lybs.ru
Демократию человечество изобрело с одной целью: чтобы с ее помощью деспоты захватывали власть. / Владимир Канивец


Книга: А. Генри Рассказы


Винодельня и роза

Мисс Позе Керінгтон радовалась заслуженным успехом. Родилась она в неважном городке Кренбери-Корнерс, и злая судьба наделила ее ужасным фамилией Клозетт. Но на восемнадцатом году она сменила его на более благозвучно Керінгтон и получила довольно неплохое место хористки в столичном театре варьете. После того, легко преодолев положенные ступени театральной иерархической лестницы, вошла в состав знаменитого октета, известного в столице под названием «Птичка», и пела в музыкальной комедии «Брехач и підбрехачі», имевшая большой успех у публики; далее танцевала сольный танец в балете «Фоль где Роль» и, наконец, выступила в роли горничной Туанети в пьесе «Купальный халат короля», которым окончательно очаровала критику и снискала себе имя. Словом, на время нашего рассказа мы застаем мес Керінгтон в расцвете славы, когда она купалась в подобострастии и шампанском и когда хитрый антрепренер, гер Тимоти Гольдштайн, заручился ее подписью на контракте, который обязывал мес Позе сиять весь следующий сезон в новой пьесе Дайда Рича «Ночные развлечения».

И вот именно тогда к гера Тимоти пришел молодой талантливый сын двадцатого века, актер на характерные роли мистер Хайсмит, который надеялся получить ангажемент на роль Хейтосера, главную мужскую комическую роль в пьесе «Ночные развлечения».

- Дорогой мой, берите себе эту роль, если сумеете,- сказал ему Гольдштайн.- Мисс Керінгтон все равно не [128] послушает меня. Она уже прогнала с полдесятка лучших в городе актеров на амплуа «сельских простаков» и заявила, что ноги ее не будет на сцене, пока не добудут такого Хейтосера, лучше которого и быть не может. Вы же, наверное, знаете, что мисс Позе выросла на селе, и когда наши бродвейские орхидеи втыкают в волосы соломинку и пытаются изображать из себя клевер, она просто взбесилась. Однажды я спросил ее в шутку, не подойдет, по ее мнению, для этой роли Ленмен Томпсон. «О, нет,- сказала она,- я не хочу ни его, ни Джона Дрю, ни Джима Корбета,- никого из этих дженджиків, что не умеют отличить клевер от конюшни. Подайте мне,- говорит,- настоящий товар». Итак, мой дорогой, если вы хотите играть Сола Хейтосера, убедите мисс Керінгтон, что вам эта роль по плечу. Желаю успеха.

На второй день Хайсмит сел в поезд и двинулся к Кренбери-Корнерса. В этом тихом захолустном городке он пробыл три дня. Разыскав семью Клозеттів, узнал ее историю вплоть до четвертого колена включительно, собрал последние новости Кренбери-Корнерса и изучил его местные особенности. В отличие от мисс Керінгтон это городок не подверглось влиянию быстрого прогресса. По мнению Хайсміта, с тех пор, как этот закутень покинула единственная поклонниця Терпсіхори, там, по сути, произошло так же мало изменений, как на сцене, когда считается, что между двумя действиями «прошло четыре года». Пропитав насквозь духом Кренбери-Корнерса, Хайсмит вернулся в город, изменчивого, как хамелеон.

Местом, где Хайсміту пришлось показать все свое актерское искусство, стала одна из столичных винарень. Называть ее нет смысла, потому что она единственная, где всегда можно было найти мисс Позе Керінгтон после спектакля «Купальный халат короля».

За одним из столиков, привлекая к себе взгляды всех присутствующих, сидело небольшое веселое общество. Миниатюрную, пикантную, живую, волшебную, возбужденную, опьяневшего от успеха мес Керінгтон здесь надо назвать первой. Дальше шел гер Гольдштайн - шумный, кудрявый, гладкий, немного смущенный, словно медведь, которому в лапы неожиданно попал бабочка. Потом один газетчик, печальный, всегда настороженный, привыкший расценивать каждую услышанную фразу как материал для своего репортерского хлама; сохраняя торжественное молчание, он ел омаров а ля Ньюбург. И, наконец, последний - молодой человек с пробором и именем, которое сияло золотом на обратной стороне ресторанных счетов. Вся эта компания сидела за столиком в винодельне, играла музыка и суетились [129] лакеи, выполняя свои сложные обязанности и поворачиваясь спиной ко всем, кто нуждался в их услугах. И все было весело и красиво, потому что происходило на девять футов ниже уровня тротуара.

За четверть до двенадцати в винарню вошла какая-то существо. Первая скрипка сфальшивила, взяв «ля бемоль» вместо чистого «ля»; кларнет посреди фіоритури пустил петуха; мисс Керінгтон хихиканула, а парень с пробором проглотил камушек от маслины.

Новоприбывший имел безупречный сельский вид. Это был худощавый, неуклюжий парень с белокурой шевелюрой и разинутым ртом, нерешительный, смущенный, ошалевший от яркого света и многолюдья. Костюм на нем был орехового, а галстук светло-голубого цвета, с рукавов на четыре дюйма торчали костлявые руки, а из-под брюк на такую же длину видніли обтянутые белыми носками лодыжки. Он опрокинул стул, уселся на втором, окрутит ногой ножку стола и заискивающе улыбнулся, увидев, что к нему подходит официант.

- И что же, дайте стакан имбирного пива,- ответил он на учтивое вопрос официанта.

Вся винодельня прикипела к нему глазами. Он был свеж, как капуста, и простой, как грабли. Вытаращив глаза, парень оглядывался вокруг. Наконец его взгляд остановился на мисс Керінгтон. Он встал и направился к ее столику, сияя застенчивой улыбкой и неловко краснея от радости.

- Как поживаете, мисс Позе?-спросил он с таким произношением, что не возникало никаких сомнений, откуда он.- Вы не узнали меня? Билл Самерс! С тех Самерсів, что живут за кузницей. Оно, правда, я немного подрос с тех пор, как вы уехали с Кренбери-Корнерса. Лиза Перри так и говорила, что я могу увидеть вас здесь. Вы же знаете, Лиза Перри вышла замуж за Бени Стенфільда. Так вот она и говорит мне...

- Да неужели? - живо перебила его мисс Керінгтон.- Лиза Перри вышла замуж? А мы думали, что ее никто не возьмет - с таким веснушками!

- Конечно,- усмехнулся сплетник,- еще в июне поженились и живут теперь на старом Татамському майдане.

И посыпались новости:

- Хэм Райли ударился в благочестие; старая мисс Блай-дерс продала свою халупу капитану Спунерові; младшая дочь Уотерсів сбежала с учителем музыки; в прошлом году в марте сгорел суд; вашего дяди Уайли выбрали на констебля; Матильда Хоскинс загнала себе в руку иглу и умерла; [130]

Том Бидл ухаживает за Салли Лезроп - говорят, все вечера просиживает в них на крыльце.

- В этой лупатої! - немного резковато воскликнула мисс Керінгтон.- Этот же Том Билл когда-то... Простите, мои дорогие, вы меня извините, это мой давний друг, мистер... как вы сказали? Ага, мистер Самерс. Знакомьтесь. Мистер Гольдштайн, мистер Рікетс, мистер... о, как же ваша фамилия? Джонни... Пусть будет просто Джонни. Ну, пойдем вон туда, вы мне еще расскажете что-нибудь о наших.

Она потянула его к столику, что стоял в укромном уголке. Гер Гольдштайн пожал жирными плечами и поманил официанта; газетчик немного оживился и заказал абсент; молодой человек с пробором погрузился в меланхолию. Другие присутствующие в винодельне смеялись, цокались рюмками и наслаждались комедией, которую мисс Позе Керінгтон давала им сегодня вне программы. Некоторые скептики перешептывались по поводу интервью и «рекламы» и многозначительно улыбались.

Позе Керінгтон подперла руками свое волшебное, украшенное великолепной ямкой подбородок и совсем забыла о публике - способность, которая снискала ей лавры.

- Я что-то никак не могу вспомнить, кто же это с Самерсів имел имя Билл,- задумчиво проговорила она, глядя прямо в невинные голубые глаза сельского парня.- А я же Самерсів хорошо знаю... Ну, у нас там, видимо, мало что изменилось. Вы давно видели кого-нибудь из моих?

Здесь Хайсмит пустил в дело свои козыри. Для роли Сола Хейтосера надо было быть не только комиком, эта роль требовала и пафому. Пусть же мисс Керінгтон увидит, что он и на этом хорошо разбирается.

- На днях я заходил к вашим повел «Билл Самерс».- Нельзя сказать, чтобы там все очень изменилось. Разве, может, сирень, под окном из кухни, подрос, наверное, на фут и бересту на первом дворе засох, пришлось срубить. А все же во дворе стало как-то как будто не так.

- А как мать? - спросила мисс Керінгтон.

- Когда я видел ее последний раз, она сидела на крыльце и плела какую-то салфетку под лампу,- сказал «Билл».- Постарела. А в доме все как было. Ваша мать попросила, чтобы я посидел с ней. «Только не двигайся,- говорит,- этой качели, Уїльяме. Сколы Позе покинула нас, так она там и стоит. А вон фартук, она начала hemming... как бросила его тогда на перилах, так он и висит. Может, таки,- говорит,- Позе когда-нибудь еще вернется и подрубит его». [131]

Мисс Керінгтон властным движением позвала официанта.

- Бутылку шампанского, сухого,- приказала коротко.- Счет Гольдштайнові.

- Ваша мама как раз сидела возле дверей, на солнце,- вел дальше кренберійський летописец,- а я и говорю ей: может, вы, мол, одсунулися немного с солнца. А она: «Уи-льяме,- говорит,- когда я вот сижу здесь и смотрю на дорогу, то уже и не поворухнусь. Вот,- говорит,- только урву которую часик, так и бегу сюда. Сяду и смотрю, не покажется из-за плетня моя Позе. Она пошла той ночью по этой дороге, утром мы видели ее слідочки. И будто что-то говорит мне, что она обратно придет этой самой дорогой, когда ей остогидне столица и она вспомнит про свою старенькую мать».

- Когда я шел домой,- закончил «Билл»,- я сорвал вот это с куста возле крыльца. Мысль была, что, может, таки стріну вас в столице, и кто знает, думаю себе, может, вам и вправду захочется увидеть что-нибудь из родного дома.

Он вынул из кармана розу - прив'ялу, желтую, бархатную, душистую розу, что в душной атмосфере вульгарной винодельни поникла головой, будто чистая девушка на арене римского цирка под горячим дыханием львов.

Громкий, но мелодичный смех мисс Керінгтон приглушил оркестр, исполнявший «Колокольчики».

- Ах, что вы! - весело воскликнула она.- Разве на свете есть что-нибудь ужаснее за наш Кренбери! Я уверена, что и двух часов не могла бы выдержать. Аж страх берет, как только об этом подумаю. Ну и все же я безумно рада, что увиделась с вами, мистер Самерс. А теперь мне надо спешить в гостиницу, потому что я хочу сегодня рано лечь спать.

Она пришпилила розу к своей изысканной шелковой платье, підвелась и властно кивнула в сторону гера Гольдштайна.

Трое кавалеров и «Билл Самерс» провели мес Позе до экипажа, ожидавшего на нее. Когда ее шлярки и ленты были благополучно засунуты внутрь экипажа, она всем на прощание очаровательно улыбнулась, блеснув красивыми зубками и глазами.

- Зайдите навестить меня, Билл, прежде чем поедете домой! - крикнула она, и ее элегантный экипаж тронулся.

Хайсмит, все еще в крестьянском наряде, пошел с Гольдштайном к кафе.

- Ну, что, блестящая идея правда? - спросил актер, улыбаясь. Теперь уже Сол Хейтосер за мной, как вы думаете? Она ни о чем не догадывается. [132]

- Я не слышал, о чем вы разговаривали,-сказал Гольдштайн,- но ваш костюм и манеры безупречны. Успех обеспечен. Советую завтра утром пойти к мисс Керінгтон и сразу же огорошить ее просьбой дать вам эту роль. Не думаю, чтобы она отказала после такой талантливой игры.

За четверть до двенадцати следующего дня Хайсмит, элегантный, одетый по последней моде, самоуверенный, с цветком фуксии в петлице, появился до роскошного отеля, где жила мисс Керінгтон, и послал ей свою визитную карточку.

Встретила его горничная актрисы, француженка.

- Мне очень жаль,- сказала мадемуазель,- но мисс Керінгтон поручил передать всем, что разорвал все контракты с театром, уехал жить в этот, как его... ага, Кренбери-Корнер.

Книга: А. Генри Рассказы

СОДЕРЖАНИЕ

1. О. Генри Рассказы
2. В антракте Майский месяц ярко озарял частный...
3. Комната на чердаке Сначала миссис Паркер показывает вам...
4. Жертвы любви Когда любишь Искусство, никакие жертвы не...
5. Фараон и хорал Сопи обеспокоенно заерзал на своей скамейке в...
6. Приворотное зелье Айки Шоенштайна Аптека «Голубой свет»...
7. Зеленые двери Представьте себе, что вы прогулюєтесь после обеда...
8. Неоконченное повествование Теперь мы уже не стонем и не...
9. Роман биржевого маклера Питчер, доверенный клерк в конторе...
10. Меблированная комната не усидчивы, суетливые, преходящи, как...
11. Короткий триумф Тильде Если вы не знаете «Закусочной и...
12. Пімієнтські блины Когда в долине реки Фрио мы объединяли...
13. Рождество с неожиданностью Чероки называли отцом-основателем...
14. Маятник - Восемьдесят первая улица... Выходите кому надо!...
15. Закупщик из Кактус-Сити Очень хорошо, что здоровый климат...
16. Чья вина? В качалке у окна сидел рыжий, небритый,...
17. Последний лист В небольшом районе на запад от площади...
18. Предвестник весны Задолго до того, как в груди тюхтіюватого...
19. Пока ждет автомобиль Когда начало смеркаться, в этот...
20. Комедия любопытства Вопреки утверждению всех желающих к...
21. Винодельня и роза Мисс Позе Керінгтон радовалась заслуженным...
22. Стриженый волк Джефф Питер, как только спор заходила...
23. Свиная этика Зайдя в курительного вагона...
24. Как скрывался Черный Билл Худощавый, сильный, червоновидий...
25. Миг победы Бенові Гренджеру, ветерану войны, двадцать...
26. Вождь краснокожих Казалось, что это выгодное дело. Но не...
27. Коловорот жизни Мировой судья Бинаджа Уїддеп сидел на...
28. Дороги, которые мы выбираем За двадцать миль на запад от...
29. Младенцы в джунглях как-То в Литл-роке крупнейший на...
30. Город без происшествий Полны спеси города...
31. День, который мы празднуем - В тропиках,- говорил Бибб...

На предыдущую