lybs.ru
Судьба предателям не улыбается. / Роман Коваль


Книга: А. Генри Рассказы


Стриженый волк

Джефф Питер, как только спор заходила о моральной стороне его ремесла, сразу начинал горячиться.

- Единственное,- говорил он,- в чем наша искренняя дружба с Энди Таккером давала трещину - это оценка нечестных доходов с точки зрения порядочности, этики. Я имел свое мнение, Энди - свою. Я никогда не одобрял его намерений взимать контрибуции из публики, а он считал, что я слишком часто прибегаю к совести, а это в ущерб финансовым делам нашей фирмы.

В своих спорах мы нередко теряли всякую меру. А однажды дошло даже до того, что Энди обозвал меня Рокфеллером.

- Я знаю, Энди, на что ты намекаешь,- ответил тогда я.- Но мы с тобой слишком давно дружим, чтобы я на тебя обиделся. Вот ты успокоишься и сам пожалеешь за свои злые насмешки. Ведь я еще никогда не льстил судочинців.

Как-то летом мы с Энди решили отдохнуть в Грассдейлі, красивом городке в Кентуккійських горах. Нас там приняли за торговцев скотом, добропорядочных граждан, приехавших в отпуск. Грассдейлцям мы понравились, и Энди и я решили, пока здесь житимем, воздержаться от своего ремесла и не морочить людям головы нет [133] проспектами каучуковых концессий, ни блеском бразильских бриллиантов.

Однажды владелец крупнейшей в Грассдейлі магазина скобяных изделий пришел к нам в отель и сел на балконе, чтобы за компанию с нами покурить. Он любил играть после полудня на дворе гостиницы в железные кольца, и мы уже давно его знали. Это был шумный рыжий мужчина, довольно тучный, с одышкой, и все же весьма почтенный вид. Поэтому мы поговорили с ним о сем, о том, а тогда этот Меркісон - так звали мужчину - озабоченно-беззаботно достает из кармана какое-то письмо и дает нам почитать.

- Ну, что вы на это скажете? - спрашивает он улыбаясь.- Такого письма - МНЕ!

Взглянув на письмо, мы с Энди сразу сообразили что к чему, однако сделали вид, будто читаем внимательно. Это был один из тех отпечатанных на машинке листов про фальшивые деньги, где объясняется, как за тысячу долларов получить целых пять тысяч, причем такими банкнотами, что ни один эксперт не отличит их от настоящих. Далее в письме писалось, что те доллары напечатаны с клише, похищенных одним служащим государственного казначейства в Вашингтоне.

- Нет, вы только подумайте! - не унимался Меркісон.- Этакого письма прислать МНЕ!

- Такие письма часто получают порядочные люди,- говорит Энди.- Если вы не ответите на первый, то эти мошенники махнут на вас рукой. А дадите ответ - напишут снова, предложат принести деньги и сделать бизнес.

- Подумать только - написать такое письмо именно МНЕ! - знай возмущается Меркісон.

Через несколько дней он пришел к нам снова.

- Слушайте,- говорит,- я знаю, что вы люди порядочные, а то бы я не доверился вам. Я же ответил тем негодяям. Просто так, ради смеха. И они действительно прислали еще одно письмо, предлагают приехать в Чикаго. Пишут, чтобы дал телеграмму на имя Дж. Смита, когда выезжаю. А в Чикаго чтобы стал на углу такой-то улицы и ждал мужчину в сером костюме. Тот подойдет и впустит передо мной газету. Тогда я должен спросить у него, теплая сегодня вода, и так он узнает, что я - это я, а я узнаю, что он - это он.

- А-а, ну конечно,- широко зевнул Энди.- Это нам не впервой. Я не раз читал о таком в газетах. Затем он поведет вас в отель, а там в укромном уголке вас ждет мистер Джонс. Дальше они покажут вам новые-новые, настоящие деньги. Покупайте, сколько душа пожелает,- доллар за пять. Потом у вас на глазах они впакують деньги [134] в сумку - все как положено, не подкопаешься. А дома посмотрите - в сумке не доллары, а обычный оберточную бумагу!

- А дудки! - говорит Меркісон.- Я не такой. Не был бы я тертым калачом, то черта лысого мой бизнес давал бы крупнейшие в Грассдейлі барыши. То вы говорите, мистер Таккер, они покажут настоящие деньги?

- Да я сам столько раз... Я сам много раз читал о таком в газетах,- говорит Энди.

- Знаете, что я скажу,- вещает Меркісон,- черта с два тем мошенникам удастся обвести меня вокруг пальца. Я думаю прихватить с собой две тысячи, пойду до тех мошенников и вмеша им нос. Если уж Билл Меркісон накинет глаз на те денежки, то они будут его. Дают за один доллар пять? Что же, когда я за них возьмусь, им таки придется тряхнуть кошельком. О, Билл Меркісон торговать умеет! Да, я поеду в Чикаго и возьму из того Дж. Смита за каждый доллар пять. Думаю, водичка ого-го как нагреется!

Мы с Энди пытаемся выбить Меркісонові из головы эту безумную сделку. Где там! Меркісон не хочет более ничего, только выполнить свой гражданский долг и загнать тех грабителей в ими же наставлену ловушку. Может, мол, это их чему-то научит.

Меркісон ушел, а мы с Энди сидим и молча думаем о том, какая же ересь временем приходит человеку на ум. Мы с ним вообще любили в свободные часы поразмышлять о совершенствовании души высокие порывы...

- Ты знаешь, Джеффе,- озиваєтьоя по длинной молчании Энди,- частенько, ох частенько у меня чесались руки пересчитать тебе зубы, когда ты начинал жевать жвачку про свой «честный бизнес». Видно, я часто ошибался. Но думаю, что на этот раз нам нетрудно будет прийти к согласию. Мне кажется, что с нашей стороны будет ошибкой отпустить мистера Меркісона в Чикаго до тех мошенников самого. Разве ты не видишь, чем это кончится? Неужели тебе не кажется, что нам будет спокойнее на душе, когда мы как-то втрутимось и поломаем это дело?

Я встаю, жму Энди Таккерові руку и долго не випусскаю ее из своей.

- Энди,- говорю,- если я иногда и сердился, и думал о том, что у тебя нет совести, то теперь изменил свое мнение. Все-таки в тебе есть крупица человечности и добра. И Это делает тебе честь. Только я сам подумал о том, что ты оие сказал. Было бы нечестно, нешляхетно,- говорю,- если бы мы пустили Меркісона самого осуществить то, что он надумал, [135] Когда его так берет нетерпение, то что же, поедем с ним 5 не дадим тем разбойникам сделать свое черное дело.

Энди согласился со мной, и как приятно было видеть, что он не на шутку загорелся желанием сорвать махинации с фальшивыми деньгами.

- Ты знаешь, Энди,- говорю,- в вопросах морали я не считаю себя набожным человеком или фанатиком. Но я не могу сидеть сложа руки, когда человека, который своим потом, умом, не боясь риска, создала солидный бизнес, когда этого человека среди бела дня грабит какой-то бессовестный проходимец, что угрожает общественному добру.

- Правильно, Джеффе,- говорит Энди.- Если Меркісон не передумает и поедет, мы ни на мгновение не покинем его самого и положим конец этому нечистому делу. Мне, как и тебе, очень не хотелось бы, чтобы такие деньги попали, неизвестно куда.

И мы отправились к Меркісона.

- Нет, ребята,- говорит Меркісон,- не хочу я, чтобы сладкие песнопения тех чікагських сирен развеял у меня перед носом летний ветерок. Я или жир вытоплю из тех ignis fatuus(1), или пропалю дырку в сковороде. Но буду смертельно рад, если вы поедете со мной. Может, вы и вправду станете в происшествии, когда мне придется сгребать все те поменяны деньги. Действительно, друзья, я буду на седьмом небе, если мы поедем вместе.

(1) Бродячих огоньков (лат.).

И вот Меркісон пускает в Грассдейлі слух, якобы он едет с мистером Питерсом и мистером Таккером на несколько дней в Западной Виргинии смотреть какие-то железные рудники. А сам телеграфирует Дж. Смиту, что, мол, такого-то дня желает попасть в его сети. И мы спешим втроем в Чикаго.

Дорогой Меркісон уже заранее радуется предвкушением веселых приключений и приятных воспоминаний.

- В сером костюмчике,- говорит он,- на юго-западном углу Уобаш-авеню и Лейк-стрит... Он роняет газету, а я спрашиваю, какая там сегодня водичка. Ха-ха-ха! - И Меркісон минут пять трясется со смеху.

Но время Меркісон вдруг становится серьезен, будто пытается прогнать от себя какие-то гнетущие мысли.

- Ребята,- говорит он,- я бы и за десять тысяч долларов не согласился, чтобы про это дело узнали в Грассдейлі. Тогда мне пришлось бы пойти с сумой по миру. Но я знаю: вы ребята замечательные. Мне кажется,- продолжает он,- что [136] обязанность каждого гражданина - сделать все, чтобы прибрать к рукам тех разбойников, которые обманывают доверчивых людей. Они узнают меня, теплая водичка! Дж. Смит предлагает за доллар целых пять, и ему придется выполнить это условие, когда он напал на Билла Меркісона!

В Чикаго мы приехали около семи вечера. А с мужчиной в сером костюме Меркісон должен был встретиться в половине десятого. Мы пообедали в отеле и пошли в номер Меркісона ждать назначенного времени.

- Ну, друзья,- говорит Меркісон,-- давайте вместе помізкуємо и выработаем тактику разгрома нашего противника. А что как сделаем так. Я перекидываюсь сигналами с тем серым членом стаи, что приманивает простачков, а вы, джентльмены, тем временем проходите мимо - будто случайное, сами понимаете,- восклицаете: «Здоров был, Мерке!»,- удивляетесь неожиданной встрече и по-дружески жмете мне руку. Потом я отвожу того типа в сторону и говорю, что вы - тоже из Грассдейла, зовут вас Дженкинс и Браун, один держит бакалейную лавку, второй торгует фуражом. Одно слово, порядочные люди и тоже не против попробовать на чужбине свое счастье. «Тогда берите и их с собой,- скажет, конечно, тот тип,- если уж им так хочется пристроить свои деньги». Ну, как вам нравится мой план?

- Что ты на это скажешь, Джеффе? - спрашивает Энди и смотрит на меня.

- Ладно, я скажу вам свое мнение,- отвечаю я.- Я скажу вот что: давайте уладим это дело сразу, тут. Потому я не вижу причины тратить время.- Затем достаю из кармана свой никелированный револьвер тридцать восьмого калибра и несколько раз прокручиваю барабан.- Ну ты, безбожный, иродов, коварный кабан,- обращаюсь к Меркісона,- клади на стол свои две тысячи. И не барись,- говорю, - а то пожалеешь. Я вообще человек беззлобный, но иногда и у меня терпение лопается. Из-за таких, как ты,- веду я после того, как Меркісон выложил на стол деньги,- на мире и созданы суды и тюрьмы. Ты приехал сюда забрать у людей их деньги. А разве это оправдание,- спрашиваю,- что они собирались обокрасть тебя? Нет, сударь, тебе все равно, кого обирать,- черта или беса. Ты,- говорю,- в десять раз большая сволочь за того, что гендлює фальшивыми долларами. Дома ты ходишь в церковь и притворяешься добропорядочным мужем, а тогда отправляешься в Чикаго и обкрадываешь людей, что создали надежное, выгодное дело, и выискивают таких ничтожных подлецов, к которым ты пытался [137] сегодня присоединиться. Откуда тебе знать,- говорю,- может, у того мужчины с фальшивыми долларами на руках большая семья, что только и живет надеждой на его нрав? Вы якобы почтенные, уважаемые люди, а сами такие смотрите, где на халяву поживиться,- говорю.- Это на вас в этой стране держатся всякие фальшивые лотереи, подставные фирмы, фондовые биржи, перехватчики телеграмм. Если бы вы их не подкармливали, они бы исчезли сами по себе. А тот мужчина с фальшивыми долларами, которого ты собирался обчистить,- говорю,- может, он годами учился своему ремеслу? Каждый раз он рискует распрощаться со всеми своими деньгами, свободой, а то и жизнью. А ты приезжаешь сюда как преподобник, вооруженный своей респектабельностью и тайной адресу, и пытаешься его обмануть. Если твои деньги достанутся ему, ты сразу в крик - полиция! А если его деньги достанутся тебе, он молча проглотит свою неудачу и понесет заставлять свой серый костюмчик, чтобы заплатить себе за ужин. Мы с мистером Таккером тебя раскусили,- говорю я,- и приехали сюда посмотреть, как ты получишь по заслугам. Ану убери от денег руки! - говорю.- Ты, преподобный пес!

И я кладу две тысячи до внутреннего кармана своего пиджака. Целая пачка по двадцать долларов.

- А теперь,- говорю дальше Меркісонові,- доставай часы. Нет, он мне не нужен,- успокаиваю его.- Положи часы на стол и сиди, пока он процокає час. Тогда можешь встать. А как попробуешь наделать шума или встанешь раньше, мы роздзвонимо о тебе на весь Грассдейл. Мне кажется, твоя репутация тебе дороже, чем две тысячи долларов.

И мы с Энди пошли.

В поезде Энди долго молчал. Наконец говорит:

- Джеффе, можно задать тебе один вопрос?

- Даже двое,- говорю я.- Хоть сорок.

- Когда ты все это придумал - еще до того, как мы отправились с Меркісоном в дорогу?

- Ну конечно,- говорю я.- А то ведь как? Разве ты имел в виду не то же самое?

Добрых полчаса Энди вновь молчит. Видимо, бывают у него минуты, когда он совершенно не понимает моих правил добропорядочности и систему моральной гигиены.

- Джеффе,- наконец отзывается он,- когда-то, как будешь свободный часок, пожалуйста, накресль мне диаграмму твоей совести. Только чтобы с примечаниями, с пояснениями. Я бы хотел время от времени ею пользоваться. [138]

Книга: А. Генри Рассказы

СОДЕРЖАНИЕ

1. О. Генри Рассказы
2. В антракте Майский месяц ярко озарял частный...
3. Комната на чердаке Сначала миссис Паркер показывает вам...
4. Жертвы любви Когда любишь Искусство, никакие жертвы не...
5. Фараон и хорал Сопи обеспокоенно заерзал на своей скамейке в...
6. Приворотное зелье Айки Шоенштайна Аптека «Голубой свет»...
7. Зеленые двери Представьте себе, что вы прогулюєтесь после обеда...
8. Неоконченное повествование Теперь мы уже не стонем и не...
9. Роман биржевого маклера Питчер, доверенный клерк в конторе...
10. Меблированная комната не усидчивы, суетливые, преходящи, как...
11. Короткий триумф Тильде Если вы не знаете «Закусочной и...
12. Пімієнтські блины Когда в долине реки Фрио мы объединяли...
13. Рождество с неожиданностью Чероки называли отцом-основателем...
14. Маятник - Восемьдесят первая улица... Выходите кому надо!...
15. Закупщик из Кактус-Сити Очень хорошо, что здоровый климат...
16. Чья вина? В качалке у окна сидел рыжий, небритый,...
17. Последний лист В небольшом районе на запад от площади...
18. Предвестник весны Задолго до того, как в груди тюхтіюватого...
19. Пока ждет автомобиль Когда начало смеркаться, в этот...
20. Комедия любопытства Вопреки утверждению всех желающих к...
21. Винодельня и роза Мисс Позе Керінгтон радовалась заслуженным...
22. Стриженый волк Джефф Питер, как только спор заходила...
23. Свиная этика Зайдя в курительного вагона...
24. Как скрывался Черный Билл Худощавый, сильный, червоновидий...
25. Миг победы Бенові Гренджеру, ветерану войны, двадцать...
26. Вождь краснокожих Казалось, что это выгодное дело. Но не...
27. Коловорот жизни Мировой судья Бинаджа Уїддеп сидел на...
28. Дороги, которые мы выбираем За двадцать миль на запад от...
29. Младенцы в джунглях как-То в Литл-роке крупнейший на...
30. Город без происшествий Полны спеси города...
31. День, который мы празднуем - В тропиках,- говорил Бибб...

На предыдущую