lybs.ru
Для таланта нет смерти, потому что он не верит в нее. / Симон ПЕТЛЮРА


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXIV,

в котором говорится о вещи почти не заслуживающую внимания.

Однако раздел этот недолгий, и в нашей повествования

он еще может оказаться важным

Богаділці, что нарушила ход событий в комнате надзирательницы, очень подходила роль вестницы смерти. Тело его было скрючено от старости, руки и ноги дрожали, лицо, перекошенное в дурацкой улыбке, больше походило на маску, созданную рукой сумасшедшего мастера, чем на творение природы.

К сожалению, так мало лиц, любовно созданных природой, сохраняет свою первозданную красоту! Заботы, жалость и тяготы земного существования сказываются на человеческих лицах так же, как на человеческих сердцах, и только когда страсти засыпают, выпуская человека из своего плена, облака омрачали ее лицо, рассеиваются, оставляя по себе ясный, небесный покой. На лице покойников, даром что уже окоченелому, задубілому, часто появляется давно забытый выражение заснулої ребенка, то выражение, с которым человек когда вступала в жизнь; оно снова становится таким беззаботным, таким спокойным, что люди, которые знали покойника за его счастливого детства, набожно застывают перед гробом, будто видят ангела, сошедшего на землю.

Старая потороча ковыляла по коридорам, дыбала лестнице, шамкая что-то в ответ на ругань надзирательницы; наконец она совсем захекалась, согласилась и отдала свечу своей прудкішій начальнице, а сама поплелась вслед за ней.

Больная лежала в голой комнате на мансарде. В дальнем углу ее тускло блимала свеча. У постели сидела другая старая богаділка, а перед камином стоял ученик приходского аптекаря, вистругуючи из гусиного пера зубочистку.

- Ох, и холодно же сегодня,- сказал этот молодой джентльмен к надзирательницы.

- Да, ужасно холодно, сэр,- якнайчемніше ответила та, делая ему реверанс.

- Вам бы следовало требовать от угольщика лучшего угля,- сказал аптекарей ученик, разбивая ржавой кочергой уголь в камине.- Как на такую стужу, разве же это топливо? [180]

- Угля выбирает совет, а не угольщик, сэр,- пояснила смотрительница.- При нашей бедности мы должны быть благодарны ей и за это тепло.

их разговор перебил стон больного.

- Ага,- сказал молодой джентльмен, оборачиваясь к кровати так, словно вот только что вспомнил о существовании пациентки. - ей уже амба, миссис Корни.

- Ах, неужели, сэр? - спросила надзирательница.

- Я ей даю максимум два часа,- ответил аптекарей ученик, обостряя зубочистку.- Жизни там ужо не за что придержаться. Ну-ка, бабушка, посмотри, она задремала?

Богаділка склонилась над больным и утвердительно кивнула головой.

- Вполне возможно, что она так и умрет во сне, если вы не будете шуметь,- сказал парень.- Переставьте свечу на пол, чтобы не светила ей в глаза.

Богаділка переставила свечу, покачала головой,- мол, так легко больна не отойдет,- и подсела к горбатой чудовища, которая на это время уже добралась на мансарду. Надзирательница раздраженно скривилась, загорнулась в шаль и села у больной в ногах.

Вистругавши наконец зубочистку, аптекарей ученик уселся перед камином и принялся колупатись в зубах. Через десять минут это занятие ему, очевидно, надоело; он пожелал миссис Корпи успеха в ее деле и на цыпочках вышел из комнаты.

Обе богаділки еще немного посидели молча на стульях возле кровати, а потом приподнялись, перешли к камину и, присев на корточки, проще к огню свои кощаві руки. В зловещих отблесках огня их морщинистые лица сделались еще бридкішими. Греясь, старые начали потихоньку перемовлятись.

- Энни, она больше ничего не говорила, пока я ходила? - спросила та, что привела надзирательницу.

- Ни слова,- ответила вторая старуха.- Принялась было щипать и царапать себе руки, но я придержала их, и она успокоилась. Силы же у нее уже чортма, а я на свою, нормально, не жалуюсь, даром что старая и сижу на приходском пайке.

- А подогретое вино, что ей врач приписал, она випп-ла? - спросила первая.

- Я попыталась влить ей в рот, но она стиснула зубы, а в кружку вцепилась так, что я его с трудом выдрала. Пришлось [181] мне самой выпить то вино - и оно мне не повредило!

Украдкой оглянувшись и удостоверившись, что надзирательница не подслушивает, обе старые чудовища придвинулись еще ближе к огню и весело захихикали.

- Помню,- сказала первая,- сколько раз она сама втинала такое, а потом рассказывала нам и так хохотала, так хохотала!

- Что и говорить,- подхватила вторая,- веселая была женщина! А как умела покойника обмыть-отправить! Сколько их прошло через ее руки - и все хорошенькие, нарядные, словно восковые куколки. Я же их всех своими глазами видела, своими пальцами касалась, потому что помогала ей множество раз.

Старая розчепірила дрожащие пальцы и гордо помахала ими перед своим лицом, а тогда поискала в кармане, вытащила старую, выцветшую жестяную табакерку и высыпала из нее щепотку табаку на протянутую ладонь приятельницы и пучке себе. Наглядачці тем временем надоело ждать, пока умирающая придет в себя. Она подошла к камину и сердито спросила, долго ли ей еще придется здесь торчать.

- Недолго, миссис,- ответила вторая старая, поднимая на нее взгляд.- Нам всем уже недолго ждать смерти. Поэтому потерпите, потерпите! Мы и незчуємось, как она уберет нас всех!

- Заткни глотку, паскуда придурковатая! - окрысилась надзирательница.- Скажи мне ты, Марта, бывало ли с ним такое раньше?

- Не раз,- ответила первая старая.

- Но больше уже не будет,- добавила вторая.- То есть она не придет в себя еще раз, но ненадовгв, вот увидите, миссис, ненадолго!

- Мне все равно, надолго или ненадолго, потому что я ухожу отсюда,- раздраженно сказала надзирательница.- И не смейте больше беспокоить меня по пустякам. В мои обязанности не входит провожать на тот свет всех здешних старых дармоїдок, и я этого делать не буду! Запомните это себе, старые наглецы! И предупреждаю вас: попробуете еще раз морочить мне голову - я вам вставлю клепку!

Она уже шла к двери, вдруг богаділки вместе вскрикнули, и миссис Корни, обернувшись, увидела, что больная села в постели и протягивает к ним руки.

- Кто это? - глухо воскликнула умирающая. [182] - Цыц! - сказала, наклонившись к ней, одна из бога-делец.- Ляг, успокойся, ляг!

- Живой я уже не лягу! - сопротивляясь, сказала та.__Я должен рассказать ей! Подойдите ко мне! Ближе! Это Я скажу вам шепотом, на ухо.

Она схватила надзирательницу за руку, заставила сесть на стул возле кровати и уже было открыла рот, но в этот момент увидела обоих богаділок, что наставили уши, жадно ловя каждый звук.

- Вышвырните их,- слабым голосом попросила больная.- Быстрее, быстрее!

Обе старые чудовища жалобно завопили - мол, бедная Сэлли уже и разум стеряла, не узнает своих лучших подруг, но они ни за что, ни за что не покинут ее! Однако надзирательница вытолкала их из комнаты, заперла дверь и вернулась к кровати. Оказавшись за дверью, старые леди запели другой - начали кричать в замочную скважину, что старая Сэлли пьяная; это было недалеко от правды, потому что в придачу к умеренной дозы опиума, прописанной аптекарем, разум туманила ее порция джина с водой - відхожа рюмка, какой ее от чистого сердца угостили достойные старые леди.

- Теперь слушайте меня! - громко сказала умирающая, 8 последних сил стараясь не дать угаснуть искре жизни.- В этой самой комнате, на этом самом постели - я ухаживала хорошенькую молодую жінку. ее подобрали на улице, ноги у нее были разбиты до крови, одежда грязная и драная. Она родила мальчика и умерла. Сейчас... сейчас я вспомню, какого года это было.

- Безразлично, какого года,- перебила ее нетерпелива слушательница.- То что вы хотели о ней сказать?

- Так-так,- пробормотала больная, снова погружаясь в дрему.- Что же я хотела сказать о ней?.. Что я хотела... Ага, вспомнила! - воскликнула она, порывисто садясь; лицо ее покраснело, глаза пялятся.- Я ее ограбила, вот что я сделала! Она еще не остыла,- слышите, не остыла,- когда я украла у нее то!

- Господи, и что именно вы украли? - воскликнула надзирательница уже почти с отчаянием в голосе.

- То-то! - ответила старуха, закрывая ей рот рукой.- Ту единственную вещь, которую она имела. Она была голая, босая, голодная, но той вещи не продавала,- прятала его на груди. И вещь была золотая, слышите? То было истинное золото, которое могло спасти ей жизнь! [183]

- Золото! - повторила надзирательница, склоняясь над больной, которая упала на подушки.- Говорите же дальше, дальше - куда оно делось? Кто была мать? Когда это было?

- Она поручила мне сохранить ту вещь,-простонала больная,- доверилась мне, единственной женщине, которая была рядом. А я положила себе украсть ту штучку, как только она показала ее мне, как только я увидела ее на цепочке у нее на груди. И за это я, может, виновата и в смерти мальчика! Если бы они знали все это, то, вероятно, относились бы к нему лучше!

- Знали что? - спросила миссис Корни. - Да говорите же!

- Мальчик рос и делался такой похож на свою мать,- продолжала старуха, не обращая внимания на вопрос надзирательницы.- Бывало, смотрю на него, а перед глазами стоит она. Бедняжка! Она же была такая молодая! Такое нежное ягненок! Погодите. Это же еще не все. Я же еще не все рассказала, га?

- Нет, нет, не все,- ответила надзирательница, склоняясь к больной, которая уже с трудом добывалась на голос.- Скорее, пока вы еще можете!

- Мать,- снова заговорила умирающая уже с нечеловеческим усилием,- мать, почувствовав, что умирает, прошептала мне в ухо: если, мол, ребенок выживет и вырастет, то ему, даст бог, не придется краснеть на память о свою бедную мамочку. А тогда составила ладошки и помолилась: «боже милый! Пошли моему ребенку добрых друзей в этом злом мире, призри на несчастное одинокое малышка, брошенного на произвол судьбы!»

- Как зовут мальчика? - спросила надзирательница.

- Его назвали Оливером,- едва слышно ответила умирающая.- А золотая вещь, которую я украла...

- Ну, говорите же, говорите! - воскликнула надзирательница. Она припала ухом к губам старой, надеясь услышать

ответ, но в тот же миг отшатнулась, ибо больная вновь оторвалась от подушек, медленно села, а тогда вцепилась обеими руками в одеяло, прохрипела что-то невнятное и упала навзничь мертва.

* * *

Когда надзирательница открыла дверь, обе богаділки вскочили в комнату, и одна из них воскликнула:. - Успокоилась! [184]

- И ничего путного так и не сказала,- бросила надзирательница, спокойно выходя.

Старым потворам, вероятно, не терпелось приступить к своих ужасных обязанностей - они даже не ответили на Это замечание и склонились над покойницей.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую