердце человечества. Моя жизнь течет в среде, где никогда не слышать его удары. Скажите, вы догадываетесь, почему я так разговариваю с вами, мистер...

- Паркенстекер,- подсказал юноша, взглянув на нее глазами, в которых светилось вопрос и надежда.

- Э нет,- сказала девушка и, улыбаясь, поругалась на него хорошеньким пальчиком,- это фамилия слишком хорошо все знают. Так трудно помешать газетам печатать некоторые фамилии. И даже портреты. Эта вуалетка и шляпка моей горничной дают мне возможность сохранить «инкогнито». Если бы вы только знали, как шофер смотрит на меня, считая, что я не замечаю его взглядов. Ведь немного таких фамилий, которые, так сказать, относятся к святая святых нашей страны. Пять или шесть, не больше, и мое благодаря случайные рождения - среди них. Я говорю все это вам, мистер Стекенпот...

- Паркенстекер,- робко поправил парень.

- ...говорю, мистер Паркенстекер, потому что мне захотелось хоть раз в жизни поговорить с обычным человеком, человеком, не испорченным презренным блеском богатства и сознанием своего так называемого «высокого общественного положения». О, вы не поверите, как мне надоели деньги. Все время деньги, деньги и деньги! А как я устала от тех, кто окружает [120] меня! Это какие-то марионетки, все на один лад. Меня аж тошнит от развлечений, драгоценностей, выездов, общества, от всяких излишеств.

- А мне всегда казалось,- нерешительно сказал юноша,- что деньги - вещь приятная.

- Понятно, приятно жить в достатке. И когда у тебя столько миллионов, что...- Она закончила фразу отчаянным жестом.- Все это ужасно однообразно и скоро надоедает. Катание, обеды, театры, балы, вечера. И на всем позолота чрезмерного богатства. Порой даже звон льда в моем бокале с шампанским раздражает меня до безумия.

Мистер Паркенстекер, казалось, слушал ее очень заинтересованно.

- Я всегда любил,- сказал он,- читать и слушать о жизни богачей и великосветского общества. Видимо, я немножко сноб. Но я люблю иметь точное представление обо всем, и, знаете, мне всегда казалось, что лед кладут в шампанское, а наоборот, бутылку с шампанским ставят в лед.

Девушка засмеялась мелодичным смехом - его замечание, очевидно, изрядно его позабавило.

- Дело в том,- пояснила она снисходительно,- что мы, люди зажиточного класса, часто развлекаемся тем, что нарушаем общепризнанные нормы. Сейчас модно класть лед в шампанское. Это чудачество вошло в обычай после обеда в Уолдорфі, данного в честь какого-то татарского князя. Но скоро, наверное, придумают и еще что-то. Ну вот, например, на этой неделе на званом обеде на Мэдисон-авеню возле каждого прибора положили зеленую замшевую перчатку, которую все надевали, когда ели оливки.

- Теперь я вижу,- смиренно согласился парень,- что все эти тонкости, все развлечения интимных кругов высокого общества нам, простым людям, неизвестны.

- Иногда,- продолжала девушка дальше, легким кивком головы приняв его слова о неосведомленности с жизнью высокого общества,- иногда мне приходит в голову, что если бы я могла полюбить, то только мужчины, ниже меня своим общественным положением. Труженика, а не бездельника. Но, бесспорно, требования кастовости и богатства окажутся сильнее мои наклонности. Сейчас мне докучают двое. Один - немецкий владетельный герцог. Говорят, будто такого буйного нрава и такой жестокий, что довел свою жену до безумия. Второй претендент - английский маркиз, такой напыщенный и корыстолюбный, что я, пожалуй, отдам предпочтение [121] жестокости герцога. Но зачем я все это вам рассказываю, мистер Покенстекер?

- Паркенстекер,- едва слышно поправил юноша.- Вы не представляете себе, как я ценю ваше доверие.

Девушка посмотрела на него холодным, равнодушным взглядом, недвусмысленно подчеркнул разницу в их общественном положении.

- Какая у вас профессия, мистер Паркенстекер? - спросила она.

- О, очень скромная. Но я имею надежду добиться кое-чего в жизни. Скажите, вы не шутили, когда говорили, что могли бы полюбить мужчину, положением низшего за вас?

- Конечно, я говорила серьезно, но я сказала «могла бы», а здесь, вы же видите, и великий герцог и маркиз. Разумеется, никакая профессия не показалась бы мне скромной, чтобы сам человек очень мне нравилась.

- Я работаю в ресторане,- объявил мистер Паркенстекер.

Девушка немного вздрогнула.

- Но вы не официант? - спросила она почти с мольбой в голосе.- Конечно, любой труд благородная, только понимаете, личное обслуживание, лакеи и...

- Нет, я не официант, я кассир в...- Напротив, на улице, что тянулась по другую сторону парка, ярко сияла электрическими лампочками вывеска «Ресторан».- Вон видите, в том ресторане.

Девушка взглянула на маленький часы на браслете тонкой работы и поспешно встала. Она сунула свою книгу в хорошенькую сумочку, что висела у пояса и была немного маловата для книги.

- А чего же вы сейчас не на работе? - спросила девушка.

- Сегодня я работаю в ночной смене,- ответил парень,- у меня еще есть свободный час. Но это же не последняя наша встреча? Могу ли я надеяться увидеться с вами?

- Незнаю. Возможно. Но вряд ли, чтобы мне захотелось(1) приехать сюда еще раз. Ну, я спешу. Сегодня надо быть на званом обеде, потом ложу в театре... ах, опять то же самое. Вы, может, заметили на углу возле парка белый автомобиль?

- С красными колесами? - спросил парень, задумчиво нахмурив брови.

- Да. Я всегда езжу в этом авто. Пьер сейчас ждет меня у входа. Он уверен, что я покупаю что-то в магазине по ту сторону парка. Представляете, какая это неволя, а не [122] жизни, когда приходится обманывать даже собственного шофера? До свидания.

- Уже совсем темно,- сказал мистер Паркенстекер,- а в парке бродит столько всяких нахалов. Позвольте мне провести...

- Если вы хоть немного обращаете внимания на мои желания,- твердо сказала девушка,- то будете сидеть на этой скамейке еще минут десять после того, как я уйду. Не то что я вам не доверяю, но вы же, наверное, знаете, что на автомобилях обычно ставят монограмму владельца... Ну, еще раз до свидания.

Быстрой походкой, но с достоинством она двинулась по темной аллее. Молодой человек глядел вслед ее грациозной фигуры; Вот она вышла из парка на тротуар и пошла к углу, где стоял автомобиль. Тогда он, не колеблясь, по-предательски начал скрадатися между деревьев и кустов парка, следом за девушкой, идя параллельно по улице, по которой шла она.

Дойдя до угла, девушка обернулась, мельком глянула на автомобиль и, миновав его, пересекла улицу. Под защитой кеба, что стоял возле парка, парень спокойно следил за каждым ее движением. Пройдя немного противоположным тротуаром, она вошла в ресторан с сияющей вывеской. Это был один из тех ресторанов, где все блестит, где все покрашено белой краской, где всюду стекло и где можно дешево и шикарно пообедать. Девушка прошла через весь зал и скрылась где-то в глубине ресторана, откуда вскоре вернулась, но уже без шляпки и вуалетки.

Касса ресторана находилась сразу же возле стеклянных входных дверей. Рыжая девушка, сидевшая за ней, встала с табурета и значимое посмотрела на часы. Девушка в сером платье села на ее место.

Парень засунул руки в карманы и медленно пошел обратно. На углу он задел ногой маленькую книжку, которая валялась на земле. По яркому рисунку он узнал книгу, которую читала девушка в сером. Рассеянно поднял ее и увидел, что то были «Новые сказки Шехерезады» Стивенсона. Парень бросил ее в траву и немного постоял в нерешительности. Потом сел в белый автомобиль с красными колесами, откинулся на подушки и сказал шоферу трое слов:

- В клуб, Анри.

Книга: А. Генри Рассказы

СОДЕРЖАНИЕ

1. О. Генри Рассказы
2. В антракте Майский месяц ярко озарял частный...
3. Комната на чердаке Сначала миссис Паркер показывает вам...
4. Жертвы любви Когда любишь Искусство, никакие жертвы не...
5. Фараон и хорал Сопи обеспокоенно заерзал на своей скамейке в...
6. Приворотное зелье Айки Шоенштайна Аптека «Голубой свет»...
7. Зеленые двери Представьте себе, что вы прогулюєтесь после обеда...
8. Неоконченное повествование Теперь мы уже не стонем и не...
9. Роман биржевого маклера Питчер, доверенный клерк в конторе...
10. Меблированная комната не усидчивы, суетливые, преходящи, как...
11. Короткий триумф Тильде Если вы не знаете «Закусочной и...
12. Пімієнтські блины Когда в долине реки Фрио мы объединяли...
13. Рождество с неожиданностью Чероки называли отцом-основателем...
14. Маятник - Восемьдесят первая улица... Выходите кому надо!...
15. Закупщик из Кактус-Сити Очень хорошо, что здоровый климат...
16. Чья вина? В качалке у окна сидел рыжий, небритый,...
17. Последний лист В небольшом районе на запад от площади...
18. Предвестник весны Задолго до того, как в груди тюхтіюватого...
19. Пока ждет автомобиль Когда начало смеркаться, в этот...
20. Комедия любопытства Вопреки утверждению всех желающих к...
21. Винодельня и роза Мисс Позе Керінгтон радовалась заслуженным...
22. Стриженый волк Джефф Питер, как только спор заходила...
23. Свиная этика Зайдя в курительного вагона...
24. Как скрывался Черный Билл Худощавый, сильный, червоновидий...
25. Миг победы Бенові Гренджеру, ветерану войны, двадцать...
26. Вождь краснокожих Казалось, что это выгодное дело. Но не...
27. Коловорот жизни Мировой судья Бинаджа Уїддеп сидел на...
28. Дороги, которые мы выбираем За двадцать миль на запад от...
29. Младенцы в джунглях как-То в Литл-роке крупнейший на...
30. Город без происшествий Полны спеси города...
31. День, который мы празднуем - В тропиках,- говорил Бибб...

На предыдущую