lybs.ru
Лучше вовремя браться за ум, чем потом хвататься за голову. / Леонид Сухоруков


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XI

повествует о полицейского судью мистера Фенга

и дает определенное представление о том,

как он вершит правосудие

Правонарушение было совершено в районе и даже в непосредственной близости от одного весьма известного полицейского участка столицы. Поэтому толпа недолго наслаждался возможностью лицезріти Оливера: пройдя два-три квартала и сквер, известный под названием Маттон-Хилл, полисмен через низкое подворотни завел его на грязный двор дома, в котором вершился скорый и правый суд. На том малом мощеному дворе их встретил дородный мужчина с бакенбардами веером и рядом ключей, так же веером свисали с кольца в его руке.

- А этот что натворил? - безразлично спросил он.

- Воровал носовые платки,- ответил полисмен, который привел Оливера.

- А вы потерпевшая сторона, сэр? - спросил мужчина с ключами.

- Да,- ответил джентльмен.- Но я, собственно, не уверен, что именно этот мальчик украл мою платочек. Я... я не хотел бы давать хода этому делу.

- Теперь уже без судьи не обойтись, сэр,- сказал тюремщик, открывая дверь.- Его честь за минуту освободится. Ну, шалопай, марш сюда!

И он отпер двери, что вели к камере с каменными стенами. Там Оливера обыскали и, не найдя ничего, заперли.

Камера эта и видом, и размерами походило на погреб, но освещалась хуже. Она была невероятно грязная, как всегда в понедельник, потому что с субботы в ней побывало с полдесятка пьяниц, которых на это время перевели в тюрьму. К этому следует добавить, что в наших полицейских участках каждый вечер запирают мужчин и женщин по недоказанных обвинениях - обратите внимание: недоказанных! - в темницах, против которых камеры в Ньюгетській тюрьме, где держат самых опасных преступников, которых судили, выгнали виновными и приговорили к смертной казни,- настоящие дворцы. Пусть тот, кто сомневается в этом, сравнит их сам!

Когда ключ заскрежетал в замке, лицо старого джентльмена искривилось почти так же болезненно, как Оліверове. [84]

Вздохнув, он перевел взгляд на книгу, через которую, собственно, и сбилась вся эта буча.

- В лице этого мальчика,- задумчиво произнес джентльмен, медленно отходя от двери и постукивая себя книжкой по подбородку,- есть нечто такое, что и трогает, и интересует меня. Может, он и вправду не виноват? Он похож на... Вот! - воскликнул джентльмен, вдруг останавливаясь и возводя глаза к небу.- Господи! Кого он мне напоминает?

По нескольких минутах размышлений старый джентльмен с тем самым сосредоточенным видом вошел со двора в зал ожидания и там, став в углу, попытался вызвать в воображении галерею образов, которые давно уже исчезли в дымке лет.

- Нет! - наконец произнес он, покачивая головой.- Наверное, это мне просто показалось.

Но теперь те лица стояли перед его глазами, и нелегко было вновь опустить занавес забвения. То были лица друзей, врагов, людей едва знакомых, настырно выглядывали из толпы; то были лица молодых цветущих девушек, что теперь уже стали бабушками; то были лица людей, которых давно забрала смерть и превратила в прах, но которых воображение - сильнее смерти - и до сих пор наделяла свежестью и красотой, вызывая в памяти блеск глаз, освещенность улыбки, луч живой души, что сияет сквозь бренную оболочку, весь тот образ красоты, что, став неземной, бросает, как заря, ясное ласковое свет на тропинку к небу.

Но старый джентльмен не мог вспомнить ни одного лица, которое хоть немного походило бы на Оліверове. И, тяжело вздохнув, он попрощался со своими воспоминаниями и, к счастью, имея характерную для старого человека способность забывать, похоронил их среди пожелтевших страниц книги.

Он вернулся к действительности, когда ключарь коснулся его плеча, приглашая в зал. Торопливо свернув книжку, он вошел и стал перед лицом знаменитого мистера Фенга.

Судебная зал была обшита панелью и выходила окнами па улицу. Мистер Фэнг сидел в глубине ее, за барьером, а за деревянной загородкою у дверей уже поместили бедного малого Оливера, который от страха дрожал всем телом.

Мистер Фенг был невысокий худой мужчина с узкой спиной, негибкой шеей и редкими волосами, которое росло [85]

[Преимущественно на затылке и висках. Из свекольного лица его не сходило мрачное выражение. Если бы он действительно не имел привычки злоупотреблять спиртным, то мог бы подать на свою физиономию жалобу за клевету, и суд, вероятно, присудил бы ему немалое возмещения.

Старый джентльмен учтиво поклонился, подошел к столу судьи и сказал, подавая свою визитную карточку:

- Вот моя фамилия и адрес, сэр.- Затем отступил на два шага, еще раз, как положено джентльмену, вежливо поклонился и стал ждать допроса.

Случилось так, что мистер Фенг именно читал в утренней газете передовую статью, в которой речь шла об одном из его недавних приговоров и в триста пятидесятый раз рекомендовалось министру внутренних дел обратить на него особое и пристальное внимание. Настроение у мистера Фенга был напрочь испорчен, а потому, мрачно взглянув на старого джентльмена, он грубо спросил:

- Вы кто такой?

Старый джентльмен удивленно показал на свою визитную карточку.

- Полісмене! - воскликнул мистер Фенг, пренебрежительно от-бросая карточку вместе с газетой.- Что это за субъект?

- Моя фамилия, сэр,- степенно, как положено джентльмену, сказал старый джентльмен,- моя фамилия, сэр, Браунлоу. Позвольте и мне поинтересоваться, как зовут судью, что позволяет себе, пользуясь своим высоким положением, наносить незаслуженной, ничем не оправданной обиды порядочному человеку.- Сказав это, мистер Браунлоу оглянулся вокруг, словно ища, кто бы мог ответить на его вопросы.

- Полісмене! - рявкнул мистер Фенг, сметая газету со стола.- В чем обвиняется этот субъект?

- Он ни в чем не обвиняется, ваша честь,--ответил полисмен.- Он судится этого мальчика, ваша честь.

Его честь прекрасно это знал; но он не мог упустить такого удобного и к тому же вполне безопасной случая покуражиться с мистера Браунлоу.

- Судится мальчика, вот как? - переспросил мистер Фенг, измерив мистера Браунлоу с головы до ног пренебрежительным взглядом.- Приведите его к присяге!

- Прежде чем присягать, я прошу разрешения сказать одно слово,- начал мистер Браунлоу,- а именно: я бы ни за что не поверил, если бы не увидел собственными глазами, что... [86]

- Припніть языка, сэр! -- рявкнул мистер Фенг.

- Нет, я скажу, сэр! - ответил старый джентльмен.

- Припніть языка, пока я не велел выставить вас за дверь! - воскликнул мистер Фэнг.- Вы нахал! Как вы смеете хамить судьи!

- Что-о? - воскликнул, краснея, старый джентльмен.

- Приведите его к присяге! - велел Фенг писцу.^, я не хочу больше слышать ни одного слова. К присяге его!

Мистер Браунлоу был крайне возмущен, но, поняв, что только повредит мальчику, когда даст волю своим чувствам, он сдержался и, не споря дальше, дал присягу,

- Ну,- сказал Фенг,- в чем обвиняют этого мальчика? Что вы имеете сказать, сэр?

- Я стоял у книжного ларька...- начал мистер Браунлоу.

- Припніть языка, сэр,- перебил его мистер Фэнг.- Полісмене! Где полисмен? Ага, вот он. Приведите к присяге полисмена. Ну, полісмене, о чем идет речь?

Полисмен с должной почтительностью доложил, как он задержал Оливера, как обыскал его и ничего не нашел; а больше, мол, он ничего не знает.

- Свидетели есть? - спросил мистер Фенг. - Нет, ваша честь,- ответил полисмен.

Мистер Фенг несколько минут молчал, а потом, вернувшись к истцу, яростно взорвался:

- Так скажете вы наконец, мужское, в чем заключался ваша жалоба, или нет? Вы поклялись. Если вы отказываетесь давать показания, я накажу вас за неуважение к суду, я вам..,

Чем он пригрозил старому джентльмену - неизвестно, потому что именно в эту минуту на писаря и тюремщика напал неудержимый кашель и к тому же первый уронил на пол - понятное дело, ненароком - тяжеленную книгу, в результате чего последних слов невозможно было разобрать.

Наконец мистер Браунлоу, которого судья то и дело перебивал и ежеминутно оскорблял, сумел-таки изложить суть дела, объяснив, что за мальчиком он побежал, собственно, сгоряча, потому что тот убегал; а тогда выразил надежду, что в случае, когда мальчика будет признан виновным - нет, не в воровстве, а только в сообщничестве с ворами,- то судья назначит ему пайм'якше наказание из всех, предусмотренных законом. [87]

- Ему и так уже досталось,- сказал в заключение старый джентльмен.- И боюсь,- добавил он с ударением, взглянув на судью,- очень боюсь, что он заболел.

- Конечно, конечно, ну, конечно! - насмешливо улыбаясь, сказал мистер Фэнг.- Ну, ты, волоцюго малый, брось притворяться. Меня не обманешь. Как тебя зовут?

Оливер попытался ответить, но так и не обрел слово. Он был бледен как смерть, и ему казалось, что все в комнате кружится перед его глазами.

- Как тебя зовут, воровская твоя душа? - спросил мистер Фэнг.- Полісмене, как его зовут?

Эти слова были обращены к престарелого, грубоватого на вид тюремщика в полосатом жилете, стоявший у барьера. Он наклонился к Оливеру и переспросил его, но, видя, что тот действительно не в состоянии ничего понять, и зная, что молчание мальчика только еще больше розлютує судцю, который и так готов вынести суровый приговор, он решился ответить навздогад.

- Он говорит, что его зовут Томом Уайтом, ваша честь,- молвил этот добросердечный страж закона.

- То со мной он не желает говорить? - сказал Фенг.- Прекрасно, прекрасно. Где он живет?

- Где случится, ваша честь! - ответил полисмен, вновь притворяясь, будто пересказывает слова Оливера.

- Родителей? - спросил мистер Фенг.

- Говорит, они умерли, когда он был совсем мал, ваша честь,- наугад дал обычную в таких случаях ответ полисмен.

В этот момент Оливер поднял голову и, обведя присутствующих умоляющим взглядом, едва слышно попросил воды.

- Еще чего! - воскликнул мистер Фэнг.- Разжалобить захотел? Не выйдет!

- По-моему, парень действительно болен, ваша честь,- заметил полисмен.

- Мне лучше знать,- сказал мистер Фэнг.

- Помогите ему, полісмене,- сказал старый джентльмен, невольно протягивая руки,- он сейчас упадет.

- Назад, полісмене! - вскрикнул Фенг.- Пусть падал, когда ему хочется.

Оливер воспользовался с ласкового разрешения и, потеряв сознание, упал на пол. Присутствующие переглянулись, но ни один не осмелился сдвинуться с места.

- Я знал, что он притворяется,- сказал Фенг так, словно [88] Оліверове падение окончательно это подтвердило.- Пусть валяется, пока не надоест.

- Какое будет ваше решение, сэр? - тихо спросил писарь.

- Очень простое,- ответил мистер Фэнг.- Присуджую его до трех месяцев заключения. Конечно, в каторжной тюрьме. Освободить помещение!

Дверь была растворена, и двое стражников уже стали над зомлілим мальчиком, готовы отнести его в камеру, когда вдруг в зал вбежал какой-то бедно одетый, но приличный с виду пожилой мужчина в приношеному черном костюме и бросился к судье.

- Подождите, подождите! Не забирайте его! Ради бога, подождите минутку! - захекано воскликнул незнакомец.

Хоть вершители закона, что копошатся в таких местах, имеют полную и неограниченную власть над свободой, добрым именем, судьбой и даже жизнью подданных ее величества, особенно подданных из более бедных классов, и хоть в этих стенах ежедневно совершаются такие вопиющие несправедливости, что ангелы, если бы они заглядывали сюда, повиплакували бы себе глаза,- общественность не имеет доступа сюда, за исключением разве газетчиков*. Поэтому мистер Фенг не на шутку возмутился, когда незваный гость так дерзко нарушил заведенный порядок.

* По крайней мере так было в те времена. (Прим. автора).

- Это что такое? Это кто такой? Ну-ка вышвырните его отсюда! Освободить помещение! - закричал он.

- Нет, вы меня выслушаете! - воскликнул мужчина.- И вам не удастся меня выгнать. Я все видел. Я владелец книжного ларька. Немедленно приведите меня к присяге! Вы не заткнете мне рот. Мистер Фенг, вы должны меня выслушать. Это ваш долг, сэр.

Человек этот знал, что право на его стороне. Вид он имел решительный, а дело пахло скандалом, и затереть ее было уже невозможно.

- Приведите его к присяге,- неохотно проворчал мистер Фэнг.- Ну, говорите, что там у вас.

- Вот что: я видел, как трое ребят - вот этот задержанный и еще двое - слонялись по ту сторону улицы, пока этот джентльмен стоял и читал книжку. Кражу совершил другой парень. Я видел, как это произошло, и видел, что этот мальчик был крайне потрясен, ошарашен.

На это время достойный владелец книжного ларька немного відсапався и уже доладніше рассказал, как именно было совершено хищение.

- Почему же вы не явились сюда раньше? - помолчав, спросил Фенг.

- Потому что не было на кого оставить лавку,- ответил тот.- Все погнались за мальчиком. Только пять минут назад я нашел себе, наконец, замену и изо всех сил побежал сюда.

- Истец, говорите, читал книжку? - снова помолчав, спросил Фенг.

- Да,- ответил владелец ларька.- Ту самую, которая у него в руке.

- Ага, ту самую? - переспросил Фенг.- А он заплатил за нее?

-^ Нет, не заплатил,- улыбаясь, ответил книжник.

- Господи, как же это я! - простодушно воскликнул забывчивый старый джентльмен.

- И у него еще хватает совести подавать иск на несчастного мальчика! - сказал Фенг, силясь стать в позу защитника обиженных.- Я считаю, сэр, что вы завладели этой книжкой в очень подозрительный и позорный способ, и ваше счастье, что владелец ее не намерен обжаловать ваши действия. Пусть это будет вам предостережением, мужское, потому что второй раз вам не избежать наказания... Мальчика оправдано. Освободить помещение!

- Чтоб я пропал! - воскликнул старый джентльмен, не в силах больше сдерживать свой гнев.- Чтоб я пропал, если я не...

- Освободить помещение! - рявкнул судья.- Полисмены, вы слышите? Освободить помещение!

Приказ был выполнен. И мистера Браунлоу, возмущенного и разъяренного донельзя, выпроводили с книжкой в одной руке и с бамбуковым посохом в другой. И только он вышел на улицу, гнев его исчез без следа. На брукові лежал маленький Оливер Твист. Кто-то расстегнул на нем рубашку, смочил виски водой, лицо его было смертельно бледное, тело тіпалося в корягах.

- Бедный мальчик, бедный мальчик! - сказал мистер Браунлоу, склоняясь над ним.- Извозчика! Пожалуйста, кто-нибудь гукніть сюда извозчика! Живей!

Появился извозчик, и когда Оливера осторожно положили на одно сидение, старый джентльмен сел напротив него.

- Можно мне с вами? - спросил книжник, заглядывая в карету. [90]

- О боже, конечно, мой дорогой друг! - поспешно ответил мистер Браунлоу.- Я совсем забыл о вас. Боже мой, боже мой! Эта злосчастная книга все еще у меня! Садитесь же! Бедный ребенок! Нельзя терять ни минуты.

Книжник сел в карету, и они поехали.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую