lybs.ru
Не почитай денег ни больше, ни меньше, чем они того стоят; это хороший слуга и плохой господин. / Александр Дюма


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел VIII

Оливер идет в Лондон.

По дороге он встречает

чудного юного джентльмена

Оливер дошел до перелаза, где кончалась тропа, и снова вышел на большак. Был восьмой час. Хоть на то время он уже отошел от города миль на пять, но к полудню то бежал, то крался за живой изгородью: его подгонял! [66]

страх, что за ним гонятся и могут поймать. Наконец он сел отдохнуть под указателем и впервые задумался над тем, куда ему идти и как жить дальше.

На перечне большими буквами было написано, что отсюда до Лондона ровно семьдесят миль. Эта надпись дал новое направление Оліверовим мыслям. Лондон!.. Огромный город!.. Никто - даже сам мистер Бамбл - не найдет его там! Он не раз слышал от старых жильцов работный дом, что парень с головой в Лондоне не пропадет - в том большом городе, мол, есть такие способы зарабатывать деньги, которых селюкам и не снилось: Куда же, как не туда, идти сироте бездомному, потому что иначе, если никто не пощадит над ним, его ждет голодная смерть на улице. Подумав так, Оливер решительно вскочил на ноги и двинулся дальше.

Только когда расстояние между ним и Лондоном сократилась еще на четыре мили, он понял, что достичь цели своего путешествия ему будет очень нелегко. Угнетенный этим печальным открытием, парень замедлил шаг и задумался над тем, как ему туда добраться. В узелке у него лежал кусок черствого хлеба, рубашка из грубого полотна и две пары чулок. Кроме того, он имел одно пенни, подаренное мистером Сауербері после похорон, на котором Оливер особенно отличился. «Чистая борочка,- размышлял Оливер,- вещь хорошая, так же, как две пары, заштопанных чулок и пенни, но польза от них небольшая, когда имеешь протюпати шестьдесят пять миль пешком в такую стужу». Как и большинство из нас, Оливер был наделен способностью предвидеть трудности, но совсем не умел находить пути к их преодолению; поэтому после длительных размышлений, которые так ничего и не дали, он перебросил мешок на другое плечо и поплелся дальше.

В тот день Оливер прошел двадцать миль и не имел во рту ничего, кроме куска черствого хлеба и воды, которую он выпрашивал у придорожных домиках. Когда стемнело, он свернул в поле и зарылся в стог сена, решив пролежать там до утра. Сначала ему было страшно, потому что ветер печально завывал над голым полем. Парню донимали голод и холод, и еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким одиноким. Но вскоре усталость сделала свое, и он заснул, забыв все свои заботы.

Утром Оливер проснулся озябший, задубевший и такой голодный, что вынужден был купить на свое единственное пенни буханку хлеба в первом же селе, мимо которого проходил. Он не преодолел и двенадцати миль, когда снова наступила ночь, Он посбивал [67] себе ноги, колени дрожали с усталости: Вторая ночь в холодном, промозглом поле только еще больше ослабила парня, и, отправившись утром дальше, он уже с трудом тянул ноги.

У подножия крутого холма он подождал, пока выскочит почтовая карета, и попросил милостыни у пассажиров, что сидели наружу, но мало кто обратил на него внимание, да и те закричали, чтобы бежал за ними на холм,- мол, как добежит, то получит полпенни. Сердешный Оливер несколько минут пытался бежать вровень с каретой, и где там - усталость и боль в ногах дали о себе знать, и он отстал. Поэтому пассажиры похоронили свои монетки обратно в карман и закричали, что он никчемный лодырь, на подачку не заслуживает. А потом карета исчезла, оставив после себя только облако пыли.

В некоторых селах большие объявления предупреждали, что попрошайничество в этой округе карается заключением. Оли-вера это каждый раз пугало, он наддавав ходы и облегченно вздыхал, когда такое село оставалось позади. В селах, где таких объявлений не было, он становился круг заезда и угрюмо смотрел на тех, кто туда заходил; в конце концов хозяйка заезда приказывала каком форейторів, который слонялся поблизости, прогнать малого зайду, пока он чего не спер. Фермеры, увидев Оливера с протянутой рукой у ворот своей усадьбы, в девяти случаях из десяти кричали ему, что сейчас спустят на него собак, а если он, надеясь випрохати что-нибудь, совался в магазин, там сразу заводили речь о приходского бидля, после чего душа Оливера убегала в пятки, которые и так были натруженные до края.

Наверное, если бы не один благодушное сторож при залоге и одна сердобольная бабушка в другом городке, скитания Оливера закончились бы так же, как скитания его матери,- то есть он упал бы без сознания посреди битого пути. Но сторож накормил его хлебом с сыром, а бабушка, внук которой после кораблекрушения бедствовал теперь, голый и босой, где-то на краю света, сжалилась на сыро-гинку и поделилась с ним, чем могла, а главное - не пожалела ему добрых, ласковых слов и слез искреннего сочувствия, что запали Оливеру в душу глубже, чем все пережитые страдания.

На седьмой день после бегства из родного города Оливер рано утром приковылял к городку Барнет. Ставни на окнах были закрыты, улицы пустынны; пихто еще не брался повседневной работы - городок пришло. Солнце [68] встал во всей своей ослепительной красоте, но сияние его наполнило Оливера еще более острым ощущением беспросветной уединения. Грязный, пыльный парень присел на чей-то порог, чтобы дать передышку окровавленным, избитым ногам.

Вскоре жители городка начали открывать ставни, поднимать шторы; появились и прохожие: Кто-то из них на мгновение останавливался и смотрел на Оливера, другие оглядывались на ходу, но никто не предлагал ему помощи, никто не спрашивал, как он сюда попал. Просить милостыню он не решался, а подняться не было сил.

Долго сидел он так, съежившись под дверью, удивляясь тому, как много в этом городе кабаков (а в Барнеті что не дом, то кабак или трактир), вяло следя за повозками, которые проезжали путем, и размышляя, как все-таки странно влапітований мир: ведь карете хватает всего лишь нескольких часов, чтобы преодолеть путь, на который он потратил целую неделю, проявив необычные для его возраста мужество и решительность. Вдруг Оливер заметил, что парень, который несколько минут назад равнодушно прошел было мимо него, теперь вернулся противоположной стороной улицы и стал напротив, сверля его глазами. Сперва Оливер решил не обращать внимания на это, но парень смотрел на него так долго, что в конце Оливер поднял голову и ответил ему таким же пристальным взглядом. Тогда парень перешел улицу и, став перед Оливером, обратился к нему:

- Эй, кроха! Чего это ты расклеился?

Парень, что обратился с таким вопросом к малому путешественника, был примерно одного с ним возраста, но таких чудных ребят Оливер еще сроду не видел. Он имел курносый нос, плоский лоб, ничем не примечательное лицо и чумазый был так, как может замурзатися только малолетка; но вел себя и говорил, как взрослый. Как на свой возраст, он был невысокого роста, ноги имел кривые, а глаза быстрые и дерзкие. Шляпа едва держался на самой его затылке, и каждый раз, когда он уже вот-вот должен был взлететь, парень привычным движением стріпував головой, и шляпа возвращался на место. На нем был сюртук с плеча взрослого мужчины, который достигал ему до пят. Рукава он закасав по локти, вероятно, для того, чтобы удобнее было держать руки в карманах своих плисових брюк, откуда он их не вынимал. В общем это был чванливый, самоуверенный ферт,- зря [69] что рост его вместе с каблуками шнурованих ботинок не превышал четырех с половиной футов.

- Эй, кроха! Чего это ты расклеился? - обратился этот странный юный джентльмен до Оливера,

-» Голодный я. И натомився,- ответил В ливер и чуть не заплакал:- Иду издалека. Уже семь дней в пути,

-^* Семь дней! - воскликнул юный джентльмен.- Ясно. Убегаешь от клюва, так? Но, кажется,- добавил он, увидев, что Оливер не понял его,- ты, дружище, не знаешь, кто такой клюв,

Оливер робко ответил, что, насколько ему известно, клювом называют птичий рот.

- Чтоб я лопнул, вот темнота! - воскликнул юный джентльмен.- Клюв - это судья, ясно? По приказу клюва ты идешь не прямо, а вверх и вверх и там зависнеш. А ты был когда на мельнице?

- На каком мельнице? - спросил Оливер.

- На каком? И на том малом, что втиснут в каменный сосуд и хорошо мелет тогда, когда у людей в карманах ветер гуляет, а без ветра - нет, потому что тогда чортма рабочих. И нечего болтать,- продолжил юный джентльмен.- Тебя надо підхарчити, и мы это сейчас сделаем. У меня самого теперь карман ветром подбита, только и имею, что сребреников и полушки, но жадничать не буду - гульнем на все. Ну, зводься на задние! Вот так! И айда!

Помог Оливеру подняться, юный джентльмен завел его до ближайшей лавочки, где купил кусок ветчины и двофунтовий буханку хлеба, или, как он выразился, «на четыре пенса отрубей», а чтобы ветчина время не запылилась, он придумал хитрую штуку: выковырял из буханки немного мякоти и взамен сунул ветчину, 3 буханкой под мышкой юный джентльмен обратил к пивнушки и повел Оливера до задней комнаты, где стояли столики. Сюда по распоряжению этого таинственного благодетеля принесли кружку пива, и Оливер на приглашение своего нового приятеля набросился на еду. Пока он ел-наедался, странный парнишка не сводил с него пристального взгляда,

- Тюпаєш до Лондона? - спросил он, когда Оливер съел все до крошки,-

- Ага.

- Есть там где жить?

- Нет.

- Деньги?

- Нет. [70]

Странный паренек присвистнул и сунул руки в карманы штанов так глубоко, насколько это позволяли ему длинные рукава.

- А ты живешь в Лондоне? - спросил Оливер.

- Ага. Когда бываю дома,- ответил парень.- Тебе, наверное, надо где-то приютиться на ночь.

- Еще бы,- ответил Оливер.- Я не спал под крышей с тех пор, как сбежал.

- Ладно, не горюй,- молвил юный джентльмен.- Сегодня вечером я должен быть в Лондоне, а там у меня есть один знакомый, уважаемый старый джентльмен, который даст тебе убежище задаром, да еще и сдачи не возьмет,- если, конечно, за тебя поручится джентльмен, которого он знает. А меня он разве не знает? Конечно, нет! Совсем! Нисколечко! Вот впервые увидит!

Юный джентльмен улыбнулся, давая понять, что эти последние слова следует воспринимать как тонкую иронию, и допил пиво.

Неожиданное предложение о приюте просто невозможно было отклонить. К тому же юный джентльмен заверил, что упомянутый старый джентльмен в ближайшее же время найдет Оливеру хорошую работу. Из дальнейшего разговора, еще более дружелюбной и искренней, Оливер узнал, что его приятеля зовут Джек Доукинс и что он пользуется особой любовью и привязанностью вышеупомянутого старого джентльмена:

Вид мистера Докинса не очень свидетельствовал в пользу того, что его опекун щедро одаривает благами своих подопечных. И поскольку Докинс вел довольно легкомысленные разговоры, а до того еще и сам признался, что в кругу близких друзей он более известен под прозвищем «Ловкий Плут», то Оливер пришел к выводу, что парень этот ужасный ветреник, на которого совершенно не действуют наставления его благодетеля. Поэтому Оливер положил себе можно быстрее добиться расположения старого джентльмена и, если Плут ближайшее время не исправится, что казалось маловероятным, отказаться от приятности дальнейшего с ним общения.

Джек Доукинс почему-то не хотел заходить в Лондон, пока не наступит ночь, и поэтому лишь в одиннадцать часов вечера они подошли к Ізлінгтонської залога. От заезда «Ангел» они свернули на Сент-Джонз-Роуд, прошли по улочке, которая упирается в театр Седлерз-Уелз, миновали Ексмаут-стрит и Коппіс-Роу, перешли малый двор работный [7И] дома и пустырь, что осталось на месте прославленных трущоб Хокли-ин-то-Хоул. Обратили на Литл-Сефрон-Хилл, а с нее - на Грейт-Сефрон-Хилл, и там Плут выдал, шествия, приказав Оливеру не отставать.

Хоть Оливер заботился прежде всего о том, чтобы не потерять из глаз предводителя, время от времени он все же успевал оглянуться вокруг. Грязных, злиденніших домов ему еще не приходилось видеть. Улица была очень узкая, ноги вязли в грязи, в воздухе стоял густой смрад. Раз они проходили мимо лавочки, но единственным товаром в них, казалось, были одни лишь дети, которые даже в этой поздней поре ползали возле дверей или визжали внутри. Среди общих нищеты процветали, казалось, только кабаки, в которых пьяными голосами горланил найзли-денніший народ - ирландцы-чернорабочие. В закоулках, что ответвлялись от главной улицы, видніли трущобы лачуг, пьяные мужчины и женщины барложилися там в грязи, а из подъездов время от времени, скрадаючись, выскальзывали какие-то неопределенные людишки, отправляясь, видимо, в делах отнюдь не чистых и невинных.

Оливер уже размышлял, не лучше было бы убежать, но здесь они сошли с холма и Плут, схватив его за руку, толкнул дверь какого-то дома вблизи Филд-Лейн, затащил Оливера в коридор, закрыл за собой дверь и свистнул.

- Кто там? - послышался голос откуда-то снизу.

- Риск и выгоду! - ответил Джек Доукинс:

Вероятно, это был пароль или сигнал, что все в порядке, потому что сразу на стене в конце коридора блимнуло тусклый свет огарка и лицо какого-то мужчины выглянуло из поломанных перил кухонной лестницы.

- Вас там двое,- сказал мужчина, отставляя руку со свечой, а второй заслоняясь от света.- Кто он такой?

- Новый товарок,- ответил Джек Доукинс, подталкивая вперед Оливера.

- Откуда он взялся?

- Из страны желторотых. Фейгин наверху?

- Да, разбирает витирачки. Ну, проходите! Свеча исчезла, а с ней и лицо.

Оливер, протянуть одну руку вперед,- за вторую его крепко держал Плут,- спотыкался на каждом шагу на темных, поломанных лестнице, а его новый приятель підні-» имелся быстро, уверенной походкой, которая свидетельствовала о том, что [72] они ему хорошо знакомы. Наконец, открыв дверь комнаты в надворной части дома, он вошел и затащил за собой Оливера.

Стены и потолок комнаты совсем почернели от времени и грязи. Перед камином стоял дощатый стол, а на нем - свеча, воткнутая в пивную бутылку, две-три оловянные кварты, хлеб, масло и тарелка. На сковороде, подвешенной наД огнем на проводе, жарилась колбаса, а над ней склонился с длинной вилкой в руке старый сморщенный еврей с низменным гадким лицом, заросшим косматой бородой. Одет он был в засаленный, расстегнутый на груди байковый халат, и, казалось, внимание его поглощали вместе сковородка и вешалка, на которой висела уйма шелковых платков. Несколько старых матрасов, которые правили по постели, лежали рядком на полу. За столом сидело четверо или пятеро парней, в возрасте не старше Пройду. Они курили длинные глиняные трубки и попивали спиртное, как взрослые. Все они столпились вокруг своего товарища, пока тот шепотом рассказывал что-то еврею, а потом, улыбаясь, повернулись к Оливеру. Еврей тоже смотрел па него, сжимая в руке длинную вилку.

-- Вот он и есть, Фейгіне,- сказал Джек Доукинс.- Мой друг Оливер Твист.

Еврей усмехнулся, низко поклонился Оливеру и, взяв его за руку, выразил надежду, что будет иметь удовольствие подружиться с ним. Затем Оливера окружили юные джентльмены с трубками и начали крепко жать ему руки, особенно ту, в которой он держал свой узелок. Один из них любезно снял с Оливера картуз и попросил разрешения повесить его, а другой усердно полез в его карманы, чтобы Оливер, поскольку он такой уставший, не доставлял себе хлопот опорожнять их, когда будет ложиться спать. Вероятно, они обнаружили бы еще большее гостеприимство, если бы вилка старого не пошла гулять по головам и спинам услужливых юношей.

- Мы очень рады знакомству с тобой, Оливер, очень,- сказал еврей.- Ану, Пройдо, сними сковороду с огня и подвинь Оливеру бочонок к камину. Ты смотришь на носовые платки, дорогой мой? Правда, их у нас много? Мы их как раз собирались стирать. Только и того, Оливер, только и того. Ха-ха-ха!

Способные воспитанники веселого старого джентльмена встретили его последние слова хохотом и с шумом сели ужинать.

Оливер съел свою пайку, после чего Фейгин налил ему в стакан джина, добавил горячей воды и велел выпить все [73] одним духом, потому что на стакан, мол, ждет другой джэп-тльмен. Оливер так и сделал. Потом он почувствовал, что его осторожно подхватили чьи-то руки и перенесли на один из матрасов; через миг он погрузился в глубокий сон?

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую