lybs.ru
Мечта высокопоставленной женщины: еще выше лечь... / Владимир Голобородько


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел II

повествует, как Оливер Твист рос, воспитывался и питался

В течение следующих восьми-десяти месяцев Оливер был жертвой систематического мошенничества и обмана. Кормили его соской. Руководство работный дом надлежащим чп-ном сообщило приходское руководство о том, что голодный младенец вот-вот отдаст богу душу. Приходское руководство официально запросило у руководства работный дом, или нет «в заведении» жительницы, которая могла бы обеспечить Оливера Твиста необходимым питанием и уходом. Руководство работный дом учтиво ответил: нет, к сожалению, нет. Тогда приходское руководство великодушно и гуманно постановило: отправить Оливера на «ферму», [22] то есть в отделение работный дом, расположенного за три мили от городка, где два-три десятка других мелких нарушителей закона о бедных возились целый день на полу, не страдая от избытка пищи и одежды, под материнским присмотром пожилой женщины, которая принимала к себе этих преступников за семь с половиной пенсов с рта на неделю.

Семь с половиной пенсов в неделю - это немалые деньги на содержание ребенка; за семь с половиной пенсов можно купить столько продуктов, что они, чего доброго, обременят детский желудок. Старая воспитательница была женщина мудрая и опытная; она знала, что полезно детям, а еще лучше понимала, что полезно ей самой. Тем-то большую часть недельного жалованья она употребляла на собственные нужды, а подрастающему приходском поколению оставляла рухлядь даже от той малости, которая ему предназначалась. Итак, в самых глубоких глубинах она открыла еще большую глубину и тем самым обнаружила себя великим философом-экспериментатором.

Наверное, все читатели слышали о другого философа-экспери-ментатора, который создал знаменитую теорию о том, что конь способен жить без корма, и успешно подтвердил ее, доведя ежедневный рацион своей лошади к одной соломинки на день; несомненно, он сделал бы из нее резвого скакуна, если бы она не сдохла за день до того, как должна перейти на потребление только самого свежего воздуха. К сожалению, практическое применение философской системы женщины, которой поручено было заниматься Оливером Твістом, приззодило к таким же последствиям, потому как только дитя призвичаювалося к наймізернішої пайки найпіснїіпих пищи, как с ним в восьми с половиной случаях из десяти что-то случалось: оно почему-то или заболевало от голода или холода, или, неухоженные, падало в огонь, или умудрялось задохнуться. Во всех этих случаях бедные малыши обычно отходили в мир иной, чтобы там соединиться с родителями, которых в этом мире они не знали.

Иногда, когда велось особенно доскіпливе следствие по поводу гибели заброшенной приходской ребенка, которая кувыркалась вместе с люлькой или случайно ошпарили кипятком во время стирки белья - хотя последнее случалось довольно редко, потому что хоть немного похоже на стирку устраивалось па ферме изредка,- присяжные начинали придираться со своими язвительными вопросами, или же прихожане упорствовали и писали жалобу, [23] Но этим дерзким вибрикам сразу клали край показания врача и показания приходского бидля; первый рассекал труп и конечно ничего не находил внутри (что было весьма правдоподобно), а второй неизменно клялся в том, что хотела услышать от него приходской совет (что было весьма похвально). Кроме того, члены совета время от времени посещали ферму, накануне всегда посылая бидля известить о своем приходе. Когда она появлялись, дети были чистенькие и опрятные, а чего же еще надо!

Нечего было надеяться, чтобы такая система воспитания давала слишком щедрые ужинки. В день своего дев'ятиліття Оливер Твист был бледный, худосочный мальчик, мал ростом и худой, как лучина. Но природа или наследственность наделили Оливера здоровым, стойким духом, который благодаря пустом желудке имел довольно места, чтобы развиваться в его теле. И, может, именно этим обстоятельством и объясняется, что парень дожил до своего дев'ятиліття. Так или иначе, этот день настал, и Оливер отмечал его в угольном погребе в доборном обществе двух других юных джентльменов - всех троих после хорошей порки посадили под замок за то, что им стало наглости пожаловаться: они, мол, голодные,- когда вдруг за забором появился приходский бидл мистер Бамбл и начал торгати калитку, пытаясь ее открыть. Миссис Манн, степенная хозяйка этого заведения, обмерла от неожиданности.

- Боже праведный! Неужели это вы, мистер Бамбл? - вистромивши голову из окна, воскликнула она, умело изображая огромную радость.- (Сьюзен, поскорей забери вверх Оливера и тех двух головорезов и омой их!) Свет ясный! Мистер Бамбл, я рада, что вы посетили нас!

Мистер Бамбл был человек опасистий и раздражителен; а потому, вместо того чтобы ответить на это чистосердечное поздравление дружеским словом, он еще сильнее потянул калитку, а затем пнул ее ногой так, как может позволить себе только приходский бидл.

- Господи, как же это я! - вскрикнула миссис Манн, выбегая на улицу, потому что тем временем трех мальчишек было уже припроваджено вверх.- Как же я могла забыть, что ради наших любимых деток калитку заперта изнутри! Заходите, сэр, прошу, заходите, мистер Бамбл, прошу, сэр!

Хотя это приглашение было подкреплено реверансом, который растрогал бы даже титареве сердце, на бидля он не подействовал. [24]

- Это вы называете уважением, это вы называете почтительностью, миссис Манн? - воскликнул мистер Бамбл, сжимая свой посох.- Приходские чиновники появляются к вам в приходских делах, связанных с приходскими сиротами, а вы заставляете их торчать под воротами! Помните ли вы, миссис Манн, что вы, так сказать, служите прихода и получаете от нее плату?

- Право, мистер Бамбл, я только задержалась, чтобы сказать нашим дорогим детишкам, которые вас просто обожают, что вы пришли,- сказала миссис Манн, виновато потупившись.

Мистер Бамбл был высокого мнения о свой ораторский талант и свою важность. Он уже доказал первое и подтвердил второе. Поэтому теперь он полагіднів.

- Ладно, миссис Манн,- сказал он спокойнее.- Может, оно и действительно так, как вы говорите. Возможно. Ведите меня в дом, миссис Манн. Я к вам по делу и имею кое-что сообщить.

Миссис Манн завела бидля к небольшой гостиной, вымощенной кирпичом, подала ему стула и предупредительно положила на стол перед ним его треугольного шляпу и палку. Мистер Бамбл стер со лба пот, выступивший после долгой дороги, самодовольно взглянул на шляпу и улыбнулся. Так, он усмехнулся. Приходские бідли, в конце концов, тоже люди,- и мистер Бамбл усмехнулся.

- А теперь не обижайтесь на то, что я вам скажу,- сказала миссис Манн медовым голосом.- Вы устали с дороги, а то бы я вам этого не говорила. Мистер Бамбл, может, выпьете крапелиночку?

- Ни капли. Ни капли,- ответил мистер Бамбл, отмахнувшись правой рукой с чувством собственного достоинства, но благодушно.

- А может, все же выпьете? - продолжала миссис Манн, отметив тон отказа и жест, который ее сопровождал.- Только крапелиночку, с холодной водичкой и комочком сахара.

Мистер Бамбл кахикнув.

- Только капельку-крапелиночку,- уговаривала его миссис Манн.

- А чего именно? - поинтересовался бидл.

- Господи, и того, что я всегда держу в доме для любимых малышей, чтобы добавлять в эликсир Даффи, как кто-то из них заболеет, мистер Бамбл,- ответила миссис Манн, открывая буфет и доставая бутылку и стакан.- Это [25] :

джин. Я не буду вас обманывать, мистер Бамбл. Это джин.

- То вы даете детям эликсир Даффи, миссис Манн? - спросил мистер Бамбл, заинтересованно наблюдая, как она готовит смесь.

- Да, благослови их, господи, даю, хоть это и жутко дорого стоит,- ответила воспитательница.- Понимаете, сэр, я просто не могу смотреть, как они страдают у меня на глазах.

- Понимаю,- одобрительно сказал мистер Бамбл.- Я вас понимаю. У вас добрая душа, миссис Манн.- Она поставила стакан на стол.- При первой же возможности я сообщу об этом совету, миссис Манн.-,Он придвинул к себе стакан.- Для этих сирот вы, как мать родная, миссис Манн.- Он поколотив ложкой в стакане.- Я... я с удовольствием выпью за ваше здоровье, миссис Манн.

И он одним духом выпил полстакана.

- А теперь к делу,- сказал бидл, доставая блокнот в кожаном переплете.- Мальчику Твиста, охрещеному Оливером, сегодня исполняется девять лет.

- Благослови его, господи! - заметила миссис Манн, натирая краешком фартука левый глаз к слезам.

- И несмотря на обещанное вознаграждение в десять фунтов стерлингов, впоследствии увеличенную до двадцати фунтов, несмотря на большие, я бы даже сказал, сверхчеловеческие усилия со стороны нашего прихода,- продолжал Бамбл,- мы так и пе смогли узнать, ни кто его отец, ни где проживала, как называлась и какого состояния была его мать.

Миссис Манн удивленно развела руками и, немного подумав, спросила:

- Откуда же у него взялось фамилия? Бидл гордо выпрямился и ответил:

- Его придумал я.

- Вы, мистер Бамбл?

- Я, миссис Манн. Мы даем фамилии нашим підкидькам по алфавиту. Перед ним был на букву «С» -я назвал его Сваблем. На этого пришлась «Т» - и я назвал его Твістом. Следующий будет Унвіном, а за ним пойдет Филкинс. У меня заготовлено фамилии до конца алфавита, а как дойдем до последней буквы, я снова начну с «А».

- Да вы же настоящий писатель, сэр! - воскликнула миссис Манн.

- Гм, гм, может, и так,- сказал бидл, которому комплимент явно пришелся по нраву.- Может, оно и действительно

так, миссис Манн.- Он допил джин с водой и добавил: - Поскольку Оливер уже взрослый парень и здесь оставаться не может, рада решила перевести его обратно в работный дом. Я пришел, чтобы лично отвести его. Давайте его быстренько сюда.

- Сейчас приведу,- сказала миссис Манн, выходя из комнаты.

Лицо и руки Оливера были на то время очищенные от верхнего шара грязи, насколько это возможно за одно умывания, и благодушна надзирательница привела парня в комнату.

- Поклонись джентльмену, Оливер,- сказала миссис Манн.

Оливер поклонился то бідлові, что сидел на стуле, то треугольном капелюхові, что лежал на столе.

- Хочешь ли ты пойти со мной, Оливер? - величественно спросил мистер Бамбл.

Оливер чуть не ответил, что готов уйти отсюда с кем угодно, но, подняв глаза, увидел миссис Манн, которая стояла за стулом бидля и, яростно вирячившись, показывала ему кулак. Оливер сразу понял намек - кулак этот так часто оставлял следы на его теле, что не мог не оставить глубоких следов в его памяти.

- А она пойдет со мной? - спросил бедный Оливер.

- Нет, она не может уйти,- ответил мистер Бамбл.- Но она тебя время навідуватиме.

Такая перспектива отнюдь не отговорила парня. Однако, хотя он был еще очень мал, а догадался притвориться, будто ему ужасно не хочется идти. Ему совсем не трудно было пустить слезу: воспоминания о голоде и издевательствах - хорошие помощники в таких случаях. И Оливер захлипав вполне естественно. Миссис Манн наделила его множеством поцелуев и - этого Оливер нуждался куда больше - куском хлеба с маслом, чтобы в робітному доме не заметили, какой он голодный.

С ломтем хлеба в руке и в коричневой приходской шапочке Оливер пошел с мистером Бамблом из постылого дома, где безрадостные лета его детства ни разу не были согреты ласковым словом или тепліш взглядом. Однако он горько зарыдал, когда калитка закрылась за ним. Потому что хоть какие жалкие были малые товарищи по несчастью, которых он оставлял,- это были его единственные друзья. И чувство своего одиночества в большом безграничном мире впервые заполнило сердце ребенка. [27]

Мистер Бамбл шел сягнистою походкой; малый Оливер, крепко вцепившись в его украшенный золотым галуном рукав, трусцой семенил рядом и что четверть мили спрашивал: «Еще далеко?» На те вопросы Бамбл отвечал коротко и резко, потому что на то время благодушие, что ее пробуждает в некоторых людях смесь джина с водой, успела выветриться, и он снова стал приходским бідлом.

В робітному доме мистер Бамбл оставил Оливера под присмотром какой-то бабки, и не прошло и четверти часа - мальчик едва успел справиться с вторым ломтем хлеба,- как бидл вернулся и объявил, что сейчас происходит заседание совета Оливер должен немедленно появиться перед ее глазами.

Не имея никакого представления о том, что оно за штука и рада, Оливер был ошеломлен этим сообщением и не знал, смеяться ему или плакать. А впрочем, он не успел обдумать, ибо мистер Бамбл стукнул его палкой по голове, чтобы немного расшевелить, и раз по спине, чтобы подбодрить, и, велев идти следом, завел его к большой побеленной комнаты, где вокруг стола сидело с десяток гладких джентльменов. На первом городе, в кресле, высшем других, сидел найгладкіший джентльмен с совсем круглым красным лицом.

- Поклонись раде,- приказал Бамбл.

Оливер торопливо вытер слезы, набежавшие ему па глаза, и, полагая, что та таинственная совет прячется под столом, поклонился столовые.

- Как тебя зовут, мальчик? - спросил джентльмен, сидевший в высоком кресле.

Такая сила толстяков нагнала на Оливера страх, он задрожал, а тут еще бидл стукнул его сзади палкой, и у него покатились слезы. Не удивительно, следовательно, что ответил он чуяїе тихо и запинаясь, и тогда джентльмен в белом жилете обозвал его дураком. Вряд ли это могло ободрить и успокоить Оливера.

- Слушай, мальчик,- сказал джентльмен в высоком кресле.- Надеюсь, тебе известно, что ты сирота?

- А что это такое, сэр? - спросил сердешный Оливер.

- Вот дурак! Я же говорил, что он дурак,- сказал джентльмен в белом жилете.

- Тише! - прервал его джентльмен, который заговорил первым.- Тебе известно, что у тебя нет ни отца, ни матери и что тебя взрастила приход?

- Известно, сэр,- ответил Оливер, горько хлипаючи. [28]

- Чего ты рюмсаєш? - спросил джентльмен в белом жилете.

И действительно, разве не странно? С какой такой причины этому мальчику было плакать?

- Надеюсь, ты не забываешь каждый вечер помолиться,- строго добавил другой джентльмен,- и молишься, как положено христианину, за всех тех, кто тебя кормит и заботится о тебе?

- Да, сэр,- промямлил мальчик.

Джентльмен, который говорил последним, даже сам не догадывался, насколько он прав. Оливер действительно был бы христианином, и удивительно добрым христианином, если бы молился за тех, кто его «кормил» и о нем «заботился». Но он не молился, потому что молиться его никто не научил.

- Так вот, тебя взяли сюда, чтобы вывести в люди и научить полезному ремеслу,- сказал краснощекий джентльмен, сидевший в высоком кресле.

- Поэтому ты завтра же с шести утра начнешь веревки вить,- добавил злобный джентльмен в белом жилете.

В благодарность за то, что обещанные два благодеяния были соединены в таком нехитром деле, как прополка мичок, Оливер, по приказу бидля, низко поклонился и был быстро припроваджений до большой комнаты, где, наплакавшись вволю на толстом, твердом постели, уснул. Какой замечательный доказательство гуманности английских законов! Они позволяют беднякам спать!

Сердешный Оливер! Он спал в счастливом забвении, не ведая, что тем временем совет примет решение, которое самым существенным образом повлияет на его дальнейшую судьбу. Но такое решение было принято. И заключалось оно вот в чем.

Члены совета были очень мудрые, глубокомысленные философы, и когда они присмотрелись ближе к работный дом, то сразу обнаружили то, чего простые смертные ни за что не заметили бы, а именно: бедным он нравится! Действительно, работный дом стал для них постоянным местом развлечений; здесь была бесплатная столовая, здесь давали даром завтрак, обед, чай и ужин круглый год; одно слово, то был рай из кирпича и извести, где каждый день праздник и никакой работы. «Ого! - с озабоченным видом воскликнула рада.- Кому же, как не нам, навести здесь порядок. Мы немедленно положим этому конец!» Итак, совет постановил, чтобы всем нищим было предоставлено на выбор две возможности (потому что, понятное дело, принуждать никто никого не хотел!): или медленно умирать с голода в робітному доме, [29] или умереть быстрой смертью вне его стен. Йа выполнения данного постановления был заключен договор с водопроводной компанией на снабжение водой в неограниченном количестве и с бакалейщиком - на регулярное снабжение небольшого количества овсяной муки; и с тех пор жители работный дом начали получать три раза в день по тарелке жиденькой каши, дважды в неделю - по луковице ее по воскресеньям - півбулочки.. 'Совет отдельно позаботилась и о женщинах, введя в отношении них уйму мудрых и человечных правил, которых нет нужды здесь приводить. В своей безграничной доброте она, учитывая большие судебные расходы, связанные с расторжением брака, согласилась сама разводить женатых бедняков. И вместо того, чтобы требовать от мужа, чтобы он, как водится, содержал свою семью,- вообще лишала его семьи, превращая в одиночки! Можно только догадываться, сколько женатых людей из всех слоев общества двинуло бы рады, если бы дальновидные члены ее не предотвратили такому осложнению. От семейных обязанностей освобождались только те, кто жил в робітному доме и довольствовался кашей,- а это отпугивало людей.

В течение первых шести месяцев пребывания Оливера Твиста в робітному доме эта система действовала полным ходом. Сначала она требовала немалых затрат, потому что счет гробовщика сразу вырос, а к тому же приходилось все время перешивать одежду нищих, что после двух-трех недель потребление постной каши кулем обвисав на их ослабевших телах. Зато количество жителей работный дом уменьшалась так же, как их вес, и рада была в восторге.

Ребят кормили в большом зале с каменным полом. В одном углу стоял котел, и из этого котла у.встановлені часа надзиратель в фартуке с помощью одной-двух богаділок насыпал черпаком кашу. Каждый парень получал по мисочке этого роскошного варева - и ничего больше; лишь на большие праздники в каши добавляли еще по две с четвертью унции хлеба. Мисочки никогда не приходилось мыть, потому что ребята вискоблювали их ложками до блеска; справившись с этой процедурой (которая никогда не длилась долго, потому что ложки булн величиной почти такие же, как мисочки), они сидели, уставившись в казан такими пожадливими глазами, словно готовы были съесть даже кирпич, которой его было обложено; в то же время они тщательно обсасывали себе пальцы, надеясь, что к ним пристала хоть крупинка каши. Ребята обычно имеют прекрасный аппетит. Оливер [30] Твист и его товарищи на протяжении трех месяцев терпели все страшнее муки голода; наконец, они совсем одичали с отчаяния, и один парень, рослявий как на свой возраст и не привыкший к столь скудных порций (его отец держал когда-небольшой харчевни), мрачно намекнул товарищам, что, когда ему не будут давать ежедневно дополнительной миски каши, он, чего доброго, съест ночью соседа - хилого и еще совсем маленького мальчика: Глаза у парня были дикие, неистовые, и товарищи безоговорочно ему поверили. Посоветовавшись, они бросили жребий, кому сегодня же после ужина идти к надзирателю просить добавки. И жребий выпал Оливеру Твисту.

Наступил вечер; ребята сели за стол. Надзиратель в куховарському наряде занял свое место возле котла, его помощницы-богаділки стали у него за спиной; кашу было распределено и длинную молитву перед короткой трапезой проказано.

Миски опустели моментально; ребята перешептывались между собой и подмигивали Оливеру, а ближайшие соседи толкали его локтями. И он, маленький мальчик, охваченный отчаянием, не помня себя от голода, встал из-за стола, подошел с миской и ложкой в руке к надзирателю и сказал, немного напуганный собственной дерзостью:

- Пожалуйста, сэр, дайте мне еще.

Надзиратель был тучный здоровяк, но он побледнел. Несколько секунд он ошарашенно пялился на малого мятежника, а затем, чтобы не упасть, ухватился за котел. Богаділки оцепенели от удивления, ребята - от страха.

- Что ты сказал? - слабым голосом произнес наконец надзиратель.

- Пожалуйста, сэр,- повторил Оливер,- дайте мне еще. Надзиратель шарахнул Оливера черпаком по голове, скрутил ему руки и заорал, зовя бидля.

Совет именно торжественно заседала в полном составе, когда взволнованный мистер Ба.мбл попал в комнату и воскликнул, обращаясь к джентльмену в высоком кресле:

- Мистер Лімкінс, прошу прощения, сэр! Оливер Твист только попросил еще!

Члены совета остовпіли. их лица исказились от ужаса.

- Еще каши? - переспросил мистер Лімкінс:- Возьмите себя в руки, Бамбле, и ответьте мне четко. Правильно ли я вас понял: он попросил еще после того, как съел свою порцию каши? [31]

- Именно так, сэр,- ответил Бамбл.

- Этот мальчик кончит жизнь на виселице,- сказал джентльмен в белом жилете.- Вот увидите, его повесят.

Никто не поставил этого пророчества под сомнение. Завязалось оживленное обсуждение. Оливера приказано было немедленно бросить в карцер, а на следующее утро на ворота работный дом прилепили объявление, что обещало пять фунтов вознаграждения каждому, кто согласится освободить приход от Оливера Твиста. Иначе говоря, пять фунтов и Оливер Твист предлагались любому торговцу, ремесленнику или еще кому-то, кто нуждался ученика.

- Никогда и ни в чем не был я так уверен,- сказал джентльмен в белом жилете, стуча следующее утро в ворота и перечитывая объявление,- как в том, что этот мальчик кончит жизнь на виселице.

Собираясь на последующих страницах показать, имел или не имел прав джентльмен в белом жилете, я не стану ослаблять интерес читателей к своей повествования (если она вообще кого-то заинтересовала) даже малейшим намеком на то, постигла Оливера Твиста такая страшная смерть.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую