lybs.ru
Это не беда, когда власть уходит в отставку; беда, когда в отставку уходит народ. / Николай Михальченко


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXVI,

в котором на сцене появляется новая

таинственная действующее лицо и происходит много событий,

неразрывно связанных с этим рассказом

Слепой ужас, вызванный сообщением Тебе Крекіта, гнал старого улицей, и лишь когда он добежал до угла, в голове у него немного проясніло. Но он и дальше мчался сломя голову, куда глаза глядят, и только внезапное появление кареты и душераздирающий крик прохожих, которые предупреждали об опасности, заставили его перескочить из брусчатки па пешеходы. Стараясь обходить людные улицы, прошмигуючи закоулкам [190] и задворками, он добрался наконец до Сноу-Хилла, где выдал ходы, пока не оказался в каком-то дворе. Там, словно услышав себя в безопасности, он с облегчением вздохнул и дальше подался уже своим обычным шагом.

Уходя из Сити, вы справа от того места, где Сноу-Хилл сходится с Холборн-Хилле, увидите узкий, всегда темный переулок, ответвляющейся в направлении Сефрон-Хилла. В его грязных лавочках вам предложат на выбор множество применяемых шелковых платков всех размеров и расцветок, потому что здесь торгуют торгаши, которые скупают их в карманных воров. Сотни тех платочков висят гирляндами перед витринами, развеваются на косяках магазинов, целыми горами лежат на прилавках. Хоть какой короткий этот переулок, что имеет название Филд-Лейн, но здесь есть и своя парикмахерская, своя кофейня, своя пивнушка и свой продавец жареной рыбы. Филд-Лейн - это, собственно, государство в государстве, свободное торговое город мелких воров; рано утром и в предвечерних сумерках его посещают молчаливые торговцы, сбывающие свой товар в темных задних комнатах и исчезают так же незаметно, как появляются. Одежда, обувь, лохмотья, выставленные в здешних витринах, правят за вывеску для мелких воров, а в заплесневелых подвалах здесь ржавеют и гниют груды металлолома и костей, зацвіле шерстяное и полотняные тряпки.

Именно в этот переулок и свернул старый. Вероятно, тщедушные здешние жители хорошо знали его, ибо те из них, которые караулили возле своих лавок, высматривая покупателей и продавцов, приветливо кивали ему головой. Он кивал им в ответ, но ни до кого не отзывался и словом, пока не дошел до конца переулка. Там он остановился и обратился К щуплявого человечка, который сидел, увібгавшись в детское кресло, перед дверью своего магазина и курил трубку.

- На вас посмотреть - слепому исцелиться, мистер Фейгин! Где вы пропадали? - сказал этот уважаемый купец в ответ на приветствие еврея.

- Мне тут у вас стало слишком жарко, Лайвли,- ответил Фейгин, сводя брови и сворачивая руки на груди.

- С кем не бывает,- ответил лавочник.- Но вы знаете, как оно: сегодня припекло, завтра остыло, правда?

Фейгин кивнул головой и, показав на Сефрон-Хилл, спросил, навещал ли кто туда сегодня вечером.

- К «Калек»? - спросил человечек. Еврей снова кивнул головой. [191]

- Сейчас вспомним,- задумчиво сказал лавочник.- Так, с полдесятка знакомых туда прошло. Но вашего приятеля среди них не было.

- Это вы о Сайкса? - разочарованно спросил еврей.

- Нон есть свинтус *, как говорят юристы,- покачал головой человечек, глядя на Фейгина удивительно хитрыми глазами.- Не найдется ли у вас чего-нибудь для меня?

* Извращенный юридический латинский термин «Non est inven. tus». (He найден).

- Нет, сегодня нет ничего,- ответил еврей и двинулся дальше.

- Вы идете к «Калек», Фейгіне? - крикнул ему вдогонку человечек.- Подождите! Почему бы нам не выпить по рюмочке вместе!

Но Фейгин, обернувшись, махнул рукой - мол, предпочитаю идти сам, а к тому же зажатому спинками кресла мистеру Лайвли никак не удавалось высвободиться из их объятий. Поэтому в тот вечер «Калеки» так и не удостоились чести лицезріти его. В то время, как мистер Лайвли встал на ноги, Фейгин уже скрылся с глаз, поэтому человечек, постояв на цыпочки и убедившись, что его не видно, опять упхався в кресло, кивнул головой крамарці, которая стояла по ту сторону улицы, и, выразив этим свои сомнения и осуждение, вновь с важным видом затянулся трубкой.

Трактир «Три калеки», или просто «Калеки», как его называли завсегдатаи, был тем самым заведением, в котором мп уже побывали вместе с мистером Сайксом и его собакой. Молча махнув рукой буфетникові, Фейгин сразу направился наверх, отворил дверь большой комнаты, тихонько проскользнул внутрь и из-под ладони начал пристально осматривать присутствующих, словно ища кого-то.

Комнату освещали две газовые фонари, а чтобы их свет не пробивался наружу, окна были закрыты ставнями, да еще и плотно задернуты вылинялыми красными занавесями. Чтобы не заметно было копоти от угарных фонарей, потолок покрасили в черный цвет. В комнате висела такая густая облако табачного дыма, что сначала ничего не было видно. Только когда дым потащило сквозь открытую дверь и воздух немного очистился, перед Фейгіном встал сборище людей, что наполняло комнату беспорядочным ропотом. Уже можно было разглядеть мужчин и женщин, собравшихся за длинным столом, на почетном месте сидел, очевидно, [192] глава с молоточком в руке, а в углу за разлаженным фортепиано - джентльмен-профессионал со свекольным носом и связанной - потому что у него болел зуб - щекой.

Когда Фейгин проскользнул в комнату, джентльмен-профессионал именно пробежал пальцами по клавишам вместо вступления, и общество шумно потребовал тишины, желая послушать песню. Когда шум утих, молодая леди развлекала слушателей балладой из четырех куплетов, причем за каждым куплетом аккомпаниатор якнайгучніше повторял всю мелодию от начала до конца. Когда песня кончилась, председатель выразил благодарность певице, после чего двое джентльменов-профессионалов, которые сидели возле него, изъявили желание спеть дуэт и за выполнение его были вознаграждены бурными аплодисментами.

В группе выделялись некоторые весьма интересные личности. Прежде всего сам председатель собрания (хозяин трактира) - грубый, коренастый мужчина, который, пока продолжались песнопения, казалось, радовался вместе со всеми, однако парил глазами сюда-туда и успевал заметить все, что делается, и услышать все, что говорится, потому что зрение и слух у него были весьма острые. Певцы, которые сидели справа и слева от него, с профессиональным равнодушием воспринимали похвалы слушателей и по очереди прикладывались к десятка стаканов джина с водой, которыми их угощали ярые сторонники, чьи лица были отмечены печатью чуть ли не всех пороков, как недавно приобретенных, так и устаревших, и с гипнотической силой привлекали внимание именно своей чудовищности. Коварство, жестокость, пьяное лихачество были их выразительные чертами, но найбридкішими и самыми жалкими персонажами этой ужасной картины были женщины - некоторые еще со следами юного румянца на щеках, который, казалось, блек у вас на глазах, другие уже вполне лишены заманчивых признаков своего пола, напрочь искажены и опустошенные преступностью и развратом; а все же они еще не вышли из юного возраста!

Тем временем Фейгин, которого все это ничуть не беспокоило, пристально осматривал присутствующих, и, видно, не находил того, кого искал. И вот он наконец перехватил взгляд головы, едва заметно кивнул ему и вышел так же тихо, как вошел.

Чем я могу услужить вам, мистер Фейгин? - спросил трактирник, выходя вслед за ним на площадку лестницы.- Может, присоединитесь к нам? Все вам будут очень рады, уверяю вас.

Еврей нетерпеливо покачал головой и шепотом спросил:

- Он здесь?

- Нет, его нет,- ответил трактирник.

- А Барни не открывается? - спросил Фейгин.

- Нет,- ответил хозяин «Калек».- Пока будет продолжаться этот суматоха, он не виткне поса. Тут дело ясное: легавые взяли след, и если он пошевелится, то сразу завалит и себя, и всех. Нет, за Барни будьте спокойны: если бы он погорел, я об этом услышал. Бьюсь об заклад, что он тем лягавим наставит носа. Барни у нас парень смышленый.

- А то придет сегодня? - так же с ударением на местоимении спросил еврей.

- Это вы о Монкса? - спросил навздогад трактирник.

- Ша! О нем,- кивнул головой Фейгин.

- Непременно придет,- сказал трактирник, вытаскивая из кармана золотые часы.- Собственно, должен был бы уже быть здесь. Если вы подождете минут десять, он...

- Нет, нет,- торопливо сказал Фейгин, хоть он и хотел встретиться с тем, о ком шла речь, но, видно, обрадовался, что не застал его.- Скажите ему, что я его искал. Пусть он непременно придет ко мне сегодня вечером. Нет, лучше не сегодня, а завтра. Завтра, потому что сегодня его еще нет.

- Ладно,- ответил трактирник.- Вы имеете еще что-то сказать?

- Нет, все,- качнул головой старик и начал спускаться по лестнице.

- Послушайте,- хриплым пошептом остановил его трактирник, перехиляючись через перила лестницы.- Сейчас в такая возможность продать лягавим Фила Баркера! Он сидит здесь у меня, пьяный в стельку, его бы и мальчишка мог скрутить.

- Оно-то так, но для Фила Баркера еще не пришло время,- ответил Фейгин, подняв голову.- Фил еще имел кое-что для нас сделать, прежде чем мы позволим себе расстаться с ним. Поэтому возвращайтесь к своим гостям, дорого й, и скажите им, пусть радуются жизнью, пока живы! Ха-ха-ха!

Трактирник посмеялся вместе со стариком и вернулся к прокуреної комнаты, а на лице еврея, только он остался в одиночестве, снова появился обеспокоенный, встревоженный выражение. Поразмыслив немного, он остановил кабриолет и велел кучеру ехать в Бетнал-Грину. За четверть мили до дома мистера Сайкса еврей рассчитался с куче* ром и остаток дороги прошел пешком. [194]

- Ну, голубушка,- пробормотал он, стуча в дверь,- сейчас я выясню, не водите меня за нос. Какая ты хитрая, а от меня не отвертишься, заговориш.

Женщина, которая открыла дверь, сказала, что Нэнси у себя в комнате. Фейгин тихонечко поднялся по лестнице и вошел не постучав. Девушка была одна, она сидела, положив на стол розкуйовджену голову.

«Надудлилася,- безразлично подумал еврей.- Или распустила рюмси».

Он обернулся, чтобы закрыть за собой дверь, и девушка, услышав шум, подняла голову. Пристально вглядываясь в его хитрые глаза, она спросила, есть ли новости, и он пересказал ей то, что услышал от Тебе Крекіта. Когда Фейгин кончил, она, не сказав ни слова, снова опустила голову на стол и рвучким движением отодвинула от себя свечу. Следовательно почовгала ногами по полу, меняя позу, и замерла.

Пока длилось молчание, старик неустанно рыскал глазами по комнате, словно ища каких-то признаков того, что Сайкс тайно вернулся домой. Очевидно, убедившись, что его подозрение неоправданная, он несколько раз кахикнув, пытаясь начать разговор, но девушка не обращала на него внимания - он для нее будто и не существовал. Но Фейгин не сдавался. Потерев руки, он якнайсолод-шим тоном спросил:

- А как по-твоему, дорогесенька, где сейчас может быть Билл?

Девушка пролепетала, что не знает, и подавлено всхлипнула; Фейгин понял, что она плачет.

- А мальчик? - продолжал еврей, пытаясь заглянуть ей в лицо.- Бедный малыш! Заброшенный в канаве, Нэнси, ты только подумай, в канаве!

- Где бы он ни был, ему там лучше, чем у нас,- отозвалась девушка, вдруг поднимая голову.- Если бы я знала, что это не повредит Біллеві, то пожелала бы Оліверо-ви, чтобы он умер в той канаве, чтобы его косточки там 8ОТЛІЛИ.

- Что?! - пораженно воскликнул еврей.

- То, что слышишь! - вызывающе ответила девушка.- Если мои глаза больше не увидят его, если я буду знать, что худшее уже позади, мне будет легче! Я места себе не нахожу, когда он рядом. Как гляну на него - начинаю ненавидеть и себя, и всех вас.

- Пхеї - пренебрежительно воскликнул старик.- Ты просто пьяна. [195]

- Пьяная? - горько проговорила девушка.- А кто же научил меня пить, как не ты? Я для тебя чем п'яніша, тем лучше. Это только сегодня мой хмель тебе мешает. Сегодня мое настроение тебе не нравится.

- Так! Не нравится! - прошипел еврей.

- А ты возьми и измени его! - засмеялась девушка.

- Изменить его? - воскликнул еврей, крайне обозленный и неожиданным упрямством девушки, и всеми неприятностями этого дня.- Ладно, я тебе его изменю. Слушай меня, хвой-к! Мне пяти слов хватит, чтобы скрутить Сайксові его бычьи шею; пятью словами я удавлю его не хуже, чем десятью пальцами! Если он вернется сам, без парня, если он спасет свою шкуру и не вернет мне парня живым или мертвым, то убей его сама, когда не хочешь, чтобы его удавив тюремный палач! Убей его, как только он переступит порог этой комнаты, потому что иначе -• запомни мои слова - будет поздно!

- Да что ты несешь? - невольно вскрикнула девушка.

- Что я верзу? - продолжал еврей, не помня себя от ярости.- Этому парню не сложить цены, сама судьба послала его мне, чтобы я обогатился без всякого риска, то за каким чертом я должен его терять из-за глупости пьяных бандюг, которых мне отправить на виселицу - все равно, что раз плюнуть? Особенно теперь, когда я связался с самим дьяволом во плоти, который, как захочет, может... может...

Старику не хватило слова, и он, задыхаясь, запнулся, но и одного мгновения ему хватило, чтобы одуматься, взять себя в руки и измениться буквально на глазах. Вот только он хватал скарлюченими пальцами воздух, глаза его горели, лицо было синее от бешенства; но теперь он опустился на стул, съежился и задрожал, с ужасом думая о том, что в исступлении выказал свой подлый замысел. Помолчав минуту, он решился взглянуть на девушку и, видно, немного успокоился: равнодушная ко всему, она даже не изменила позы.

- Нэнси, голубушка,- произнес он своим обычным хриплым голосом,- ты же не сердишься на меня, правда?

- Дай мне покой, Фейгіне,- ответила девушка, вяло приподнимая голову.- Как у Билла не получилось сейчас, то получится в другой раз. Он для тебя вон сколько сделал и сделает еще больше, как сможет, а не сможет, то не сделает -• и край. Поэтому хватит об этом, ладно?

- А как же с мальчиком, душечка? - спросил еврей, нервно потирая руки. [196]

- А так же, как с нами всеми: что будет, то и будет,- торопливо перебила его Нэнси.- И снова говорю: лучше бы он умер, потому что такая жизнь для него, Фейгіне, хуже смерти. Лучше бы он умер, но, конечно, так, чтобы смерть его не окопшлася на Билли. Если Тебе смог вынести ноги, то Билл - и подавно, потому Вилл стоит двух таких, как Тебе.

- Ну, а мои слова ты затямила, душечка? - спросил старик, сверля Нэнси своими блестящими глазами.

- Когда ты хочешь, чтобы я для тебя что-то сделала, то скажи еще раз, что именно,- ответила Нэнси.- Но краіне подожди до завтра. Потому что пока ты нес, меня хмель совсем разобрал.

Фейгин задал ей еще несколько вопросов, чтобы проверить, не запали ей в голову его неосторожные намеки, но девушка ответила ему, не задумываясь, спокойно выдержала его пристальный взгляд, и в конце концов он решил, что не ошибся: она же пьяная. Нэнси действительно пристрастилась к спиртному так же, как большинство воспитанниц еврея, которым с малолетства не только не запрещали пить, а, наоборот, тыкали под нос чарку. ее растрепанный вид и крепкий дух джина, что стоял в комнате, убедительно подтверждали Фейгінів вывод. Когда же тупая вялость, что нашло на нее после короткой вспышки ярости, вновь уступила место возбуждению - то безутешным рыданиям, то бодрым обещаниям никогда больше не вешать носа, то соображением по поводу того, что милые поссорятся, тешатся,- мистер Фейгин, который хорошо разбирался в этом деле, окончательно убедился, на пребольшое свое удовольствие, что она совершенно пьяна.

Таким образом, он сразу сделал два дела - пересказал девушке то, что услышал от Тебе, и воочию убедился, что Сайкс еще не вернулся. Поэтому теперь, успокоенный, он пошел домой, а его приятельница заснула, опустив голову на стол.

До полуночи оставался час, а то и меньше. На улице стояла темнота, холодный ветер пронизывал до костей, и Фей-гінові было не до прогулок. Порывистый ветер, казалось, повимітав с улиц не только пыль и мусор, но и прохожих,- если изредка и попадался встречный, то видно было, что он изо всех сил спешит домой. А впрочем, тот ветер дул еврею в спину, поэтому, вздрагивая и ежась под его порывами, Фейгин шел вперед довольно быстро. [197]

Он дошел до угла своей улицы и уже нащупывал в кармане ключи, когда из густой тени крыши над подъездом вынырнула какая-то фигура и, перейдя улицу, неслышно догнала его.

- Фейгіне! - прошептал чей-то голос над самым его ухом.

- Га? - крутнулся на каблуках еврей.- Это...

- Он самый,- перебил его незнакомец.- Я здесь стовбичу уже целых два часа. Где вас черти носят?

- Ходил в ваших делах, дорого й,- ответил Фейгин, робко поглядывая на своего спутника и замедляя хода.- Целый вечер - исключительно в ваших делах.

- Ну, конечно! - криво усмехнулся незнакомец.- И что JK ВЫ ВЫХОДИЛИ?

- Ничего путного,- ответил еврей.

- Но, надеюсь, ничего плохого? - спросил незнакомец, вдруг останавливаясь и испуганно глядя на Фей-гина.

Старик покачал головой и раскрыл было рот, чтобы ответить, но незнакомец остановил его и, показав на дом, к которому они уже подходили, заметил, что скорее выслушал бы его там, в тепле, потому что, мол, совсем окачурился, стоя на этом проклятому ветру.

Фейгінові, видно, очень не хотелось пускать к себе гостя в столь поздний час, и он даже пробормотал что-то про потухший камин, и после того, как его спутник настойчивее повторил свою просьбу, он отпер дверь и попросил гостя тихонько запереть их за собой, пока он пойдет по свечу.

- Здесь темно, как в гробу,- молвил незнакомец, шагнув наугад несколько шагов вперед.- Не медлите.

- Закройте дверь,- прошептал Фейгин уже с другого конца коридора.

И тут дверь с грохотом захлопнулась.

- Это не я,- молвил гость, нащупывая дорогу.- Это или ветер, или они закрылись сами. Скорее несите свечу, а то я себе голову разобью в этой проклятой норе!

Фейгин цыпочках сошел вниз, вскоре вернулся со свечой в руке и сообщил, что Тебе Кряканье спит внизу в задней комнате, а ребята - в передней, а потом знаком пригласил гостя следовать за собой и рутшгв лестнице наверх.

- Вот тут можно и поболтать, мой дорого й,-- сказал еврей, открывая дверь комнаты на втором этаже.- Мы здесь никогда не светим, потому что есть щели в ставнях, [198] то, чтобы соседи не заметили света, я оставлю свечу на лестнице. Вот так!

Он поставил свечу на верхнюю ступеньку, как раз напротив двери, и завел гостя в комнату, меблировка которой состояла лишь из поломанного кресла и старой обдертої дивана, что стоял у дверей. Незнакомец устало опустился на нее, а Фейгин передвинул кресло и сел напротив. В комнате было не совсем темно, потому что дверь была приоткрыта и свеча с лестницы бросала на противоположную стену тусклый свет.

Некоторое время они разговаривали шепотом. Хоть разобрать можно было лишь отдельные разрозненные слова, случайный слушатель легко понял бы, что Фейгин защищается, а незнакомец в чем-то его обвиняет, и то очень гневно. Так они перешептывались с четверть часа или больше, а потом Монкс (именно так несколько раз называл его Фейгин) сказал, чуть повысив голос:

- А я вам снова говорю: во всем виноваты вы сами. Вам следовало держать его при себе, вместе с другими, и делать из него обычного шмаркатого карманного воришку.

- Вы слышали такое! - воскликнул еврей, пожимая плечами.

- Вы что же, хотите сказать, что не добились бы этого, если бы захотели? - сердито спросил Монкс.- 3 десятками других ребят у вас получалось, а с ним не получилось бы? Если бы вам стало терпения, то, может, уже через год его бы осудили и выслали подальше от Англии, да еще и пожизненно.

- А кому была бы с этого польза? - смиренно спросил Фейгин.

- Мне,- ответил Монкс.

- Но не мне,- еще более сказал еврей.- А я же должен думать и о своей выгоде. Когда дело делают двое, то следует все же учитывать интересы обоих, разве вы не благоугодны, друг мой?

- Ну, дальше? - нетерпеливо сказал Монкс.

- Я убедился, что научить его нашего ремесла ду-ике трудно,<г - продолжал Фейгин.- Он совсем не похож на других парней, которые оказывались в его положении.

- Это точно, черт побери! - проворчал Монкс.- Иначе он давно уже чистил бы карманы.

- Я не за что ухватиться, чтобы его заставить,- *ов дальше Фейгин, настороженно следя за выражением лица своего собеседника.- За ним не было никаких грехов, я [199] ничем не мог его запугать, а в нашем деле как сначала не запугаешь, то ничего не добьешься. Что же я должен делать? Еще раз выпроводить его из Пройдою и Чарли? Но с меня и первого раза было достаточно, мой дорогой. Я тогда такого страху натерпелся за нас всех!

- Я к этому непричастен,- заметил Монкс.

- Конечно, конечно, мой дорого й! - торопливо согласился еврей.- И я теперь уже и не жалею! если бы не приключение, парнишка, может, и не обратился бы вам на глаза и вы бы не узнали, что он именно тот, кого вы разыскиваете. Поэтому я похитил его для вас с помощью той девки, и тут ей вдруг забандюрилось взять его под свою защиту!

- И задушіть вы ее! - злобно воскликнул Монкс.

- Ну, сейчас мы не можем позволить себе этого, мой дорого й,- улыбнулся старик.- К тому же мокрое дело - это не наш профиль, иначе я бы охотно сделал это хоть завтра. Но я знаю этих девок, Монксе. Только в парня прорежутся клыки, она потеряет к нему всякий интерес, даже не смотреть в его сторону. Вам надо, чтобы он стал вором. Ладно, если он жив, я сделаю из него вора. Но если... если...- Затнувшись на мгновение, еврей придвинул кресло ближе к дивану.- Конечно, это маловероятно, но если случилось худшее и он умер...

- Как он умер, то не по моей вине! - в ужасе воскликнул Монкс и дрожащими пальцами впился еврею в руку.- Запомните, Фейгіне: это произошло не по моей вине! Делайте с ним что хотите, только не убивайте,- я это вам сразу сказал. Я против убийства, потому что его все равно не скроешь, и к тому же оно потом не дает тебе покоя. Если его застрелили, я здесь ни при чем, слышите! Чтобы это проклятый притон сгорело! Что это?

- Что? - воскликнул еврей, обеими руками хватая Мон-кса, который испуганно вскочил на ноги.- Где?

- Там! - ответил Монкс, показывая выпученными глазами на противоположную стену.- Тень! Я видел там женскую тень в чепчике и накидке, она промелькнула по стене!

Фейгин отпустил его, и оба опрометью выскочили из комнаты. Свеча, что обпливла на сквозняке, стояла там, где ее поставили. Она освещала только пустые лестницы и их сполотнілі лицо. Они постояли, прислушиваясь, но ничего не услышали: в доме царила глубокая тишина.

- Вам показалось,- сказал Фейгин, подняв свечу и обернувшись к своему гостю. [200]

- Клянусь, я действительно видел тень! - сказал Монкс, которого до сих пор трясло.- Она стояла, наклонившись вперед, когда я заметил ее, а когда я вскрикнул, она шмыгнула прочь.

Фейгин, пренебрежительно взглянув на бледное лицо своего сообщника, предложил, чтобы тот, как хочет, пошел с ним, и двинулся по лестнице вниз. Они обошли все комнаты - холодные, голые и пустые,- потом прошли по коридору и спустились в подвал. Зеленая плесень покрывала низкие стены, следы слизней поблескивали при свете свечи, но и там царила мертвая тишина.

- Ну, что вы теперь скажете? - спросил еврей, когда они вернулись в коридор.- Кроме нас с вами, в доме есть только Тебе и ребята, и по ним вы можете быть спокойны. Вот, смотрите!

В доказательство своих слов Фейгин вытащил из кармана два ключа и пояснил, что когда впервые спускался в подвал, то запер там всех троих, чтобы никто не помешал их беседе.

Все эти очевидные факты повлияли на мистера Монкса, и он уже не так упорно настаивал на своєму. их дальнейшие поиски также оказались тщетными, и в конце Монкс с мрачным смехом признал, что то видение было не иначе, как плодом его воспаленного воображения. Но продолжать разговор он отказался, потому что вдруг вспомнил, что уже второй час ночи. Поэтому милая пара рассталась.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую