lybs.ru
Судьба Украины решается в наших душах и сердцах. / Дмитрий Мирон-“Орлик”


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXIII,

который пересказывает содержание приятной беседы

между мистером Бамблом и одной леди и показывает,

что даже приходском бідлу

свойственны человеческие слабости

Вечером ударил мороз. Снег на земле взялся твердой ледяной корой, и только сугробы в подворотнях и на перекрестках развеивались под порывами пронизывающего ветра, который все моторошнішим воем яростно набрасывался на эти преграды на своем пути, сбивал белую пыль и, розвихривши, распылял ее облаками тумана. Такими темными, холодными зимними вечерами люди, которые живут в теплые и добрые уютного жилища, предпочитают собираться перед камином и, глядя в яркое пламя, слава богу, что они дома; что же касается бездомных, голодных сиромах, то они в такой вечер предпочитают упасть на снег и умереть. Много, ой, как много измученных голодом пасынков общества за такой непогоды навсегда закрывают глаза просто неба на наших улицах, и хоть какие грехи отягощают их душу, вряд ли на том свете им выпадут худшие муки.

Вот что творилось на улице, когда миссис Корни, надзирательница работный дом, уже знакомого нам как места, где родился Оливер Твист, уселась перед веселым огнем камина в своей маленькой гостиной и с видимым удовольствием осмотрела круглый столик, на котором стояла соответствующих размеров поднос со всем необходимым для ужина, которой только может пожелать себе надзирательница. Миссис Корни ладилось потешить свою душу чашечкой чая. Когда же она перевела взгляд со столика на камин, где чуть ли не самый маленький в мире чайник напевал тоненьким голоском тихонечко песенку, на сердце миссис Корни потеплело настолько, что она даже улыбнулась.

- Так-так! - сказала надзирательница, опираясь локтем на стол и задумчиво вглядываясь в огонь. Что и говорить, всем нам так много дано! Все мы должны благодарить судьбу! Если бы еще каждый из нас осознавал, как много ему дано! Ох-ох-ох!

Миссис Корни грустно покачала головой, словно осуждая духовную слепоту бедняков, которые этого не понимают, и, энергично сунув серебряную ложечку (свою, а не приходской!) в жестяную чайницю, что вмещала ровно две унции чая, начала заваривать свой любимый напиток. [173]

Какие мелочи нарушают иногда наше шаткое душевное равновесие! Пока миссис Корни філософувала, черный чайничек, что благодаря своим малым размерам быстро вскипала, взял и совпадение, немного ошпаривши ей руку.

- Чтоб ты сгорел! - воскликнула достойная леди, торопливо ставя чайник на подставку.- Не чайник, а невесть что! Вмещает только две чашечки, а вишь, как розбулькався! Кому такое несчастье нужно? Разве что,- помолчав, добавила она,- такой несчастной, одинокой женщине, как я! Ох-ох-ох!

Надзирательница упала в кресло и, вновь подперев голову рукой, задумалась над своей одинокой судьбой.

Маленький чайничек и одна-единственная чашка на столе вызвали в ней печальные воспоминания о мистере Корни (который умер всего лишь двадцать пять лет назад), и она крайне приуныла.

- Нет, второго у меня уже не будет! - горько сказала миссис Корни.- Второго такого не будет уже никогда!

Трудно сказать, кого касались эти слова: мужчину или чайника. Вполне возможно, что чайника, потому что, говоря их, миссис Корни смотрела на него, а потом взяла его с подставки. И только она успела налить себе первую чашку и сделать глоток, как ее потревожил тихий стук

В Двери.

- Ну, кто там, заходите! - сердито воскликнула миссис Корни.- Опять, наверное, какая-то старая отдает богу душу. Они всегда умирают, когда я сажусь за стол. Ну, чего вы стовбичите там, напускаєте холода? Говорите, что случилось?

- Ничего, сударыня, ничего,- ответил мужской голос.

- Господи! - воскликнула надзирательница куда мягким тоном.- Неужели это мистер Бамбл?

- К вашим услугам, госпожа,- ответил мистер Бамбл, который задержался был в прихожей, чтобы обтереть ноги и отряхнуть с себя снег, а теперь вошел в гостиную с треугольной шляпой в одной руке и клуночком во второй.- Прикажете закрыть дверь?

Целомудренная леди засомневалась: прилично ли будет принимать мистера Бамбла при закрытых дверях? Но мистер Бамбл дороге сюда изрядно замерз, а потому, воспользовавшись ее колебания, закрыл дверь без разрешения.

- Ужасная погода, мистер Бамбл,- сказала надзирательница.

- Действительно ужасная, госпожа,- ответил мистер Бамбл.- Для нашего прихода - сущее бедствие, госпожа. Не далее как сегодня, [174] миссис Корни, нам пришлось раздать двадцать четыре-фунтовых буханок и полторы головы сыра, а те нищие еще и не довольны!

- Да уж! Они разве когда-нибудь бывают довольны, мистер Бамбл? - сказала надзирательница, прихлебывая чай.

__ Никогда, дамы, никогда,- подхватил Бамбл.- И чего

далеко ходить: мы выдаем сегодня одному мужчине, несмотря на его большую семью, целую буханку хлеба и добрый фунт сыра. Думаете, он нас поблагодарил, госпожа, сказал спасибо? Где там! И не подумал! Вместо благодарить, он, знаете, что сделал? Попросил у нас еще и уголь - пусть, мол, в носовой платочек! Уголь! И зачем ему оно? Поджарит на нем сыр и снова придет клянчить! Вот такие они все, эти людишки. Дай им сегодня полную пелену угля и можешь быть уверен: послезавтра они заявятся снова, потому что стыда у них столько же, как у приблудного пса.

Надзирательница выразила свое полное согласие с таким образным сравнением, и бидл повел дальше:

- Я бы никогда не поверил, что дойдет до такого безобразия. Позавчера один мужчина - вы были замужем, госпожа, поэтому я зважусь назвать вещи своими именами,- такой поцарапанный, что сквозь лохмотья светится голое тело (тут миссис Корни опустила глаза долу), стучит в дверь нашего попечителя, когда к тому на обед собираются гости, и говорит, что нуждается в помощи. Представляете себе, миссис Корни? Его гонят, а он не идет, гостям уже не до смеха, поэтому попечитель велит вынести ему фунт сырого картофеля и півкварти овсяной муки. А этот неблагодарный негодяй говорит: «Господи, что я, бездомный, с этим буду делать? Это же все равно, что мертвому припарка!» - «Ладно,- говорит тогда попечитель и отбирает в него картофель и муку.- В таком случае ты получишь дулю».- «Что ж, тогда я умру на улице»,- говорит бродяга. «Не умрешь, черти тебя не возьмут»,- отвечает наш попечитель.

- Ха-ха-ха! Как остроумно! Наш мистер Греннет слова не занимает, правда? - воскликнула надзирательница.- И что же дальше, мистер Бамбл?

- А дальше, госпожа,- ответил бидл,- тот наглец уходит, а потом берет и умирает-таки на улице! Вот какой упрямый нечема!

- Никогда бы этому не поверила! - решительно заметила надзирательница.- Скажите мне, мистер Бамбл, не кажется ли вам, что это раздача продовольствия беднякам вообще шкідпива [175] дело? Вы человек опытный, то, пожалуйста, скажите, каково ваше мнение?

- Понимаете, миссис Корни,- сказал бидл, улыбаясь так, как улыбаются люди, которым дано знать больше, чем другим,- оказание помощи беднякам, если это дело поставлено правильно,- но правильно, госпожа! - это спасение для прихода. Главная задача такой помощи заключается в том, чтобы давать беднякам именно то, чего они не нуждаются. В конце им надоедал ходить, и они махнут рукой.

- Боже, как мудро! - воскликнула миссис Корни.

- Да. Между нами говоря, сударыня,- продолжал мистер Бамбл,- это наша главная задача. Если вы почитаете, что пишут по этому поводу проныры-газетчики, вы увидите нашу засаду в действии: больные, например, получают помощь только в виде кусочков сыра. И такой порядок, миссис Корни, введен по всей нашей стране. Но, понятное дело,- добавил бидл, наклоняясь, чтобы развязать свой узелок,- все это государственные тайны, госпожа, и вспоминать о них можно разве что только в узком кругу приходских чиновников, таких, как мы с вами... Эти две бутылки портвейна, госпожа, совет передает для вашего лазарета - настоящий, свежий, марочный портвейн, только сегодня из бочки. Чистый как слеза и совсем без осадка!

Мистер Бамбл поднял одну бутылку против света, поболтал вино, чтобы еще раз убедиться в его превосходных качествах, а тогда поставил обе бутылки на стол, свернул платок, в которой принес их, бережно спрятал ее в карман и взялся за шляпу, словно собираясь уходить.

- Ох, и холодно вам будет возвращаться, мистер Бамбл,-

сказала надзирательница.

- Да, ветер бешеный, госпожа,- ответил мистер Бамбл, поднимая воротник.- Аж уши обрывает.

Надзирательница перевела взгляд с чайника на бидля, что уже подходил к двери, и когда бидл откашлялся, чтобы пожелать ей спокойной ночи, робко спросила, не... не выпил бы чашечку чая?

Мистер Бамбл вмиг опустил воротник, положил шляпу и трость на стул, а второго стула пододвинул к столу. Медленно опускаясь на него, он сбросил глазом на хозяйку. И уставилась взглядом в чайничек. Мистер Бамбл снова кахикнув и слегка усмехнулся.

Миссис Корни привстала, чтобы взять из буфета вторую чашку и блюдце, а когда она садилась, галантный бидл снова завирнув [176] ей в глаза; она покраснела и стала наливать ему чай. И снова мистер Бамбл кахикнув - на этот раз громче.

- Вам сладкий, мистер Бамбл? - спросила надзирательница, принимая конфетницу.

- О, да, очень сладкий, госпожа,- ответил мистер Бамбл. Он впился глазами в миссис Корни, и хоть говорят, что приходские бідли не бывают нежными, мистер Бамбл в этот момент был нежным приходским бідлом.

Наступила тишина. Миссис Корни налила и подала чай, мистер Бамбл, постелив себе колени платком, чтобы крышки не испачкали его роскошных бриджей, принялся есть и пить. Время от времени он прерывал это приятное занятие глубокими вздохами, которые, однако, вовсе не свидетельствовали о том, что у него пропадает аппетит, а, наоборот, помогали ему поглощать чай и гренки.

- Я вижу, госпожа, у вас есть кошка,- сказал мистер Бамбл, взглянув на кошку, что вигрівалася перед камином со своими детками.- О, да еще и с котятами!

- Я так их люблю, что вы и представить себе не можете, мистер Бамбл,- ответила надзирательница.- Они такие веселые, такие игривые, такие славные, они так скрашивают мое одиночество!

- Очень милые зверушки, госпожа,- одобрительно кивнул мистер Бамбл.- Домашние - этим все сказано!

- О, да, да! - подхватила надзирательница.- Это просто чудо - как они любят свой дом!

- Миссис Корни,- неторопливо заговорил мистер Бамбл, пристукивая ложечкой в такт своим словам.- Я вам вот что скажу, дамы: если бы кошка или котенок, живя с вами, дамы, не любили своего дома, то они были бы ослами!

- Ох, мистер Бамбл! - укоризненно воскликнула миссис Корни.

- Не буду скрывать правды, госпожа,- продолжал мистер Бамбл, махая ложкой горячо, но и с достоинством, и тем увеличивая вес своих слов.- Такую кошку я бы с удовольствием утопил этими своими собственными руками.

- Значит, вы жестокий человек,- живо сказала надзирательница, протягивая руку по его пустую чашку.- И у вас каменное сердце.

- Каменный, госпожа? - повторил мистер Бамбл.- Каменное?

Не говоря больше ни слова, он отдал миссис Корни свою чашку, поймал и сжал ее мизинчик, дважды хлопнул себя [177] ладонями по украшенным галуном жилета, громко вздохнул, а потом чуть-чуть отодвинул свой стул от камина.

Стол был круглый, а что миссис Корни и мистер Бамбл сидели перед камином довольно близко друг к другу, то, как нетрудно догадаться, мистер Бамбл, отодвинувшись от огня, но оставшись за столом, увеличил расстояние между собой и хозяйкой. Благонамеренные читатели, несомненно, будут приветствовать этот поступок как проявление незаурядного героизма со стороны мистера Бамбла, несмотря на то, что время, место и благоприятные обстоятельства настраивали его на амурные озорные болтовня, которые подходят легкомысленным вітрогонам, но звучат просто-таки неподобно в устах судей, членов парламента, министров, лорд-мэров и других выдающихся государственных мужей и совсем безнадежно подрывают авторитет приходского бидля, а он (как это хорошо известно) должно быть найсуво-рішим и принципиальным среди них всех.

И хоть какие намерения имел мистер Бамбл (а в чистоте их сомневаться не приходится), стол, как мы уже дважды отметили, был, к сожалению, круглый, и поэтому мистер Бамбл, понемногу відсуваючись от огня, скоро начал уменьшать расстояние между собой и хозяйкой, и эта его путешествие круг стола завершилась тем, что стул его приблизился к стулу, на котором сидела надзирательница. Собственно, мистер Бамбл остановился лишь тогда, когда их стулья коснулись.

Так вот если бы теперь хозяйка подвинулась вправо, ее припекло бы огнем, а посунувшись слева, она оказалась бы в объятиях мистера Бамбла. А потому миссис Корни, как женщина рассудительная и бесспорно способна моментально оценить последствия обоих этих возможностей, осталась на месте и подала мистеру Бамблу вторую чашку чая.

- То, говорите, у меня каменное сердце, миссис Корни? - сказал мистер Бамбл, колотячи свой чай и заглядывая в глаза надзирательницы.- А у вас сердце не каменное, миссис Корни?

- Боже мой! - воскликнула она.- Какое странное вопросы из уст неженатого мужчину! Зачем вам это знать, мистер Бамбл?

Бидл допил чай, доел тост, стряхнул с колен крошки, отер губы и без лишних слов поцеловал надзирательницу.

- Мистер Бамбл! - воскликнула целомудренная леди шепотом, потому что от испуга у нее пропал голос.- Мистер Бамбл,

я закричу!

Вместо ответа мистер Бамбл неспешно и степенно

обнял надзирательницу за талию.

Пообещав закричать, эта леди, наверное, действительно бы закричала [178] после этого нового дерзости, но внезапный стук в дверь освободил ее от такой необходимости: услышав тот стук, мистер Бамбл вскочил, словно ужаленный, подскочил до бутылок и начал тщательно стирать с них пыль рукавом, а надзирательница сердито спросила, кто там. Обратите внимание на интересное явление: от внезапной неожиданности испуг миссис Корни как рукой сняло, и голос ее снова обрел своей начальственной резкости!

- Извините, миссис,- прошамотіла, просовывая голову в дверь, старая, ужасно гадкая богаділка.- Старая Сал-ли умирает.

- А мне что до того? - сердито спросила надзирательница.- За ноги я ее в этом мире вдержу, что ли?

- Да нет, нет, миссис,- сказала старуха.- ей уже никто не поможет. Я уже насмотрелась на своем веку, как умирают люди - и маленькие детки, и здоровенные мужчины; поэтому кто-кто, а я знаю, когда приходит смерть. Но в Салли, видно, какой-то камень лежит на душе, ибо только коряги ее отпускают,- а это бывает очень редко, потому что она умирает в страшных муках,- так сразу начинает твердить, что обязательно должна вам что-то сказать. Она спокойно не умрет, пока вы не придете к ней, миссис.

Выслушав это сообщение, достойная миссис Корни пробубоніла себе под нос все, что она думает о проклятых старых ведьм, которые даже умереть не могут, не дошкуливши честным людям, впопыхах загорнулась в теплую шаль и попросила мистера Бамбла подождать на нее, потому знает, что наговорит и старая. Потом надзирательница велела бога-ділді наддати ходы и не ковылять по лестнице целую ночь и вышла вслед за ней, яростно ругая ее на все заставки.

Оставшись в одиночестве, мистер Бамбл повел себя как-то непонятно. Он открыл буфет, сосчитал чайные ложки, взвесил на ладони щипцы для сахара, внимательно осмотрел серебряного молочника, чтобы убедиться, что он таки из благородного металла, а когда удовлетворил свое любопытство, то надел набекрень своего треугольного шляпу и степенно протанцевал четыре раза вокруг стола. Выполнив это удивительное действо, он сбросил шляпу, уселся на стуле спиной к огню и начал пристально разглядывать мебель, словно составляя их подробное описание. [179]

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую